Уральские казаки в Австралии

Начало прошлого века ознаменовалось огромными переменами в жизни не только миллионов русских людей, но и изломом в судьбах целых сообществ, веками формировавшихся на территории России. Одним из таких сообществ были уральские казаки, значительная часть которых покинули родные места в районе реки Урал и перебрались в другие страны, в основном в Австралию. Далеко от родины они в основной своей массе сумели сохранить традиции и привычки и, несмотря ни на что, - добрые чувства к покинутым родным местам, к родному народу. В годы Второй мировой войны многие зарубежные уральские казаки в составе союзных армий принимали участие в борьбе против японского милитаризма, оказывая тем самым, пусть скромную, но достойную поддержку усилиям советского народа, внесшего решающий вклад в победу над ненавистными врагами человечества.

Истоки уральского казачества уходят в глубину средних веков. Свои военные походы в районах Волги и Каспия против турок, персов, ногайцев сами казаки называли «промыслом». Эти походы сопровождались освобождением находящихся в рабстве русских и других христиан, что считалось богоугодным и достойным делом.


Кровопролитные стычки уральских казаков с соседями не объясняются их свирепостью или какой-то кровожадностью. Столкновения за свою территорию, места постоянного проживания и ведения хозяйства всегда фактически были защитой родины. Яицкие казаки были рыболовами, охотниками, сеяли хлеб, бахчевые культуры, держали скот, разводили сады, были среди них и врачи, но основу общины составляли воины. Яицкая община была частью огромной России, очень маленькой, иногда беспокойной, но очень нужной.

В советское время возник стереотип, что, мол, казаки были колонизаторами для казахов. Но в течение более 150 лет – вплоть до начала XVIII в. - казахи с казаками вообще не встречались. Казахи появились на берегах Яика (реки Урал) позже казаков. Казаки много раз сталкивались с ногайцами, башкирами, калмыками, но никогда с казахами. Затем на протяжении более 200 лет жили рядом каждый на своей территории. В XIX в. это были не просто соседи, - казаки приезжали к казахам по торговым делам и среди них не жили. С конца XIX в. казахи стали наниматься к богатым казакам пастухами. Казаки - в силу врожденного обостренного чувства справедливости - всегда с уважением относились к обычаям и национальных традициям казахов.

Яицкие казаки были практически независимы в первоначальный период своей истории, и все сношения с правительством России вели через Посольский приказ. Царь просил для боевых походов выставить на службу нужное число казаков, гарантируя им вознаграждение. Петр I с 1721 г. стал вести дела с казаками через Военную коллегию, а земли Уральского (Яицкого) казачества вошли тогда в Астраханскую, а затем - в 1744 г. - в Оренбургскую губернию. Москва путем уговоров и приказов все время старалась подчинить казачество. Казаки отстаивали свои права, но с ними считались все меньше. В известном крестьянском восстании XVIII в. казаки приняли сторону Пугачева. После подавления восстания Яицкое войско было полностью подчинено Российскому правительству, а само войско было переименовано в Уральское. Атаман его теперь не избирался, а назначался чиновниками из Петербурга. После 1830 г. т.н. «наказные атаманы» иногда даже не были местными казаками.

1917 год положил конец истории уральских казаков. В 1918 – 1920 гг. части Красной Армии неоднократно приходили на территорию Уральского казачьего войска, а затем вошли в Уральск. Выбранный в марте 1919 г. Войсковой атаман Владимир Сергеевич Толстов на некоторое время смог переломить ход военных действий в пользу казаков, но не надолго. Приход «красных» сопровождался массовыми расстрелами – все имена погибших едва вместились в три тома изданной в 2000 г. «Книги памяти». Расстреливали бедных и богатых, офицеров и рядовых, крестьян, священников, казахов и русских, башкир и татар и др. Вместе с казачьей армией началось отступление войскового населения. Оно закончилось гибелью тысяч людей - раненых, заболевших тифом, голодающих…

Массовое бегство из России в Персию и Китай подробно описал в своих воспоминаниях атаман В.С. Толстов. Первое издание книги вышло в Турции, со старой орфографией; впоследствии она не раз переиздавалась. Эта книга – единственный подробный источник сведений о том страшном времени, где трагические события и людские страдания описаны человеком, который был свидетелем и сам пережил все это. Впоследствии вышла еще одна, более подробная книга «Из красных лап в неизвестную даль», в которой приводились воспоминания других свидетелей трагических событий, а также дневники и записи того же В.С. Толстова.

Согласно данным, приведенным в этих книгах, уральцы «из красных лап» уходили в неизвестную даль. Никто не знал, куда их забросит судьба. Некоторые вернулись в Россию – судьба большей части из них сложилась трагически, - другие уехали во Францию. Большая группа во главе с атаманом В.С. Толстовым отправилась в Австралию.

Как свидетельствуют материалы названных выше книг, в Гражданскую войну уральские казаки выступали против красных, но не за монархию, не за помещиков - здесь последних не было, поскольку не было частного землевладения. Уральцы защищали свои веру, право на жизнь на уральской земле. Военные действия, эпидемии, голод в 1921 г. – все это погубило ¾ здешнего казачества. Уходя от красных, уральские казаки с семьями направились «по Бухарской стороне» к Каспию, в Персию.

Еще в марте 1919 г., собрав 16-тысячную армию атаман Толстов очистил от красных довольно большую территорию, за что главнокомандующий Белой армией адмирал А.В. Колчак, произвел В.С. Толстова в генерал-лейтенанты. Атаман отвел свои войска к югу в Гурьев, затем вдоль восточного берега Каспия в Форт Александров. По дороге много людей погибло из-за холода, болезней и ранений. До Форта из 12 тыс. человек дошло только 3 тыс. Не желая сдаваться красным, оставшиеся казаки намеревались переплыть в Персию (Иран) морем. Но моряки Каспийской флотилии деньги «за переправу» у казаков забрали, но свои обещания не выполнили...

Шел уже 1921 год. Атаман В.С. Толстов с отрядом в 214 человек пошел через пустыни Туркмении в Персию. По пути были стычки с туркменами, часть отряда погибла. После Ирана большая часть уральцев дошла до Ирака, которым тогда владели англичане. Уральцев разметили в Басре в лагере русских эмигрантов, которых к тому времени в чужой стране скопилось уже довольно много. Оттуда атаман В.С. Толстов написал У. Черчиллю письмо с просьбой помочь уральцам уехать на восток. Ответ был не слишком доброжелательным, но всё же пароход предоставили – уральские казаки собирались отправиться во Владивосток. Сначала они добрались до Стамбула, где атаман В.С. Толстов передал Войсковое Георгиевское знамя в руки генерала Врангеля. Позже это знамя находилось в Свято-Троицкой церкви в Белграде (подворье Русской Православной Церкви); здесь же находится музей русской славы, где хранятся 126 знамен и стандартов старой Русской Армии.

В октябре 1921 г. уральские казаки приехали во Владивосток, где вошли в Сводную казачью бригаду Дальневосточной армии белых.

В ноябре 1922 г. красные заняли весь Дальний Восток, и уральцы перебрались в Китай, в основном в Харбин. Некоторые остались в Китае, часть же вместе с атаманом В.С. Толстовым через японский порт Нагасаки в ноябре 1923 г. приплыли в Австралию. Немногие оставшиеся в России и вернувшиеся домой, были расстреляны. В их числе был отец В.С. Толстова, атаман Т.К. Бородин. Хотя всем им красные сначала га-рантировали жизнь.

Большая часть перебравшихся в Китай казаков долго не могли найти здесь работу. Многие хотели бы перебраться в США или в Европу, но дешевле всего было добраться до Австралии. Туда в основном они и отправились. Пароход доставил их в Брисбен 4 ноября 1923 г. Конечно, они не предполагали, что многие из них останутся здесь навсегда. Первые «уральские поселенцы» испытывали большие трудности с деньгами и языком. Второе поколение уральцев уже освоило язык, а для третьего английский стал родным.

Сначала в Австралии уральцы трудились почти исключительно на тяжелых работах - были грузчиками в порту, работали на фермах, рубили сахарный тростник. В.С. Толстов еще до приезда основной группы казаков смог организовать свою ферму, куда и пригласил на работу земляков. Деньги на «свое дело» дал ему А.В. Болховитинов, казак из Донского войска, знавший уральцев и приехавший в Австралию немного раньше. Он же записал казачьих детей в местную школу. Позже, в 1927 г. А.В. Болховитинов открыл магазин в Квисленде, а в 1934 г. уехал в Америку.

Казаки-уральцы с «толстовской фермы» трудились там много лет, в основном выращивали овощи; некоторые уезжали на сезонные сельские работы. Местные жители с интересом наблюдали, как казаки-уральцы, выстроившись колонной с лопатами, топорами и кайлами, отправлялись на работу, распевая русские песни – у многих были прекрасные голоса. Вскоре имение Кордальба – это 380 км к северу от Брисбена - стало центром русского поселения. Постепенно казаки стали покупать свои фермы, обзаводились хозяйством, некоторые приобрели дома в городе Кордальба. Небольшой городок - одна центральная улица, несколько магазинов, три гостиницы – скоро почти целиком стал русским. Таблички у дверей домов гласили, что здесь живут Карамышевы, Пиуновы, Поторочины, Таршковы и др. В городе поселилось 45 семей уральцев; всего же в Кордальбе насчитывалось около полутора сотен семей русских эмигрантов.
Своего рода общественным и культурным центром казаков и других русских, живущих и работающих в городке и его окрестностях, была ферма Поторочиных. Казак Александр Юлианович и его жена Екатерина Федоровна купили небольшой домик, который стал своеобразным «клубом» уральского казачества в Австралии. Гостеприимные хозяева выписывать книги, в том числе на русском языке, пластинки, купили граммофон. По воскресеньям к ним приходили в гости русские, работавшие поблизости. Люди читали, слушали музыку, играли в лото и карты. Приходили и одинокие казаки, и семейные, поочередно устраивали обеды и веселились, как умели, т.е. с выпивкой, закуской и пением. Особенно часто звучала песня с такими бесхитростными словами:

Знают все реку Урал,
И уральских осетров,
Только знают очень мало,
Про уральских казаков,
Наши прадеды и деды
Со времен еще Петра
На полях были победы,
Сколько было их «Ура».

В начале 1930-х гг. Толстов учредил в Кордальбе «общеказачью станицу», с тем, чтобы поддержать и сохранить общность казаков с Урала. Теперь встречи устраивались как в доме, так и на пикниках. Было много угощений, звучали песни, исполнялись танцы. Молодые казаки внимательно слушали рассказы пожилых о былых временах и походах. Особенно торжественно 21 ноября каждого года отмечался Уральский Войсковой Праздник св. Архистратига Михаила. На праздник приглашались не только казаки, но и все русские, кто мог приехать в Кордальб. Православные праздники отмечали богослужением (в Брисбене был русский священник), на Рождество устраивали елку в снятом для этих целей казаками кордальбском «общественном зале».

К 1940-м гг. многие русские уехали в довольно большой город Брисбен, где тогда можно было недорого приобрести земельные участки. Русских в Кордальбе осталось немного, но здесь до сих пор вспоминают живших здесь уральских казаков русских, которые в какой-то мере приобщили их к своеобразной традиционной культуре как по части пения и игры на народных музыкальных инструментах, так и в области кулинарии. Местные жители отмечают, что многочисленные трудности - незнание языка, тяжелые работы и др. - осложняли жизнь казаков, но они не сдавались судьбе.

Со времена уральцы достойно проявили себя в разных отраслях. Так, И.М. Пастухов, потерявший ногу в походе в Персию, будучи в Китае научился кустарному делу – изготовление плетеных корзин, подносов, детских колясок и др. Производство пользовалось успехом, и вскоре Пастухов открыл свой магазин кустарных изделий.

Уралец Г.А. Митрясов, в Австралии стал довольно известным специиалистом-электриком Получил диплом Австралийского инженерного Института, поступил на работу на электротехническую фирму, где достиг высокой должности и как консультант несколько раз ездил на Новую Гвинею. Одновременно был избран атаманом Брисбенской Общеказачьей станицы, существовавшей до 1980-х гг.

Хотя уральские казаки, приехавшие в 1923 г. в Брисбен, не жили своей обособленной станицей, разъехавшись в поисках работы по всей Австралии, их все равно объединяли казачьи традиции, определенная общность, забота друг о друге, постоянная взаимопомощь.

Во время Второй мировой войны многие уральские казаки из Австралии участвовали в армии союзников в боевых действиях против Японии, были награждены медалями и орденами. Есть сведения о том, что их внуки и правнуки сохраняют в сердцах переданную им предками любовь к России и по мере сил и возможностей чтут традиции уральского казачества - важной части великого русского народа.

При подготовке статьи были использованы следующие работы:
1. А.Г. Трегубов «От Гугни до Толстова». Атаманы Яицкого казачьего войска. Изд-во «Оптина» Уральск, 2006.
2. А.Г. Трегубов. Уральцы в Австралии. Уральская библиотека». Изд-во «Оптина». Уральск, 2007.
3. Н. Чесноков. Расправа. Голод «Серия «Уральская библиотека». Изд-во «Оптина», Уральск, 2005.
Автор:
Л.Б. Аристова Институт востоковедения РАН
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

57 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти