Чрезвычайное положение во Франции. Проблемы миграции и внутрифранцузское политическое противостояние

Сенат Франции 9 февраля 2016 г. рассмотрел закон о продлении режима чрезвычайного положения в стране еще на три месяца. Практически ни у кого из политических обозревателей, представителей политических партий и общественности не возникло сомнений в том, что французские законодатели решат поддержать меры правительства, введенные после масштабных терактов в ноябре 2015 г.

Почему ввели режим ЧП?

По мнению премьер-министра страны Мануэля Вальса, режим ограничительных мер должен сохраняться до тех пор, пока не будет достигнута окончательная победа над террористической организацией ИГ (запрещена в Российской Федерации). Примечательно, что с мнением премьер-министра солидарно большинство французов. Люди предпочитают уступить часть гражданских свобод взамен на ощущение относительной безопасности. Действительно, теракты во Франции в 2015 г. поставили французское общество в сложную ситуацию. С одной стороны, давние демократические традиции страны и заигрывания левых сил с мигрантами не позволяли серьезно ограничивать свободы населения, с другой стороны — уж слишком велик риск повторения трагедий, происходивших во Франции в минувшем году. В условиях, когда Европа принимает миллионы беженцев и мигрантов из стран Азии и Африки, отмена мер безопасности не может быть оправдана. Ведь при всем желании полицейские службы не могут контролировать каждого из прибывающих во Францию иностранных мигрантов. Массовые потоки мигрантов вызывают страх и возмущение европейского населения, причем не только представителей европейских народов, но и потомков вчерашних мигрантов, которые уже успели адаптироваться и интегрироваться в европейские общества. Поэтому вполне обоснованной представляется позиция тех французских политиков, которые настаивают на продлении режима чрезвычайного положения в стране.


Чрезвычайное положение во Франции. Проблемы миграции и внутрифранцузское политическое противостояние


Напомним, что введение чрезвычайного положения во Франции было вызвано чередой кровавых терактов. 7 января 2015 г. братья Саид и Шериф Куаши ворвались в помещение редакции сатирического журнала Charlie Hebdo, сотрудники которого как раз собрались на планерку, и открыли огонь. Погибли 12 человек — сотрудники журнала и полицейский. На марш солидарности с Charlie Hebdo вышли десятки тысяч французов и гостей страны. Говорили о том, что террористы затронули фундаментальные ценности европейской и, в частности, французской культуры, а именно — свободу слова, мысли и самовыражения. Теракт был воспринят французским обществом как покушение на незыблемость светских устоев французского государства. Однако, ни марш солидарности, ни волна возмущения во французской и мировой прессе не смогли повлиять на позиции тех, кого во Франции причисляют к радикальным фанатикам. Теракт против Charlie Hebdo открыл череду вооруженных вылазок террористов на территории Франции. Так, 13 ноября 2015 г. три группы террористов совершили несколько нападений в Париже и его пригороде Сен-Дени. У стадиона «Стад де Франс», где проходил футбольный матч между командами Франции и Германии, взорвались три «смертника». Группа из четырех террористов атаковала кафе и рестораны в северо-восточном районе Парижа. Три боевика ворвались в концертный зал «Батаклан». Жертвами серии нападений стали 130 человек, более 350 человек получили ранения различной степени тяжести. Это нападение стало последней каплей для французских властей, которые были вынуждены ввести в стране режим чрезвычайного положения. С предложением о введении режима чрезвычайного положения тогда выступил сам президент Франции Франсуа Олланд. Французские парламентарии в основной массе поддержали позицию главы государства, после чего в стране началось серьезное усиление мер безопасности, а полиция и жандармерия получили более широкие по сравнению с «мирным временем» полномочия. Впрочем, рядовые законопослушные французы практически не заметили происходящих изменений. Транспорт в городах Франции работает в прежнем режиме, общественные места также не подверглись закрытию, комендантский час отсутствует. Вместе с тем, на входах в общественные учреждения охрана может попросить предъявить содержимое сумок и пакетов. На границах Франции стали более серьезно проверять документы, иногда и досматривать автомобили. Полиция получила право проведения обысков на квартирах в ночное время, помещать под домашний арест граждан, подозреваемых в том, что их действия могут угрожать общественной безопасности. При этом средства массовой информации сохранили свободу слова, на ограничение которой французские власти так не пошли, более того — подчеркнули, что данный вопрос не мог и обсуждаться в демократическом государстве. Однако по отношению к митингам и демонстрациям запретительные меры все же имели место. Режим чрезвычайного происшествия был использован для запрета и последующего разгона полицией ряда антиправительственных демонстраций самых разных политических сил — от экологов и левых до ультраправых.

Французские левые защищают интересы мигрантов

Между тем, французским левым режим чрезвычайного положения явно не по душе. Студенческие профсоюзы Франции утверждают, что чрезвычайное положение ущемляет университетские свободы и права студентов. В качестве доказательств приводится появление охраны у университетских корпусов, а главное — требования покинуть Францию для тех студентов, которые не имеют необходимых документов. Требование это в сложившейся ситуации — вполне логичное и разумное, но защитникам прав студентов оно не нравится. Французские левые видят в режиме чрезвычайного положения и благоприятную почву для распространения расистских и ксенофобских настроений в обществе. Рост националистических настроений среди французов, недоверие по отношению к беженцам и мигрантам из азиатских и африканских стран соотносится, по мнению французских левых, именно с политикой правительства по введению дополнительных мер безопасности. Левые видят в мерах безопасности ограничение прав и свобод приезжих, поэтому и добиваются снятия режима чрезвычайного положения. Здесь следует отметить, что за последние десятилетия значительную часть электората французских левых партий составляют именно мигранты и их потомки, получившие французское гражданство. Лояльное и даже несколько идеализирующее отношение к мигрантам — давний тренд европейских левых. Восходит он еще к концепции одного из основоположников идеологии «новых левых» Герберта Маркузе, который считал главным революционным классом современности т.н. «аутсайдеров», к которым относил и всевозможные меньшинства, включая национальные. Во время противостояния Франции и национально-освободительного движения Алжира большинство французских левых занимали антигосударственную позицию. В частности, они участвовали в информационном обеспечении, организационной и военной помощи алжирским революционерам, а многие французские левые лично участвовали в боевых действиях на стороне Фронта национального освобождения Алжира. По мнению французских левых, антиколониальная борьба в Алжире имела все шансы распространиться на «метрополию» и превратиться в социалистическую революцию уже в самой Франции. С другой стороны, независимость Алжира поддерживали и многие французские патриоты, в частности — генерал Шарль де Голль. Он объяснял свою позицию высокой рождаемостью арабского и берберского населения в Алжире и любил подчеркивать, что если Алжир останется французским, то со временем Франция станет арабской. 5 июля 1962 года была провозглашена политическая независимость Алжира, однако для Франции это отнюдь не означало избавления от «алжирской проблемы». Более того — политическая нестабильность в Алжире, низкий уровень жизни населения привели к тому, что во Францию мигрировали сотни тысяч алжирцев. Алжирскую миграцию «разбавили» тунисцы, марокканцы, мавританцы, сенегальцы, малийцы и выходцы из других французских колоний. Позже к ним присоединились и выходцы из стран, не имевших никакого отношения к французской колониальной империи — например, из Судана, Эритреи и Сомали. Война на Ближнем Востоке и в Северной Африке способствовала появлению во Франции многочисленных сирийских, иракских, афганских и ливийских иммигрантов.

Чрезвычайное положение во Франции. Проблемы миграции и внутрифранцузское политическое противостояние


Выходцы из стран Азии и Африки упорно не желают принимать французский образ жизни, более того — стремятся воспроизвести характерные для своих родных стран традиции, обычаи и поведенческие установки уже на французской земле. Кровавые стычки между враждующими кланами, кровная месть, многоженство, рабство, похищения невест — все это стало явью французских городов, где обосновались многочисленные афро-азиатские диаспоры. Сформировалось не просто мультикультурное общество, а общество, в котором сосуществуют анклавы совершенно разных культурно-исторических эпох. С одной стороны — французский город, живущий в постиндустриальную эпоху, с другой стороны — застрявшие в средневековье анклавы афро-азиатских мигрантов. При этом архаичные устои в мигрантских диаспорах активно поддерживаются религиозными лидерами и организациями, которые, имея офисы во Франции и французских граждан среди своих сторонников, тем не менее, обвиняют французское общество во всех смертных грехах. Но если Франция столь «неправильна», что заставляет этих людей жить в европейской стране, а не в своих родных и «идеальных» государствах типа Мавритании, Мали или Чада. Французское правительство само создало текущую ситуацию, стимулируя мигрантов многочисленными льготами и пособиями, распространяя среди французского населения комплекс вины по отношению к выходцам из африканских стран за эпоху колониализма. Что таить, французские военные в африканских колониях действительно вели себя крайне жестоко. Достаточно вспомнить знаменитые «выкуривания» алжирцев в годы захвата Алжира в XIX веке. Но дают ли ужасы колониального прошлого индульгенцию современным мигрантам, бесчинствующим во французских городах? Могут ли они служить оправданием для совершения террористических актов и даже банальных уголовных преступлений?

Среди мигрантов значительное количество составляют молодые мужчины трудоспособного возраста, что создает целый ряд дополнительных проблем для французской полиции — во-первых, контингент мигрантов крайне криминализован, а во-вторых — среди мигрантов могут находиться боевики террористических организаций. Но и этот фактор не смущает французских левых, убежденных в том, что любые ограничения миграционных потоков являются проявлением дискриминации со стороны «плохих европейцев». Эта «новая левая» парадигма является определяющей в политике современных социал-демократических, социалистических и левацких партий и организаций не только Франции, но и других европейских стран. Не следует забывать, что именно на идеях «новых левых» воспитывались многие современные лидеры французских социалистов (как и лидеры социалистов и социал-демократов других стран Западной Европы). Поэтому нет ничего удивительного в том, что и они считают мигрантов скорее объектами угнетения, чем потенциальным источником опасности для французского общества.

Философ Бернар Анри Леви — один из ярых защитников миграции и наиболее активных русофобов во французской политике. Именно этот человек, чья молодость также пришлась на конце 1960-х годов и участие в «новом левом» движении, впоследствии призывал бомбить Сербию, Ливию, Сирию. В 1984 году Леви участвовал в создании общественной организации «SOS racisme». Весь смысл этой организации состоял в том, чтобы организовать привлечение голосов африканских и арабских мигрантов на сторону Социалистической партии Франции. В 1990-е годы Леви прославился тем, что безоговорочно встал на сторону боснийцев в конфликте в Югославии, а затем поддержал сепаратистов Косово, требуя бомбить суверенную Сербию. Затем он участвовал в организации «цветных революций» во всему миру. Теперь Бернар Анри Леви выступает в качестве одного из ключевых адвокатов неконтролируемой миграции. Слова о том, что мигранты «захватывают Европу», он называет не иначе, как гнусными. В восприятии Леви, мигранты, прибывающие в Европу, влюблены в нее и кричат «Европа, Европа!». В то же, что мигрантов видят потенциальными террористами или преступниками виновата, по мнению Анри Леви, европейская пресса. Именно журналисты, как считает философ, разжигают ненависть к мигрантам, пытаясь представить происходящее переселение «свободолюбивых людей» как трагедию для европейских государств. Разумеется, Бернар Анри Леви очень не любит Россию. И любит … Украину. Наверное, еще не столь давно Леви имел весьма приблизительные знания об этом восточноевропейском государстве, чья суверенная история началась только в 1991 году. Но теперь Леви — горячий защитник киевского режима и обличитель «Кремля». В 2015 году Бернар Анри Леви стал одним из учредителей Агентства модернизации Украины. Конечно, Леви сложно назвать представителем левых или, тем более, левых радикалов, но в условиях современного мира пора привыкнуть к тому, что значительная часть «леваков» выражает интересы как раз транснациональных корпораций, Соединенных Штатов Америки и мировых финансово-олигархических кругов. Поэтому и совпадают позиции радикальных леваков и системных европейских либералов по таким ключевым вопросам как миграция, защита однополых браков, ситуации в Ливии, Сирии, на Украине и в других «горячих точках» планеты. С тех пор, как значительная часть леваков осудила советскую кампанию в Афганистане и выступила против нее единым фронтом с американской дипломатией и спецслужбами, европейские леваки превратились в передовой отряд тех же либералов. Стоит отметить, что добиться поставленных задач Бернару Анри Леви и его единомышленникам все же удалось. Сегодня французские левые выезжают, во многом, за счет поддержки со стороны национальных меньшинств африканского и азиатского происхождения, которые видят в социалистах и иже с ними выразителей собственных политических, экономических и культурных интересов.

Позиции левых являются наиболее сильными в крупных городах страны, в том числе и в Париже, где сконцентрировано большое количество традиционно симпатизирующей левым взглядам французской интеллигенции, студентов, мигрантов и их потомков. Значительно слабее поддержка левых в провинции, где господствуют более консервативные настроения, а многие рядовые французы симпатизируют правым партиям, прежде всего — Национальному фронту. Впрочем, применимо ли в современном обществе деление на «правых» и «левых»? Условные французские левые поддерживают своими действиями политику Соединенных Штатов Америки, способствуют утверждению «нового мирового порядка». Массовая миграция населения из стран «третьего мира», поощряемая и одобряемая французскими левыми — еще один удар так называемых «защитников народа» по как раз народным интересам. Ведь представители элиты, верхних слоев французского общества могут и не соприкасаться в повседневной жизни с мигрантами, поскольку проживают в престижных районах, окружены личной охраной, их дети учатся в элитных учебных заведениях. Зато рядовые французы успевают сполна прочувствовать всю «пользу» миграции, начиная от конкуренции на рынке труда и заканчивая повышенной криминогенностью отдельных групп мигрантов. Поэтому тот же Национальный фронт, считающийся праворадикальной партией, но при этом поднимающий социальные лозунги и выступающий за адекватную миграционную политику, начинает получать поддержку все больших слоев французского населения.

Чрезвычайное положение во Франции. Проблемы миграции и внутрифранцузское политическое противостояние Удивительно, но когда руководство Франции заговорило о такой мере как лишение гражданства тех граждан страны, которые отправились в Сирию или Ирак воевать на стороне террористических организаций, и, при этом, обладают вторым гражданством (как правило — своей родной страны), целый ряд политиков левого толка продемонстрировали свое неприятие подобных мер. В частности, французское правительство 27 января 2016 г. покинула занимавшая на протяжении почти четырех лет пост министра юстиции страны Кристиан Тобира. Уроженка Французской Гвианы — одной из последних заморских территорий Франции в Латинской Америке (за автономию Гвианы она, кстати, выступает всеми силами), 64-летняя афроамериканка Кристиан Тобира была представительницей Радикальной левой партии в правительстве. В молодости Тобира принимала участие в Гвианском движении деколонизации, активно выступала за автономию этой заморской территории. Политическая деятельность не помешала Тобира получить и основательное академическое образование в сфере социологии и экономики. Уже в 1978 г., в 26-летнем возрасте, она стала профессором экономики. Несмотря на название, Радикальная левая партия в действительности имеет мало общего с классическим левым радикализмом — анархизмом и радикальными модификациями марксизма. Радикальная левая партия Франции выступает за светское общество, евроинтеграцию, индивидуальные свободы и частную собственность. Кристиан Тобира всегда считалась одним из главных защитников прав мигрантов и сексуальных меньшинств во французском парламенте и, затем, в правительстве Франции. Именно Тобира проталкивала реформы ювенальной юстиции, тюремной системы Франции и введение закона об однополых браках. Когда французское руководство приняло решение о лишении гражданства осужденных за терроризм выходцев из других государств, Тобира выступила с резкой критикой этого проекта. Уйдя с поста, Тобира опубликовала 100-страничное выступление, в котором утверждала, что может понять террористов. По словам Тобира, те молодые люди, которые отправляются воевать в Сирию и Ирак и вступают в ряды террористических организаций, нуждаются в понимании — они не преступники, и должны подлежать психологической реабилитации. Французские левые считали Тобира представительницей наиболее радикальных взглядов в правительстве, защитницей прав меньшинств, и убеждены в том, что после ее ухода с поста министра юстиции правительство страны неизбежно поправеет.

Не только Кристиан Тобира является радикальной противницей меры по лишению гражданства террористов. Руководитель Социалистической партии Франции Жан-Кристоф Камбаделис в декабре 2015 г. призвал французов не допустить победы Национального фронта. Он предупредил Олланда, что президент может потерять поддержку социалистов, если будет придерживаться позиции о лишении террористов французского гражданства. Левацкие устремления Камбаделиса вполне объяснимы — в молодости он состоял в троцкистской Международной коммунистической партии. В Социалистической партии Франции в настоящее время придерживаются позиции об отсутствии необходимости лишения гражданства кого бы то ни было. Учитывая, что двойное гражданство сохраняют многие алжирские, марокканские, тунисские и прочие мигранты и их потомки, социалисты считают, что процедура лишения гражданства может бросить тень на интеграцию арабо-африканских общин во французское общество. По мнению социалистов, как раз дифференциация французского общества и арабо-африканских мигрантов и их потомков и является одной из важнейших целей террористов. Поэтому, по мнению французских социалистов, если правительство Франции будет продолжать свою политику и перейдет к практике лишения гражданства, то арабские и африканские мигранты окажутся под влиянием радикальных организаций еще в большей степени, чем в настоящее время. Напомним, что во Франции в настоящее время насчитывается примерно 4 млн. граждан страны, обладающих также вторым гражданством. В основном, это — приезжие из стран Северной Африки и Ближнего Востока. По мнению левых, лишение гражданства террористов будет свидетельствовать о дискриминации части населения с двойным гражданством, так как последняя не будет чувствовать Францию своей родиной. Социалисты угрожают Франсуа Олланду отказом от поддержки, что будет чревато для него фактическим фиаско на президентских выборах. Впрочем, у Олланда и так низкий рейтинг среди избирателей, так что он сам, скорее всего, не будет баллотироваться на пост главы государства. Кстати, в свое время Олланд одержал победу, во многом, именно благодаря голосам французских арабов и африканцев — за Олланда проголосовало до 80% жителей Франции, исповедующих ислам. Мигранты и их потомки увидели тогда в Олланде наиболее приемлемую альтернативу Николя Саркози, прославившемуся своими антимигрантскими выпадами и кампанией по выселению из Франции румынских цыган. Однако позже Франсуа Олланд значительно подорвал доверие своих арабских и африканских избирателей тем, что согласился с легализацией однополых браков. Именно эта тема вызывает наибольшие расхождения между левыми и мигрантскими диаспорами. Политика социалистов в этом контексте выглядит довольно странно — с одной стороны, они ориентируются на секулярные ценности, выступают за индивидуальную свободу и легализацию однополых браков, с другой стороны — выступают против ограничения миграции. Но ведь большинство мигрантов — выходцы из ближневосточных и африканских стран, где сохраняются сильные устои традиционного общества, а религиозные традиции не приветствуют гомосексуализм. Где здесь логика? Получается, что социалисты поддерживают и однополые браки, и одну из наиболее негативно относящихся к гомосексуалистам категорий французского населения. Но если легализацию однополых браков избиратели — мигранты простить с натяжкой еще могли бы, то вот прецеденты лишения французского гражданства — вряд ли.

Чрезвычайное положение во Франции. Проблемы миграции и внутрифранцузское политическое противостояние


Национальный фронт остается надеждой для многих французов

Если Кристиан Тобира в некоторой степени можно считать «лицом промигрантской Франции», то другая женщина-политик — МаринЛе Пен — олицетворяет позицию той части французского общества, которая настроена весьма критично по отношению к неконтролируемым миграционным потокам и проживающим на территории страны анклавам людей, не желающих интегрироваться в местный уклад жизни. 9 февраля 2016 г. Марин Ле Пен объявила о своем желании баллотироваться на пост президента Франции. Естественно, что радикальные организации, в том числе и запрещенное в России ИГ, уже ответили на это заявление МаринЛе Пен угрозами. Так, ИГ пообещало организовать террористический акт на какой-либо демонстрации Национального фронта. Между тем, Национальный фронт действительно набирает все больше сторонников во Франции. Партия Ле Пен выступает против массовой миграции на территорию Франции. В начале декабря 2015 г. Национальный фронт победил в первом туре региональных выборов — в 6 регионах из 13 регионов кандидаты от Национального фронта заняли первые места. В целом по стране за Национальный фронт проголосовало 28,22% избирателей. Эти цифры — в большой степени заслуга не столько даже МаринЛе Пен и ее соратников по партии, сколько действующей французской власти, которая фактически поставила общество на грань противостояния основной части коренного населения и мигрантов и поддерживающих их левых. С Национальным фронтом французские избиратели связывают возможность наведения порядка в миграционной политике, повышение безопасности на территории страны, борьбу с преступностью, а также решение многих социальных проблем, о которых Национальный фронт в настоящее время говорит едва ли не больше, чем французские левые. Пока социалисты и левые радикалы обеспокоены правами сексуальных меньшинств и мигрантов, а также вопросами евроинтеграции, именно националисты из Национального фронта оказываются той политической силой, которая готова предложить французам и защиту их социальных интересов. Марин Ле Пен подчеркивает, что на президентских выборах также будет выступать с позиций евроскептицизма. Политик призывает переосмыслить отношения Франции с Европейским Союзом, в первую очередь — в политической и экономической плоскостях. Одна из главных задач, стоящих перед современной Францией, по мнению Ле Пен, заключается в том, чтобы выйти из Шенгенских соглашений. Это позволит Франции восстановить государственные границы и, соответственно, повысить контроль за миграционными процессами, улучшить систему обеспечения безопасности и охраны общественного порядка в стране. На предыдущих президентских выборах в 2012 г. Марин Ле Пен заняла третье место, получив 17,90% голосов избирателей. В ноябре 2015 г., после терактов в Париже и Сен-Дени, Марин Ле Пен заявила, что Франция должна определиться с тем, кто является ее настоящими союзниками и врагами. По мнению политика, к однозначным врагам страны относятся государства, поддерживающие терроризм и религиозный экстремизм. Соответственно, союзниками Франции являются страны, сражающиеся с терроризмом. Кстати, в этом контексте Марин Ле Пен давно с симпатией относится к Российской Федерации, поддерживает действия российского государства по борьбе с международной террористической угрозой. Так, в одном из своих выступлений Ле Пен заявила, что Франции следовало бы брать пример с России, как следует выстраивать политику на Ближнем Востоке, конкретно — в Сирии. Российская политика в Сирии своей решительностью и нацеленностью на победу вызывает поддержку со стороны Ле Пен, одновременно политик подвергает резкой критике и французские власти, которые, по ее мнению, действуют нерешительно и демонстрируют двуличие — если раньше официальный Париж критиковал Москву за то, что Россия не подключается к операции в Сирии, то сегодня подвергает критике за то, что Россия участвует в сирийской операции и эффективно бомбит позиции террористов. Вполне вероятно, что в случае победы Ле Пен на выборах (хотя сама возможность этого под сомнением — политику могут просто не дать победить, использовав всевозможные ухищрения), российско-французские отношения могут обрести новое лицо. Во-вторых, Ле Пен выступает за восстановление мощи французского государства в сфере обороны, безопасности и охраны общественного порядка, но не меньшее значение для обеспечения национальной безопасности страны, по мнению Ле Пен, имеет защита французского языка и культуры. Ле Пен выступает за запрет радикальных организаций, закрытие всех школ и религиозных объектов, связанных с радикальными организациями, за лишение французского гражданства участников террористического подполья, в том числе и тех, кто сегодня воюет в Сирии или Ираке.

Столкновения в Кале: мигранты против полиции, полиция против правых

Французское общество недовольно тем, что мигранты ведут себя все более нагло и агрессивно. Так, 25 декабря межэтнические столкновения прошли на Корсике. Там местные жители протестовали против мигрантов, поскольку последние перед этим напали на местных служащих пожарной охраны. В результате возмущенные корсиканцы устроили погром в культовом учреждении, посещаемом мигрантами, и подожгли лавку, торгующую продуктами, приготовленными в соответствии с требованиями религии. Корсиканцы — народ серьезный и, скорее всего, это — далеко не последнее столкновение обитателей острова с мигрантами. Лучше бы власти Франции подыскали другое место для размещения африканских и азиатских переселенцев. Что касается севера Франции, то там основной накал страстей — вокруг Кале. Еще в 2000-е годы здесь, в местном лесу, возник стихийный лагерь мигрантов, пытающихся проникнуть на территорию Великобритании, преодолев пролив Па-де-Кале. Основное население лагеря составляли африканские мигранты — сомалийцы, эритрейцы, суданцы, упорно называющие себя беженцами. В последнее время к африканцам добавились также выходцы из стран Ближнего и Среднего Востока, прежде всего — из Сирии и Афганистана. Но Великобритания не горит желанием принимать беженцев, тогда как французское правительство не желает расселять их на территории Франции. Следствием недовольства африканцев и азиатов становятся акции протеста, перерастающие в массовые беспорядки. В начале февраля 2016 г. беженцы совершили акт вандализма против памятника генералу Шарлю де Голлю. В ответ свою демонстрацию протеста против неконтролируемой миграции попытались провести французские националисты, однако власти не дали им на это разрешения, ссылаясь как раз на закон о чрезвычайном положении. Когда полиция начала снос лагеря мигрантов, называемого также «джунглями», толпы беженцев хлынули в город Кале. На улицах начался настоящий беспредел — мигранты нападали на местных жителей, избивали их, громили дома, грабили имущество, врывались в квартиры и справляли там естественные нужды. Полиция, конечно, реагировала на вызовы, но не столь интенсивно и эффективно, как следовало бы поступать в такой ситуации. Естественно, что бездействие властей вызывает ответную реакцию со стороны не только французских правых партий, но и рядовых граждан.

Чрезвычайное положение во Франции. Проблемы миграции и внутрифранцузское политическое противостояние


6 февраля 2016 г. в Кале прошел антимигрантский митинг, организованный французскими националистами, выступающими против беспредела обитателей лагеря «Джунгли» на территории города. На митинге полиция задержала около двадцати человек. В их числе был и прославленный генерал в отставке Кристиан Пикмаль, который в 1990-е гг. командовал Французским Иностранным легионом. Несмотря на то, что митингующие не предпринимали агрессивных действий против полиции и стали исполнять государственный гимн Франции «Марсельезу», полицейские не только не поддержали граждан в исполнении гимна, но стали их задерживать. Генерал Пикмаль заявил, что шокирован поведением французских полицейских: «Я ждал, что вы встанете по стойке "смирно" и будете петь вместе с нами, но ни один из вас не открыл рот. И это Франция — великая Франция, вечная Франция, которая раньше была маяком мира... Страна пришла в упадок. Декаданс. Мне жаль, что вам отдали такие приказы, вы вынуждены их выполнять, но вы не должны так себя вести», — цитирует слова генерала Пикмаля «Би-би-си». 8 февраля 2016 г. стало известно, что суд г. Булонь-сюр-Мер приговорил двух участников митинга французских правых в Кале к реальным срокам тюремного заключения, правда — небольшим. Сорокаоднолетний мужчина, ранее судимый за убийство и вышедший из тюрьмы в 2008 году, был приговорен к 3 месяцам тюрьмы за хранение двух слезоточивых гранат, с которыми он и пришел на митинг. Другой мужчина 33 лет получил 2 месяца тюрьмы за то, что пришел на митинг с электрошокером. Два месяца условно получил мужчина, имевший при себе кастет, а в апреле должны рассмотреть дело еще одного участника митинга, у которого был при себе нож. Кроме того, судебное разбирательство ждет и 75-летнего заслуженного генерала Пикмаля. Из-за ухудшившегося состояния здоровья дело генерала суд будет рассматривать в мае 2016 г.

Власть боится не мигрантов, а правых

Как видим, французское правительство сейчас больше всего боится роста националистических настроений в обществе. Для того, чтобы предотвратить укрепление позиций националистических сил, власти страны готовы использовать и практику полицейских репрессий — только бы не допустить победы Национального фронта на выборах. С другой стороны, рядовые французы все в меньшей степени доверяют правительству. Жители Кале уже точно не будут голосовать за партию социалистов, допустившую ситуацию с погромами квартир и домов мирных французов африканскими мигрантами.
Но не следует исключать из политической жизни страны и достаточно мощную силу — первое и второе поколения мигрантов, обладающие французским гражданством и, соответственно, избирательным правом. Эти люди прекрасно понимают, что их положение во многом зависит от того, какая политическая сила находится у власти во Франции. По большому счету, позиции вчерашних мигрантов — «новых французов» разрушительны для Франции. Эти люди не хотят интегрироваться во французское общество, принимать местные «правила игры», всячески стремятся подчеркнуть свою этническую, расовую или религиозную идентичность как оппозицию французской идентичности, но в то же время требуют особого к себе отношения. С одной стороны, равенство всех граждан Франции и так защищается законом, но с другой стороны — «новые французы» хотят быть «равнее» «старых французов», настаивая на целом ряде привилегий, например — на праве ношения национальной или религиозной одежды, в том числе и в учебных заведениях.

В любой попытке отстоять французскую идентичность «новые французы» видят проявления расизма и ксенофобии. Поэтому любое действие француза или французской организации, будь то отказ в приеме на работу или требование соответствовать правилам внешнего вида, воспринимается вчерашними мигрантами как дискриминация по национальному, расовому или религиозному признаку. В такой ситуации вряд ли может идти речь о единстве французского общества. Несмотря на то, что многие «новые французы» живут во Франции с самого рождения, они не интегрированы во французское общество, а их деятельность по факту направлена на то, чтобы построить в Париже, Марселе или том же Кале «маленькое Сомали» или «маленький Алжир». Французские левые партии, в руководстве которых также присутствуют «новые французы», в том числе и такие, как Кристиан Тобира, оказывают в этом мигрантам всестороннюю поддержку. Ведь концепция мультикультурализма и предусматривает возможность сосуществования «маленьких Сомали» на территории большой европейской страны. Только сможет ли сама страна существовать как единое и стабильное политическое образование, если будет представлять собой конгломерат африканских и ближневосточных анклавов, «склеенных» европейским населением в качестве цементирующего раствора? Это очень сомнительно, поэтому вызывает много вопросов и политическое будущее Франции в случае сохранения власти в руках левых политических партий.
Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: REUTERS/Gonazlo Fuentes, http://baltnews.lv/

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 22
  1. Korsar4 11 февраля 2016 07:07
    Все как обычно: сначала свободы и права. Затем хаос и кровь.
    1. андрей юрьевич 11 февраля 2016 08:30
      Чрезвычайное положение во Франции. Проблемы миграции и внутрифранцузское политическое противостояние
      грешно это,но...я доволен. yes давно пора всей европе мозги встряхнуть и прочистить.
      1. 222222 11 февраля 2016 10:19
        андрей юрьевич (5) SU Сегодня, 08:30 ↑
        грешно это,но...я доволен. yes давно пора всей европе мозги встряхнуть и прочистить."

        ..и европа вспомнит слова Марсельезы...

        Марсельеза

        1.Вперёд, Отчизны сыны вы,
        Час славы вашей настал!
        Против нас вновь тирания
        Водрузила кровавый штандарт.
        Слышишь ты в наших полях
        Зло воет вражий солдат?
        Он идёт чтоб сын твой и брат
        На твоих был растерзан глазах!

        Рефрен..припев..
        К оружию, друзья
        Вставайте все в строй,
        Пора, пора!
        Крови гнилой
        Омыть наши поля

        2.Что алчет орда этих спрутов,
        Изменников и королей?
        Для кого уготованы путы
        Плели что они столько дней?
        Для нас французы, для кого
        Каким сомнениям тут быть?
        Нас опять поработить
        Проклятое служит ярмо!

        3.Как так! иностранцев когорты
        Приговор несут нашим судам!
        Как так! Беспощадные орды
        Прочат смерть нашим сынам!
        О Бог! Скованные как рабы мы
        Пойдём опять под ярмо
        Станет снова старый деспОт
        Хозяином нашей судьбы.

        4.Дрожите, тираны, их слуги
        Отбросы разных слоёв
        Дрожите! все злые потуги
        По заслугам получат своё!
        Мы все - солдаты в битве с вами
        Один падёт придёт другой
        Рождённый нашей землёй
        И с жаждой биться с врагами.

        5.Французы, вы в битвах усердны
        Вам не знать ли пощады к врагам
        Так будьте милосердны
        К против воли пришедшим к нам!
        Но не к тиранам кровожадным
        Но не к сообщникам Буйе
        Этой хищных стае зверей
        Беспощадным и плотоядным!

        6.Любовь святая к Отчизне
        Веди нас, поддерживай нас
        Свобода - тебе наши жизни
        Сражайся в наших рядах!
        Пока победы нашей знамя
        Над головами не взойдёт
        Противник твой грозный падёт
        Триумфом твоим, нашей славой!

        7.Мы тогда выйдем на сцену
        Когда наш настанет черед
        Наши предки нам будут примером
        По их следу идти будем вслед
        Мы не хотели б пережить их
        Сколь за дело начатое ими
        Делами славными своими
        Жизнь отдать иль отомстить!

        Краткая история гимна.
        Изначально Марсельеза называлась «Военный марш Рейнской армии». Марш был написан вечером 25 апреля 1792 года военным инженером Клодом Жозефом Руже де Лилем, спустя несколько дней после объявления революционной Францией войны Австрии.

        24 ноября 1793 года Конвент выбирает Марсельезу в качестве государственного гимна Франции. Марсельеза пережила разные режимы и опалу.
        Во времена 1-й Империи была запрещена, роль гимна играла Le Chant du Départ (Песня расставания). В период Реставрации роль гимна играл Vive Henri IV ! , во времена 2-й Империи Partant pour la Syrie (Отправляясь в Сирию)


        После событий 1848 года, когда революционная волна прокатилась по всей Европе, Марсельеза становится песней борцов за свободу по всему миру: в Италии, Польше, Венгрии. Она звучит на полях сражений и во время Парижской Коммуны в 1871 году. Была на вторых ролях в период режима Виши во время Второй мировой войны (с 1940 по 1944 гимном Франции была песня Маршал, мы здесь!, но в 1944 снова объявляется гимном Франции."""
      2. Волжанин 11 февраля 2016 10:51
        Я тоже очень рад, что у них всё хорошо! laughing
        Сперва лягушатники кошмарили Африку, теперь наоборот! Пришло время собирать камни.
  2. Monster_Fat 11 февраля 2016 07:27
    Естественно для французских властей, да собственно для всей властной верхушки в ЕС опасны не мигранты, а "правые" и националисты. Ибо если "правые" придут к власти, то они немедленно развалят "Евросоюз" и выгонят вон всех этих "толерантных" государственных чиновников своих стран и тогда, сам "европарламент" вместе с так называемым "броссельским правительством" будет не нужен и "почит в бозе". То есть "правые"-это прямая угроза всем государственным чиновникам в ЕС, угроза отлучения их от "государственной кормушки".
    1. 31rus 11 февраля 2016 07:59
      Уважаемый,ваше утверждение на данный момент,не совсем верно,потому как правые пока не представляют единого фронта (за исключением Франции),а вот свалить на них свои же промахи это как раз выгодно,но и эта схема не срабатывает,правые все больше пользуются поддержкой народа,тут вступает другой вариант внешний виновник,Меркель уже четко обозначила это Россия,свалить свои проблемы на кого угодно,правых,Россию,Асада,Эрдогана,вся эта возня для самой же Франции и Европы в целом выйдет боком,или правые действительно пройдут во власть или "война с беженцами"перерастет в настоящую войну
  3. parusnik 11 февраля 2016 07:50
    В любой попытке отстоять французскую идентичность «новые французы» видят проявления расизма и ксенофобии...Эффект бумеранга, сначала французы несли "цивилизацию" в Африку, теперь Африка, ответку дает..Спасибо,Илья..
  4. semirek 11 февраля 2016 08:13
    Складывается такое ощущение что процессы происходящие в Европе--управляемы и спланированы заранее.Начну с очевидных фактов:почему в Европе столь стремительно,за последние лет 10,стало резко происходить,так называемая реформа либеральных "ценностей",то что ранее в принципе было не приемлемо,сейчас возведено в ранг законов(приоритет нетрадиционным ориентациям,однополые браки ведущие к сокращению населения),Уничтожение форпоста между Африкой и Европой,имеется ввиду арабскую весну (что нелогично в принципе,и лозунги типа построим демократию у туарегов по своему образцу-абсурдны)налицо виден спецзаказ,разворотивший черный муравейник,третий момент:черная масса,лишившись,довольно сносной жизни на родине,малыми ручейками переходящими в полноводные реки хлынула в Европу--кто их направил туда?Для чего?Ответ очевиден--разрушить старушку Европу,до основания.
    1. Ингвар 72 11 февраля 2016 09:12
      Цитата: semirek
      Складывается такое ощущение что процессы происходящие в Европе--управляемы и спланированы заранее.

      Отрывок из книги Олега Маркеева "Неучтеный фактор" 2007г.
      В настоящее время политическими и конспиративными кругами Запада принято решение об ускорении миграционных процессов, ориентированных по оси «Запад – Восток». По масштабам и геостратегическим последствиям планируемая акция сопоставима с Великим переселением народов.
      Практически все его книги несут массу информации, закрытой для смертных. О.Маркеев умер в 2009г. при невыясненных обстоятельствах. hi
    2. Волжанин 11 февраля 2016 11:06
      Это не ощущение - это работает план о котором было известно ещё на рубеже 19-20 веков. Да и ранее тоже.
      http://royallib.com/book/vandam_aleksey/geopolitika_i_geostrategiya_nashe_pologe
      nie_velichayshee_iz_iskusstv.html
      Советую всем потратить время на прочтение!
      Возможно лет через надцать эту ораву направят на Россию. Сейчас, конечно, негров-арабов пол расстрелом не загонишь Россию воевать, но ресурсы заканчиваются, и когда будет выбор или помереть от голода и жажды (с водой большие проблемы в мире), или пойти убить русских и забрать всё это, тогда...
      В общем неизвестно чего там извращённый мозг англосаксов придумал. Посмотрим. Очевидно лишь одно - пока жив хотя бы один англосакс - покоя России не будет!
  5. a.s.zzz888 11 февраля 2016 08:49
    Вот и пусть теперь делятся французы, да и вся гейропа, своей дерьмократией с мигрантами. А если последним не понравится дележ - заберут ВСЕ силой. Вот примерно такая перспектива "эврогосударств".
  6. rotmistr60 11 февраля 2016 09:53
    Этот с виду интеллигентик в очках, принес Франции столько проблем, сколько принесла Германии Меркель. С этой сладкой парочки придется в итоге спрашивать европейцам.
  7. iury.vorgul 11 февраля 2016 10:07
    64-летняя афроамериканка Кристиан Тобира была представительницей Радикальной левой партии в правительстве.
    Я не понял, как уроженка Французской Гвианы, член Французского правительства и гражданка Франции может быть "афроамериканкой".Хоть на ВО "политкорректностью" своей не долбайте. Если она негритянка, так и пишите.
    1. ilyaros 11 февраля 2016 16:20
      Французская Гвиана находится в Америке, если что. И афро-американцы, афро-карибцы, афро-бразильцы - это общеизвестные, употребляемые в научной литературе названия потомков африканских рабов, проживающих в Северной, Центральной и Южной Америке. "негритянка" это очень неинформативно. К тому же, афроамериканец - это и мулат, и квартерон. Но вряд ли мулата или квартерона можно называть негром, ведь с тем же успехом его можно по второй половине называть европеоидом.
      1. Комментарий был удален.
  8. серафимамурский 11 февраля 2016 10:10
    Я с чувством злорадства прочитал эту статью.А как иначе. Европа и Франция
    в частности привыкли поучать нас как надо жить. Вот пусть этих зверьков и обучат толерантности, тем более что европейцы сами способствовали путём развязывания войн чтоб они к ним приехали
  9. Belousov 11 февраля 2016 10:47
    Пусть черпают полными ложками свою толерастию и мультикультурализм. За что боролись за то и напоролись. Учитывая, что "новые французы" уже имеют избирательные права и весьма плодовиты + помощь левых, социалистов следует ожидать продолжения подобной политики руководства страны. Ле Пен во власть точно не пустят, она моментально наладит ситуацию, что невыгодно штатам.
  10. triglav 11 февраля 2016 11:55
    Сначала чрезвычайное положение, потом варфоломеевские ночи для беженцев...
  11. Pvi1206 11 февраля 2016 13:24
    Не хорошо радоваться чужому горю. Но Запад сам накликал эту беду на свою голову.
  12. tomeng 11 февраля 2016 16:19
    Читая комментарии вспоминается: "когда пришли за евреями - я молчал, ведь я не был евреем.."©. Смотрим внимательно и делаем выводы. Наши либеро тоже рвутся во власть. Представители госдепа уже ездят до Урала со своими печеньками. Как бы нам вспышку не про..спать.
    1. semirek 11 февраля 2016 20:11
      Цитата: tomeng
      Читая комментарии вспоминается: "когда пришли за евреями - я молчал, ведь я не был евреем.."©. Смотрим внимательно и делаем выводы. Наши либеро тоже рвутся во власть. Представители госдепа уже ездят до Урала со своими печеньками. Как бы нам вспышку не про..спать.

      А чем можно сейчас купить русских--гейством?но это не наш путь,на бусы мы не поведёмся,западные ценности не для нас.
  13. KIBL 11 февраля 2016 19:42
    Франция сама виновата.Нечего было слепо вилять хвостиком перед полосатым барином и поддерживать все его авантюры,а то и бежать впереди паровоз как было с Ливией.Теперь получайте,скоро и добавка поспеет!И ничуть французов не жаль,сами везде виноваты!И не надо во всех своих бедах винить беженцев и уж тем более Россию!Не создай они сами такую ситуацию,ничего бы и не было,или было но не в таких масштабах и так скоро!
  14. sharp-lad 11 февраля 2016 21:53
    Россияне! Не повторяйте ошибки Европейских государств, не допустите толерастолиберастичекую пятую колону к власти!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня