Братание солдат на передовой и в тылу

Братанием называется стихийное прекращение военных действий или вражды между участниками конфликта. Учитывая, что вся история человечества представляет собой череду войн, которые прерывались лишь на сравнительно небольшие периоды времени, нет ничего удивительного, что в определенные моменты солдаты воюющих сторон, которые часто не имели представления о том, за что же именно они сражаются, прекращали кровопролитие, пусть даже на небольшие периоды времени, чтобы мирно пообщаться с теми, кого им следовало бы считать врагами. При этом братание, равно как и доброжелательные отношения между солдатами противоборствующих армий и между оккупантами и жителями оккупированных территорий, запрещались на протяжении всей истории.

Споры о том, что на самом деле представляет собой братание, не утихают по сей день. Кто-то считает, что человечное отношение к противнику — это настоящий бич армии, который убивает всякий боевой дух и способствует разложению дисциплины. Чаще всего такой образ мысли является свойственным для высшего офицерского состава, который, в отличие от простых солдат, гораздо больше осведомлен о целях войны и не так часто появляется на передовой. Солдат же чаще всего думает непосредственно о своем выживании, по этой причине как только боевые действия затягиваются, и боец в течение недель, а иногда и месяцев, находится вблизи от противника, он перестает постепенно воспринимать его как своего врага и начинает думать о нем как об обычном человеке. А люди они и есть люди, как писал Юрий Бондарев, мир разноязычен, но все люди одинаково плачут и смеются.

Рано или поздно, особенно в периоды затишья на фронте, между солдатами воющих сторон все больше проявлялась тяга к братанию. При этом ситуация это непростая. С одной стороны реагировать на такие проявления плохо или хорошо — это моральный выбор каждого человека. С другой стороны, если смотреть на эту проблему с точки зрения закона, все становится намного проще. Во все времена братания были запрещены, на войне такое поведение приравнивается к измене, а за измену могут и расстрелять.


Братание солдат на передовой и в тылу


При этом такая вещь, как братание, никогда просто так не происходила. Среди косвенных и прямых причин такого поведения солдат на фронте выделяли следующие:

— Ломка стереотипов о противнике. До начала Первой мировой войны правительствами всех воющих стран было сделано все, чтобы насадить представление о противнике как некоем злобном чудовище, варваре или дикаре. При этом в русской прессе писали о зверстве германцев и сомневались в том, христиане ли они, а в немецкой пугали обывателя казачьими рейдами и мародерством русской армии. Данный принцип никуда не делся и после окончания Первой мировой войны. Из самых последних примеров можно выделить вооруженный конфликт на востоке Украины, в котором обе стороны только и делали, что демонизировали друг друга в информационном пространстве. При этом в годы Первой мировой карикатурный пропагандистский образ врага, созданный еще до войны, мог ломаться уже в первые дни боевых действий, при обращении с пленными или местным населением.

— Еще одной причиной братаний была бесчеловечная муштра, которая была особенно характерна для армий XIX века. Солдаты, которые набирались из самых обычных крестьян или рабочих, сталкивались со всеми прелестями армейской службы. Длинные марш-броски, бесконечная шагистика, а также прочие радости военного быта, в том числе и телесные наказания, которые существовали в некоторых армиях, вызывали среди солдат скрытую ненависть к своим же командирам.

— Непонимание того, за что ведется война, и кто твой настоящий враг. Простому солдату подчас было очень трудно разобраться, за что же именно он должен сложить свою голову и помочь умереть другим. В их голове формировалась мысль, что рядовые солдаты не виноваты в войне, по какую бы сторону фронта они бы ни находились. И там, и там были обычные люди, которые страдали от прихоти своих правительств. В их голове утверждалась мысль о том, что война не выгодна солдатам, а те, кто развязывает войны, сами редко появляются на передовой и еще реже принимают непосредственное участие в боевых действиях.

— Общая вера. Практически половина всех европейских войн имела религиозные мотивы, но та же христианская вера запрещает убийство, по крайней мере, по недостаточным на то основаниям. Поэтому очень часто солдаты воющих сторон, не вдаваясь ни в какие хитрости военно-религиозной пропаганды, внезапно понимали, что все они, в общем-то, единоверцы.

— Чрезмерная жестокость войны, которая отчетливо проявилась в XX веке. Новые виды вооружения, которые появились на поле боя: пулеметы, авиабомбы, дальнобойная артиллерия, газы, позднее химическое, атомное и биологическое оружие, уже не делали различий между военными и гражданским населением. Во все времена жителям осажденного города, который сдавался на милость победителя, можно было только посочувствовать. Однако теперь гражданское население гибло и в городах, которые могли быть отделены от фронта на тысячи километров. Эта жестокость войны вызывала в некоторых желание остановить творящийся вокруг ужас любыми доступными способами, одним из них и стало братание.

Братание солдат на передовой и в тылу


Самые известные случаи братания военнослужащих относятся именно к периоду Первой мировой войны, которая ужасала современников огромными человеческими жертвами и привела к крушению сразу четырех европейских империй. Тогда достаточно широко получил распространение принцип «живи сам и дай возможность жить другим» — неагрессивное сотрудничество, которое возникало во время продолжительных периодов позиционной войны на западном фронте. Процесс этот можно было описать, как добровольное уклонение от применения насилия. Данный процесс мог носить форму нескрываемого перемирия или временных пактов, которые устанавливались солдатами локально. В некоторых случаях такие соглашения принимали форму негласного отказа от использования оружия или выстрелов, которые производились по определенному шаблону или ритуалу, что должно было свидетельствовать о мирных намерениях. Чаще всего такое поведение можно было встретить среди представителей низших уровней военной иерархии, там, где ответственность была в руках младших чинов — рядовых и сержантов. Примеры этого можно было встретить как среди часовых, которые отказывались стрелять в обнаруженного противника, так и среди пулеметных расчетов, снайперов и даже артиллерийских батарей.

В то же время развитие технологий в XX и особенно XXI веке сделало все, чтобы братание ушло в прошлое. Все современные боевые действия мало располагают к возникновению дружбы с врагом на поле боя и дело не в том, что люди вдруг стали более жестокими. Современные солдаты могут убивать своего противника, находясь от него на расстоянии в километры. Это уже не те боевые действия Первой мировой войны, когда солдат мог слышать, о чем разговаривает его противник в своем окопе. Современные военные операции практически не носят позиционного характера и часто выполняются небольшими мобильными подразделениями в максимально сжатые сроки. Да и стрелять по противнику с расстояния нескольких сотен метров или тому, которого видишь лишь сквозь оптический прицел, с моральной точки зрения проще, чем убить в штыковой атаке. Некое подобие братания сегодня можно лицезреть лишь во время гражданских беспорядков, когда силы правопорядка могут отказаться от разгона антиправительственных демонстраций или вовсе присоединиться к протестующим.

Исторические примеры братаний

Не самым ярким, но достаточно показательным примером сочувствия к противнику, стали события конца 1812 года. Разбитая армия Наполеона бежала из России. На первых этапах этого исхода русские солдаты и ополченцы особенно не церемонились с лежащими вдоль дорог ранеными и обессилевшими солдатами Великой армии. Однако после наступления холодов и после того, как по приказу Наполеона были сожжены мосты через Березину, русский мужик сменил гнев на милость. Тем из солдат французской армии и гражданского персонала, кто не успел переправиться через Березину и был брошен Наполеоном погибать на морозе, отчасти повезло. Их просто начали подкармливать. И хоть этот поступок нельзя назвать братанием, он демонстрирует, что русские солдаты оказывали помощь поверженному врагу без чьих-либо просьб или приказов. Делали они это по доброй воле, а офицеры смотрели на это сквозь пальцы. Кто-то видел в этом обыкновенную мужицкую прихоть, а кто-то охотно поддерживал инициативу низов, делясь с пленными собственным пайком. В любом случае делать это никто не запрещал. Многие из солдат наполеоновской армии, побросавшие мушкеты и выбравшие плен, так и остались в России, кто-то из них работал затем учителями и гувернерами у отпрысков дворянских семей.

Братание солдат на передовой и в тылу


Второй и уже самый настоящий случай массовых братаний относится к 1848 году, времени февральской революции во Франции. Это была одна из европейских буржуазно-демократических революций, задачей которой было установление гражданских прав и свобод. Поводом к революции стал запрет 21 февраля общественных банкетов, на которых произносились пламенные речи и звучали призывы к переменам, а также открытая критика в адрес правящего режима. Первый же запрет данных мероприятий со стороны французского правительства привел к тому, что уже 22 февраля 1848 года, то есть на следующий день, парижане вышли на улицы города и начали строить баррикады, а также вооружаться чем только можно, толпы рабочих вламывались в оружейные лавки и забирали все имеющееся там оружие, которое могло нанести хоть какой-то вред противнику. Испугавшийся волнений глава правительства Франсуа Гизо отправил на улицы столицы Национальную гвардию, однако гвардейцы не захотели стрелять по восставшим парижанам и начали брататься с восставшими прямо на баррикадах, а некоторые из солдат просто перешли на сторону революционеров.

Братание солдат на передовой и в тылу
Братание восставшего народа с войсками у дворца Тюильри 24 февраля 1848 года


Однако до Первой мировой войны такие случаи были частными, не отражая в полной мере сути данного феномена. Ни до этого вооруженного конфликта, ни после него братание не приобретало столь больших масштабов. К этому моменту пулемет, появившийся на полях сражений не так давно, наглядно доказал свою практическую ценность, а слово «бойня» обрело доселе неведомый для многих смысл. Хотя к моменту Рождества 1914 года, когда случилось одно из самых известных спонтанных перемирий на западном фронте, получивших название «Рождественского перемирия», война продолжалась всего 4 месяца, она уже успела стать одной из самых кровавых в человеческой истории. В годы Первой мировой войны на нейтральную полосу выходили уже не отдельные люди, а целые роты или даже полки. По сути, во время «Рождественского перемирия» 1914 года боевые действия на целом фронте были остановлены. Подавляющее большинство солдат воющих сторон относилось к католикам или к протестантам, отмечающим рождество. Происходившие в те дни на фронте напоминало настоящую фантасмагорию, солдаты воющих сторон могли перейти линию фронта и обменяться с противником подарками. Помимо этого, состоялись товарищеские матчи по футболу, совместное исполнение рождественских гимнов и церемонии погребения павших. Верховное командование отреагировали на эти события с опозданием, но, испугавшись последствий, строго запретило подобные действия, нарушивших запрет ждал военный трибунал.

Братание солдат на передовой и в тылу


На Восточном фронте братание впервые наступило на год позже, в 1915 году, на Пасху, поэтому получило название «Пасхальное перемирие». Русским солдатам, точно так же, как европейским, трудно было не породниться со своими врагами, которые сидели и ждали смерти буквально в 100 метрах от них. Был и другой нюанс: паек русских солдат был калорийней и сытнее, в то время как немцы часто испытывали перебои с провизией, а их еда была менее вкусной, к тому же у немецких солдат всегда имелся алкоголь, а в русских окопах он был очень большой редкостью. Первые совместные гуляния прошли без эксцессов, но не были массовыми, командование просто не придало им значения. Но уже в 1916 году в Пасхальном перемирии приняло участие 10 полков русской армии, причем участвовали в нем и офицеры.

Только после этого последовал приказ о запрете действий подобного рода, но наказывать никого так и не стали. Позднее многие исследователи стали обвинять Австро-Венгрию и Германию в том, что подобные акции были придуманы с целью морального разложения солдат русской армии, забывая о том, что противники при этом морально разлагались в равной степени. Больше в разложении армии преуспели свои собственные революционеры, которые использовали братание с врагом в качестве идеологического оружия против монархической формы правления.

Братание солдат на передовой и в тылу


Во время Второй мировой войн случаи, которые напоминали бы братание, были очень редким явлением. Боевые действия значительно отличались от тех, что вели стороны во время Первой мировой войны. Поэтому налаживать дружеские отношения солдаты воющих сторон старались с мирными жителями. И хотя Вторая мировая война навсегда запомнится своей беспрецедентной жестокостью, случаи романтических отношений между солдатами вермахта и русскими девушками на оккупированных территориях СССР, равно как и между советскими солдатами и немками имели место быть, хотя и порицались командованием. Об этом же беспокоились и союзники. Генерал Эйзенхауэр говорил, что не должно быть «никакого братания» между американскими солдатами и населением Германии. Но постепенно эти запретительные меры ослабевали. К примеру, с июня 1945 года американским солдатам разрешалось беседовать с немецкими детьми, с июля в определенных случаях общаться с взрослым населением, а в августе политика запрета общения была полностью отменена. Со временем командование разрешило и браки между белыми американскими солдатами и австрийскими женщинами (с января 1946 года; с декабря того же года можно было вступать в брак и с немками).

А уж стихийные проявления радости при встрече союзных армий в Германии в мае 1945 года остановить не мог никто. Отдельные эпизоды братания между американскими и советскими солдатами произошли во время так называемой «встречи на Эльбе». Все происходило на фоне того, что в Красной Армии существовала инструкция, которая запрещала проявлять какое-либо панибратство по отношению к солдатам войск союзников.

Братание солдат на передовой и в тылу


Источники информации:
http://christianpacifism.org/2014/12/30/братания-между-солдатами-враждующих
http://warspot.ru/2544-shtyki-v-zemlyu
http://afmedia.ru/udivitelnoe/rozhdestvenskoe-peremirie-1914-goda-kak-vragi-otmetili-rozhdestvo-vmeste
Материалы из открытых источников
Автор: Юферев Сергей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 15
  1. igordok 2 марта 2016 07:44
    Мне кажется, что в результате долгого "сидения" возникает психологический эффект сходный с "стокгольмским" синдромом. К врагу начинаешь относится "человечнее".
    Со слов ветеранов,даже в ВОВ, когда долго стояли на месте, прямого "братания" не было, но музыка с вражеской стороны воспринималась благосклонно, и зачастую приводила к затишью в перестрелке. И позволялось ухаживать за ранеными и убитыми в нейтральной зоне.
    1. Nikolaevich I 2 марта 2016 10:01
      Я,думаю,что "стокгольмский синдром"тут не причём!Были случаи проявления "практического рационализма" типа:"ты мне-я тебе"! Из военных рассказов дошли до нас описания таких случаев,когда противоборствующие стороны договаривались по очереди посещать:колодец,родник,виноградник,участок картофельного поля,помидорного ...-на "ничейной" полосе,когда на какое-то время возникало "позиционное противостояние" и при этом:безводная местность,фиговая "логистика"(короче:со "жратвой" было креновато !)...Ну и конечно же,когда в жаркую погоду летом (в этом случае,с согласия и даже при содействии командования)договаривались о эвакуации погибших,раненых.
      1. strannik595 2 марта 2016 10:31

        И вот после очередной их болтовни через усилитель я пропел, превозмогши мое отвращение к мату, первую частушку и бегом с этого места в надежное укрытие, ожидая воя посланных на меня мин. Но к величайшему моему удивлению воцарилась минута мертвой тишины а потом на довольно чистом русском языке по этому же громкоговорителю раздались слова: «Рус Иван, а еще знаешь такое же? Давай!»

        Первой нашей мыслью было то, что это провокация, чтобы засечь говорящего. Но и соблазн был велик. Ребята упросили меня (заставить не могли, так как я носил погоны старшего сержанта медицинской службы) повторить этот риск. Я из другого места спел еще частушку. И снова вместо выстрелов прозвучала от немцев просьба спеть еще. Я уж тут осмелел и пропел еще частушки 3-4. А немцы еще просят! Я им ответил, что, мол, норма и добавок будет завтра. В этот день с их стороны не было ни одного выстрела.

        Вечером старшина привез по темноте завтрак-обед-ужин и мы попросили его добраться до ближайшего полевого аэродрома и выпросить на время мегафон-трубку. Но он не смог достать это и принес граммофонную трубу. А она еще лучше усиливает голос, хотя и с дребезжанием. И вот с этих пор мы стали лихорадочно сочинять частушки. Мы и сами догадывались, а потом немцы подтвердили, что «Русский мат –зергут» и им очень нравится. Тогда мы, когда кончались частушки, просто начинали материться. А фашисты аплодировали нам
    2. алпамыс 2 марта 2016 14:17
      Цитата: igordok
      Мне кажется, что в результате долгого "сидения" возникает психологический эффект сходный с "стокгольмским" синдромом. К врагу начинаешь относится "человечнее".
      Со слов ветеранов,даже в ВОВ, когда долго стояли на месте, прямого "братания" не было,


      мне немец рассказывал что было, на нейтральной полосе курили и даже вино вместе пили.
  2. parusnik 2 марта 2016 07:47
    Во время Второй мировой войн случаи, которые напоминали бы братание, были очень редким явлением...А факты есть?..Когда "братались" русские и немцы, американцы и японцы..
  3. Aleksander 2 марта 2016 07:48
    Позднее многие исследователи стали обвинять Австро-Венгрию и Германию в том, что подобные акции были придуманы с целью морального разложения солдат русской армии, забывая о том, что противники при этом морально разлагались в равной степени.


    Думаю, что наряду с искренними братаниями, были и братания по приказу как часть информационной войны против русских войск со стороны Германии.
  4. bionik 2 марта 2016 07:49
    "Братались" не только солдаты. Командир 59-й гвардейской ордена Красного знамени дивизии гвардии генерал-майор В.В. Русаков и командир 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии Эмиль Райнхард выпивают в сопровождении своих подчиненных по случаю встречи на Эльбе.
    1. Nikolaevich I 2 марта 2016 09:39
      А ,по-моему, вы "путаете вилку с бутылкой"!Одно дело-братание (именно,братание!) с противником (врагом)...и другое дело-знакомство с союзниками,налаживание и поддержание "добрососедских" отношений с ними...Я,например,всё-таки "различаю"....две "разницы.
  5. Инжнер-сапер 2 марта 2016 10:14
    Моя сотрудница 1936 года рождения (царство ей небесное), рассказывала как во время оккупации в их деревенском доме "поселили" немцев. Так они отдавали почти все свои пайкИ хозяйке. А вечерами "оккупант" брал маленькую Маргариту на руки и пробовал с ней играть, ласкал её и... плакал! Боевой офицер германской армии в начале декабря 1941 года в оккупированной калужской деревушке показывал "матке" фотографию своей семьи, где кроме него и жены были ещё три белобрысые девчонки-погодки и плакал. А маленькая Рита лупила его кулачками, кричала и ругалась, а он смеясь уворачивался и... плакал.
    В соседнем доме были расквартированы финские солдаты и офицеры. Каждый вечер они напивались и выгоняли всех на улицу. Декабрь 1941.
    1. Штык 2 марта 2016 12:32
      Цитата: Инжнер-сапер
      как во время оккупации в их деревенском доме "поселили" немцев. Так они отдавали почти все свои пайкИ хозяйке

      У нас в доме стояли немцы саперы, мост через Дон восстанавливали. Старики рассказывали, нормальные работяги были, едой делились, бабушку готовить просили и никакого хамства. Разные люди были.
    2. RuslanD36 2 марта 2016 14:00
      А у нас выгнали бабушку, еще маленького ребенка из хаты и заставили строить себе маленькую землянку в овраге.

      В любом случае, то что вы привели в пример - это не братание, а гуманизм поотношению к гражданскому населению

      Имхо братания возникают при отсутствии неприязни к врагу с обеих сторон, а так же при отсутствии мотивации у солдат. Если обе стороны ведут войну не за выживание, а за интересы политиков и бизнесменов, то у солдат по разные стороны больше общего, чем с лидерами, пославшими воевать их.

      "Ты мне, я тебе" - это не братание, это тактика здесь и сейчас. Братание это все же не получение выгоды, а дружеское общение в перемирии или же перемерии, вопреки приказам командования.
  6. voyaka uh 2 марта 2016 11:30
    Во время ВОВ не было братаний, но были стихийные
    примирения во время затиший между боями.
    Весной на Ленинградском, Волховском фронтах траншеи
    землянки, окопы полностью заливала вода, и солдаты
    обеих сторон вылезали на брустверы сушиться и греться.
    И не стреляли в друг друга, невзирая ни на какие приказы.
    Не стреляли никогда и по самодельным кабинкам-туалетам.
    1. Nikolaevich I 2 марта 2016 11:45
      Дык...и я о том же...."практический рационализм" !
  7. Cartalon 2 марта 2016 14:03
    Можно было бы упомянуть гражданскую войну в США, а в более ранний период общение командного состава было нормой, дворяне же, ненавидить противника положено было солдатне.
  8. кошак 2 марта 2016 17:50
    К. Паустовский. Беспокойная юность (отрывок)

    ...Однажды вместе с нашими ранеными ко мне в вагон внесли длинного, как жердь, австрийца в серых обмотках. Он был ранен в горло и лежал, хрипя и поводя желтыми глазами. Когда я проходил мимо, он пошевелил смуглой рукой. Я думал, что он просит пить, нагнулся к его небритому, обтянутому пересохшей кожей лицу и услышал клекочущий шепот. Мне показалось, что австриец говорит по-русски, и я даже отшатнулся. Тогда я с трудом повторил:

    - Есмь славянин! Полоненный у велика-велика битва... брат мой.

    Он закрыл глаза. Очевидно, он вкладывал в эти слова очень важный для него и непонятный мне смысл. Очевидно, он долго ждал случая, чтобы сказать эти слова. Потом я долго раздумывал над тем, что хотел сказать этот умирающий человек с запекшимся от крови бинтом на горле. Почему он не пожаловался, не попросил пить, не вытащил из-за пазухи за стальную цепочку полковой значок с адресом родных, как это делали все раненые австрийцы? Очевидно, он хотел сказать, что сила ломит и солому и не его вина, что он поднял оружие против братьев. Эта мысль соединилась в горячечном его сознании с памятью о кровавом сражении, куда он попал по воле "швабов" прямо из своей деревни. Из той деревни, где растут вековые ореховые деревья, бросая широкую тень, и по праздникам пляшет на базаре под шарманку ручной динарский медведь.

    Когда в Лефортове мы начали выносить раненых и подошли к рыжему вологодскому ополченцу, он сказал:

    - Берите австрияка. Видите, мается. А мы обождем.

    Мы подняли австрийца. Он был тяжелый и по дороге начал тихо стонать. "Ой-ой-ой,- протяжно говорил он, - матка моя Мария! Ой-ой-ой, матка моя Мария!"

    В барак, в глубине затоптанного сада, мы принесли его уже мертвым.

    Военный фельдшер приказал нам нести австрийца в покойницкую. Это был сарай с широкими, как ворота, открытыми настежь дверями. Мы внесли туда австрийца, сняли с носилок и положили на примятую многими телами соломенную труху. Никого вокруг не было. Под потолком горела пожелтевшая электрическая лампочка.

    Стараясь не глядеть по сторонам, я вытащил у австрийца из-под расстегнутого ворота куртки полковой значок - маленькую книжку из двух листков белого оксидированного металла. На ней было выгравировано имя солдата, его номер и адрес родных.

    Я прочел его и списал: "Иованн Петрич, 38719, Веселый Дубняк (Босния)".

    Дома я написал (почему-то печатными буквами) открытку о смерти Иованна Петрича и послал в Боснию, в селение Веселый Дубняк на имя семьи Петричей.

    Когда я писал эту открытку, я видел в своем воображении белый низкий дом,- такой низкий, что окна его были на локоть от земли. Я видел заросли пожухлых лопухов подокнами и ястреба, висевшего над домом в жарком небе. И видел женщину, отнявшую от смуглой груди ребенка и глядевшую Сумрачными глазами за околицу, где ветер завивает пыль. Может быть, этот ветер прилетел с поля, где лежит ее Иованн, но ветер не умеет говорить и никогда ничего не расскажет. А писем нет.

    "Полоненный у велика-велика битва... брат мой",- вспоминал я тяжелый шепот. Кто виноват, что "швабы" в зеленых тесных мундирах оторвали его, Иованна, от родных садов? Он был покорный и добрый, Иованн,- это было видно по его серым круглым глазам, глазам мальчика на лице пожилого мужчины....

    Источник: http://paustovskiy.niv.ru/paustovskiy/text/kniga-o-zhizni/bespokojnaya-yunost_5.
    htm

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня