Исторические параллели на отдельном примере



При изучении истории иногда удивляешься, насколько сильно проявляется так называемая «цикличность», то есть повторяемость определенных моментов. Иногда дело доходит даже до мелких нюансов, которые, казалось бы, даже не попадают под действие очевидных законов исторического развития…


Существуют, допустим, два государства. Назовем их «А» и «Б».

Оба государства — имперского типа, то есть их территория несколько шире исторического ареала обитания представителей титульной нации. Оба государства владеют значительными территориями.

Государства между собой разделены огромным водоёмом.

Государство «А» основано, по сути, мигрантами. До основания государства на этой территории обитали местные племена, с которыми сначала мигрантам приходилось как-то договариваться, а затем эти самые мигранты окрепли и частично уничтожили, а частично подмяли под себя исконное местное население.

Государство «Б» основано местными жителями. В течение некоторых исторических периодов эти местные жители и военным, и мирным путем расширяли свою территорию, заключали союзы с соседями, инкорпорировали представителей окружающих народов.

Государство «А» имеет множество зависимых и полузависимых территорий за морем.

Государство «Б» исторически расширялось у своих границ, отчего заморских территорий и колоний не имеет.

Экономическая мощь государства «А» строится на двух факторах: ограблении многочисленных колоний и транснациональной торговле. Бюджет государства «А» огромен.

Экономическая мощь государства «Б» строится в основном на промпроизводстве. Бюджет государства «Б» уступает бюджету «А».

У власти в государстве «А» находятся олигархи, по сути контролирующие и законодательную, и исполнительную власть. Руководящие органы формально выборные, а неформально состоят из представителей одних и тех же, неизменных с основания государства, кланов. Высшее должностное лицо избирается не прямым голосованием народа, а голосованием сенаторов.

У власти в государстве «Б» находятся выборные лица, голосование осуществляется народом в целом. Олигархия существует, но в открытую в политику не суется, предпочитая иные методы влияния на принятие политических решений.

Военная мощь государства «А» построена на использовании наемников. Своя армия есть, причем эта армия целиком профессиональна; данная армия считается элитной. Основной упор в военной доктрине государства «А» делается на быстрой переброске войск на любой театр военных действий. Государство «А» ведет, обычно, множество мелких войн, активно задействуя свой объективно лучший и самый многочисленный в мире флот. В мелких войнах участвуют ограниченные контингенты войск «А» и значительное количество наемников, зачастую из местных; наемными также являются некоторые части и соединения постоянной армии. Особенно ценятся европейские и североафриканские наемники. Военачальники государства «А» любят «покупать» командиров высшего и среднего звена войск противника, уменьшая боевой потенциал врага. В распоряжении государства «А» находятся образцы техники, которые считаются более продвинутыми по отношению к технике «Б», хотя реальные боевые действия это не всегда подтверждают.

Военная мощь государства «Б» построена на использовании призывной армии из собственных граждан. Военная служба считается почетной обязанностью, существует уголовная ответственность за уклонение от призыва. Также существуют элитные части, наводящие на врага ужас одним своим упоминанием. Наемничество практически не применяется и считается позорным занятием. Широко используется военный потенциал союзников; союзникам всегда оказывается помощь — от инструкторов до прямого военного вмешательства. Предпочтительным ТВД является сухопутный в силу некоего отставания от «А» в развитии ВМФ и богатого боевого опыта армии в сухопутных сражениях. Помимо этого, представители «Б» гордятся своей военной историей, в особенности победами в крупных войнах с захватчиками из Европы. Считается, что боевой дух солдат «Б» крайне высок.

Основу социальной и политической элиты государства «А» составляет этническая группа семитского происхождения, хотя по легенде они — бежавшие по политическим мотивам представители древней цивилизации.

Основу социальной и политической элиты государства «Б» составляют те же по этническому признаку люди, что и население «Б».

В прошлом государства «А» и «Б» зачастую имели союзнические отношения, их армии воевали с общими врагами. Торговые отношения между «А» и «Б» по своему товарообороту превосходили торговлю этих стран с третьими контрагентами.

Ограниченные контингенты войск «А» и «Б» сейчас находятся в раздираемой гражданской войной средиземноморской стране «С», причем формально являются союзниками…

Догадались, о каких государствах идет речь?

«А» — Карфаген, «Б» — Рим. Средиземноморская страна «С» — Сицилия (Сиракузское царство). Ситуация описана на момент начала Первой Пунической войны.

Тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо, конечно.

Но ничего не напоминает?
Автор:
Lanista
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти