"Чёрт" Павел

Эта история настолько потрясающая, что иногда похожа на вымысел. Но я услышала её от внучки человека, о котором пойдёт речь. И пересняла фотографию. Она неважного качества, но и время было давнее.

Сразу прошу прощения, если допущу в тексте технические ошибки: я не сильна в паровозах. В этом материале меня волнует судьба человека, его воля, характер и удивительная тяга к добру.


Забегая вперёд, скажу ещё одна: герой публикации — ветеран Великой Отечественной войны, он погиб под Сталинградом. Но время, отданное фронту, отмечено ещё тремя ранениями и лечением в госпиталях. Поэтому вышло так, что наград этот ветеран не имел.

Но вернёмся назад, в давным-давно...

В 1868 году на железнодорожной линии Москва – Воронеж построили станцию, которую назвали, как и соседнее крупное тогда ещё село, - Грязи. Вскоре отсюда потянулись рельсы в сторону Ельца и Борисоглебска, и станция стала узловой…

Днём и ночью пели песню колёса. Возили по железным дорогам тяжёлые грузы, решая важные промышленные задачи. Без устали смотрели вдаль машинисты, в поту и копоти трудились кочегары. Каждый делал своё дело и не страшился испытаний. А они выпадали часто, и какие!..

Кочегар Павел Фёдорович Бурманов родился и вырос в Грязях. Родители всю жизнь трудились на земле. А Павлик с детства хотел стать художником-резчиком. Откуда взялась эта тяга?..

Инструмент у него был один – большой старый нож, переделанный отцом из косы. Но помогали мальчику фантазия, смекалка и терпение. И оттого дом Бурмановых был не похож на другие. С улицы посмотришь – ничем не примечателен, а внутри – совсем иное дело. Мебель украшена узорами, на брёвнах стен поселились невиданные звери и птицы. Быть может, Паша действительно стал бы художником, но случилось несчастье: родители заболели тифом. У мальчика была коса, и у смерти – коса. Только у Паши она косила древесную нить, а у смерти – жизни...

Чтобы прокормиться, юноша стал работать кочегаром на паровозе. Труд тяжёлый: почти весь путь нужно стоять у топки. Жара, угольная пыль, тяжёлый воздух. Кочегаров в то время называли чертями. В их лица на всю жизнь въедалась копоть, и оттого они становились землисто-серыми.

«Чёрт» Павел работал на паровозе Эр 773-50, который возил грузы в Елец и обратно. В дорогу кочегар всегда брал небольшой деревянный сундучок. А в нём лежал и тот самый нож, переделанный из косы, и одиннадцать вырезанных из дерева картин. Их Павел создал в далёкое время, когда родители были живы и он думал, что станет художником.

Тиф, одно время затихнувший, снова наточил свою косу и отправился в Грязи. Врачи боролись с ним, как могли, но люди умирали. Все ждали приезда доктора из Ельца – говорили, что он специалист по этой болезни и умеет её побеждать. Только доктор всё не ехал… И тогда машинист паровоза, на котором работал Павел, вызвался доставить в Грязи этого врача. Ведь паровоз возил грузы до Ельца и обратно.

Осенним утром Эр 773-50 прибыл в Елец. Павел отправился искать доктора – машинисту не разрешалось отлучаться от паровоза. Елец Бурманов знал хорошо, но попробуй найти кого-либо без точного адреса… Помогли прохожие: врач был известен в своём городе. Павел отыскал нужный дом, постучался. Дверь открыл человек, тяжело опирающийся на костыли.

– Вы ко мне?
– Вы доктор? Я из Грязей, там тиф. Помогите! Врачи нашей больницы говорят, что вы обещали приехать, очень ждут.
– Голубчик, я давно бы уже приехал, – сказал врач, – но сломал ногу и не мог добраться до Грязей.
– Мы на паровозе! – воскликнул Павел. – Прошу вас, едем с нами!

Через час доктор уже находился рядом с машинистом. Они тронулись в путь…

Дорога от Ельца до Грязей не очень длинная. Но тогда, на втором десятке двадцатого века, паровозы ходили медленнее современных. А угля требовалось много. И надо же такому случиться! Павел понял, что угля в топке не хватит, чтобы добраться до Грязей. И взять его негде. Остановится машина – не приедет туда врач, не вылечит людей…

Павел скинул с себя телогрейку и бросил в огонь. Всё равно рядом с печуркой всегда нестерпимо жарко. Правда, у него была только одна телогрейка, а впереди зима…

Сразу стало понятно, что и этого топлива не хватит. Ведь одежда горит гораздо быстрее, чем уголь. Павел в отчаянии огляделся вокруг. И вспомнил: в вагоне машиниста стоит сундучок. Тот самый, в котором одиннадцать картин и нож, переделанный из косы…

Быстро, чтобы не успел погаснуть огонь, побежал кочегар к машинисту. Схватил сундук, принёс в топку. Открыл его… На своего создателя смотрели гордые олени, величавые лоси, добродушные медведи. Наверное, они обрадовались тому, что после долгой темноты наконец-то увидели свет. В последний раз смотрел на них художник. Рука его на мгновение замерла, ведь картины были единственной ниточкой, связывающей его с мечтой далёкого детства. Но в Грязи нужно было обязательно доставить доктора, чтобы спасти жизнь многих людей…

***

Уже давно нет на свете Павла Фёдоровича Бурманова. Он погиб в Великую Отечественную, защищая Сталинград. Ушёл из жизни и его единственный сын, тоже Павел.

"Чёрт" Павел


А в городе Грязи, на автовокзале, стоит паровоз Эр 773-50 – точно на таком когда-то приехал из Ельца доктор. Паровоз этот – памятник всем железнодорожникам. Но для Антонины Павловны Бурмановой, внучки кочерага, этот паровоз – семейная реликвия. Когда она проходит мимо, вспоминает деда.

А на фотографии Павел — второй слева. Сделана она в Мичуринске, где он некоторое время работал.

Автор:
Софья Милютинская
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

78 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти