Сквозь противоракетный щит



Недавно Президент России Д. Медведев довольно жестко высказался по поводу Евроатлантической системы ПРО. Об этом заявлении уже сказано очень много и столько же будет сказано. Среди прочего в нем говорилось о размещении тактических ракет «Искандер» в Калининградской области в качестве симметричного ответа на размещение в Европе радаров и противоракет.


Наверное, не стоит говорить, что должны будут сделать ракетчики под Калининградом в соответствующем случае. Однако при нанесении ударов по объектам ПРО есть некоторые характерные и не всегда приятные особенности. Во-первых, тактические ракеты имеют сравнительно небольшую дальность и, как следствие, могут «работать» по целям на весьма и весьма ограниченной территории. Во-вторых, пока «Искандеров» у России слишком мало, чтобы надежно прикрыть свои стратегические ракеты от иностранных средств противодействия на всех потенциально опасных направлениях. Вывод очевиден – для сохранения ядерного паритета стратегические ракеты должны иметь собственные системы прорыва ПРО.

Хотя первые опыты по созданию противоракетной обороны велись еще полвека назад, довольно долгое время стратегическим ракетам не требовалось особых ухищрений для успешного их прорыва. Основной упор при этом конструкторы ракет делали на радиоэлектронное противодействие: до сих пор основным средством обнаружения являются РЛС, подверженные воздействию помех. К тому же первые системы ПРО имели сравнительно небольшую дальность обнаружения. Как результат всего этого – банальный отстрел дипольных отражателей доставляет противоракетчикам массу проблем, ведь на надежное опознавание требуется время, которого, как всегда, не хватает. В некоторых источниках указывается, что при использовании только пассивных радиопомех отечественная ракета Р-36М могла бы доставить до целей как минимум половину боевых блоков, «пробив» американскую систему Sentinel, создававшуюся примерно в одно время с ней. Тем не менее Sentinel так и не смог полностью развернуться и нормально войти в строй. Р-36М, в свою очередь, строились серийно в нескольких модификациях.

Отечественные, да и зарубежные ракеты со временем стали оснащаться и станциями активных помех. У них был ряд преимуществ перед пассивными: во-первых, небольшой аппарат без особого труда может, как минимум, помешать наземной РЛС нормально «увидеть» и опознать боевой блок. Во-вторых, станцию помех можно без особых потерь установить непосредственно на боевой блок. В-третьих, станцию не нужно сбрасывать, и центровка блока не изменяется, из-за чего не ухудшаются его баллистические характеристики. В итоге системы СДЦ (селекция движущихся целей), применяемые на радарах для отделения пассивных целей от настоящих, становятся почти бесполезными.

Понимая, какую проблему в перспективе могут составить радиопомехи, американцы еще в конце 60-х решили перенести обнаружение боевых блоков ракет в оптический диапазон. Казалось бы, оптические локационные станции и головки самонаведения не чувствительны к радиоэлектронным помехам, но… После входа в атмосферу не только боевой блок, но и все, что он сбрасывает, раскаляется и не дает точно определить настоящую цель. Само собой, запускать на каждую инфракрасную засветку пару десятков противоракет никто даже и не думал.

С обеих сторон Северного Ледовитого океана конструкторы пытались определять боевой блок вражеской ракеты по его динамическим характеристикам: скорости, ускорению, торможению в атмосфере и т.д. Элегантная идея, но и она не стала панацеей. Ступень разделения ракеты может нести не только непосредственно боевые блоки, но и их массогабаритные имитаторы. А если может, то и станет – пожертвовав парой блоков, конструкторы ракеты могут увеличить вероятность попадания в цель оставшихся. Кроме конструктивных и боевых преимуществ такая система имеет и политические. Дело в том, что установка на одной ракете и боевых блоков, и имитаторов одновременно позволяет сохранить наступательную мощь РВСН и в то же время оставаться в рамках ограничений на количество боеголовок, предписанных международными договорами.

Как видим, любое существующее оборудование для ПРО и для его прорыва не всесильно. Так что некоторое количество боевых блоков ракет на подлете к цели будет сбито. Однако сбитая боеголовка может только помешать противоракетчикам. Даже сейчас школьники, не прогуливающие уроки ОБЖ, знают, что одним из поражающих факторов ядерного взрыва является электромагнитное излучение. Соответственно, если противоракета вызовет взрыв ядерной части боевого блока, на экране РЛС появится большая засветка. И не факт, что она пропадет достаточно быстро для того, чтобы успеть обнаружить и атаковать новую цель.

Понятно, что при тех скоростях, с которыми летают стратегические ракеты, на счету каждая минута, если не секунда. Поэтому еще в конце 50-х обе сверхдержавы озаботились созданием систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Они должны были обнаруживать запуски ракет противника и давать противоракетчикам больше времени на реагирование. Надо заметить, что в составе и Евроатлантической, и российской ПРО есть такие РЛС, так что концепция СПРН до сих пор не устарела. Более того, современные РЛС, в том числе и загоризонтные, могут не только фиксировать факт пуска ракеты, но и отслеживать ее вплоть до отделения боевых блоков. По причине их большого удаления от пускового комплекса мешать им довольно трудно. Так, например, применять традиционные станции помех, размещенные на ракетах, не имеет смысла: для эффективного «забивания» частоты станция должна иметь соответствующую мощность, что не всегда осуществимо или целесообразно. Наверное, ракеты бы не обиделись, если бы им еще и помогали прорывать подобную ПРО с родной территории.

В конце этого ноября в ряде изданий появилась информация о неком, без пяти минут революционном источнике помех. Утверждается, что при небольших габаритах и простой эксплуатации он может противодействовать всем существующим типам и экземплярам РЛС. Принцип работы прибора не разглашается, если, конечно, этот агрегат вообще существует. В некоторых источниках говорится, что новый генератор помех каким-то образом подмешивает к сигналу радара противника некие частоты, которые превращают его сигнал в «кашу». Причем, как утверждается, уровень помех прямо пропорционален мощности вражеской РЛС. Представители науки, промышленности и Минобороны пока на этот счет ничего не говорили, так что новая система помех остается на уровне слухов, пусть даже и очень ожидаемых. Хотя приблизительно представить его облик можно: судя по описанию, система каким-то образом изменяет состояние ионосферы, используемой загоризонтными РЛС (наиболее частый тип радаров СПРН), и не дает использовать ее в качестве «зеркала».

Можно предположить, что появление подобных «противорадарных» систем приведет к очередным международным переговорам на тему нового договора, подобного соглашениям по ПРО от 1972 года, ОСВ или СНВ. Во всяком случае, такие «коробочки» могут значительно повлиять на паритет в сфере ядерного оружия и средств его доставки. Естественно, подобные системы сначала будут засекречены – возможно даже, что вышеупомянутая отечественная «глушилка» уже существует, но пока прячется за грифами секретности. Так что широкая общественность сможет отследить появление подобных систем исключительно по косвенным признакам, например по началу соответствующих переговоров. Хотя, как это не раз случалось, военные могут и прямым текстом «похвастаться» обновкой.
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти