Это он такой коварный, или мы такие глупые? (Zeit)



Из-за наступления Путина и отсутствия Обамы ещё никогда не была Европа такой одинокой, как сегодня. Также это шанс принять новое геополитическое положение без иллюзий.


Нет, Ангела Меркель не смеялась, она также не делала селфи с сирийским беженцем и не говорила ничего любезного о политических беженцах. Она сказала, в общем-то, мало приятного в последнее время. Тем не менее, в последние дни 70.000 сирийцев устремились на север, в Европу.

Как такое может быть? Ну, русские страшно бомбят Алеппо, они удерживают пути сообщения открытыми для солдат асадовского режима и иранской милиции. Вследствие чего в ближайшие недели ещё 300.000 сирийцев, остающихся в разрушенном городе, должны отправиться в дорогу.

1. Три цели одной бомбой

Владимир Путин, без которого решение в Сирии немыслимо; который ведёт переговоры в Женеве; который сражается против ИГИЛ вместе с Западом; с которым европейские фирмы хотят строить новый газопровод; который заискивающе приглашает в Кремль баварского политика, — этот человек должен разбомбить мирное решение и выгнать новых беженцев в и без того находящуюся на грани срыва Европу? Да, именно этот человек.

Тяжёлые бои у Алеппо. При поддержке русских ВВС сирийская армия начала наступление на провинции Латакия и Алеппо, контролируемые повстанцами. Мирные переговоры в Женеве находятся под угрозой.

Запад находится в сильном замешательстве. Американские аналитики задаются вопросом: не заключается ли большая стратегия Путина в том, чтобы с помощью волны беженцев опрокинуть своего главного «контрагента» Ангелу Меркель? Своего рода искусство точного бомбометания: путинские бомбы одним ударом уничтожили сразу три цели — они покончили с мирными переговорами, поставили Европу под удар волны беженцев и сделали шатким положение Меркель. Чувства немецкого правительства можно выразить словами: «Кремль играет в коварные и бесстыдные игры». Даже социал-демократы остро критиковали Путина.

Но демонизирование главы России как коварного суперстратега с тёмными планами — это тем не менее только обратная сторона наивности, с которой, например, Хорст Зеехофер посетил Путина, как бедный племянник посещает богатого дядюшку. Зеехофер охотно описал ключевой момент своего пребывания в Москве на пресс-конференции: когда они попрощались с Путиным и Путин стал уходить и был уже на полдороге, он повернулся и сказал: «Приезжайте снова». Так говорил баварский премьер-министр. Главное для Зеехофера было уважение Путина к Зеехоферу. Вслед за ним, без заминки, политический диктат Москвы принял шеф социал-демократов. Он описал войну в восточной Украине как беспорядочную перестрелку и выразил уверенность, что санкции никогда ничего не принесут (забывая соглашение по Ирану, которое иначе бы не было достигнуто), и он промолчал о русских бомбах, которые падают на мирных граждан Сирии.

2. Его противники делают Путина великим. Он большой, но это только кажется

Нет, Путин — это не добродушный дядюшка, но коварным его тоже нельзя назвать. Гораздо чаще он действует вполне открыто. У него также нет генерального плана разрушения Европы, так как он вряд ли захочет связываться с каким-то точным планом. Современный политик нуждается в вариантах, двояких действиях. Владимиру Путину не нужен план победы над Западом, он всего лишь использует разлад между западными политиками, их тщеславие, страхи и слабости. (То есть действует как классический дьявол-искуситель! — Прим. пер.).

Путин был бы дураком, если бы это не использовал, а он отнюдь не дурак.

Правда в том, что великим его делают его противники. Его сила — это наши страхи. В последние недели Кремль буквально «вдавил педаль в пол», это было настолько очевидно, что непонятно, на чём европейские, а особенно немецкие политики основывают свою доверчивость.

В случае, например, русской немки Лизы, якобы уведённой беженцами и якобы ими изнасилованной, русская дипломатия вполне открыто использовала ложь. Более того, эта ложь поднялась на уровень государственной политики, как показал сам министр иностранных дел Лавров. Кроме того, очевидно, что базовый принцип: «Россия там, где русские», относится не только к Крыму, но политически применима также к Германии. Именно так и не иначе! Путин не испытывает никакой романтической слабости к российско-германским отношениям, в отличие от некоторых немцев.

Также впечатление, что Москва хочет в Сирии достичь соглашения, очень быстро показало свою лживость. Об этом можно было догадаться ещё в декабре, когда русская ракета уничтожила важного лидера сирийских повстанцев. В эти дни проходит русское наступление на твердыню повстанцев — Алеппо. И становится понятно: Москва не хочет переговоров, её цель уничтожение всех сил, которые противостоят Асаду или ИГИЛ. Лавров сказал вполне ясно, что он не видит причин останавливать наступление, пока террористы не будут побеждены. Почему также Владимир Путин, который по праву больше всего боится восстания против автократии, должен вознаграждать повстанцев, приглашая их к обсуждению будущего устройства Сирии?

3. Наша усталость — его сила

В эти дни на Ближнем Востоке были не только сорваны покровы с вероломной стратегии Кремля, был разрушен карточный домик западных иллюзий. Можно сказать, что путинские сила и решительность подпитываются слабостью Запада. Очевидно, что в «фальшивых войнах бушевской эпохи» Запад растратил свою сплоченность, свой героизм, свою готовность к жертвам. Сейчас, когда положение на Ближнем и Среднем Востоке более критично, чем когда-либо ранее, у Запада нет ни моральных, ни психологических ресурсов контролировать ситуацию, не будучи, однако, при этом готовым признать свою вину.

Именно так было с «красными линиями» для Асада, нарисованными Обамой. Когда они были пересечены, то ни Обаме, ни Дэвиду Камерону не хватило силы вмешаться военным путём. Кто помог? Владимир Путин. Но, понятно, не с целью выбить из рук Асада все средства массового уничтожения, которые он использовал против собственного народа, но только с тем, чтобы сохранить лицо Барака Обамы, и с тем, чтобы диктатор и дальше мог сражаться.

Когда после парижских терактов 13 ноября 2015 г. Франсуа Олланд должен был показать больше решимости, чем её было реально, кто ему помог? Владимир Путин со своими бомбардировщиками. Но он выступил не против Исламского государства, а против любой сирийской оппозиции, которая встаёт на пути его союзника Асада. Это процедура: Путин помогает Западу, чтобы создать ему ещё больше проблем. Можно также сказать: он действует в своих собственных интересах, а не в наших. (Невероятно глубокое и абсолютно неожиданное заключение! — Прим. пер.)

4. Нет никакого секретного плана

Стратегическая постановка задачи Кремлём, то, чего хочет русский лидер, сегодня очевидны. Они хотят быть наравне с США, они хотят разделённой Европы (годной к поглощению), ослабленной Германии, они хотят уничтожить всё то, что напоминает о арабской, украинской или даже русской весне, так как видят в этом семена анархии. Затем они хотят после третьего Рима и коммунизма создать новую историческую миссию, которая поддержит их влияние на международной арене: смесь авторитаризма, лёгкого народного национализма, традиционного христианства, враждебного к сексуальным меньшинствам, и милитаризованной силовой политики.

Непонятно при всём этом остаётся, почему люди Запада, а особенно европейцы, снова и снова предаются иллюзиям и переносят на Владимира Путина свои страхи и ожидания.

Здесь очень полезно взглянуть на особо уязвимых немецких социал-демократов: у многих товарищей внутри работает механизм — каждое новое разочарование Путиным стирается благодаря новому самообману. Когда человек разочаровывается в Путине — партнёре по модернизации, человек начинает верить в стабилизирующую роль Путина. Аннексирует Путин Крым, и они говорят, что мир в Сирии без него немыслим. Расстреливает он там все мирные ожидания, что ж, мы скоро узнаем, каков будет их ответ.

5. Почему Европа так низко себя ставит?

Тот, кто спросит лидеров социал-демократов об их отношении к Путину, тот получит доверительный ответ: «Без России Европа не может существовать в этом мире».

«ЧТО?»

Евросоюз имеет валовой продукт в 16 триллионов долларов и 515 атомных боеголовок. Россия — это 1,2 триллиона долларов ВВП и то в основном только благодаря природным ресурсам, но она имеет 7500 атомных боеголовок. Как, простите, представляют себе лидеры социал-демократов глобальную конкуренцию в будущем? Как ядерную войну?

Нет, Европа не нуждается в России, чтобы выжить в этом мире, более того, никто не борется с Европой в этом мире так эффективно, как Россия. (Пожалуйста, без морализирования — они должны это делать, это называется политика силы.)

Именно поэтому социал-демократы снова и снова питают иллюзии о Путине, по причине собственной слабости. Для этого чувства собственной неполноценности есть много причин, и, возможно, социал-демократам однажды придётся за это ответить. В последнее время появилась и рациональная причина, о которой в Европе, а особенно в Германии, весьма неохотно говорят: «Америка нас покинула». (Также здесь не стоит слишком морализировать. Америка действует в своих интересах, а не в наших).

6. Американский вакуум

Тот, кто читал англосаксонские газеты по сирийской тематике, мог обнаружить, что политика Барака Обамы характеризуется как: катастрофическая, бесполезная, бессмысленная, ничего не стоящая, мошенническая, безнравственная (наиболее оскорбительные слова уже вырезаны). Можно считать это преувеличением, но, если перечислить все оплошности и промахи Обамы в Сирии, Ливии, Ираке, Афганистане, мы далеко выйдем за рамки этой статьи. Если рассуждать трезво, США оставляют Европу один на один с катастрофой, которую они создали на Среднем и Ближнем Востоке. Беженцев они не принимают от слова совсем, в Сирии их участие 5 последних лет было настолько слабым, что русские буквально чувствовали, будто их приглашают вмешаться (как будто перед ними расстелили коврик).

Другими словами, Обама оставил нас один на один с русскими, и он не обращает внимания, что Путин дестабилизирует ЕС. Самое большее — пошевелит мизинцем и всё. И европейцы об этом знают, но не решаются об этом говорить. Роджер Коэн, колумнист Нью-Йорк Таймс, процитировал на этой неделе одного «высокопоставленного европейского чиновника»: «Сирийский кризис — это теперь европейский кризис. Но президент не интересуется Европой». Что ж, в целом мы, сидя в Берлине, можем подтвердить это впечатление: народ здесь разочарован и шокирован «сдержанностью» США. Но говорить вслух об этом никто не хочет.

Может ли он что-то сделать, президент? (Немецкий журналист «с тоскою безнадежной» взывает к Обаме, если кто не понял. Фрау Меркель в разрезе мировой политики для него уже не существует. прим. пер.) Конечно: Обама мог бы извиниться за все упущения, полумеры и ложные обещания, в том числе и от имени причастных к этому европейцев. Он мог бы раскритиковать русских и своих знаменитых партнёров-саудидов, которые со своей стороны подливают масло в огонь сирийского конфликта. Он может поставлять продовольствие воздухом в осаждённые сирийские города (вряд ли Путин, который контролирует воздушное пространство, рискнёт сбивать американские «гуманитарные бомбардировщики»). Он может создать «защитную зону», чтобы не все беженцы двигались в Турцию, а затем в Германию. Но он ничего этого не делает. И никто из европейцев его не обвиняет, даже Ангела Меркель (Появилась, но в роли очень робкого просителя. прим. пер.)

7. И что делать? Не ждать Обаму, не думать о Путине

Но, возможно, уже слишком поздно. Но даже в этом случае перед США остаются громадные задачи. Так как стратегия Путина в Сирии и восстановление диктатуры Асада ставят новые трагические вопросы: если сунниты не имеют в Сирии защиты, кроме ИГИЛ, почему они не должны, как и в Ираке, массово вступать в эту организацию? И как могут суннитские державы — Турция и Саудовская Аравия — за всем этим безучастно наблюдать и не вмешаться? И что будет с членом НАТО Турцией, которая находится в состоянии гражданской войны с курдами, переполнена беженцами и, возможно, вскоре проведёт военную интервенцию в соседнюю страну? Молчание Вашингтона становится очень, очень громким.

Очень сложно сказать, что европейцы должны делать в этой ситуации: летаргия Обамы, силовая политика Путина, сирийская трагедия, внутригерманские споры о беженцах. Одно ясно: без прощания с иллюзиями о Владимире Путине и без признания, что Барак Обама нас предал, мы не сможем понять, что в реальности игра за власть на Ближнем Востоке превратилась в игру за будущее ЕС. И давайте встанем на путь к своей самой большой внутренней силе: солидарности.

Это он такой коварный, или мы такие глупые? (Zeit)
Первоисточник:
Zeit online
Перевод:
Олег Егоров
Использованы фотографии:
rg.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

89 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти