Дэвид Николь о военном деле Великих Моголов (часть 2)

Кавалерия всегда была самым важным элементом армии Великих Моголов. Она была разделена на четыре основные части. Лучшими, по крайней мере, самыми высокооплачиваемыми и наиболее хорошо вооруженными, были элитные всадники ашади или «благородные воины». Многие из их потомков до сих пор имеют звание манзааб. Ашади Акбара находились под командованием наиболее знатного дворянина и имели своего собственного казначея бахши. Их главной обязанностью было служить непосредственно императору, передавать важные сообщения и охранять дворец. Плата (и статус) ашади были ниже, чем у самого низкого манзабдара, но выше, чем у обычного табинан, то есть солдата.


Сабли и щит индийских всадников эпохи Великих Моголов.


Вторыми пришли дакшили или «дополнительные войска», которые нанимались и оплачивались государством. Из них также формировался элитный отряд кавалерии, который назывался Табинан-и Кхаса-и Падшихи, и во время правления Аурангзеба насчитывал около 4000 человек. То есть это был своеобразный противовес ашади.

Дэвид Николь о военном деле Великих Моголов (часть 2)

Шах Аурангзеб верхом на коне. Музей искусств Сан-Диего.

Войска, которые набирались лично манзабдарами, составляли третью часть кавалерии. Эти были в основном обычные табинан. Их вооружение и стандарты обучения сильно варьировались в зависимости от места, где они набирались. Их первейшей обязанностью была лояльность к своим манзабдарам, которые привлекли их на службу, и они оказались самым надежным элементом индийской конницы во время правления Акбара.


Индийская кольчуга 17-19 вв. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Четвертую и последнюю часть конницы составляли иррегулярные войска местных правителей и племенных вождей. Многие из них были индуистские заминдары, принадлежавшие к касте воинов, чьи права были признаны правительством Моголов. При Акбаре в его походах обычно принимали участие 20 заминдаров, каждый со своими собственными войсками. В свою очередь заминдары платили моголам регулярную дань и по первому их требованию предоставляли им свои войска, когда это было необходимо. В этих частях была очень высокой этническая или культурная специфика: афганские новобранцы обычно служили у афганских манзабдаров, турки служили «под турками», и так далее. Даже если этот принцип в более поздние годы и нарушался, многие подразделения продолжали иметь в своих рядах значительное количество мужчин «правильного» этнического происхождения.


Индийский сегментный шлем. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Качество войск проверялось при помощи системы, известной как дах, заимствованной из прошлого и реанимированной во время военных реформ Акбара. Попросту говоря, подробным образом записывалось, что у какого воина имелось в наличии, а раз в год устраивался смотр, где наличие всего записанного проверялось.

О подготовке кавалерии Моголов известно немного, хотя, конечно, новобранцы должны были пройти жесткие испытания своей «профпригодности» и навыков верховой езды. Известно, что подготовка осуществлялась на дому с использованием гирь или тяжелых кусков дерева; в сезон дождей солдаты занимались борьбой. Стрельбе из лука обучались и в пешем строю, и в конном; и индийская конница, особенно индуистские раджпуты, гордились своей способностью сражаться как пехота, когда это было необходимо, и как конница. Обязательным было упражнение с мечом и щитом.


Индийский шлем из ткани, набитой хлопком 18 в. Вес 598, 2 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Важность лошадей в коннице очевидна. На протяжении всего средневековья большое количество лошадей были импортированы в Индию, в основном из Сомали, Аравии, Средней Азии и Ирана. Уже во времена Бабура раненых лошадей отправляли на прохладные горные пастбища в Афганистан, чтобы они там выздоравливали, потому, как в жарком индийском климате они чувствовали себя неважно. Моголы создали свои собственные хорошо организованные имперские конюшни под руководством специального должностного лица атбеги, причем персонал конюшен подбирался очень тщательно. Акбар поднял уровень коневодства в пределах Индии так высоко, что лошади из Гуджарата ценились даже выше, чем лошади известных арабских пород.

Моголы ценили силу и выносливость лошади выше скорости, возможно, потому что их кавалерия использовала конские доспехи. Некоторые лошади были обучены ходить или прыгать на задних ногах, чтобы дать возможность всаднику атаковать сидящих на слонах. Персы, однако, считали, что индийцы делали своих лошадей слишком послушными, что «угнетало их дух».

Пехота Великих Моголов никогда не была столь престижна как конница, но играла важную роль. В большинстве это были плохо вооруженные крестьяне или горожане, нанимаемые местными мусульманскими манзабдарами или индуистскими заминдарами. Единственная профессиональная пехота состояла из «мушкетеров», лучшие из которых, кажется, были выходцами из района нижнего течения Ганга и Бенгалии. Однако вначале лишь четверть обычной пехоты была вооружены мушкетами; остальные были лучниками или служили в качестве плотников, кузнецов, водоносов и пионеров. Часть пехотинцев была набраны с предгорий около Равалпинди. В 16-м веке набирались также воины из горных пустынь Белуджистана; они сражались как пешие лучники и также как лучники на верблюдах. Эфиопы иногда упоминаются, но в основном в качестве дворцовых евнухов или… полицейских в городе Дели.

К пехоте относились дарданы – носильщики; специальные подразделения охраны, по-видимому, набранные из «воров и разбойников», и, наконец, кухары – ассенизаторы. Но самой экзотической была «пехота» урду-бегис, подразделение вооруженных женщин, которые охраняли императорский гарем.


Осада крепости Ратхамбор. Акбарнаме, ок. 1590 г. Музей Виктории и Альберта, Лондон.

На нижнем конце шкалы была индусская местная милиция буми. В их обязанность входило сохранять закон и порядок, а также бороться с религиозными фанатиками, организовывать иллюминацию на религиозных праздниках, защищать город в случае нападения врага и даже… оказывать помощь вдовам, вынужденным совершать сати или индуистское ритуальное самоубийство, если они на самом деле этого не хотят. Каждый саркар или сельский округ отвечал за собственную милицию, но были еще и силы местного раджи. Причем интересно, что одной из обременительных их обязанностей была компенсация любому путешественнику, который был ограблен в дневное время, то есть подвергся сугубому насилию. Если же кража происходила ночью, считалось, что это вина потерпевшего: надо было не спать, а охранять свое добро!


Индийская сабля шамшир, начало 19 в. Сталь, слоновая кость, эмаль, золото, серебро, дерево. Длина 98.43 см. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. В коллекции с 1935 года.

Вооружение пехоты Моголов пехоты было очень разнообразным. Интересно, что индийцы предпочитали пользоваться фитильными мушкетами, даже части военной элиты, поскольку они в условиях сырости, царившей в Индии, оказались более надежными, чем ружья с кремневым замком. Вооружение большинства пехотинцев составляют мечи, щиты, копья, кинжалы, луки и иногда арбалеты. Мощный композитный лук среднеазиатского происхождения был известен в Индии в течение тысяч лет, но такие луки очень страдали от местного климата; в результате индийцы использовали камта или простой лук, аналогичный по конструкции средневековому английскому луку.


Индийский лук из стали 1900 г. Коллекция Уоллеса, Лондон.

Известно, что еще в древности, когда в Индии существовало государство Маурьев, лучники использовали луки из бамбука такой величины, что натягивали их при помощи ноги! Ну, а мусульманская Индия разработала свой тип лука, подходящий для индийского климата – стальной, из дамасской стали. Основным занятием пехоты была осада, а так как замков и крепостей в Индии было очень много, то Моголы без пехоты просто не могли обойтись. Европейские путешественники, однако, отмечали и не раз, что даже собственные «мушкетеры» императора не были так хорошо обучены, как европейские.


С помощью слона можно было украсть возлюбленную прямо с балкона. Бодлеанская библиотека Оксфордского университета.

Боевые слоны были важным, хотя и не главным, элементом в армии Моголов. Самки использовались для перевозки багажа и транспортировки пушек; слонов-самцов обучали сражаться. Западные наблюдатели постоянно преуменьшают значение слонов на войне. Тем не менее, сам Бабур заявлял, что три или четыре слона могли тащить большое орудие, которое в противном случае пришлось бы тянуть четырем или пяти сотням человек. (С другой стороны, он же отмечал, что один слон съедает столько, сколько хватило бы на пятнадцать верблюдов.)

Основной функцией боевых слонов в армии Моголов являлось их использование в качестве… платформы для командиров, чтобы дать им достаточную высоту, чтобы наблюдать за тем, что происходит. Правда, это превращало их в хорошую мишень, но зато и спастись им было легче, чем всем прочим, так как бегущий слон подобен всесокрушающему тарану!


Индийский боевой слон в доспехах из Королевского Арсенала в Лидсе, Англия.

В 1526 году Бабур писал, что был свидетелем, как индийские боевые слоны напали на его всадников, растоптали много лошадей, так что их седоки вынуждены были бежать пешком. Слонов трудно убить, хотя и не слишком трудно отразить, писал он далее. Акбар также не отказался от слонов. Он создал несколько «центров» по обучению этих животных, начиная с десяти лет. И первое, чему их учили, это не бояться звуков выстрелов! Вскоре Акбар получил несколько отрядов слонов, на спинах которых сидели мушкетеры и лучники. Некоторые «бронированные слоны» несли на себе даже небольшую пушку.

В начале 16-го века некий португальский путешественник отмечал, что Велики Моголы имели очень большие пушки. Он также отметил, что индийские бронзовые пушки превосходили те, что были сделаны из железа. Он отметил использование «европейских» легких полевых орудий, которые так и назывались фаринджи, зарбзан, которые были в ведении двух мужчин, и мушкетов тюфенг. Тяжелые пушки Бабура могли стрелять на 1600 шагов. Что касается армии Хумаюна, то про нее сообщалось, что она насчитывала 700 орудий, запряженных волами, а также 21 тяжелое орудие, которое перевозили слоны.


Индийские пушки в прошлом всегда богато украшались.

При Акбаре Индия, наряду с Османской империей, стала ведущим государством мусульманского мира в области развития артиллерии. Император создал новые заводы и приказал проверять все новые пушки стрельбой. Акбару приписывают создание 17-ствольного орудия и специального приспособления, чтобы чистить все 17 стволов одновременно.


Дульная часть старинного индийского орудия.

Стандартным орудием являлась фитильная пушка с длиной ствола около четырех футов, а у больших орудий – шести футов. Для стрельбы использовались каменные ядра, картечь, а вот пехотинцы применяли еще и керамические пороховые гранаты, и ракеты из бамбуковых стволов.

Ракеты, и в самом деле, стали все более популярными в Индии с середины 16-го века. Дальность их полета была до 1000 ярдов, причем известно, что пусковые установки нередко перевозились на верблюдах. Некоторые из них имели пороховые боеголовки, в то время как другие должны просто «скакать» по земле, чтобы пугать лошадей противника. Британский офицер по имени Конгрив видел оружие в Индии в 1806 году и предложил собственную версию («ракета Конгрива») индийской ракеты, которую англичане использовали в наполеоновских войнах.


Рисунок Ангуса МакБрайда. Пушка Урбана у стен Константинополя. Примерно такие же пушки были и у Великих Моголов, только у них эти орудия возили слоны.

Бабур был первым индийским правителем, который превратил артиллерию в отдельный род войск под строгим контролем государства, то есть непосредственно при императорском дворе, где имелся специальный офицерский чин мир-и атиш, который за нее отвечал. Интересно, что большинство артиллеристов были османские турки, но также и арабы, индийцы, португальцы и голландцы. С середины 17-го века европейских наемных артиллеристов очень высокого ранга в армии Моголов стало много; один голландец, например, служил в Индии в течение 16 лет, прежде чем вернуться домой богатым человеком.


Индийский кинжал эпохи Великих моголов: сталь, золото, рубины, изумруды, цветная эмаль. Коллекция Уоллеса, Лондон.

Пика своего развития артиллерия Моголов достигла при Аурангзебе во второй половине 17-го века, который тоже очень любил большие бронзовые пушки. Стволы их были причудливо украшены, а сами они имели героически-звучащие имена. Правда, стреляли они редко. Легкие орудия – каждые 15 минут, в то время как гигантские пушки один раз в 45 минут.

Транспортная система могольской армии была хорошо организована. Грузы перевозились на бактрийских верблюдах, быках, а также на слонах. Но только собственные войска императора имели специальные военные кухни. Остальные войска питались «индивидуально» и… кое-как! Медицинские услуги были еще хуже, чем в других мусульманских армиях, большинство раненых могли полагаться только на своих собственных родственников, которые могли оказать им помощь после битвы.


Индийский кольчужно-пластинчатый доспех.

Сообщение и снабжение армии осуществлялось по рекам, благо в Индии есть Инд и Ганг. Интересно, пишет Д. Николь, что и Индийский океан был удивительно спокойным местом для мореплавания, пока туда не добрались европейцы. Там плавали большие корабли, некоторые из которых использовались в качестве военных транспортов во время прибрежных кампаний. Единственный реальный флот Моголов состоял из 750 судов, которые должны были защищать побережье от бирманских, бенгальских и европейских пиратов.


Индийский придворный гвардеец 18 в. в защитной одежде, получившей название «доспех из десяти тысяч гвоздей». Вооружен мечом хандой. Коллекция Уоллеса, Лондон.

Европейцы, посещавшие Индию в середине 17-го века, описывают солдат армии Великих моголов как храбрых, но недисциплинированных и склонных к панике. Ревность между старшими командирами была еще более серьезной проблемой, поскольку порождала ненужное и опасное соперничество. Но главной проблемой, скорее всего, была усложненная структура военной системы, принятой Акбаром. Шах Джахангир попытался упростить ее, но сделал только еще хуже.

Когда Шах-Джахан взошел на трон, он обнаружил, что его армия была намного больше на бумаге, чем в реальности. Старшие офицеры одалживали (!) друг другу свои войска во время переписи, в то время как другие перед ней набирали необученных людей на базарах и сажали их на любого доступного по цене коня. Шах-Джахан признал ситуацию критической, и в 1630 году решил уменьшить размер армии до того, который был на самом деле. В то же время он также снизил офицерские оклады и поставил размер жалования в зависимость от компетенции офицера. На практике это означало, что успешным командирам дали больше денег, чтобы они могли покупать дополнительных лошадей. Была введена система «бонусов», а также усилен контроль за сбором денег на местах. Но все эти меры больших результатов не дали!
Автор:
Вячеслав Шпаковскокий
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти