Турция и Греция. «Холодная война» за воздушное пространство

16 февраля 2016 г. самолеты ВВС Турции в очередной раз нарушили воздушное пространство Греции. Об этом сообщили греческие средства массовой информации со ссылкой на правительственные источники. Как стало известно, 6 самолетов — истребителей ВВС Турции, два из которых были вооружены ракетами, пересекли границу и покинули воздушное пространство Греции только после того, как по команде были подняты на перехват нарушителей самолеты авиации греческих Военно-морских сил. Постоянные нарушения греческого воздушного пространства турецкими самолетами — лишь один из компонентов противостояния двух государств, корни которого уходят в вековую давность. Греция и Турция никогда не были друзьями. Греки не могут простить Турции столетия господства османов, дискриминации греческого христианского населения. В свою очередь, для Турции Греция, с момента провозглашения независимости в XIX веке, является одним из главных противников на Балканах. Несмотря на то, что обе страны формально являются союзниками по агрессивному блоку НАТО, в действительности их отношения не только далеки от идеала, но и, порой, скатываются на грань открытого вооруженного конфликта. Причин тому множество, и одна из них — противостояние греков и турок на Кипре, где под эгидой Турции существует непризнанная Республика Северного Кипра, фактически полностью финансируемая и оберегаемая Анкарой.

«Заклятые соседи»


Взаимная вражда сопровождает отношения Греции и Турции с того времени, как в ходе национально-освободительной войны 1821-1829 гг. Греция обрела политическую независимость от Османской империи. В течение последующего столетия Греция и Турция четыре раза воевали друг с другом — в греко-турецкой войне 1897 года, в Первой Балканской войне, Первой мировой войне и греко-турецкой войне 1919—1922 годов. Главной причиной ненависти греков к Турции была не только историческая обида за столетия османского владычества и уничтожение Византийской империи, но и стремление к объединению всех греческих земель в греческом государстве. Между тем, даже после провозглашения независимости Греции, значительная часть греческих земель осталась в составе Османской империи — это и Эпир, и Фракия, и Македония, и многочисленные острова Эгейского моря, включая Кипр и Крит, и западное и северное (район Понта) побережье Малой Азии. На протяжении XIX века территория Османской империи постепенно уменьшалась, но объединения всех греческих земель в составе Греции не произошло. Лишь в результате Балканских войн Греции удалось вернуть в свой состав Эпир, Фракию, Македонию с крупным городом Салоники, остров Крит и ряд других островов Эгейского моря. Вступая в 1917 году в Первую мировую войну, Греция рассчитывала после победы Антанты вернуть себе не только остров Кипр, но и Константинополь (Стамбул) и Смирну (Измир) — исторически знаковые для греческого мира города. В 1919-1922 гг. Греция воевала с Турцией. Войскам Мустафы Кемаля Ататюрка в 1922 г. удалось вытеснить греческую армию из занятой ей в 1919 г. Смирны.

Вернуть себе Константинополь и Смирну у Греции так и не получилось. Более того — режим Ататюрка предпринял жесточайшие репрессии против всех христианских меньшинств Турции — ассирийцев, армян, греков. В результате греко-турецкого обмена населением, около полумиллиона этнических греков-христиан из Турции были выселены в Грецию, равным образом и Грецию покинуло около полумиллиона мусульман-турок и исламизированных албанцев, болгар и греков. По итогам Первой мировой войны и греко-турецкой войны, Греция обвиняет Турцию в геноциде понтийских греков, проживавших в регионе Понт, что на черноморском побережье Малой Азии. По различным оценкам, от рук турецких войск и полувоенных формирований погибло от 350 000 до 1 700 000 понтийских греков. Но даже после греко-турецкого обмена населением и массового уничтожения понтийских греков, в Турции сохранялось достаточно многочисленное греческое национальное меньшинство. Больше всего греков было в Стамбуле — ведь в соответствии с договором о греко-турецком обмене населения 1923 г., стамбульские греки обмену не подлежали. Они всегда проживали в страхе перед погромами и репрессиями, что было вполне обосновано. Так, в сентябре 1955 г. произошел «Стамбульский погром». Сначала среди турецких националистов распространились слухи о том, что дом в Салониках, где жил Мустафа Кемаль Ататюрк, был разрушен греками. В ответ начались нападения на греческие дома в Стамбуле. Были убиты 13 греков, в том числе два священника, десятки людей получили ранения, а девушки и женщины были изнасилованы. Беснующиеся националисты сожгли около тысячи жилых домов, магазинов, школ, церквей. Погром в Стамбуле повлек за собой новую волну массовой иммиграции этнических греков с территории Турции. Численность греческого населения Турции с 1924 г. по 2008 г. сократилась с 200 000 до 2,5-3 тыс. человек. Естественно, что антигреческую политику турецких властей греки до сих пор не могут простить Турции, вне зависимости от того, поддерживает ли правительство Греции формально союзнические, по блоку НАТО, отношения с Турцией, или нет.

Самоопределение кипрских турок или аннексия?

Начиная с 1950-х гг. важнейшей причиной турецко-греческого противостояния стал спор из-за острова Кипр. Находившийся под протекторатом Великобритании, Кипр был населен греками, составлявшими 82% его жителей, и турками, составлявшими оставшееся меньшинство населения. Греческое большинство киприотов выступало за воссоединение с Грецией, чему противилось британское правительство и власти Греции, находившиеся в сильной политической и экономической зависимости от Лондона. В 1960 г. остров Кипр был провозглашен независимым, после чего и Греция, и Турция высадили на острове армейские подразделения, перед которыми ставилась задача защиты мест компактного проживания, соответственно, греческого и турецкого населения. На острове неоднократно вспыхивали массовые беспорядки и столкновения между греко-киприотами и турко-киприотами. В августе 1964 г. турецкие ВВС нанесли удары по позициям греков в районе оккупированного турецкими отрядами селения Эренкой. После начала вооруженной конфронтации на Кипре начались новые акты агрессии против греков, проживавших в Турции. Многие из «турецких» греков были вынуждены бежать из страны. Со стороны турецких националистов раздавались даже требования выселить из Стамбула патриарха Константинопольского.

После прихода в апреле 1967 г. к власти в Греции праворадикальных офицеров, вошедших в историю под названием «хунты черных полковников», отношения с Турцией вновь обострились. Греческие националисты планировали присоединение Кипра к Греции. 15 июля 1974 г. на Кипре произошел военный переворот, в результате которого президент Кипра архиепископ Макариос был отстранен от власти и бежал в Великобританию. Захвативший власть Никос Сампсон был тесно связан с греческими националистическими кругами и выступал за союз с Грецией. 20 июля 1974 г. на Кипре, в районе города Кирения, высадились турецкие войска. Регулярная турецкая армия без проблем смогла вытеснить греческие отряды с территории Северного Кипра и оккупировала 37% территории острова. Переворот Сампсона провалился, и на Кипре восстановилось правление президента Макариоса. Однако турецкие войска остались на Северном Кипре, была провозглашена Турецкая Республика Северного Кипра, которая считается непризнанным государством. И Греция, и мировое сообщество рассматривают Северный Кипр как территорию, оккупированную Турцией. Впрочем, Турция не обращает внимание на претензии греческой стороны — оставаясь важнейшим средиземноморским союзником США по НАТО, Турция уверена в том, что ее позиции на Северном Кипре останутся неизменными. Уже в 1990-е — 2000-е гг. произошло постепенное улучшение греко-турецких отношений, хотя споры из-за Кипра и ряд других проблем до сих пор остаются серьезной причиной сохранения напряженности между двумя странами. В 2010 г. тогдашний премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган посетил греческую столицу Афины с официальным визитом, а министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу тогда сообщил, что Турция движется в сторону «психологических перемен» в отношениях с Грецией.

Турция и Греция. «Холодная война» за воздушное пространство


Нелегальная миграция с позволения Турции

Однако, в последние годы отношения между двумя странами вновь стали стремительно ухудшаться. И тому — несколько причин. Одна из первых — высокий уровень нелегальной иммиграции с территории Турции в Грецию. В отличие от Турции, Греция является членом Европейского Союза, что и притягивает к ней иностранных мигрантов — из стран Ближнего Востока, Африки, да и самой Турции. Понятно, что в самой Греции большинство мигрантов оставаться не хочет, а предпочитает использовать ее в качестве трамплина для дальнейшего путешествия в более благополучные в социально-экономическом отношении страны Европы. Только за 2010 г. количество арестов нелегальных иммигрантов в номе Эврос выросло на 371,94% по сравнению с аналогичными показателями предыдущего года. В отличие от многих других европейских стран, Греция не горит желанием привечать на своей территории азиатских и африканских мигрантов. Слишком много горя принесла, в свое время, греческому народу османская экспансия, чтобы сегодня греки могли спокойно взирать на соплеменников или единоверцев османов. Недовольство жесткой миграционной политикой греческих властей с начала нового десятилетия XXI в. неоднократно высказывали либеральные и правозащитные организации, в том числе «Международная амнистия». Правозащитников возмущал факт усиленного патрулирования греко-турецкой морской и сухопутной границы тысячами моряков и военнослужащих. Греческие власти стремились выдворить большинство афроазиатских мигрантов назад — на турецкую территорию. 20 января 2014 г. возле греческого острова Фармакониси затонула рыбацкая лодка, на борту которой находилось 27 человек — беженцев из стран Азии. Погибли 11 выходцев из Афганистана и Сирии, в том числе 8 детей. По словам выживших мигрантов, лодку в сторону Турции на большой скорости буксировал катер греческой береговой охраны. Правозащитники сразу же назвали действия греческих силовиков преступными, повлекшими за собой трагедию.

6 марта 2014 г. береговая охрана Греции обстреляла из огнестрельного оружия лодку, на борту которой находились 16 сирийцев. Выходцы из Сирии пытались с турецкого берега доплыть до греческого острова Ойнусес. За ненадлежащее, по мнению европейских чиновников, обращение с мигрантами греческому правительству уже поступали выговоры от руководства Евросоюза. По мнению греческих экспертов, Турция прекрасно осведомлена о передвижениях десятков тысяч беженцев и мигрантов, пытающихся пересечь турецко-греческую границу, но не предпринимает практически никаких реальных мер для противодействия этим попыткам. В интервью германской прессе об этом заявил даже президент Греции Прокопис Павлопулос, который отметил, что, по его данным турецкие власти поддерживают мафиозные структуры, занимающиеся нелегальной переправой беженцев и мигрантов с турецкого побережья на территорию Греции. Практически каждый день с территории Турции в Грецию прибывают тысячи беженцев и мигрантов. Чтобы перевозить такое количество людей, необходимы целые автобусные колонны, которые бы доставляли их на побережье, а также десятки, если не сотни, катеров и лодок, которые бы перевозили их через море. Естественно, что подобную кипучую деятельность наблюдают береговые власти Турции, турецкая полиция, однако никаких шагов к ее приостановлению Анкарой не предпринимается. Греческие исследователи подчеркивают, что Турция — полицейское государство, в котором очень хорошо работают органы полиции и безопасности, стремящиеся тщательно контролировать все стороны жизни общества. Вряд ли кто-нибудь может поверить в неосведомленность турецких компетентных органов о перемещениях сотен автобусов в сторону побережья. Соответственно, нелегальные мигранты проникают в Грецию с ведома и при прямом попустительстве, если не сказать — поддержке, турецких властей. Получается, что Турция, не предотвращая исход мигрантов и беженцев в сторону Европы, создает для Греции дополнительные проблемы, влекущие за собой дестабилизацию и без того непростой политической и социально-экономической ситуации в Греции.



Проблема Северного Кипра также актуальна

Сохраняет свою актуальность и проблема Северного Кипра. Турецкая Республика Северного Кипра официально не признаётся государствами-членами ООН, кроме Турции. Однако, ТРСК (Турецкая Республика Северного Кипра) входит в качестве наблюдателя в Организацию Исламская Конференция. Это предполагает определенный уровень дружественного к ней отношения со стороны целого ряда других исламских государств. На международном уровне интересы ТРСК чаще всего представляет сама Турция. Кстати, Турция, в свою очередь, не признает правительство Кипра. Вооруженный конфликт между двумя частями Кипра может разгореться в любой момент — именно для его предотвращения на острове дислоцированы силы контингента Организации Объединенных Наций, которые охраняют границу между Республикой Кипр и самопровозглашенной Турецкой Республикой Северного Кипра.


12 мая 2014 г. Европейский суд по правам человека постановил, что турецкое правительство должно выплатить Кипру 30 млн. евро в качестве оплаты морального ущерба, понесенного родственниками пропавших без вести греков-киприотов, арестованных турецкими властями Северного Кипра. Еще 60 млн. евро полагалось выплатить за нанесенный моральный ущерб грекам, проживающим на полуострове Карпасия, блокированном турецкими военными. Фактически это решение Европейского суда по правам человека означало, что суд находится на стороне Республики Кипр и не признает самопровозглашенную Турецкую Республику Северного Кипра. Естественно, что Анкара с решением Европейского суда по правам человека не согласилась, а тогдашний министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу заявил, что Турция не собирается исполнять решение суда. Правда, не ясно, как при таком отношении к европейскому правосудию Турция еще лелеет надежду на интеграцию в европейское сообщество? Но, с другой стороны, похоже, что Анкара уже осознала невозможность включения Турции в состав Евросоюза, поэтому предпочитает действовать, исходя из собственных интересов.

Кстати, практически сразу же после провозглашения на территории Северного Кипра Турецкой Республики, ее власти, при поддержке Анкары, решили обезопасить контролируемую территорию от возможных попыток силового воссоединения с остальным Кипром. В настоящее время Турецкая Республика Северного Кипра обладает собственными военизированными формированиями — Силами Безопасности. По своему функционалу они приближаются к пограничным и внутренним войскам, выполняя задачи по охране границ и поддержанию общественной безопасности. Комплектование Сил Безопасности осуществляется посредством мужчин в возрасте от 18 до 40 лет. Численность Сил Безопасности — 3,5 тысячи военнослужащих, сведенных в 4 пехотных полка. Кроме того, 11 тыс. человек пребывает в запасе первой очереди, 10 тыс. человек — в запасе второй очереди, 5 тыс. человек — в запасе третьей очереди (мужчины в возрасте 50 лет и старше). Вооружение Сил Безопасности состоит из стрелкового оружия, 73 минометов и 6 ПТРК «Милан». Также у ТРСК есть береговая охрана, располагающая 5 сторожевыми катерами. Командование Силами Безопасности ТРСК осуществляет турецкий офицер, обычно — в звании бригадного генерала турецкой армии. Естественно, что небольшие Силы Безопасности ТРСК никогда не считались серьезной гарантией против кипрского или, тем более, греческого нападения, поэтому на территории Северного Кипра размещены внушительные турецкие вооруженные силы. В Турецкой Республике Северного Кипра дислоцируется 11-й армейский корпус Вооруженных сил Турции в составе 2 мотопехотных дивизий (28-я и 39-я мотопехотные дивизии), 14-й отдельной бронетанковой бригады, механизированной бригады «Турдик» и ряда других частей и подразделений. Численность 11-го армейского корпуса Вооруженных сил Турции превышает 40 тыс. солдат и офицеров. Таким образом, на территории Северного Кипра дислоцирован внушительный вооруженный контингент турецких и турко-кипрских войск совместной численностью около 45 тыс. военнослужащих.



Спор из-за Эгейских островов

Конфликтные взаимоотношения Греции и Турции не сводятся к проблеме Северного Кипра. Еще большее значение имеет «Эгейский спор» — ведь именно он является одной из важнейших причин постоянных столкновений между двумя государствами, которые едва не ставят их на грань боевых действий. Точная граница между Грецией и Турцией в Эгейском море не определена до сих пор, причина тому — взаимные споры двух государств. Несмотря на то, что протяженность материковой береговой линии Турции и Греции примерно одинакова, почти все острова Эгейского моря (за исключением островов Имброс и Тенедос) находятся под управлением Греции. Греции принадлежат и острова, расположенные в непосредственной близости от турецкого побережья. Бесспорно, что они являются греческими и по истории, и по составу населения — это Хиос, Самос, Лесбос и архипелаг Додеканес. Однако Турция, из-за столь близко расположенных греческих островов, не может расширить морские и воздушные зоны влияния. В 1996 г. Турция и Греция едва не оказались на грани настоящей войны и вооруженное столкновение двух участников НАТО удалось предотвратить только благодаря американскому вмешательству. Началось все с того, что турецкий сухогруз Figen Akat в результате ошибки его капитана и штурмана, 25 декабря 1995 г. вылетел на берег одного из островов Имиа, которые на турецких картах именуются «острова Кардак». На этих островах нет ни населения, ни каких-либо объектов. Греческая спасательная служба предложила капитану сухогруза помощь в ликвидации аварийной ситуации, но капитан отказался и, заявив, что он находится в территориальных водах Турции, обратился за помощью к своим соотечественникам — турецкой береговой охране. 29 декабря 1995 г. Турция объявила острова Кардак своей территорией, после чего обе страны развернули друг против друга информационную кампанию. 26 января 1996 г. мэр греческого острова Калимиос, вместе со священником и двумя земляками, высадились на острове Имиа и подняли над ним греческий флаг. Но уже 27 января на остров высадились турецкие корреспонденты из газеты Hurriyet, которые спустили греческий флаг и подняли государственный флаг Турции. Церемония поднятия турецкого флага транслировалась по национальному телевидению и привела к тому, что уже 28 января на остров высадилась группа греческих спецназовцев, которая снова поменяла турецкий флаг на греческий. Конфронтация двух стран, как казалось, была неизбежной, тем более, что и Греция, и Турция стали подтягивать к району островов Имиа (Кардак) военные корабли. 30 января турецкий фрегат направил орудия на греческий катер и вошел в территориальные воды Греции. После этого в Эгейское море выдвинулся почти весь плавсостав греческих военно-морских сил. 31 января 1996 г. с фрегата ВМС Греции «Наварино» поднялся разведывательный вертолет. На нем находились три пилота — Христодулос Каратанасис, Панагиотис Влахакос и Экторас Гиалопсос. Пролетая над западным из островов Имиа, пилоты доложили командованию, что на острове неизвестные вооруженные люди поднимают государственный флаг Турции. Это были бойцы турецкого подразделения спецназа, высадившиеся на острове для все той же цели — поменять флаги. Вскоре связь с вертолетом пропала. Понимая всю сложность сложившейся ситуации, в конфликт вмешались Соединенные Штаты Америки. После вмешательства президента Клинтона, Греция и Турция пошли на отвод войск и восстановление статус-кво островов Имиа (Кардак). Но территориальные претензии по островам у Греции и Турции сохраняются до сих пор. Греческая общественность считает, что вертолет ВМС Греции был сбит турецкими спецназовцами, тогда как официально Афины утверждают, что его крушение произошло из-за технических неполадок.

Территориальные споры между странами ужесточились после того, как на шельфах Эгейского моря нашли нефть. В настоящее время Греция претендует на расширение территориальных вод до 12 морских миль — в соответствии с требованиями международного права. Турция, которая и так расширила свои территориальные воды до 12 морских миль, настроена к этим попыткам Греции крайне негативно и демонстрирует отрицание международного права. Точно такая же ситуация сложилась относительно воздушного пространства и воздушной границы двух стран. Естественно, что возникают и споры относительно экономической эксплуатации шельфа. Греция борется также за право проведения военно-воздушных учений над международной частью Эгейского моря. Турция предъявляет территориальные претензии на несколько малых островов, в том числе — остров Имиа (Кардак). Власти Турции объясняют свою позицию опасениями в стремлении Греции установить полный контроль над Эгейским морем. Греция, в свою очередь, обвиняет Турцию в желании «захватить половину Эгейского моря» и расширить свою зону влияния за пределы греческих островов Лесбос, Хиос, Самос и архипелага Додеканес, в результате чего последние окажутся со всех сторон окруженными турецкими территориальными водами.

Кому принадлежит воздушное пространство?

Именно с «Эгейским спором» и связаны постоянные нарушения греческого воздушного пространства турецкими военными самолетами. Как известно, национальное воздушное пространство представляет собой воздушное пространство над сухопутной частью территории государства и прилегающими территориальными водами. Соответственно, правом осуществлять внешнее воздушное движение в национальном воздушном пространстве, обладают только те иностранные самолеты, которым на то выдано специальное разрешение. Если у гражданских самолетов, перевозящих пассажиров или грузы, обычно не возникает проблем с перемещением через национальное воздушное пространство в соответствии с международными договорами, то с военной авиацией все намного сложнее. Большинство стран мира не терпят присутствия иностранной военной авиации в своем воздушном пространстве без надлежащего на то разрешения властных органов страны. Еще в 1974 г. Турция решительно отказалась признавать внешние 4 мили воздушного пространства за греческой стороной. При этом Анкара сослалась на Устав Международной организации гражданской авиации (ИКАО), принятый в 1948 г. В соответствии с этим послевоенным документом, обе зоны воздушного пространства должны быть одинаковыми по размеру. Но Греция в качестве аргумента приводит факт официального признания греческой зоны в 10 морских миль в 1931 г., причем это признание было подтверждено всеми соседними государствами, включая и саму Турцию. В результате спорной ситуации, неизбежно вспыхивают регулярные конфликты из-за полетов турецкой военной авиации над Эгейским морем, то есть — в национальном воздушном пространстве Греции. Турция убеждена в своем полном праве осуществления полетов в четырехмильной полосе, однако Греция, в соответствии с принципом защиты национального воздушного пространства, каждый раз поднимает свои истребители на перехват турецких самолетов. Неоднократно столкновения в воздухе приводили к человеческим жертвам. Среди них — турецкий пилот Наиль Эрдоган, сбитый в 1996 г. греческим самолетом, греческий пилот Николаос Сиалмас, разбившийся в районе острова Айос-Эфстратиос при попытке перехватить турецкий самолет F-16, греческий пилот Костас Илиакис, разбившийся в районе острова Карпатос в результате столкновения с турецким самолетом F-16.

— капитан Наиль Эрдоган

8 октября 1996 г. самолет ВВС Турции F-16 поднялся в небо с военно-воздушной базы в турецкой провинции Баликесир для проведения учебного полета. В районе острова Хиос самолет потерпел аварию. Командир самолета подполковник Осман Чилекли успел катапультироваться. Его подобрали греческие спасатели и передали турецкому командованию. Второй пилот капитан Наиль Эрдоган исчез. Его тело найдено не было. Вскоре родственники Наиля Эрдогана сообщили прессе, что власти Турции, скорее всего, скрывают подлинную причину аварии самолета — он был сбит ВВС Греции. Анкара сама опровергла эту информацию. Прошло 16 лет и в 2012 году подполковник Чилекли все же нарушил «обет молчания». Он подтвердил, что самолет действительно был сбит греческой стороной. Выступление подполковника Чилекли заставило дать официальный комментарий и руководителей вооруженных сил Турции. Выступивший перед журналистами министр обороны Исмет Йылмаз подтвердил, что в 1996 г. самолет F-16D, пилотируемый подполковником Чилекли и капитаном Эрдоганом, был сбит ракетой «воздух-воздух», выпущенной с самолета «Мираж-2000», принадлежащего ВВС Греции. С тех пор не утихают споры о подлинных причинах трагедии. Турецкие военные утверждают, что самолет ВВС Турции следовал без вооружения, тогда как греческая сторона, напротив, утверждает, что самолет был вооружен и следовал в сопровождении еще одного самолета. Более того — турецкий пилот сам пошел на столкновение, а греческий пилот Танос Гривас нажал на гашетку случайно, не имея умысла уничтожать турецкий самолет. Спустя десять лет турецкая сторона случайно или целенаправленно, но «отыгралась» за сбитого греками капитана Эрдогана. 23 мая 2006 года два турецких самолета F-16 и разведывательный самолет F-4 нарушили воздушное пространство Греции на высоте 8200 метров. Греческие авиационные службы об этом оповещены не были, поэтому на перехват турецких самолетов были подняты два истребителя F-16 ВВС Греции. Над островом Карпатос турецкий и греческий самолеты столкнулись. Турецкому пилоту Халилу Ибрагиму Оздемиру удалось катапультироваться, а греческий летчик Костас Илиакис погиб. Не исключено, что перечисленные выше потери турецких и греческих ВВС — далеко не последние в противостоянии двух стран за воздушное пространство над Эгейским морем. Ни Турция, ни Греция не желают идти на компромисс. Более того — турецкая сторона использует провокационные методы, всячески демонстрируя свое пренебрежение к протестам со стороны Греции. Когда ВВС Турции сбили российский самолет Су-24, а экстремисты из туркоманской группировки убили пилота подполковника Олега Пешкова, министр иностранных дел Греции Никос Котзиас выразил свои соболезнования российскому министру иностранных дел Сергею Лаврову. Греческая сторона прекрасно понимает, как ведет себя Турция в воздушном пространстве. Каждый год греческие авиадиспетчерские службы фиксируют около 1,5 тысяч случаев вторжения турецких военных самолетов в воздушное пространство Греции. Несколько раз в день турецкие самолеты залетают в греческое воздушное пространство. Греция в ответ вынуждена поднимать боевую авиацию на перехват нарушителей границы. Так, в июле 2015 года шесть турецких самолетов F-18 вновь нарушили воздушное пространство Греции и, прежде чем греки подняли в воздух четыре истребителя, не менее 20 раз нарушили греческую воздушную границу. Для турецкой военной авиации нарушения воздушного пространства Греции давно стали привычным фактом. Пожалуй, можно говорить о том, что если бы греки не демонстрировали христианское великодушие (а точнее — власти страны не находились бы в союзнических отношениях с США), то турецкие военно-воздушные силы могли бы уже лишиться всех своих самолетов, столь часты факты нарушения греческого воздушного пространства турецкой военной авиацией.

— греческий военный летчик Костас Илиакис

15 февраля 2016 г. Генштаб вооруженных сил Греции сообщил о 20 нарушениях воздушного пространства Греции, которые были совершены шестью турецкими военными самолетами. Как сообщают греческие военные, подобные инциденты чаще всего происходят во время патрулирования в водах Эгейского моря с целью предотвращения проникновения беженцев с турецкого побережья в Грецию. Еще один инцидент произошел был связан с визитом премьер-министра Греции Алексиса Ципраса в Иран. Из-за несогласий турецкого правительства самолет премьер-министра Греции был вынужден изменить свой маршрут. Как известно, премьер-министр Греции летает на военном самолете, принадлежащем Министерству обороны Греции и пилотируемом офицерами ВВС. Этого оказалось достаточно для того, чтобы турецкая сторона отказала греческому самолету в праве дозаправки на острове Родос, который Турция считает демилитаризованной зоной (остров Родос принадлежит Греции). Поэтому премьер-министру Греции пришлось лететь обходным путем — через Египет, Иорданию и Саудовскую Аравию, что потребовало выдачи разрешения на перелет «Саудовская Аравия — Иран» самим королем Саудовской Аравии.

ВВС Турции и ВВС Греции — кто кого?

Потенциал военно-воздушных сил Турции и Греции, хотя и имеет некоторый «перекос» в сторону Турции, все же вполне сравним для полноценного военного противостояния. Нельзя забывать о том, что по военно-техническому потенциалу армия Турции находится на втором месте в НАТО после армии США, но и армия Греции занимает в НАТО третье место. В регулярных ВВС Турции служит 48 000 человек, резерв составляет 29 000 человек. Боевая авиация Турции включает 8 истребительно-бомбардировочных, 7 истребительных, 2 разведывательные и 4 учебно-боевые авиационные эскадрильи, вспомогательная авиация — 5 транспортных, 5 учебных и 1 транспортно-заправочную эскадрильи. На вооружении ВВС Турции находится 249 боевых самолетов, 103 транспортных самолета, 192 учебных и учебно-боевых самолета, 40 вертолетов. Боевая подготовка турецких пилотов и наземных служб авиации отличается высоким уровнем, нацелена на поддержание постоянной боевой готовности военно-воздушных сил страны. На территории Турции имеется 34 аэродрома с искусственными взлётно-посадочными полосами. Кроме того, собственной авиацией обладают и Военно-морские силы Турции — они располагают 6 морскими патрульными самолетами, 22 противолодочными вертолетами и 4 поисково-спасательными вертолетами.



Греция обладает менее многочисленными Военно-воздушными силами, хотя и они насчитывают внушительное количество боевых самолетов. Так, на вооружении ВВС Греции находится 250 истребителей, 15 транспортных самолетов, 4 самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления, 27 вертолетов. Кроме того, ВМС Греции также располагает морской авиацией, на вооружении которой — 19 противолодочных и два многоцелевых вертолета, 7 американских устаревших боевых патрульных самолетов, находящихся на хранении. К минусам военно-воздушных сил Греции специалисты относят недостаточный уровень финансирование, большое количество устаревшей авиационной техники и плохой уровень боевой подготовки летного и наземного состава. Таким образом, технический потенциал и вооружение военно-воздушных сил двух стран вполне сравнимы, хотя по численности личного состава сухопутных войск Турция все же превосходит Грецию. Кроме того, в отличие от греческих военных, турецкие военные имеют значительный опыт боевых действий в противопартизанской войне против вооруженных формирований Рабочей партии Курдистана на юго-востоке Турции. Греческие военные имеют опыт участия в боевых действиях в составе контингента НАТО в Афганистане, однако там находились, преимущественно, вспомогательные греческие подразделения, причем численность греческих военнослужащих, побывавших в Афганистане в период с 2002 по 2012 гг. (то есть, за десять лет), не превышает 3,5 тысяч человек. Что касается воздушных столкновений, то сложно сказать, за кем, в случае войны Турции и Греции, окажется победа в воздухе. В современной истории есть всего один известный пример воздушного боя греческой и турецкой авиации, произошедший в 1996 году — о нем мы рассказывали выше. Он закончился победой греческих пилотов, хотя турецкая авиация в том столкновении имела численное превосходство.

Имперские амбиции Турции могут дорого стоить Анкаре. Неадекватность действующего турецкого правительства привела к тому, что страна поссорилась со всеми соседями, в том числе и с теми, с которыми ранее были выгодные отношения. Среди главных противников Турции — не только соседние Иран, Греция и Сирия, но и Россия, до недавнего времени бывшая одним из важнейших экономических партнеров Анкары. В то же время, Соединенным Штатам Америки политика турецкого руководства приходится все меньше по нраву, хотя пока Вашингтон не готов перейти к открытому осуждению Анкары. Турция важна для США как важнейший компонент НАТО в непосредственной близости от стратегически важных рубежей с Россией. По крайней мере, в отличие от американских союзников в Восточной Европе, вроде Румынии, Украины или прибалтийских государств, Турция обладает очень многочисленной и реально боеспособной армией. Другое дело — сколь долго США будет готово прикрывать Анкару, в том числе и во взаимоотношениях с другими членами НАТО, к примеру — с той же Грецией. Конечно, пока открытое вооруженное столкновение Турции с Грецией маловероятно, но исключать его полностью нельзя, тем более, если учитывать растущие амбиции Эрдогана и бесконечные нарушения воздушного пространства Греции. Терпение Афин, конечно, велико, но и ему может настать конец.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
http://geo.1september.ru/, http://www.iefimerida.gr/,
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти