Управление главного удара

Какие проблемы сможет решить новый начальник ГРУ

Начальником Главного разведывательного управления стал генерал-лейтенант Игорь Коробов. Он сменил на этом посту генерал-полковника Игоря Сергуна, скончавшегося 3 января от острой сердечной недостаточности. 2 февраля новый руководитель ГРУ получил личный штандарт из рук министра обороны Сергея Шойгу.


До последнего назначения Игорь Коробов занимал должность первого заместителя начальника ГРУ и отвечал за стратегическую разведку. Сразу после смерти генерала Сергуна именно Коробов назывался главным, если не единственным кандидатом на пост главы управления.

Управление главного удараСтоит отметить, что назначение генерал-лейтенанта Игоря Коробова продолжило сложившуюся с конца 90-х годов традицию: руководителями ГРУ становятся заместители начальника, возглавлявшие до этого стратегическую разведку. В частности, «стратегами» в свое время были предшественники нынешнего главы военной разведки – Александр Шляхтуров и скоропостижно скончавшийся Игорь Сергун.

Несмотря на то, что официальная биография генерал-лейтенанта Игоря Коробова пока не разглашается, известно, что в 1973 году он поступил в Ставропольское высшее военное авиационное училище ПВО, которое окончил в 1977 году с отличием. После выпуска лейтенант Коробов направлен для дальнейшего прохождения службы в 518-й авиационный Берлинский ордена Суворова полк (аэродром Талаги, Архангельск) 10-й отдельной краснознаменной армии ПВО, оснащенный в то время дальними барражирующими истребителями-перехватчиками Ту-128С-4. Но уже в 1981 году летчик-истребитель был принят в Военно-дипломатическую академию (Академию Советской армии). На официальных фотографиях вручения министром обороны России личного штандарта новому руководителю ГРУ хорошо видны голубые лампасы и опушка погонов нового главы военной разведки.

Примечательно, что не только внезапная смерть бывшего начальника, но и назначение его преемника активно освещались и российскими, и зарубежными средствами массовой информации, более того – породили несколько конспирологических версий. Некоторые уважаемые издания вполне серьезно, со ссылками на анонимные источники, описывая «закулисную» борьбу между ФСБ, СВР и ГРУ, рассуждали о начавшемся переделе сфер влияния в российской разведке и даже о том, «что смерть генерала Сергуна может вызвать волнения не только в ГРУ, но и вокруг министра обороны Сергея Шойгу».

Круг обязанностей


Работа ГРУ ассоциируется в первую очередь с нелегалами и зарубежными резидентурами, добывающими информацию о новейших разработках военно-промышленного комплекса вероятного противника, о дислокации и вооружении его войск и ядерных секретах. В структуру также входят управления, специализирующиеся на радиоэлектронной и космической разведке, криптоанализе…

Понятно, что подобная деятельность находится под самыми строгими грифами секретности. В то же время ГРУ отвечает и за применение, организационно-штатную структуру и армейских разведподразделений, которые подчиняются разведывательному управлению Сухопутных войск.

После возвращения в ГРУ бригад специального назначения, при переходе на новый облик переданных главному командованию Сухопутных войск, в структуру управления, по некоторым данным, вошло и командование сил специальных операций. Так что помимо стратегической, радиоэлектронной и космической разведки, новому начальнику ГРУ и его подчиненным придется заниматься частями и подразделениями СпН, центрами ССО, принимать участие в реорганизации разведывательных органов Сухопутных войск, Военно-морского флота, ВДВ.

Доклады с мест


По просьбе газеты «Военно-промышленный курьер» офицеры-разведчики рассказали о существующих проблемах и возможных способах их решения.

По мнению большинства опрошенных, разведка еще не оправилась от перенесенных потрясений в результате реформ экс-министра обороны Анатолия Сердюкова и бывшего начальника ГШ Николая Макарова. Особенно это очевидно в системе подготовки кадров. По словам одного из собеседников с богатым опытом работы, командиров учат управлять войсками в бою, но не объясняют, как вести и организовывать разведку.

До сих пор ощущается кадровый голод, так как многие офицеры с профильным образованием и большим опытом были уволены при переходе на новый облик, а сейчас на созданные должности назначаются военнослужащие, зачастую далекие от разведки. Здесь требуется серьезная перестройка.

Собеседники издания высказываются за более активную работу между структурами ГРУ и главного командования Сухопутных войск. Тем более что после передачи «туда, а потом обратно» частей специального назначения работа и ГРУ, и СВ местами оставляет желать лучшего.

В настоящее время в звене бригада – армия активно создаются подразделения силовой разведки: роты в разведбатальонах общевойсковых бригад и батальоны СпН в армейских разведбригадах. В то же время не только структура, но и особенности применения новых подразделений спецназа требуют тщательной доработки.

Некоторые собеседники «ВПК» считают, что частей и подразделений спецназа становится слишком много в ущерб органам, ведущим радиотехническую разведку.

«Спецназ нужен в меру. Группы СпН надо же как-то вводить в тыл противника, потом эвакуировать. Нужна авиация, а в особенности вертолеты. Но где их взять? В разведывательных батальонах и бригадах нужно больше беспилотников, в частности таких, как «Орлан». Надо наращивать силы и средства радиотехнической разведки, увеличивать их возможности», – высказывает пожелания офицер-разведчик Сухопутных войск.

С мнением о перенасыщенности войск подразделениями спецназа согласны не все. В условиях современных войн и конфликтов подразделения СпН не так сильно зависят от авиации. При отсутствии непрерывной линии фронта группы СпН вводятся в тыл противника на специализированной автомобильной технике, в частности бронеавтомобилях «Тигр».

В локальном конфликте, как доказывает мировой опыт, для борьбы с террористами эффективны беспилотники и средства радиотехнической разведки. А если противник – современная высокотехнологичная армия с мощными средствами ПВО, а также специализированной техникой контроля и радиоэлектронной борьбы, снижающей эффективность наших средств радиотехнической разведки?

Еще одна головная боль общевойсковых разведчиков – недавно созданные роты снайперов, за которые повсеместно отвечают начальники разведки бригад. «Пока нет регламентирующих документов, нет программы боевой подготовки. Но роты уже есть», – констатирует офицер-снайпер.

Конечно, начальник Главного разведывательного управления вряд ли будет лично заниматься организационно-штатной структурой батальонов и рот специального назначения, писать программы боевой подготовки для войсковых снайперов. Но это задачи для его подчиненных.
Автор:
Алексей Михайлов
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/29104
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти