Дэвид Николь о военном деле Великих Моголов (часть 1)

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?

(«Баллада о Западе и Востоке». Р.Киплинг)


В 1987 году в издательстве «Полымя» в Белоруссии у меня вышла моя первая книга: «Из всего, что под руками». Тираж у нее был 87 тысяч экземпляров и, тем не менее, разошлась она за две недели! Работать с редактором было одно удовольствие, но в силу своего инженерного образования она мне иногда задавала довольно странные вопросы. Например, «а вы точно знаете, что надо писать империя Великих Моголов? Может быть – Монголов? Где проверить?» Я ответил, что в БСЭ и на этом все и закончилось, тем более что кто они, я знал. Но хотелось узнать о них больше того, чем сообщала БСЭ и учебники того времени. И вышло так, что позднее я познакомился с английским историком Дэвидом Николем, специализировавшемся на культуре Востока, и он подарил мне свою книгу «Mughul India 1504 – 1761(Osprey, MAA-263,1993), из которой я узнал немало интересного. Надеюсь, что изложенное в ней будет интересно и для читателей ВО.


Начинает он с объяснения термина и пишет, что часто слово «монгол» пишется в английском языке как «Mughal» или «Mogul», причем оно также сегодня обозначает… олигарха. Но это, по сути, их название на персидском языке, и в английский язык попала именно эта транслитерация. Что же касается Бабура, основателя династии Моголов, то он был тюркско-монгольского происхождения из рода Тимур-и-Ленк (Тамерлана) со стороны отца и Чингисхана по линии матери. Хотя Бабур не любил, когда его называли монголом и предпочитал быть известным в качестве турка, название «моголы» «прилипло» к правителям его рода и последующие представители династии стали известны в Европе именно как Великие Моголы.

Дэвид Николь о военном деле Великих Моголов (часть 1)

Индийский шлем из провинции Декан, XVII в. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Время правления Моголов в Индии не всегда было обласкано историками. Во время английского господства в Индии период правления моголов часто изображался как варварский. Некоторые современные индийские историки также подвергают критике моголов за то, что они старались сохранить Индию от британского завоевания, то есть от прогресса и цивилизации. Но почему так – понятно. Ведь они в свою очередь были иностранными завоевателями, и представляли собой мусульманское меньшинство среди доминирующего индуистского большинства населения Индии на протяжении многих веков.

На самом деле, распространение ислама в Индии произошло задолго до вторжения Бабура на этот субконтинент. Мусульмане входили в правящую элиту в северо-западной Индии в течение почти тысячи лет. В северной и центральной Индии многие представители местной военной аристократии также принадлежали к персам, афганцам или имели монгольское происхождение. Индия имела тесные связи не только с соседним Афганистаном, но и с западным Ираном, Ираком и даже восточной Турцией.


Бабур. Деталь миниатюры 1605 – 1615 гг. Британский музей, Лондон.

Войска, встретившие моголов в северной Индии, были вооружены и укомплектованы примерно так же, как и у соседних мусульманских государств. Причем к началу 16-го века турецкое влияние было особенно сильным в армии Гуджарата – прибрежного региона, имевшего особенно прочные торговые связи с Ближним Востоком, с которого она получала огнестрельное оружие.


Индийский (мусульманский) доспех из провинции Декан, XVII в. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Ситуация в южной Индии была другая, ибо здесь мусульманское завоевание состоялось сравнительно поздно. Коренное население здесь было строго разделено на военные и невоенные касты, но обращение в ислам открыло возможность карьерного роста для всех. Даже в мусульманских государствах Декана только небольшая часть правящей элиты была собственно мусульманской. Индуистские подданные моголов быстро воспользовались ситуацией и сумели проникнуть на самый верх.


Государство Великих Моголов

В конце 15-го века Бабур, боровшийся до этого за власть в Самарканде, по стечению обстоятельств был вынужден направить свои военные устремления на юг, где и добился успеха. В битвах при Панипате в апреле 1526 года и при Кхануа в 1527 году Бабур, применяя пушки и ружья, победил местных правителей и, добившись успеха, перенес центр новой державы в Агру.

Могольские правители, однако, приняли многие аспекты жизни индуистского царства, в частности, необыкновенную ритуализацию придворной жизни. Могольские дворцы и костюмы поражали своим великолепием не только европейцев, но даже правителей соседнего Ирана и Османской империи – которые были, по крайней мере, их не беднее.

Как это ни парадоксально звучит, но коренные народы Индии жили лучше в руках этих чужеродных монголов, нежели в руках местных индуистских правителей. Конечно, они поработили многие дравидийские лесные племена, но индусские маратхи их просто убили бы. Что касается армии, то сначала она была основана на традициях Тимуридов, но после того, как они создали свое государство в Индии, мусульманские и индуистские военные традиции в ней очень сильно перемешались. В частности, существенно увеличилось число наемников из платных профессиональных воинов.


Миниатюра из манускрипта Захир ад-Дин Мухаммеда «Бабур». Финальная сцена битвы при Кандахаре. Музей Уолтерса.

Упадок государства Моголов началось, когда падишах Джахангир восстал против своего отца Акбара, а сын Джахангира впоследствии восстал против него самого. Мусульманско-сикхская ненависть, которая продолжается и по сей день, также началась в эпоху Джахангира. Правление Шах-Джахана было великолепным, но под этим великолепием скрывались многие серьезные проблемы империи Моголов. При его преемнике Аурангзебе северная и западная части Афганистана от нее отпали, так как были слишком далеко от Дели, чтобы получить надлежащую поддержку военной силой. В течение пяти лет после его смерти империя рухнула в пучину гражданской войны, восстаний и распада. Тем не менее, престиж Великих моголов был так высок, что надолго пережил их реальное могущество и власть.

В начале 18-го века моголы Дели вели войну с афганцами с запада и индуистами маратхами с юга. Последователи новой религии, сикхи, также претендовали на военное господство. Все больше и больше становилось местных независимых князей, имевших собственные армии. Ну а потом то, что осталось от империи Моголов, оказалось под британской защитой; но, как говорится, это уже совсем другая история.


Миниатюра из манускрипта Захир ад-Дин Мухаммеда «Бабур». Сцена битвы при Панипате. Музей Уолтерса.

Для современников Бабур казался человеком малопонятным, поскольку не имел конкретных национальных привязанностей, но привлекательным: смелый, веселый, поэт, писатель, он имел много общего с кондотьерами Италии эпохи Возрождения, но если это понятно нам, европейцам, то для людей востока это было более чем необычно.

Первые войска Бабура были небольшими и состояли из турецких, монгольских, иранских и афганских войск. Кавалерия Бабура была организована по монгольскому образцу, то есть состояла из туменов во главе с тумандарами – структура, мало изменившаяся со времен монгольских армий Чингисхана.


Индийский кольчужно-пластинчатый доспех 1632 – 1633 гг. Вес 10.7 кг. Метрополитен-музей.

Главная сила армии Бабура заключалась в превосходной дисциплине и тактике, которым он научился у своих первых узбекских врагов. Бабур мог усилить дисциплину свирепыми наказаниями, однако он редко пользовался этим на практике. В написанной им подробной автобиографии Бабурнамэ (буквально «Книга Бабура») он дает интересные подробности о том, что из себя представляла его армия. Элитой, понятно, являлась конница, которая использовала конские доспехи. Широко применялись фитильные мушкеты, из которых стреляли, прикрываясь деревянными щитами на подпорках.

Некоторые победы он одержал, используя конных лучников, чтобы преследовать врага традиционным образом. Бабурнаме также описывает отправку шпионами сообщений из стана врага, которые те прикрепляли к стрелам и ночью посылали к своим. Во время осады лошадей воины Бабура могли кормить листьями, смешанными с влажными стружками – прием до него неизвестный.

Реформы Акбара

Сын падишаха Хумаюна (сына Бабура) Акбар был, вероятно, самым великим могольским правителем. Он отличался веротерпимостью и даже пытался объединить мусульманство и индуизм в новой религии его собственного сочинения, названной им «Божественная вера». Акбар также реорганизовал армию. Он решил, что теперь она будет состоять из профессионалов, оплачиваемых непосредственно из казны. Земля должна была быть разделена таким образом, чтобы земельное держание поддерживало бы новую военную структуру. Прежде всего Акбар решил упорядочить офицерские звания. Ну, а главная идея, что повышение в звании будет зависеть от заслуг, а не от знатности. Но реформы проходили с трудом. Во время вторжения в Декан в 1599 году, например, армия почти взбунтовалась, потому что деньги до нее не доходили , и солдатам приходилось чуть ли не голодать.

Офицерские звания

В соответствии с новой структурой армии Акбара в ней были 33 офицерских звания. Все были манзабдары, но высшими были манзабдары 10000, 8000 и 7000 (обозначение ранга), назначавшиеся самим правителем. При этом три самых старших были княжеского рода. Остальные шли от высших к низшим, и понятно, что человек с низким званием не мог командовать там, где это должен был делать человек с более высоким статусом. Каждый статус должен был поддерживаться определенным количеством лошадей и других животных: так манзабдар 5000, например, должен был иметь 340 лошадей, 90 слонов, 80 верблюдов, 20 мулов и 160 повозок. Манзабдар 10 должен был иметь четыре лошади.


Хумаюн (сын Бабура) обучает юного Акбара стрельбе из ружья. Акбармана 1602 – 1604 гг. Британская Библиотека, Лондон

Чтобы еще больше запутать вопрос со званиями, добавлялся второй номер, дававший представление о реальных военных обязательствах данного офицера: так человек мог быть известен как манзабдар 4000/2000 или 3000/3000. Первая цифра была его зат или оригинальный военный статус, вторая савар – цифра, указывающая на его истинные обязательства.

Во время правления Акбара все манзабдары 500 и выше назывались миры, от арабского эмир. Некоторые миры имели конкретные обязанности, такие как Мир Бахши, который действовал как генерал-квартирмейстер во главе армии, выплачивал деньги войскам. Еще одним важным начальником был Мир Саман, который курировал все военные арсеналы, мастерские и склады.

Акбар ввел также сложную систему ротации, в соответствии с которой армия была разделена на 12 частей, каждая из которых находилась при дворе год. Одна часть из 12 других частей в течение одного месяца каждый год несла охранную службу. Наконец был еще один уровень: четыре основных подразделения армии были разделены на семь небольших частей, каждая из которых отвечала за караул у дворца один день в неделю. Старшие офицеры должны были регулярно присутствовать при дворе, а когда император находился в армии, они должны были появляться в его штаб-квартире каждое утро и вечер. Таким образом он надеялся избежать заговора, потому как поднять солдат на выступление при такой системе было очень сложно.

Одно из самых фундаментальных изменений, введенных Акбаром, была выплата жалования. Теоретически все манзабдары могли получить свои деньги прямо из центрального казначейства. В действительности система была очень сложной, и в ней было много факторов, влияющих на то, сколько получал каждый человек. Так офицер топ-класса манзабдар 5000 получал 30.000 рупий в месяц. Соответственно низшие чины получали меньше, но многие старшие офицеры имели поместья икта, которые, однако, не наследовались. Зарплата обычного всадника была основана на том, каких он имел лошадей, то есть, чем породистей была лошадь, тем выше жалование. Все чины, в том числе и манзабдары, могли получать надбавки к жалованию или денежные призы за хорошее поведение. Соответственно на каждое звание выдавался документ, хранившийся в архиве дворца, а его копия - на руки офицеру.

Интересно, что в армии Моголов размеры воинских контингентов определялись рангом манзабдаров, и у кого ранг был выше, тот больше войск и приводил. О самых младших из солдат известно, что среди них были «всадник одной лошади», «всадник двух лошадей» и «трех лошадей».

Армия Великих Моголов состояла также из провинциальных и вспомогательных частей. Сама империя состояла из крупных провинций суба, подразделявшихся на множество мелких районов сарка, где имелись местные силы поддержания порядка, начальники которых назначались из Дели. Каждый саркар состоял из небольших территорий парган или махал, с которых собирались налоги. Кумаки представляли собой местные полицейские силы, которые набирались из людей самого разного происхождения.

Что касается численности армии Великих Моголов, то ее очень трудно подсчитать. Например, армия Бабура в Афганистане в 1507 году насчитывала не более 2000 человек. Ко времени пятого вторжения Бабура в Индию это количество, возможно, выросло до 15,000 или даже 20,000. К концу 17-го века Аурангзеб, возможно, имел 200 000 конницы. Зато количество манзабдаров можно определить с большой точностью, ведь все они были записаны. В 1596 году их было 1803, а в 1690 году не меньше, чем 14449. В 1648 году Шах-Джахан обнаружил, что его армия состояла – на бумаге – из 440000 мужчин, включая 200000 конницы, и 8000 обыкновенных манзабдаров, 7000 элитных ахадис, 40000 пехотинцев и артиллеристов, а также 185000 всадников из контингентов различных князей и дворян.

(Продолжение следует)
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти