Рыцари плаща и кинжала по ту сторону Атлантики

Рыцари плаща и кинжала по ту сторону Атлантики


Непосредственное вступление США во Вторую мировую войну последовало после атаки японских ВМС на американскую военно-морскую базу Перл-Харбор 7 декабря 1941 года и официальной поддержки этой акции со стороны Германии. Нападение японцев было представлено общественности как «неспровоцированное» и «внезапное». Между тем после войны были обнародованы документы, в соответствии с которыми американской военной разведке благодаря вскрытию военно-морского шифра Японии, были в общих чертах известны и сроки осуществления этой массированной атаки, и цели, по которым осуществился удар. Несогласованность действий руководства военной и военно-морской разведок США и запутанность в системе докладов существенным образом воспрепятствовали своевременному оповещению о предстоящей акции высших военно-политических инстанций Вашингтона.

Несмотря на тот факт, что американцы заранее объявили о том, что в грядущей войне в вооруженные силы (ВС) будет внедрена реанимированная и вполне успешно справившаяся со своими задачами в ходе предыдущих глобальных боестолкновений модель увязанных между собой военной разведки и военной контрразведки, на деле оказалось, что ситуация с деятельностью спецслужб вновь складывается самым неблагоприятным образом, в целом напоминающим канун Первой мировой войны.


Генерал Дуайт Эйзенхауэр, занимавший на рубеже 1941–1942 годов пост начальника оперативного управления генштаба сухопутных войск, позже упоминал о том негативном впечатлении, которое произвело на него и его коллег явно недальновидное отношение военного руководства страны к проблемам военной разведки в целом и фактически заново восстановленному в рамках штаба разведуправлению, на которое в значительной степени замыкалась и военная контрразведка. По словам Эйзенхауэра, якобы из-за «нехватки генеральских вакансий» в высших военных кругах Вашингтона посчитали приемлемым держать на должности «начальника разведупра» всего лишь полковника, тем самым низведя и саму должность, и военнослужащего, на нее поставленного, и сотрудников управления «до демонстративно второстепенного уровня». Как и в начальный период Первый мировой войны в Вашингтоне полагали, что для разведывательного обеспечения ВС вполне достаточно той информации, которую представляли американскому командованию британцы. И лишь после неоднократных и настойчивых требований со стороны начальника штаба сухопутных войск генерала Джорджа Маршалла, пользовавшегося непререкаемым авторитетом как у главы государства, так и у законодателей, в мае 1942 года штатная должность начальника разведуправления была повышена до уровня генерал-майора, а начальником управления назначен известный в армейских кругах генерал Джордж Стронг, которому впоследствии совместно с руководителем сформированного в этот же период Управления стратегических служб (военно-политическая разведка) (УСС) Уильямом Донованом удалось создать «систему, в конечном счете превратившуюся в огромную и эффективную организацию».

С другой стороны, в силу сложившейся за долгие годы развития ВС США децентрализованной системы военного руководства в Вашингтоне полагали, что основные «вложения», как материальные, так и людские, следует концентрировать не в центре, а, что называется, на местах. В связи с этим сразу после вступления в войну американским военно-политическим руководством были предприняты экстренные меры по усилению разведывательных (отделов и управлений – G-2) и аффилированных с ними контрразведывательных служб в штабах стратегических группировок войск на театрах войны: Европейском (и связанным с ним стратегически Североафриканском) и в Тихоокеанской зоне. При этом решению организационных вопросов и деятельности контрразведки придавалось более весомое значение, чем это было в годы Первой мировой войны. Так, например, с целью повышения статуса и соответственно значимости этой службы уже через неделю после вступления США в войну пребывавший «в полуактивном» состоянии Корпус разведывательной полиции был преобразован в Корпус контрразведки с новым значительно расширенным штатом – 543 офицера и 4431 служащий.

ОСОБЕННОСТИ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

На территории США сотрудники корпуса во взаимодействии с военной полицией и ФБР незамедлительно приступили к выполнению задач по проверке военного персонала, имеющего доступ к информационным материалам ограниченного пользования, расследованию случаев саботажа, заговоров и диверсий на военных объектах и предприятиях оборонного комплекса, проявлений «нелояльности», особенно направленных против американских военнослужащих со стороны лиц немецкого, а также итальянского и особенно японского происхождения.

В соответствии с так называемым президентским чрезвычайным указом № 9066 от 19 февраля 1942 года военной контрразведке во взаимодействии с ФБР было предоставлено право «подвергать перемещению в зоны выселения» лиц «нелояльной национальности». Реально интернированию были подвергнуты в основном японцы, как американские граждане, так и те, кто не успел выехать за пределы США. В течение 12 месяцев, начиная с марта 1942 года, в семи штатах было открыто 10 концентрационных лагерей, в которых содержалось более 120 тыс. японцев.

Военные контрразведчики на территории США в годы войны развернули активную деятельность, периодически выходившую за рамки даже законов военного времени. Отмечались неоднократные случаи вмешательства военных контрразведчиков в дела, военный аспект которых был явно второстепенным либо вообще надуманным, в связи с чем американским законодателям пришлось вмешаться и весьма существенно ограничить деятельность данной службы на территории США. Однако для военных контрразведчиков нашлось новое и, пожалуй, главное до окончания войны применение, связанное с реализацией так называемого Манхэттенского проекта по созданию ядерного оружия. Проявленные военной контрразведкой во взаимодействии с ФБР титанические усилия на данном поприще тем не менее давали сбои, в результате чего имели место постоянные утечки информации, способствовавшие успеху ядерного проекта в СССР.

«РАБОТА» НА ЕВРОПЕЙСКОМ ТЕАТРЕ ВОЙНЫ


На весьма разобщенных театрах войны контрразведка ВС США действовала в тесной увязке с американской военной разведкой и разведкой союзников. Работа военных контрразведчиков не могла не иметь различий. Приходилось учитывать: исторические традиции, государственное и военное устройство, состав и менталитет населения стран, колоний и подмандатных территорий, характер местности, метеоусловия, а также не в последнюю очередь особенности противостоящих группировок войск и сил. Вместе с тем задачи, стоявшие перед военной контрразведкой, фактически были идентичны: обеспечение успешных военных действий своих вооруженных сил и сил союзников путем нейтрализации агентуры противника, препятствующей осуществлению операций стратегического, оперативно-тактического и тактического масштабов, включая защиту от различного рода диверсий и саботажа на весьма протяженных коммуникациях. Все эти факторы по мере возможностей учитывались американским командованием, гибко реагировавшим на изменения обстановки, перенимавшим опыт и используя рекомендации более искушенного в связи с «богатым колониальным опытом» британского союзника. При этом главная особенность, значительно осложнявшая руководство деятельностью американской военной контрразведки, заключалась в практически одновременном вовлечении ВС США в военные действия на Европейском (и примыкавшем к нему Североафриканском), а также Тихоокеанском театрах войны.

Вопреки устоявшемуся мнению о якобы нежелании американцев «открывать второй фронт» в Европе, уже начиная с середины 1942 года США начали методично наращивать свой потенциал в Великобритании и прилегающих к Европейскому континенту регионах с тем, чтобы реализовать его в случае формирования благоприятных политических и стратегических условий.

Начавшие прибывать в Соединенное Королевство из США и Канады многочисленные транспорты с вооружением, военной техникой и военнослужащими на борту первоначально разгружались в Шотландии, Северной Ирландии и северо-западных портах Англии, а затем уже рассредоточивались в Центральной и Южной Англии. Американским контрразведчикам в этот сложный период переброски и перемещения значительных масс войск и ВВТ оказывала содействие мощная контрразведывательная служба Великобритании, которая в отличие от периода Первой мировой войны с самого начала военных действий вполне успешно реализовала планы по установлению в стране чрезвычайно жесткого контрразведывательного режима. Ситуация с противодействием диверсиям и шпионажу в Великобритании действительно была непростой. Дело в том, что с середины 30-х годов, и особенно с началом Второй мировой войны, Лондон и другие крупные города страны оказались переполненными эмигрантами из различных стран Европы, многие из которых состояли на службе разведки нацистской Германии. Однако британской контрразведке, как отмечают многие исследователи истории спецслужб, в целом удалось справиться с поставленными перед ней задачами.

Американским же военным контрразведчикам, помимо рутинных конфиденциальных проверок своих военнослужащих, работы по предотвращению утечки секретной информации, мероприятий по маскировке и дезинформации противника, борьбы с диверсантами и т.п., пришлось решать и массу задач, к которым первоначально они не были готовы. Это прежде всего относилось к специфике взаимоотношений военнослужащих США и местного населения. В основной своей массе британцы были настроены дружелюбно к «гостям», хотя им и приходилось терпеть весьма серьезные «неудобства». Время от времени озабоченность американских контрразведчиков и неизбежные контрмеры вызывали скрытые, а порой и открытые «недружественные проявления» со стороны «антианглосаксонски» настроенных местных жителей, ирландцев по происхождению, и особенно большого количества «неблагонадежных приезжих» из Ирландской Республики, официально придерживавшейся нейтралитета в войне и буквально «наводненной» германской агентурой. Однако общая моральная атмосфера в Великобритании и ненависть местного населения к нацистам способствовали в целом успешному решению американцами контрразведывательных задач.

КОЛОРИТ СЕВЕРНОЙ АФРИКИ

Рыцари плаща и кинжала по ту сторону Атлантики

Среди сотрудников Корпуса контрразведки числилось более 4 тыс. гражданских специалистов. На фото – служащие Корпуса контрразведки минуют КПП. Фото Национального управления архивов и документации США. 1945 год

Иначе складывалась ситуация в Северной Африке, куда в конце 1942 года с целью нанесения удара по группировке вооруженных сил «держав оси» начали прибывать формирования ВС США. Перед ними была поставлена задача организовать тесное взаимодействие в ходе проведения операции «Торч» с уже развернутыми в регионе британскими войсками и перешедшими частично на сторону союзников местными гарнизонами войск «вишистской Франции», а также прибывшими в основном из Великобритании французскими военнослужащими – членами антигитлеровской «Свободной Франции». При этом проблема заключалась не столько в наличии в регионе крупной группировки германо-итальянских войск противника во главе с авторитетным германским военачальником Роммелем, на прямое противоборство с формированиями которого и были нацелены союзники.

Серьезную озабоченность у командования американо-британских войск и примкнувших к ним французов вызывал настрой местного населения и большая вероятность провокаций и диверсий как напрямую против формирований ВС союзников, так и в отношении их тыловых и обеспечивающих объектов, включая оборудование слабо развитых коммуникаций. Дело в том, что большая часть местного арабского населения была настроена явно прогермански и подвергалась интенсивной нацистской пропаганде с учетом традиционного антисемитизма арабов и антипатий по отношению к «британским колонизаторам». В этом плане показательным является такой пример: по рекомендации контрразведчиков командующему группировкой союзных войск генералу Эйзенхауэру пришлось выступить в местных СМИ с разъяснениями относительно того, «что ни президент США Рузвельт, ни он сам не являются евреями».

Среди значительной части французского населения в основном городов и крупных населенных пунктов региона также были сильны антибританские и пронацистские настроения. Значительная часть офицерского корпуса местных французских гарнизонов не испытывала никаких симпатий в отношении «Свободной Франции» и особенно в отношении ее руководителя генерала де Голля, которого они считали «выскочкой», «офицером, не соблюдавшим правила воинской этики и дисциплины», «целиком попавшим под влияние традиционных соперников Франции – англичан».

Американским и работавшим с ними в тесном взаимодействии британским контрразведчикам приходилось учитывать и фактор близости к районам потенциальных боевых действий франкистской Испании, формально являвшейся союзницей нацистской Германии. В этих условиях в тесном взаимодействии с разведывательными подразделениями британцев военной контрразведке США приходилось с огромным трудом предотвращать (включая методом «элементарного подкупа») попытки мятежей арабских племен в тылу своих войск, превентивными, в том числе насильственными, мерами нейтрализовывать намерения «французов-вишистов» по «противодействию» союзникам и жестко бороться с диверсионными группами германских и итальянских спецслужб. После освобождения населенных пунктов на побережье контрразведчикам приходилось «вычищать» местные органы власти от «вишистов», различного рода пособников нацистов и изолировать их. Объединенный англо-американский штаб формально признал, что «скоординированными и умелыми действиями военным контрразведчикам союзников в целом удалось выполнить поставленные перед ними задачи в ходе военных действий в Северной Африке». Исследователи деятельности спецслужб отмечают тот факт, что именно активная работа в ходе подготовки и осуществления операции «Торч» в данном регионе обогатила американскую военную контрразведку бесценным опытом, который пригодился ей и в обеспечении последующих действий западных союзников при непосредственном освобождении Западной Европы.

ОПЕРАЦИЯ «ХАСКИ»

Весной 1943 года западные союзники под руководством американского командующего объединенной (разновидовой) группировки генерала Эйзенхауэра спланировали и начали осуществлять операцию «Хаски» по захвату острова Сицилия, на котором были сосредоточены в готовности к обороне германские и итальянские войска. Достаточно качественно сработала разведка союзников, сумевшая выявить практически все возможные очаги сопротивления, в результате чего десантирование американских и британских войск прошло с минимальными потерями. Успеху союзников содействовало и относительно слабое сопротивление итальянцев, их общая апатия, вызванная осознанием неизбежности краха режима Муссолини в Риме. Кроме того, на руку союзников сыграла первая за всю кампанию масштабные мероприятия по дезинформации противника относительно мест высадки десанта, осуществленная совместно разведкой и контрразведкой союзников. Не последнюю роль в «сломе» сопротивления итальянцев, особенно в Южной Италии, сыграл и фактор подключения американскими спецслужбами к так называемому психологическому давлению на противника членов итальянской мафии, обосновавшейся в США и не утратившей своих связей с «родственными структурами» на родине. За что, естественно, мафиози были «поощрены» американскими правоохранительными органами путем «избавления от заслуженного наказания».

Быстрое освобождение Сицилии имело свои стратегические последствия в том плане, что Муссолини был, наконец, свергнут, а новое итальянское руководство без промедления начало попытки договориться с союзниками о «щадящей капитуляции». В организации контактов с итальянцами самое непосредственное участие принимали представители разведывательного отдела штаба Эйзенхауэра и военные контрразведчики. Участие последних в организации и проведении переговоров объяснялось добытыми сведениями о том, что целый ряд итальянских фанатиков-фашистов из руководящих кругов в Риме планировал провокации и диверсии с целью не только срыва переговоров о капитуляции, но и «привнесения трений» во взаимоотношения союзников, в частности британцев и французов.

В связи с тем, что очередная фаза операции по освобождению Сицилии, а затем и высадке войск союзников на побережье самой Италии вышла за рамки «чисто военной», к планированию дальнейших действий подключился Объединенный англо-американский штаб, который, обладая «своими» источниками информации и «тратя время» на согласования своих последующих шагов, существенно задерживал осуществление задуманного в штабе Эйзенхауэра и затруднял работу контрразведке по реализации планов интернирования военнослужащих противника, допросов, расследований, а также анализа многочисленных документов, поступавших в ее распоряжение из штабов капитулировавших итальянских частей и соединений, а также захваченных в плен германских военнослужащих.

Однако американцам и британцам удалось с относительным успехом высадиться на итальянском побережье и начать медленное продвижение на север страны. При этом сопротивление им оказывали в основном только германские формирования. Новое итальянское руководство, несмотря на «контрмеры» немцев, вышло с предложением к союзникам о капитуляции. К начавшимся вскоре переговорам была подключена и военная разведка, и контрразведка во главе с начальником соответствующего управления штаба Эйзенхауэра, бригадным генералом Кеннатом Стронгом. В еще более рельефной форме, чем в Северной Африке, стала проявлять себя проблема обеспечения безопасности в тылу своих войск, линий связи и транспортных артерий, охраны складов и эшелонов, предотвращения подрывной деятельности. Специально подготовленные команды, состоявшие из офицеров и гражданских служащих, как американцев, так и британцев, не могли должным образом справиться с постоянно увеличивавшимся объемом работ. На военную контрразведку была возложена задача по контролю организации всего объема деятельности. Неожиданно трудноразрешимой проблемой стало выполнение задачи по организации специальных лагерей для военнопленных и перемещенных лиц, снятие с них допросов и отдание под суд военных преступников, а также ведение специфического документооборота.

Постепенно, по мере продвижения линии фронта на север, жизнь в итальянской провинции стала приходить в нормальное русло. Однако политическое руководство западных союзников с определенной степенью неожиданности «вдруг» обнаружило, что взамен дискредитировавших себя в годы правления фашистов в кабинеты чиновников стали «внедряться» «коммунистические элементы» из числа бывших партизан, которые пользовались у населения заслуженным авторитетом как «истинные борцы с фашизмом». Военной контрразведке союзников была поставлена задача по недопущению «постепенной узурпации власти в Италии коммунистами», для чего не возбранялись любые меры: от элементарного подкупа до шантажа и насильственных действий.

Все это приходилось делать параллельно с выполнением рутинной контрразведывательной работы в обеспечение продвижения войск в направлении германских границ.

Традиционным по своему характеру с точки зрения контрразведывательной деятельности, но в то же время исключительно ответственным явилось непосредственное участие американской спецслужбы в обеспечении безопасности проведения Каирской конференции в ноябре 1943 года с участием президента США Рузвельта, британского премьера Черчилля и китайского лидера Чан Кайши, а также Тегеранской конференции 1943 года с участием всех трех лидеров антигитлеровской коалиции. И если в Тегеране основную роль в обеспечении безопасности играли советская и британская спецслужбы, то в подготовке саммита в Каире свой профессионализм должны были продемонстрировать и американцы. Особая сложность работы в обоих случаях заключалась в том, что германская разведка тщательно подготовила ряд диверсий и покушений на лидеров коалиции, которые удалось предотвратить лишь благодаря слаженности в работе и координации действий спецслужб США, Великобритании и, в первую очередь, СССР.

ВТОРОЙ ФРОНТ И ЧЕРНЫЙ РЫНОК


В соответствии с окончательными договоренностями руководителей коалиции, на конец мая – начало июня 1944 было спланировано вторжение войск западных союзников на северное побережье Франции (операция «Оверлорд»). По согласованному решению политических руководителей стран – членов коалиции Верховным главнокомандующим союзными экспедиционными силами был назначен американский генерал Дуайт Эйзенхауэр, при котором создавался штаб с включением в него разведывательного и контрразведывательного подразделений, укомплектованных в основном американцами и британцами. Ко времени высадки в Великобритании была сосредоточена беспрецедентная группировка войск, включавшая до 20 американских, 12 британских, три канадских, и по одной французской и польской дивизий.

Контрразведывательный режим в Великобритании был усилен до максимального уровня: запрещен свободный въезд в зоны размещения войск, прервано сообщение между Великобританией и Ирландией («Южной Ирландией»), запрещена всякая дипломатическая связь и введен режим тотальных проверок на улицах городов и населенных пунктов практически по всей территории страны. Командование войск вторжения разработало и при содействии военной контрразведки США и Великобритании начало реализовывать операцию по введению германцев в заблуждение относительно реальных мест высадки десанта, для чего контрразведчики организовали искусную имитацию «бурной деятельности» в ложных местах концентрации десантных средств и войск. В целом высадка десанта произошла без серьезных сбоев, и войска союзников начали медленное продвижение на Восток.

Несмотря на то, что союзники спланировали авиационные удары в тылу оборонявшихся германских войск с таким расчетом, чтобы нанести минимальный ущерб гражданскому населению, в основном во Франции и Бельгии, все же больших потерь избежать не удалось. В этих условиях контрразведке во взаимодействии с другими службами поручалась «минимизация» уровня негативных настроений и протестных выступлений жителей пострадавших регионов.

В отличие от большой доли отрицательного отношения к «Свободной Франции» и ее лидеру де Голлю в Северной Африке население французских провинций – объектов прямого вторжения союзников летом 1944 года было в целом заранее подготовлено к неизбежности их «освобождения», в том числе формированиями войск нового национального лидера Франции, с кандидатурой которого на этот пост в конце концов согласились все три лидера антигитлеровской коалиции. В этой связи особых проблем в тылу в ходе продвижения войск союзников в направлении германской границы не возникало.

Как и ранее в Италии, контрразведчикам союзников во взаимодействии с военной полицией и другими спецслужбами пришлось решать две существенные проблемы: размещение и специфическая «работа» с весьма значительным в количественном отношении контингентом военнопленных и освобожденных из нацистских концлагерей так называемых перемещенных лиц, а также «устранение от власти» пришедших во многих населенных пунктах на смену «вишистов» лиц «коммунистической ориентации», либо членов коммунистических и других левых организаций, завоевавших доверие населения своим активным участием в Сопротивлении. Другим проявлением этой «проблемы» явились факты требований командиров некоторых крупных французских партизанских отрядов, состоявших целиком или ориентировавшихся на коммунистов, о включении в освободительную армию де Голля «только на правах самостоятельных частей и подразделений». Данный вопрос вышел на политический уровень, но в конце концов был «урегулирован» не без помощи активной работы контрразведчиков союзников.

Помимо этого военные контрразведчики были привлечены к работе органов цензуры, на четкость и жесткость деятельности которой, особенно в период подготовки операций оперативно-тактического уровня, обращалось самое пристальное внимание, и тщательной проверке переписки американских военнослужащих в Европе с их родными и близкими в США. Неожиданно много усилий и времени военной контрразведке пришлось потратить на участие в борьбе с «черным рынком», к организации которого оказались причастны американские военнослужащие, включая младших и старших офицеров.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С КРАСНОЙ АРМИЕЙ И ПОДГОТОВКА К ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ


Вторжение союзных войск в Германию с точки зрения американской военной контрразведки привнесло два основных новшества: специфика работы с германским населением и обеспечение контактов с военнослужащими Красной Армии по линиям разграничений, оговоренных политиками. Население оккупированных германских земель в целом осознавало неизбежность падения режима Гитлера и практически не откликалось на призывы оставшейся нацистской агентуры к проведению диверсий и актов саботажа. Однако военным контрразведчикам и военной полиции все время приходилось быть в напряженном состоянии, ожидая проявлений недовольства и мятежей на подконтрольных им территориях. Первое время среди местного населения было трудно найти подходящую замену прежним административным органам, состоявшим целиков из нацистов или им сочувствовавших. Подбор новых кадров лег на плечи в том числе и военных контрразведчиков.

Участившиеся в конце апреля – начале мая 1945 года «встречи» западных союзников с частями и соединениями Красной Армии в Центральной Германии и других государствах по линии фронта также легли дополнительным бременем на американскую военную контрразведку, в задачи которой, с одной стороны, входило «обеспечение бесконфликтных контактов с идеологически чуждыми, но все еще формальными союзниками», а с другой стороны, во взаимодействии с разведывательными органами своей страны добиться большей осведомленности о планах и намерениях «восточного союзника», используя при этом весь набор «специальных методов и средств».

Во всех оккупированных американскими войсками странах и зонах на военную контрразведку был возложен беспрецедентный комплекс задач, связанный не столько с содействием специально обученным командам из состава оккупационных войск по нормализации хозяйственной жизни в подконтрольных регионах, сколько контролированием развивавшейся политической ситуации, вербовкой агентуры среди местных жителей, выявлением ценных специалистов и исследователей, прежде всего в области так называемого ядерного проекта, новых прорывных военных технологий, включая ракетную технику, криптографию и т.п.

С появлением первых признаков холодной войны между бывшими союзниками перед американскими контрразведчиками были поставлены задачи по совместной с разведкой «работе» с остававшимися еще в лагерях перемещенных лиц советскими гражданами, склонение одних из них к невозвращению на родину и, напротив, обычная вербовочная работа с целью последующей заброски в СССР и союзные ему государства «обработанных» граждан для шпионской и диверсионной работы в интересах новых хозяев.

По мнению военно-политического руководства США, американская военная контрразведка в целом справилась со своей задачей в ходе операций на европейском театре войны и прилегающих территориях, а также в послевоенный период, обретя опыт в обеспечении действий войск и самостоятельной работе в тесном взаимодействии с разведкой, который пригодился ей в последующем.
Автор: Сергей Печуров
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/spforces/2016-02-05/1_knights.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 11
  1. KIND 10 февраля 2016 11:45
    Хорошая статья...ну да...не добавить,не убавить....как всегда и говорили..разделяй и властвуй.Что сейчас изменилось?...ничего...просто спецслужбам стало легче жить в плане сбора информации....и гораздо тяжелее в плане её обработки)))
    1. Стирбьорн 10 февраля 2016 11:54
      Приходилось учитывать: исторические традиции, государственное и военное устройство, состав и менталитет населения стран, колоний и подмандатных территорий
      Вот с этим проблемы у нынешних разведчиков, иначе бы не выпустили ИГИЛ из под контроля, ну и с Ливией, аналогично, вышло
      1. Blondy 10 февраля 2016 12:39
        Цитата: Стирбьорн
        Вот с этим проблемы у нынешних разведчиков, иначе бы не выпустили ИГИЛ из под контроля, ну и с Ливией, аналогично, вышло

        Угу, можно подумать, что от созданого бардака в на БВ и в Европе Штатам жить стало хуже. По моему, наоборот,сейчас Европа нахродится под таким американским контролем, как никогда ранее (не забывайте и про крупнейшую базу США в Косово, около 50 тыс персонала, которая делает вид, что ее нет) за исключением первых послевоенных лет.
        1. Стирбьорн 10 февраля 2016 14:18
          Ну по факту провал внешней политики на лицо - Обама победил на выборах, пообещав вывести войска из Ирака. Вывел, а теперь опять вводить собирается. В Ливии дошло до того, что грохнули американского посла. В Сирии потратили кучу денег на оппозиции, а по факту получили 5, кажется, подготовленных людей - Маккейн негодовал по данному поводу. Асад до сих пор у власти, несмотря на все попытки его спихнуть. Одновременная дружба и с курдами и Эрдоганом, что дико возмущает последнего. Все это впустую потраченные деньги и потеря престижа.
  2. triglav 10 февраля 2016 11:50
    Клоуны и есть. И раздолбаи. Особенно в Пёрл-Харборе. Разведки не договорились. Смех. У америкосов и до сих пор всё на том же уровне. Нигде не воевали, по большому счёту, но из себя корчат крутых профессионалов. У них только в кино хорошо получается. И они нам пытаются угрожать! А может потому и угрожают, что понимают: им с нами не справиться ни при каких обстоятельствах. Они просто боятся, шавки.
    1. KIND 10 февраля 2016 11:56
      А они прекрасно понимают чем для них прямое столкновение закончится...пытаются переиграть на других полях..а чего нет то..периодически у них это получается.
    2. Стирбьорн 10 февраля 2016 11:56
      Цитата: triglav
      Нигде не воевали, по большому счёту, но из себя корчат крутых профессионалов.
      А на Тихом Океане кто воевал?
      1. Сэмэн 10 февраля 2016 13:50
        Цитата: triglav
        У америкосов и до сих пор всё на том же уровне

        Откуда такие секретные сведенья, позвольте поинтересоваться?
        Собственные разведданные?
        Или, контрразведка из туристов выбила? feel
  3. Золотце 10 февраля 2016 12:19
    У нас разведка тоже не дремлет... ; у амеров и пробелов много: "проморгали" наших в Крыму и Сирии..
    1. Байконур 10 февраля 2016 14:02
      Ну мы не можем знать всего! Это же разведка!
      В Крыму они ведь тоже понимали, что ничего не смогут сделать (почти 100% населения поддержка России и укроармия там была, мягко говоря не совсем в кондиции!)
      В Сирии - может оно им так и надо?! Не задавались таким вопросом? Может Устраивают их такие расклады! Не известно же. Может они на этом сыграть хотят! на далёкой, чужой территории, как им нравится! Россия втянулась!
      1. кеп 10 февраля 2016 16:13
        Цитата: Байконур
        Может Устраивают их такие расклады! Не известно же. Может они на этом сыграть хотят! на далёкой, чужой территории, как им нравится! Россия втянулась!


        Ищут слабое место,создавая везде оазисы "демократии".Все что ослабит противника и выявит слабые места,это правильная стратегия если учитывать, что доллары берут везде,и все.То что этот фантик в мировой политике основная коррупционная купюра известно каждой дворовой собаке.Пока есть чем платить предателям всех мастей,процесс не остановится.Разведки всех стран играют на жадности,с последующим компроматом на подкупленных политиков.Для США весь мир большой супермаркет,в котором можно купить всё и всех.
        Одна из причин ненависти к Путину кроется именно в этом у него карманы зашиты.
        Но мы то знаем на ком шапка горит.
        шутка

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня