Дорогая, я убил двух детей и тебя

Дорогая, я убил двух детей и тебя


Это был шок! Потрясение. Чтобы приёмный отец в штате Вашингтон взял и запросто расстрелял двух русских детей! Это произошло в сельской местности, недалеко от американского городка, где вполне благополучно жили пять человек: мать, отец и трое их приёмных детей. Два мальчика-подростка из России и двенадцатилетняя девочка из Китая. Их дом находился в достаточно глухой местности. Замечали ли странности в поведении отца соседи? Да, замечали. Однажды приёмного папашу забрали в больницу и долго лечили, а потом назначили лекарственный курс пройти ещё и дома. Так он и пил лекарства. Полиция предполагает, что именно под воздействием лекарственных препаратов мужчина взял ружьё и сначала убил свою жену, а потом двух мальчиков. Девочка кинулась бежать и смогла спастись.


Позже на линиях информационных агентств стала появляться и вовсе странная информация. Государственный департамент США отказался подтвердить либо опровергнуть данные о принадлежности детей России. Соседи-свидетели утверждали, что мальчики-подростки говорили между собой на русском языке.

Удивляет тот факт, что после случившегося официальные власти США никак не подтверждают и не опровергают сведения о страшной трагедии. Никакой официальный реакции от Госдепа США, хотя с момента случившегося прошло как минимум 24 часа. Никаких данных о погибших детях также официальные лица штата Вашингтон не предоставили. Это уже стало «традицией»: так, об убийстве усыновлённого ребёнка Ильи Каргынцева (в США его назвали Исаак Джонатан Дикстр) в 2005 году американские власти сообщили российской стороне только спустя шесть лет. Всё это время тщательно скрывая ход и обстоятельства совершённого преступления.

Однако в этот раз американское информационное агентство оказалось намного правдивее и проворнее официальных лиц и сообщило о разыгравшейся трагедии, которая произошла в четверг вечером, 25 февраля 2016 года. Именно тогда соседи услышали выстрелы. Но убийца позвонил полицейским только в пятницу, именно тогда полицейские услышали по телефону мужской голос, который сказал, что он убил свою семью. Представители порядка тут же выехали на место случившегося и пытались в течение часа уговорить убийцу сложить оружие. Наконец, он вышел на крыльцо дома. Полицейские обрадовались, что могут живьём взять преступника, но он выстрелил в себя. Убит наповал.

Какое оружие было в доме, какой марки — не сообщается. Также мало известно о личности несчастных убитых подростков-мальчиков.

Уже депутаты Государственной Думы РФ выяснили, что, оказывается, в ходе усыновления произошла смена усыновителей. То есть хотели взять одни лица, а вместо них двух подростков получили совершенно другие люди. Произошло это до или после принятия закона «Димы Яковлева», остаётся ещё выяснить. И тогда уже придётся проводить не менее жёсткое расследование на территории России. А то, что дело уже принимает весьма сложный оборот, становится ясно из сообщений информационных источников.

Невозможно понять и первое, что приходит в голову: почему же мы отдаём своих детей умалишённым гражданам из других стран? Убийство двух детей из России в очередной раз заставляет от возмущения просто задохнуться и попытаться по-иному взглянуть на то, что же происходит с системой усыновления детей как в самой России, так и за рубежом.

Аналогичный случай произошёл в 1998 году. Близнецы Анатолий и Яна Коленда в 1998 году погибли от рук американского приёмного отца, застрелившего их мать и покончившего жизнь самоубийством.

Коренной перелом во взаимоотношениях между иностранными усыновителями и российскими сиротами произошёл после вопиюще-трагического случая, когда американский приёмный отец оставил Диму Яковлева в машине на страшном солнцепеке. Мальчик задохнулся.

Именно тогда российские власти отреагировали на ситуацию жёстко. Был принят знаменитый сегодня закон. Официально он называется так: федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». Неофициально закон получил название «Димы Яковлева».

С момента начала обсуждения и после принятия упомянутого закона, с 1 января 2013 года, его неоднократно пытались и пытаются оспорить многочисленные приверженцы более свободной процедуры усыновления российских детей. Особенно негодовали многочисленные газеты и журналисты, некоторые из них сравнивали действия российских властей с бешенством. Отчасти это стало реакцией так называемых международных посредников, которые имели немалые заработки в процессе нахождения потенциальных приёмных родителей и детей-сирот.

В процессе обсуждения самого закона и после его принятия общественные деятели не унимались и подняли настоящую истерику. Характерен пример, когда один из музыкантов отказался играть в оркестре Юрия Башмета за то, что последний поддержал «закон Димы Яковлева». Небезызвестный своими последними выступлениями эстрадный музыкант Макаревич и иже с ним пытались упросить президента разрешить выехать в Америку нескольким сиротам, которые уже смогли познакомиться со своими потенциальными родителями.

Согласно официальным данным, от рук приёмных родителей в Америке погибло 19 детей-сирот, в самой России погибших немного меньше, 12 человек (данные могут быть другими, в зависимости от года). Это страшная статистика. И каждый случай требует детального расследования и безусловного наказания.

Удивляет другое. Давайте посмотрим систему наказаний российского и американского правосудия в отношении граждан, совершивших тягчайшее преступление.

Всего лишь один год наказания получила американская приёмная мать, убившая трёхлетнюю девочку из России. По десять лет получили приёмные родители, убившие семилетнего Виктора Тулимова. Американская приёмная мать была оправдана за смерть своего годовалого сына Сергея Наконечного. Два года условно получила американка за убийство двухлетней Джессики Альбины Хадман, русской девочки.

В России убийцам детей дают сроки, несравнимые с либеральным американским правосудием. Девятнадцать лет колонии получил отец, нанёсший в пьяном угаре смертельные побои малолетней Ане Шкапцовой.

Куда больший срок (23 года) получил Валерий Шабалин, который, пытаясь успокоить закапризничавшего двухлетнего мальчика, ударил его молотком.

Последнее заявление президента РФ Владимира Путина, касающееся отмены закона «Димы Яковлева», говорит о том, что президент страны всё же прав в своей решимости отстаивать права и свободы российских детей, двое из которых в очередной раз были лишены жизни в США.

С момента принятия закона страсти в российском обществе поулеглись. И тут со всей очевидностью стало ясно, что Россия всё же была права в своём стремлении приостановить уходящий поток детей в Америку. И правота эта, к большому сожалению, была подтверждена трагедией, когда были убиты двое мальчиков-подростков.

Безусловно, вопрос усыновления детей и их воспитания был одним из самых сложных. В России из блокадного Ленинграда эшелонами вывозили людей, в том числе и детей-сирот. Эшелоны прибывали на станции Казахстана, Узбекистана и других южных республик СССР. Вопрос о размещении детей решался буквально за несколько часов: местные жители забирали детей в свои семьи, по принципу «где трое, там и четвертому еда найдется». После войны многие дети вернулись обратно в Ленинград, а многие пожелали остаться в своих новых приёмных семьях.

Сегодня войны нет, а такое ощущение, что она всё же есть. Никого не оставила равнодушным история младенца из города Обнинска, которого в январе 2015 года спасла кошка. Все восхищались пушистой спасительницей, жалели малыша, брошенного матерью в холодном подъезде. Как всё-таки легко мы решаем: кто прав, а кто виноват, вешаем ярлыки, обвиняем.

Мне в этой связи на память пришли строчки одного из стихотворения нашей землячки, матери с большой буквы Розы Алексеевны Арешкиной: «Не плачь, сынок, так бывает, что мамы деток своих бросают…» Помню, впервые услышала я их на «Донских вечерах», частым гостем которых и является Роза Алексеевна. Зрителям полюбилось ее творчество, никого не оставляют равнодушными ее стихи о детях, особенно приёмных. Но больше всего врезалось в память стихотворение о мальчонке, который плакал, спрашивая, почему мама его бросила?

Действительно, так бывает. Ребенок, который не может противостоять всем жизненным трудностям, оказывается преданным и брошенным самым близким человеком, которого он любит. Но давайте посмотрим на эту ситуацию с разных сторон. Да, главное предназначение женщины — рождение ребенка. Но, увы, сегодня многие считают, что это им ни к чему, и спокойно делают аборты. А ведь это убийство пусть еще не родившегося, но уже человечка. Даже самого злостного убийцу или насильника просто лишают свободы, пусть даже пожизненно. Но не лишают жизни: у нас в стране мораторий на смертную казнь. А этого малыша, еще не родившегося и не совершившего ничего плохого, как впрочем, и хорошего, поскольку ему не дали шанса жить, любить, делать свои открытия, свои ошибки и достижения, творить, дышать — его-то за что? Просто за то, что ты, малыш, мешаешь наслаждаться жизнью, делать карьеру. Просто ты — лишний.

Есть и такие, кто отказывается от детей в роддоме. Да, нам кажется это жестоким по отношению к ребёнку, но все же он хотя бы получил шанс жить. Маленький, но шанс стать счастливым, найти новую любящую его семью. Третьи, больные пороками пьянства или наркомании, просто физически и морально не могут быть родителями, поскольку утратили человеческий облик. Боль и страх глубокой раной ложатся в сердце каждого такого ребёнка, лишившегося родителей. У каждого человека есть потребность любить, делать счастливым того, кого любишь, потребность заботиться, радоваться вместе с любимым. Но вместо этого люди почему-то одеваются в «панцирь одиночества», выдумывая свои правила жизни и границы дозволенности проявления чувств.

Как же нам нужны примеры человеческого благородства, искренности, любви и дружбы!

В детском отделении районной больницы живёт мальчик Славик. Мама от него отказалась, и теперь о нем заботится медицинский персонал детского отделения — медсёстры и санитарочки. Славику уже десять месяцев, и ему очень нужна мама. Многие боятся брать в свою семью таких детей, считая, что «отказнички» — это дети алкоголиков и аморальных личностей, и когда они вырастут, тоже станут такими же, мол, гены, наследственность. В защиту могу сказать, что никто не даст гарантию, что в благополучных семьях вырастут свои дети — не алкоголики и не наркоманы. Всякое бывает в жизни, и довольно часто приемные дети любят своих родителей даже больше, чем родные дети. Ведь только тот, кто своим сердцем пережил горечь утраты, знает цену настоящим чувствам.

В Ростове-на-Дону проживает женщина, которая смогла поднять на ноги 75 сирот. Это огромный труд, малоизученный и никем особо не афишируемый. Правда, за исключением торжественных мероприятий. Открытие этого семейного детского дома в посёлке Рассвет Ростовской области пришлось на тяжёлые 90-е годы.

Мало кто верил, что Татьяна Васильевна Сорокина и её муж Михаил смогут вырастить, выучить не только двух своих дочерей, но и двух приёмных сыновей. А к ним со временем всё прибавлялись и прибавлялись новые маленькие жильцы. Они нашли в этом доме ласку и тепло удивительно-доброй, щедрой и в тоже время строгой мамы.

Однако широкого применения сеть семейных детских домов в Ростовской области не нашла. Пример Татьяны Васильевны — лишь единственный случай из множества отрицательных результатов. В Ростовской области, впрочем, как и по всей России, государственные детские дома являются основными социальными институтами по решению проблем детей, оставшихся в силу разных причин без родителей. А близким и дальним родственникам государство в лице органов опеки и попечительства не смогло доверить такую важную функцию как воспитание детей.

В 90-х годах также появилась система казачьего кадетского воспитания. Одним за другим стали появляться кадетские корпуса, в основе которых был заложен всё тот же принцип интернатовского воспитания, практикующийся в советское время.

Пока других форм присмотра над сиротами общество не придумало. Возможно, появился и другие формы.

Приёмные семьи становятся частым явлением в наши дни. Государство оказывает большую финансовую поддержку таким семьям. Но никакие деньги не идут в сравнение с тем теплом любви, которым искренне делятся дети со своими новыми родителями. Во многих восточных, очень бедных странах, нет детских домов и приютов. Там дети являются самой большой ценностью, поэтому если ребенок по каким-то причинам остается без родителей, его обязательно заберут родственники, воспитают и вырастят как своего родного.

Так происходит в России. Такого не происходит в США. Два мальчика-подростка уже никогда не вырастут. За эти погубленные жизни должна снова подготовить жёсткий, государственный ответ страна.
Автор:
Полина Ефимова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

77 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти