Правда о малых гарнизонах

«Русские солдаты оказали выдающееся сопротивление, сражаясь до последней возможности»

Укрепленные районы на новой границе, безусловно, стали вершиной в развитии советской фортификации 30-х и даже 1941–1945 годов. В ходе Великой Отечественной на постройку таких грандиозных сооружений уже не было ни времени, ни материалов. Бетонные колпаки Можайской линии обороны выглядели бледной тенью предвоенного величия.


Сооружения укрепрайонов на новой границе строились по типовым проектам, представлявшим собой дальнейшее развитие дотов 1938 года. Важным нововведением конструкции капониров и полукапониров стала пулеметная точка, простреливавшая пространство перед основными пушечными и пулеметными установками. Еще одним новшеством являлась усиленная оборона входа в дот дополнительной пулеметной установкой в выступающем крыле тыльного каземата (встречается не на всех сооружениях). Тем самым обеспечивалась защита от атаки штурмовой группы на сооружение с тыла.

Доты на новой границе вооружались установками с шаровой бронировкой амбразуры трех типов:

-артиллерийской установкой с 76,2-мм казематным орудием Л-17;
-орудийно-пулеметными установками ДОТ-4 с 45-мм противотанковым орудием и спаренным с ним 7,62-мм станковым пулеметом ДС-39;
-пулеметными установками НПС-3 с 7,62-мм пулеметом максим.

Шаровые конструкции обладали устойчивостью к воздействию огнеметов и давали лучшую защиту от пуль и осколков. Практика позднее это подтвердила. НПС-3 и ДОТ-4 монтировались в дотах фронтального огня и полукапонирах, а 76,2-мм Л-17 – в артиллерийских полукапонирах (АПК). Для защиты подступов к сооружению с тыла была разработана упрощенная (в сравнении с установками под станковый пулемет) ПЗ-39 под 7,62-мм пулемет ДТ (Дегтярев танковый).

Правда о малых гарнизонах

Немецкие офицеры у шаровых орудийных
установок советского дота. На стенах
видны следы боя. Фото из архива автора

Распространено мнение, что советские УРы на направлениях главных ударов немцев были наименее боеготовыми. Это заблуждение. Слабейшими к началу войны оказались укрепления на границе Литовской ССР с Германией. Их постройка началась фактически с весны 1941-го – до этого успели провести лишь рекогносцировку укрепрайонов. Советское военное руководство осознавало запаздывание с началом строительства, и в 1941 году было решено наверстать упущенное. Соответственно из выделенных на фортификационное строительство 1 миллиарда 181,4 миллиона рублей для ПрибОВО предназначалось 458,9 миллиона. Однако по факту к июню 1941 года освоили 126,8 миллиона рублей. В итоге боеготовых сооружений в Прибалтике на утро 22 июня не было, хотя успели забетонировать несколько десятков сооружений. Путь двум танковым группам преграждали только невооруженные коробки.

В куда лучшем положении оказались укрепрайоны ЗапОВО и КОВО. Брестский УР (БЛУР) в Белоруссии, стоявший на пути 2-й ТГр, располагал 49 боеготовыми сооружениями, Владимир-Волынский УР на направлении главного удара 1-й ТГр – 97 сооружениями, Струмиловский УР – 84. Рава-Русский УР с 84 ДОС, строго говоря, тоже преграждал один из плановых путей наступления 1-й ТГр.

Особенностью дотов Киевского особого военного округа было их оснащение бронеколпаками, широко использовавшимися в те годы во Франции, Финляндии и Германии. Советская школа фортификации бронеколпаки не жаловала. Помощь строителям УРов в КОВО пришла с неожиданной стороны: их источником стали польский Сарненский укрепрайон и его склады. Бронеколпаки улучшали наблюдение из сооружения, прежде всего в сторону фронта, то есть наступающего противника.

Антидоты и контратаки


Было бы большой ошибкой считать, что вермахт не располагал средствами для борьбы с долговременными сооружениями. Во-первых, у него имелась тяжелая и сверхтяжелая артиллерия – от чешских 305-мм гаубиц времен Первой мировой до новейших немецких образцов, в том числе 600-мм орудий «Карл». Последние опоздали к штурму линии Мажино, но были готовы для удара по советским дотам. По плану наступления 45-й пд 22 июня этим орудиям назначалось вести огонь не по Брестской крепости, а по свежепостроенным дотам БЛУРа рядом с ней. Во-вторых, немецким ноу-хау были штурмовые группы пехоты, способные подбираться к дотам с огнеметами и зарядами взрывчатки. Наконец, опыт кампании на Западе показал высокую эффективность в борьбе с долговременной фортификацией… 88-мм зениток. При штурме форта «Фермон» (точнее, «овража», комплекса ДОС) у Лонгийона 17 июня 1940 года поддерживавшие 183-ю пд две 88-мм зенитки с дистанции шесть километров выпустили 160 снарядов за четыре часа и пробили дыру диаметром около метра в основном сооружении. Обследование укреплений уже после падения Франции показало, что бронеколпаки с толщиной брони около 300 миллиметров от массированного обстрела 88-мм пушек все же раскалывались, что в итоге вело к потере боеспособности всего сооружения.


Дот под Рава-Русской, разрушенный
предположительно 600-мм снарядом
«Карла». Фото из архива автора


Как же показали себя доты укрепрайонов на новой границе? Как ни странно, недостроенные УРы в Прибалтике все же смогли дать бой. Так, 504-й полк 291-й пд залег перед дотами у Кретингена и продвигался хуже других. Одна боевая группа 8-й тд Манштейна застряла перед недостроенными дотами. В свою очередь 109-й полк, приданный 12-й тд, штурмовал два еще не полностью готовых дота, из которых северный упорно оборонялся. Скорее всего здесь стояли насмерть строители в лице советского 148-го саперного батальона. В журнале боевых действий 3-й ТГр по итогам 22 июня отмечалась упорная оборона отдельных бетонных дотов.

В Белоруссии 256-я пд XX AK столкнулась с упорно обороняемыми дотами Гродненского УРа. В ЖБД дивизии отмечалось: «В районе Красне полк оказывается втянут в серьезные бои за доты, а в районе Липска сталкивается с мощным сопротивлением». Рядом, под Августовом сопротивление дотов частично сорвало обходной маневр 162-й пд – прорыв состоялся на другом участке только к вечеру 22 июня. Командир 28-й пд VIII корпуса в донесении о боях в районе Сопоцкина писал: «На участке укреплений от Сопоцкино и севернее... речь идет прежде всего о противнике, который твердо решил держаться любой ценой и выполнил это».

Самый серьезный бой был дан немцам УРами КОВО на Украине. Хронологически первым в бой вступил Струмиловский УР. С возвышенностей на западном берегу Буга через границу он не просматривался и стал неприятным сюрпризом. В отчете штурмовавшего доты у Сокаля немецкого саперного батальона сказано: «Благодаря расположению укреплений, которое неожиданно очутилось исключительно искусным, существовала возможность эффективной взаимной огневой поддержки дотов, что могло существенно затруднить атаку. Обстрел дота и амбразур штурмовыми орудиями оказался практически неэффективным из-за хорошего качества бетона и низкого расположения амбразур с мощными сферическими масками». Типичное описание атаки выглядело так: «Несмотря на орудийный обстрел, нескольким солдатам с огнеметами и взрывчаткой удалось подобраться к амбразуре. Однако из-за высокого качества русских материалов взрывы оказались безрезультатными». Действия гарнизонов сооружений также получили высокую оценку противника: «Русские солдаты оказали выдающееся сопротивление, сдаваясь только в том случае, если были ранены, и сражаясь до последней возможности».

Этажи обороны


Самым неприятным сюрпризом для ГА «Юг» стала стойкая оборона опорных пунктов Владимир-Волынского УРа (ВВУРа). Строительство укреплений здесь, несмотря на ставшие девизом слова известной песни «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей клочка не отдадим», велось с учетом военной целесообразности. Выступ границы в сторону оккупированной Германией Польши, образованный изгибом русла Буга в районе Лудина, не оборудовался для длительной обороны. Позиции опорных пунктов ВВУРа находились в основании выступа.


Дот Рава-Русского УРа с вырванным взрывом
бронеколпаком. Фото из архива автора

Форсировавшая Буг 44-я пд, углубившись на советскую территорию, столкнулась с узлом обороны «Янов» Владимир-Волынского УРа около 9.00. К вечеру обстановка кардинально не изменилась. ЖБД 1-й ТГр фиксирует, что «44-я пд все еще ведет бои за доты по обе стороны Янова». Прорвать УР немцам удалось только в первой половине дня 23 июня. Это привело к задержке с вводом в бой 14-й тд 1-й ТГр и даже корректировке наряда сил немцев на этом направлении, незапланированному вводу 13-й тд в составе III AK. Полевые исследования современного состояния ДОС показывают следы упорной борьбы, его обстрела в том числе 88-мм зенитками.

В приложении к ЖБД 6-й армии в описании опыта борьбы с советскими укреплениями указывалось: «Доты, уже считавшиеся уничтоженными, спустя некоторое время внезапно оживали в нашем тылу. Причина в их трехэтажной конструкции. Не зная о ней, наши войска считали после захвата верхнего этажа, что уничтожили дот. В действительности гарнизоны своевременно отступали в нижние этажи и там ожидали ухода атакующих». Три этажа это все же преувеличение, но два этажа были типичными для дотов на новой границе постройки 1940–1941 годов. Это продлило сопротивление Сокальского и Владимир-Волынского УРов на несколько дней.

Наиболее упорное сопротивление вторжению оказали доты Рава-Русского УРа. В полосе наступления немецкой 262-й пд узел обороны РРУРа перехватывал участок открытой местности между шоссе на Рава-Русскую и лесисто-болотистым районом к западу от него. Здесь немцы сначала были остановлены, а затем и отброшены контрударом 41-й сд генерала Микушева. 24-я пд вермахта залегла перед Любычей Крулевской, ей не удалось овладеть укрепленными высотами у Дэбы. Именно здесь располагался недостроенный ДОТ «Комсомолец», ставший легендой РРУРа. Бои продолжались несколько дней. Немецким планам ввести в наступление по шоссе на Рава-Русскую моторизованный корпус уже в первый-второй день войны не суждено было сбыться.

Правого соседа 24-й пд – 295-ю пд поддержали 600-мм мортирами «Карл». Их задействовали для уничтожения дотов в районе Великий Дзял. Однако 22 июня успеха достигнуто не было. 295-я пд начала штурм опорного пункта РРУРа, но не завершила его. Донесение, что Великий Дзял взят 517-м полком, датируется 23 июня. В тот же день IV корпус сообщил, что «Карлы» больше не нужны и ввиду технических проблем вышли из строя. По известным данным о стрельбе по Брестской крепости можно предположить, что в стволах «чудо-орудий» застряли снаряды. Подробности действий «Карлов» под Рава-Русской неизвестны, но на фотоснимках из укрепрайона есть доты с весьма серьезными повреждениями. Это могут быть взрывы как больших зарядов взрывчатки, так и 600-мм снарядов.

Против советских дотов действовало несколько факторов. Во-первых, очень многое зависело от расстояния позиций УРов от границы. Если поднятые по тревоге гарнизоны успевали занять сооружения – они давали бой. Оказавшиеся ближе к границе могли быть захваченными без боя. Во-вторых, ахиллесовой пятой дотов стали перископы наблюдения. Их головные части подрывались штурмовыми группами, внутрь дотов заливалось горючее или спускались заряды взрывчатки. Отсутствие обсыпки незаконченных сооружений позволяло немцам использовать огнеметы через трубы телефонных вводов. Наконец, гарнизоны УРов чаще всего сражались в одиночестве, без полевого заполнения, что упрощало задачу штурмовых групп и обходных маневров немецкой пехоты.

В целом следует признать, что потенциал укреплений на новой границе не был полностью использован. Однако они стали ощутимым препятствием и нанесли противнику первые серьезные потери.
Автор:
Алексей Исаев
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/29462
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти