ЗРК С-200 в XXI веке



После создания в США ядерного оружия его основными носителями до середины 60-х годов XX века являлись стратегические дальние бомбардировщики. В связи с быстрыми темпами роста лётных данных боевой реактивной авиации, в 50-е годы прогнозировалось появление в течение ближайшего десятилетия сверхзвуковых дальних бомбардировщиков. Работы над такими машинами активно велись как у нас, так и в США. Но в отличие от СССР, американцы могли также наносить ядерные удары с помощью бомбардировщиков, не обладавших межконтинентальной дальностью, действуя с многочисленных баз вдоль границ с Советским Союзом.


В данных условиях особую актуальность приобрела задача создания перевозимого зенитно-ракетного комплекса большой дальности, способного поражать высотные скоростные цели. Принятый на вооружение в конце 50-х ЗРК С-75 в своих первых модификациях имел дальность пуска немногим более 30 км. Создание рубежей обороны для защиты административно-промышленных и оборонных центров СССР с использованием этих комплексов являлось делом чрезвычайно затратным. Особенно острой была необходимость защиты с наиболее опасного северного направления, оно является кратчайшим маршрутом полета американских стратегических бомбардировщиков в случае принятия решения о нанесении ядерных ударов.

Север нашей страны всегда был малозаселённой территорией, с редкой сетью дорог и обширными пространствами почти непроходимых болот, тундры и лесов. Для контроля огромных пространств был необходим новый передвижной зенитный комплекс, с большим радиусом действия и досягаемостью по высоте. Перед специалистами ОКБ-2, занимавшимися созданием новой зенитной системы, в 1960 году была поставлена задача достижения дальности пуска при поражении сверхзвуковых целей - 110-120 км, а дозвуковых - 160-180 км.

На тот момент в США уже был принят на вооружение ЗРК MIM-14 «Найк-Геркулес» с дальностью пуска 130 км. «Найк-Геркулес» стал первым комплексом большой дальности с твердотопливной ракетой, что существенно облегчило и удешевило его эксплуатацию. Но в Советском Союзе в начале 60-х ещё не были разработаны эффективные рецептуры твёрдого топлива для зенитных управляемых ракет (ЗУР) большой дальности. Поэтому для новой советской дальнобойной зенитной ракеты решили применить жидкостный ракетный двигатель (ЖРД) работающий на компонентах, ставших уже традиционными для отечественных ракетных комплексов первого поколения. В качестве горючего использовался - триэтиламинксилидин (ТГ-02), а в качестве окислителя - азотная кислота с добавкой четырехокиси азота. Старт ракеты осуществлялся с помощью четырёх сбрасываемых твердотопливных ускорителей.

ЗРК С-200 в XXI веке


В 1967 году на вооружение зенитно-ракетных войск ПВО СССР поступил ЗРК большой дальности С-200А (подробней здесь: Зенитный ракетный комплекс большой дальности С-200) с дальностью стрельбы 180 км и досягаемостью по высоте 20 км. В более совершенных модификациях: С-200В и С-200Д, дальность поражения целей были доведена до 240 и 300 км, а досягаемость по высоте составила 35 и 40 км. На такие показатели дальности и высоты поражения и сегодня могут равняться другие, гораздо более современные зенитные системы.

Рассказывая про С-200, стоит подробней остановиться на принципе наведения зенитных ракет данного комплекса. До этого во всех советских ЗРК применялось радиокомандное наведение ЗУР на цель. Достоинством радиокомандного наведения является относительная простота исполнения и невысокая стоимость аппаратуры наведения. Однако данная схема весьма уязвима для организованных помех, так же по мере увеличения дальности полёта зенитной ракеты от станции наведения – возрастает величина промаха. Именно по этой причине практически все ЗУР американского комплекса большой дальности MIM-14 «Найк-Геркулес» на территории США вооружались ядерными боевыми частями. При стрельбе на дальность близкую к максимальной, величина промаха радиокомандных ракет «Найк-Геркулес» достигала нескольких десятков метров, что не гарантировало поражения цели осколочной боевой частью. Реальная дальность поражения самолётов фронтовой авиации ракетами, не несущими ядерную БЧ, на средних и больших высотах составляла 60-70 км.

По многим причинам в СССР было невозможно вооружать все дальнобойные зенитные комплексы ракетами с атомными боеголовками. Понимая тупиковость этого пути, советские конструкторы разработали для ракет С-200 полуактивную систему самонаведения. В отличие от радиокомандных комплексов С-75 и С-125, в которых команды наведения выдавались станциями наведения ракет СНР-75 и СНР-125, в составе ЗРК С-200 применялся радиолокатор подсвета цели (РПЦ). РПЦ мог захватить цель и перейти на ее автосопровождение головкой самонаведения (ГСН) ЗУР на дальности до 400 км.


РПЦ


Отраженный от цели зондирующий сигнал РПЦ принимался головкой самонаведения ЗУР, после чего происходил её захват. С помощью РПЦ также определялась дальность до цели и зона поражения. С момента пуска ракеты РПЦ осуществлял непрерывную подсветку цели для ГСН зенитной ракеты. Контроль ЗУР на траектории вёлся с помощью контрольного ответчика, входящего в состав бортового оборудования. Подрыв боевой части ракеты в районе цели осуществлялся неконтактным полуактивным взрывателем. В составе оборудования ЗРК С-200 впервые появилась цифровая вычислительная машина ЦВМ "Пламя". На неё возлагались задача определения оптимального момента пуска и обмена координатной и командной информацией с вышестоящими командными пунктами. При ведении боевой работы комплекс получает целеуказания от РЛС кругового обзора и радиовысотомера.

Благодаря применению в составе ЗРК С-200 зенитных ракет с полуактивной ГСН против него стали неэффективны радиопомехи, применяемые ранее для ослепления С-75 и С-125. По источнику мощной шумовой помехе «двухсотке» работать было даже проще чем по цели. В этом случае возможен пуск ракеты в пассивном режиме при выключенном РПЦ. С учётом того, что ЗРК С-200 обычно входили в зенитно-ракетные бригады смешанного состава с радиокомандными С-75 и С-125, данное обстоятельство существенно расширяло спектр боевых возможностей огневых средств бригад. В мирное время комплексы С-200, С-75 и С-125 дополняли друг - друга, существенно затрудняя для противника задачи ведения разведки и радиоэлектронной борьбы. После начала массового развёртывания ЗРК С-200 войска ПВО страны обрели «длинную руку», заставившую авиацию США и НАТО уважительно относится к целостности наших воздушных границ. Как правило, взятие на сопровождение РПЦ самолёта-нарушителя заставляло его максимально быстро ретироваться.

Комплекс С-200 включал в себя стрельбовые каналы (РПЦ), командный пункт и дизельные электрогенераторы. Стрельбовой канал состоял из радиолокатора подсвета цели, стартовой позиции с системой стартовых площадок для шести пусковых установок, двенадцати заряжающих машин, кабины подготовки старта, электростанции и дорог для подвоза ракет и заряжания пусковых «пушек». Совокупность командного пункта и двух-трех стрельбовых каналов С-200 именовалась группой огневых дивизионов.

Хотя ЗРК С-200 считался возимым, смена огневых позиций для него была весьма сложным и трудоёмким делом. Для перебазирования комплекса требовалось несколько десятков прицепов, тягачей и тяжелых грузовиков повышенной проходимости. С-200, как правило, размещались на долгосрочной основе, на оборудованных в инженерном отношении позициях. Для размещения части боевых средств радиотехнической батареи на подготовленной стационарной позиции огневых дивизионов для защиты аппаратуры и личного состава строились бетонные сооружения с земляным насыпным укрытием.


Обслуживание, заправка, транспортировка и заряжание ракет на «пушки» было очень непростым делом. Использование в ракетах токсичного топлива и агрессивного окислителя подразумевало использование специальных средств защиты. Во время эксплуатации комплекса было необходимо тщательное соблюдение установленных правил и очень аккуратное обращение с ракетами. К сожалению, пренебрежение средствами защиты кожи и органов дыхания и нарушение методики заправки зачастую приводили к тяжелым последствиям. Ситуация усугублялась ещё и тем, что к работам на стартовых позициях и заправке ракет как правило привлекались срочники из среднеазиатских республик с низкой исполнительской дисциплиной. Не меньшую угрозу для здоровья представляло высокочастотное излучение аппаратной части комплекса. В этом отношении радиолокатор подсвета был куда более опасным по сравнению со станциями наведения СНР-75 и СНР-125.

Являясь одним из столпов войск ПВО страны, до самого развала СССР ЗРК С-200 регулярно проходили ремонт и модернизацию, а личный состав выезжал на контрольные стрельбы в Казахстан. По состоянию на 1990 год в СССР было построено более 200 ЗРК С-200А/В/Д (модификации «Ангара», «Вега», «Дубна»). Производить и содержать такое количество весьма дорогих комплексов, пусть и обладающих уникальными на тот момент характеристиками, строить для них капитальные огневые и технические позиции, могла только страна с планово-командной экономикой, где расход государственных средств жестко контролировался.

Начавшиеся реформы экономики и вооруженных сил России тяжелым катком прокатились по войскам ПВО страны. После объединения их с ВВС количество зенитных комплексов средней и большой дальности у нас сократилось примерно в 10 раз. В результате без зенитного прикрытия оказались целые регионы страны. В первую очередь это касается территории, находящейся за Уралом. Созданная в СССР стройная, многоуровневая система защиты от средств воздушного нападения фактически оказалась разрушенной. Помимо самих зенитных комплексов по всей стране безжалостно уничтожались: капитальные укреплённые позиции, командные пункты, узлы связи, ракетные арсеналы, казармы и жилые городки. В конце 90-х речь шла уже только об очаговой ПВО. До сих пор адекватно прикрыты только Московский промышленный район и отчасти Ленинградская область.

Можно однозначно сказать, что наши «реформаторы» поторопились со списанием и передачей «на хранение» дальнобойных С-200 последних вариантов. Если с отказом от старых ЗРК С-75 ещё можно согласиться, то роль «двухсоток» в неприкосновенности наших воздушных рубежей переоценить трудно. В особенности это относится к комплексам, которые были дислоцированы на европейском севере и Дальнем востоке. Последние С-200 в России, развёрнутые под Норильском и в Калининградской области, выведены из эксплуатации в конце 90-х, после чего они были переданы на «хранение». Думаю, не составляет особого секрета, как «хранилась» у нас сложная техника, в электронных блоках которой имелись радиодетали, содержащие драгметаллы. В течение нескольких лет большая часть законсервированных С-200 была безжалостно разграблена. Списание их на металлолом в период «сердюковщины» было, по сути, формальным подписанием «смертного приговора» давно «убитым» зенитным комплексам.

После распада Советского Союза ЗРК С-200 различных модификаций оказались в распоряжении многих бывших союзных республик. Но эксплуатировать их и поддерживать в рабочем состоянии, оказалось по плечу далеко не всем.


ЗУР комплекса С-200 на военном параде в Баку в 2010 году


Примерно до 2014 года четыре дивизиона несли боевое дежурство в Азербайджане, в Евлахском районе и восточней Баку. Решение о выводе их из эксплуатации было принято после того как азербайджанские военнослужащие освоили полученные из России в 2011 году три дивизиона ЗРС С-300ПМУ2.

В 2010 году в Белоруссии формально в строю ещё имелось четыре зрдн С-200. По состоянию на 2015 год все они выведены из эксплуатации. По всей видимости, последним несущим боевое дежурство белорусским С-200 был комплекс под Новополоцком.

Несколько комплексов С-200 до сих пор несут службу в Казахстане. В 2015 году зенитные ракеты комплекса С-200 были продемонстрированы на юбилейном параде Победы в Астане вместе с пусковыми установками ЗРС С-300П. Позиции для одного ЗРК С-200 не так давно оборудованы в районе Актау, ещё один развёрнутый дивизион имеется северо-западней Караганды.


Снимок Google earth: ЗРК С-200 в районе Караганды


Какие модификации С-200 до сих пор эксплуатируются в Казахстане неизвестно, но вполне возможно, что это наиболее современные С-200Д, оставшиеся на полигоне «Сары-Шаган» после распада Советского Союза. Испытания ЗРК С-200Д с ракетой 5В28М с дальней границей зоны поражения до 300 км завершились в 1987 году.

В Туркменистане в районе аэродрома Мары, на границе пустыни до сих пор можно наблюдать оборудованные позиции для двух зрдн. И хотя ракет на пусковых установках нет, вся инфраструктура зенитных комплексов сохранена и РПЦ поддерживаются в рабочем состоянии. Очищены от песка подъездные пути и технические позиции.



На проходящих в Ашхабаде военных парадах регулярно демонстрируются раскрашенные зенитные ракеты для С-200. Насколько они работоспособны неизвестно. Также непонятно зачем нужен Туркменистану этот достаточно сложный и дорогой в эксплуатации дальнобойный комплекс, и какую роль он играет в обеспечении обороноспособности страны.

До конца 2013 года ЗРК С-200 охраняли воздушное пространство Украины. Об украинских комплексах этого типа стоит рассказать подробней. Украине от СССР досталось огромное военное наследство. Одних только С-200 – больше 20 зрдн. Поначалу украинское руководство транжирило это богатство направо и налево, распродавая военное имущество, технику и вооружение по бросовым ценам. Однако в отличие от России Украина не производила ЗРК самостоятельно, а денег для закупки новых комплексов за рубежом хронически не хватало. В этой ситуации на предприятиях «Укроборонсервиса» была предпринята попытка организации восстановительного ремонта и модернизации С-200. Однако дальше декларации о намерениях и рекламных буклетов дело не продвинулось. В дальнейшем на Украине было решено сконцентрироваться на ремонте и модернизации ЗРС С-300ПТ/ПС.



4 октября 2001 во время проведения крупных учений украинских сил ПВО в Крыму произошел трагический инцидент. Ракетой украинского комплекса С-200, запущенной с мыса Опук, был непреднамеренно сбит российский Ту-154 авиакомпании «Сибирь», выполнявший рейс по маршруту Тель-Авив— Новосибирск. Все находившиеся на борту 12 членов экипажа и 66 пассажиров погибли. Несчастный случай произошел по причине плохой подготовки к учебно-контрольным стрельбам, не были приняты необходимые меры по освобождению воздушного пространства. Размеры полигона не обеспечивали безопасности стрельб зенитными ракетами большой дальности. Во времена СССР контрольно-учебные стрельбы ЗРК С-200 проводились только на полигонах «Сары-Шаган» и «Ашлук». Свою роль сыграли также невысокая квалификация украинских расчётов и нервозность, вызванная присутствием высшего украинского командования и иностранных гостей. После этого случая на Украине были запрещены все пуски зенитных ракет большой дальности, что крайне негативно отразилось на уровне боевой подготовки расчётов и способности сил ПВО выполнять поставленные задачи.

С середины 80-х годов ЗРК С-200В поставлялся за рубеж под индексом С-200ВЭ. Первые зарубежные поставки С-200 начались в 1984 году. После разгрома сирийской системы ПВО в ходе очередного конфликта с Израилем из СССР было отправлено 4 ЗРК С-200В. На первом этапе сирийские «двухсотки» управлялись и обслуживались советскими расчётами из зенитно-ракетных полков, развёрнутых под Тулой и Переславлем-Залесским. В случае начала боевых действий советские военнослужащие во взаимодействии с частями ПВО Сирии должны были отражать налёты израильской авиации. После того как ЗРК С-200В приступили к несению боевого дежурства, а РПЦ начали регулярно брать на сопровождение израильские самолёты, активность израильской авиации в зоне поражения комплексов резко сократилась.


Снимок Google earth: сирийский ЗРК С-200ВЭ в окрестностях Тартуса


В общей сложности с 1984 по 1988 год Сирийские силы ПВО получили 8 ЗРК С-200ВЭ (каналы) 4 технические позиции (ТП) и 144 ракеты В-880Э. Эти комплексы были развёрнуты на позициях в районе Хомса и Дамаска. Сколько их уцелело в ходе непрекращающейся уже несколько лет в Сирии гражданской войны сказать сложно. Система ПВО Сирии за последние несколько лет сильно пострадала. В результате диверсий и обстрелов значительная часть зенитных комплексов, развёрнутых на стационарных позициях, была уничтожена или повреждена. Пожалуй, громоздкий С-200 с его капитальными огневыми и техническими позициями является наиболее уязвимым для атак боевиков из всех имеющихся в Сирии зенитных систем.



Ещё более печальная участь постигла поставленные в Ливию 8 ЗРК С-200ВЭ. Эти дальнобойные комплексы были целями номер один при нанесении авиацией НАТО упреждающих ударов. На момент начала агрессии против Ливии коэффициент технической готовности ливийских противовоздушных комплексов был низким, а профессиональные навыки расчётов оставляли желать много лучшего. В итоге ливийская система ПВО была подавлена, не оказав никакого сопротивления средствам воздушного нападения.


Снимок Google earth: уничтоженная огневая позиция ливийского ЗРК С-200ВЭ в районе Каср Абу Хади


Нельзя сказать, что в Ливии совсем не предпринималось попыток улучшения боевых характеристик имевшихся С-200ВЭ. С учетом того, что мобильность С-200 всегда была его «ахиллесовой пятой», в начале 2000-х с участием иностранных специалистов был разработан мобильный вариант комплекса.



Для этого пусковую установку комплекса установили на большегрузное шасси повышенной проходимости МАЗ-543, поместив ракету между кабинами, по типу ОТР Р-17. Радиолокатор наведения также смонтировали на МАЗ-543. Средства технического и материального обеспечения были размещены на базе автопоездов КрАЗ-255Б. Однако дальнейшего развития данный проект не получил. Муаммар Каддафи предпочитал тратить деньги на подкуп и предвыборные компании европейских политиков, как ему казалось – лояльных по отношению к Ливии.

Во второй половине 80-х начались поставки ЗРК С-200ВЭ в страны Варшавского договора. Но в количественном отношении экспорт С-200 и ЗУР для них был весьма ограниченным. Так Болгария получила всего 2 ЗРК С-200ВЭ (каналы), 1 ТП и 26 ракет В-880Э. Болгарские «двухсотки» были развёрнуты в 20 км северо-западней Софии, неподалёку от населённого пункта Градец и несли здесь боевое дежурство до начала 2000-х. Элементы комплексов С-200 до сих пор остаются в этом районе, но уже без ракет на пусковых установках.

В 1985 году 2 ЗРК С-200ВЭ (каналы) 1 ТП и 44 ракеты В-880Э так же получила Венгрия. Для С-200 были построены позиции недалеко от города Мезёфальва в центральной части страны. С этой точки благодаря большой дальности пуска ЗРК могли контролировать практически всю территорию Венгрии. Прослужив около 15 лет3 венгерские «Веги-Э» были выведены из эксплуатации и находились в этом районе до 2007 года, кроме С-200 на территориях огневой и технической позиций также складировались ЗРК С-75 и С-125.

В ГДР было поставлено 4 ЗРК С-200ВЭ (каналы) 2 ТП и 142 ракеты В-880Э. Прослужив около 5 лет, восточногерманские зенитные комплексы были сняты с боевого дежурства вскоре после объединения с ФРГ.


Снимок Google earth: ЗУР комплексов С-75, С-125 и С-200 в берлинском музее авиации


Немецкие С-200ВЭ стали первыми комплексами этого типа, к которым получили доступ американцы. Изучив РПЦ, они отметили его высокий энергетический потенциал, помехозащищённость и автоматизацию процессов боевой работы. Но большое количество используемых электровакуумных приборов в аппаратной части комплекса повергло их в шок.



В заключении по результатам обследования говорится, что перебазирование комплекса и оборудование огневых и технических позиций – весьма сложная задача и ЗРК С-200, по сути, является стационарным. При очень хороших показателях дальности и высотности ракет, их заправка и транспортировка в заправленном виде были сочтены неприемлемо сложными и опасными.

Практически одновременно с ГДР была осуществлена поставка двух ЗРК С-200ВЭ (каналы), 1 ТП и 38 ракет В-880Э в Польшу. Поляки разместили две «Веги» в Западнопоморском воеводстве на побережье Балтийского моря. Вряд ли эти комплексы сейчас работоспособны, но радиолокаторы подсвета и пусковые установки без ракет находятся на позиции до сих пор.

Чехословакия стала последней страной, куда до развала «Восточного блока» успели поставить «двухсотки». Всего чехи получили 3 ЗРК С-200ВЭ (каналы), 1 ТП и 36 ракет В-880Э. Вместе с ЗРС С-300ПС они защищали Прагу с западного направления. После «развода» со Словакией в 1993 году зенитные комплексы были переданы Словакии. Но до ввода их в строй в составе сил ПВО Словацкой Республики дело так и не дошло.

С-200ВЭ несут боевое дежурство в КНДР. Северная Корея обзавелась двумя ЗРК С-200ВЭ (каналы), 1 ТП и 72 ЗУР В-880Э в 1987 году. В каком техническом состоянии находятся северокорейские «Веги» неизвестно, но в районах их размещения оборудованы многочисленные ложные позиции и дислоцированы батареи зенитной артиллерии. По сообщениям СМИ, излучение, характерное для работы РПЦ ЗРК С-200, зафиксировано южнокорейскими и американскими средствами радиотехнической разведки недалеко от линии разграничения. Будучи размещёнными в приграничных районах (линии фронта по северокорейской терминологии) С-200 способны поражать воздушные цели над большей частью территории Южной Кореи. Остаётся загадкой, в каком составе северокорейские зенитные комплексы перебазировались к границе. Возможно, что Ким Чен Ын блефует, решив просто нервировать южнокорейских и американских пилотов, перебросив к границе только станции подсвета цели, без зенитных ракет.

В 1992 году 3 ЗРК С-200ВЭ (каналы) и 48 ракет В-880Э были поставлены из России в Иран. Иранцы применили весьма необычную схему размещения на огневых позициях, на каждый РПЦ приходится всего две пусковых установки с ракетами.


Снимок Google earth: пусковые установки иранского ЗРК С-200ВЭ недалеко от города Исфахан


Иранские комплексы большой дальности, равномерно распределенные по всей территории страны, развёрнуты вблизи авиабаз и стратегически важных объектов. Иранское руководство придаёт большое значение поддержанию имеющихся С-200 в работоспособном состоянии.



Войска ПВО ИРИ регулярно проходят учения с практическими пусками ЗУР данных комплексов по воздушным мишеням. Западными разведслужбами неоднократно фиксировались попытки приобретения иранскими представителями зенитных ракет, запчастей и электрогенераторов для ЗРК С-200. Согласно опубликованной в иранских СМИ информации, в Иране налажен восстановительный ремонт и модернизация зенитных ракет большой дальности. Вполне вероятно, что речь идёт о бывших в употреблении ЗУР приобретенных за границей.

Несколько комплексов из стран Восточной Европы уплыли за океан. Конечно, о копировании советских ракетных технологий 60-х годов речь не идёт. На американских авиационных полигонах оказались радиолокаторы подсвета цели ЗРК С-200. Впрочем, не только они, там имеются станции наведения советских, китайских, европейских и американских комплексов, состоящих на вооружении в странах, не являющихся сателлитами США. Это также относится к аппаратуре наведения комплексов: «Кроталь», «Рапира», «Хок», HQ-2, С-125, С-75 и С-300.

Согласно принятой в США после окончания Вьетнамской войны методике подготовки боевых пилотов пока хоть один зенитный комплекс определённого типа имеется на территории потенциального ТВД – против него отрабатываются меры противодействия. Поэтому в ходе тренировок и разного рода учений специальные технические службы и подразделения ответственные за имитацию ПВО противника используют радиотехнические средства, не состоящие на вооружении в США.

Хотя ЗРК С-200 не получил такого большого распространения и боевого опыта как С-75 и С-125 и в зенитно-ракетных войсках России был быстро вытеснен более современными ЗРС семейства С-300П, он оставил заметный след истории войск ПВО страны. Судя по всему, в войсках ПВО ряда стран комплексы С-200 ещё будут эксплуатироваться в течении, как минимум, ближайших 10 лет.

По материалам:
http://www.rusarmy.com/pvo/pvo_vvs/zrs_s-200ve.html
http://bmpd.livejournal.com/257111.html
http://www.ausairpower.net/APA-S-200VE-Vega.html
Автор:
Сергей Линник
Статьи из этой серии:
ЗРК С-75 в XXI веке
ЗРК С-125 в XXI веке
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти