Пётр Бекетов - правильный конкистадор

В качестве образца сибирского завоевателя на государственной службе, наверное, стоит выбрать Петра Бекетова. Всю свою жизнь Бекетов служил царю и администрации, выполнял приказы, не поддавался на соблазнительные авантюры, а если что и делал с государственной точки зрения неправильно – то сам же винился в этом и старался обелить себя перед властями. Короче – «государев человек» как он есть.

Биограф Петра Бекетова Е.Б.Вершинин считает, что дата рождения Петра Ивановича может относится к концу XVI столетия. Вообще Бекетов впервые всплывает в писаной истории в челобитной от 1627 года, где он просил о назначении стрелецким сотником в Енисейский острог «Чтоб я, холоп твой, волочась меж двор, голодною смертию не умер». Судя по всему, Бекетов принадлежал к слою провинциальных детей боярских, которые стояли ниже жильцов и дворян московских, но выше городовых детей боярских.

Интересно, что Пётр Бекетов хлопотал о должности сотника не просто так, а имея некую информацию «с мест» - осенью 1625 г. в Оби утонул занимавший эту должность атаман Поздей Фирсов, а конкурентом на искомую должность состоял ещё один значительный российский конкистадор – Максим Перфильев. Как бы то ни было, в январе 1627 г. воеводам Тобольска было указано поверстать Бекетова денежным и хлебным жалованьем и отправить в Енисейск.


Пётр Бекетов - правильный конкистадор

Пётр Бекетов. Иллюстрация художника, охотника и краеведа Николая Фомина

В 1628 г. енисейский гарнизон состоял из сотника Бекетова, атамана Перфильева и 105 стрельцов. Весной этого года Бекетов отправился в свой первый поход во главе отряда из 30 служилых и 60 «промышленных» людей. Целью было усмирение нижнеангарских тунгусов, которые год назад напали на возвращавшийся от устья Илима отряд Перфильева. Бекетов должен был воздействовать на тунгусов уговорами и «ласкою». Трудно сказать как, но с этой задачей Петр Иванович справился, и попутно построил в низовьях Ангары Рыбинский острожек.

Осенью того же 1628 г. Бекетов был снова отправлен вверх по Ангаре, имея в подчинении всего 19 служилых людей. Основной задачей Бекетова было опередить большой отряд Хрипунова. Шедший на Ангару в целях поисков рудного серебра. Однако енисейские власти вполне обоснованное предполагали, что Хрипунов будет приводить инородцев под государеву руку с грабежом и насилием, а ограбив – уйдёт, предоставив последствия своего похода расхлёбывать енисейцам. В общем-то так дело и повернулось, только Хрипунов не ушёл, а помер там же на Ангаре. В итоге Бекетов успел собрать ясак с ангарских тунгусов, ненамного опередив Хрипунова, а также сумел каким-то образом получить некоторое количество соболей с бурят и весной-летом 1629 г. вернулся в Енисейск, сдав в казну 689 соболиных шкурок.

30 мая 1631 г. Бекетов с отрядом в 30 человек отправился на «дальную службу на Лену реку на один год». Год этот продолжался 2 года и 3 месяца.

На Лене Бекетов построил первый в Якутии государев острог (на правом берегу, ниже Якутска на 70 км). Бекетову удалось убедить (добрым словом и «огненным боем») признать русскую власть более чем тридцати тойонам. Помимо сбора ясака Бекетов занялся в Якутии взиманием десятой пошлины с соболиных промыслов частных промышленников и казаков. Разбирал он и возникавшие между ними споры, а пошлину «с судных дел» (96 соболей) честно сдал в енисейскую казну. В июне 1633 г. Бекетов передал Ленский острожек прибывшему ему на смену сыну боярскому П. Ходыреву, и вернулся в Енисейск, имея на сдачу в казну 2471 соболя и 25 собольих шуб.

В 1635-1636 гг. Бекетов ставит Олекминский острог, совершает походы по Витиму, Большому Патому и «иным сторонным речкам» и возвращается почти с 20 сороками соболей. По установившейся, видимо, очередности весной 1638 г. он отправляется на годовую службу в Ленский острог на смену И. Галкину. Интересно отметить, что к этому времени Бекетов уже лишился чина сотника и числился просто енисейским сыном боярским. За отсутствием источников оценить данное изменение в служебной карьере Бекетова трудно. На Средней Лене Бекетов застал тревожную обстановку. Несколько местных тойонов от «государевой руки» отложились, нападали на русских людей и ясачных якутов. Более того, незадолго до прибытия Бекетова якуты «приступом приходили» под Ленский острог. Инициатором «шатости» являлся князец Нюриктейской волости Кириней, ушедший со своим родом с Лены на Алдан. Именно поэтому Галкин и Бекетов, объединив свои отряды, совершили поход на Киринея, захватив 500 коров и 300 кобыл.

В начале 1641 г. Бекетов подал в Сибирский приказ две челобитные. Из первой выясняется, что в Енисейске у Бекетова была жена, дети и «людишки» (т.е. холопы). В отсутствие землепроходца воеводы брали из его двора лошадей для выполнения подводной повинности, которые гибли на Илимском волоке. Петр Иванович просил избавить его двор от «волоковой возки», а также от постоя служилых людей, следовавших в Восточную Сибирь. В другой челобитной Бекетов сжато изложил все свои сибирские походы и просил о назначении его казачьим головой на место Б. Болкошина, который «стар и увечен, такой твоей государевой дальной службы служить не может». В Сибирском приказе составили подробную справку, подтвердившую правдивость челобитчика. Приказные дьяки оценили, что походы Бекетова принесли государству прибыль в 11 540 руб. Просьба Бекетова была удовлетворена, и 13 февраля он получил память о назначении его головой енисейских пеших казаков. Ранее его жалованье составляло 10 руб., 6 четей ржи и 4 чети овса. Новый оклад равнялся 20 руб., но вместо хлебного жалованья Бекетов должен был получить землю под пашню.

В 1637 г. Бекетов имел 18 десятин пашни и 15 перелога. Обрабатывали пашню, скорее всего, наемные крестьяне. Какую-то часть своих земель (видимо, полученных после 1641 г. в зачет хлебного жалованья) Бекетов продал крестьянам С. Костыльникову и П. Бурмакину. Сохранилась (в числе прочих) одна интересная коллективная Челобитная Москве, подписанная Бекетовым. В ней енисейские казаки просили отменить запрет на торговлю ясырем (т.е. холопами из аборигенных народов, захваченными или незаконно купленными служилыми людьми).

В 1648 г. Петр Бекетов вновь вернулся к чину сына боярского с понижением денежного жалованья до 10 руб. Судя по всему, в результате этого понижения Бекетов поехал в Москву, куда прибыл 1 января 1651 г. Администрация снова составила справку о службах Бекетова, признала справедливость его притязаний, и выдала «сукно английское доброе», назначила оклад в 20 руб. и 5 пуд. соли, «а за наше хлебное жалованье велено ему служить с пашни». Кроме Бекетова, оклад в 20 руб. в енисейском гарнизоне имел только достигший звания сына боярского Иван Галкин.

Должность головы Бекетову, однако, не вернули, и он отправился в Енисейск, где сидел уже новый воевода - Афанасий Филиппович Пашков.

В апреле 1652 г. Пашков информировал томского воеводу, что собирается послать в Забайкалье 100 человек. Во главе экспедиции, в задачи которой входила и разведка месторождений серебра, был поставлен Бекетов. Наряду с казаками в отряд вошли «охочие промышленные люди». Под началом Бекетова оказались пятидесятники Иван Максимов, Дружина Попов, Иван Котельников и Максим Уразов. Среди десятников специально отметим Ивана Герасимова сына Чебычакова. В начале июня 1652 г. Петр Бекетов выступил в свой последний поход.

Пётр Бекетов - правильный конкистадор

Встреча Петра Бекетова и Ивана Максимова. Иллюстрация Николая Фомина.

Так как казаки достигли Братского острога только через два месяца, Бекетову стало ясно, что за лето дойти до конечной цели отряду не удастся, и он решил зазимовать на южном берегу Байкала. Однако еще из Братского острога он отправил 12 казаков во главе с И. Максимовым «налегке через Баргузинский острог на Иргень-озеро и на великую реку Шилку». С Максимовым шли уже бывавшие на Иргене Софонов и Чебычаков. Расчет Петра Ивановича был вполне понятен. Имея указание Пашкова идти на Селенге и Хилоку (в источниках XVII в. - река Килка), Бекетов не имел в отряде никого, кто бы знал этот водный маршрут. Максимов должен был через забайкальские степи выйти к озеру Иргень, где находились верховья Хилока, и по этой реке спуститься навстречу Бекетову.

Надо сказать, что этот шаг очень интересен именно с точки зрения характеристики Бекетова как организатора и путешественника. Он отправляет чёрт знает в какую даль часть своего отряда, намереваясь встретиться с ними на территории, о которой известны лишь отрывочные сведения и названия рек, населённой враждебными племенами – для подготовки дальнейшей части своего похода. Надо быть очень крепко уверенным в своих людях, чтобы поступать таким образом. Но вообще идея была очень хорошей, и, как показала практика, успешно реализовалась.

Основной отряд Бекетова, пройдя левый приток Ангары Осу, подвергся ночью нападению бурятов кочевавших «на край Байкал озера». Казаки с боем отошли, в то время как буряты «похвалялись» не пропустить служилых за Байкал. Хорошо зная кочевников, Бекетов понимал, что спускать им такой наглости просто нельзя. В ответ он отрядил отряд Котельникова, который напал на «станы» бурят, убил в бою 12 человек, захватил несколько пленных, а сами казаки «ис той посылки пришли все здоровы». Среди пленных обнаружилась жена верхоленского ясачного князца Торома (не вовремя приехавшая в гости), которую Бекетов вернул в Верхоленский острог.

Пётр Бекетов - правильный конкистадор

Бой П. Бекетова с бурятами в юрте. Иллюстрация Николая Фомина.

Объединившись с партией Максимова, которая подготовила дощаники для подъёма всего отряда по Хилоку, Бекетов к середине октября поставил Иргенский острог, а 19 октября казаки на плотах начали спускаться по Ингоде. Бекетов, очевидно, рассчитывал до зимы добраться до устья Нерчи. Однако, проплыв по Ингоде около 10 верст, отряд был встречен ранним ледоставом реки. Здесь наскоро возвели зимовье с укреплениями, куда сложили часть запасов. В зимовье осталось 20 человек, еще 10 казаков под командой М. Уразова были отправлены к устью Нерчи, а с остальными Бекетов вернулся в Иргенский острог.

На Шилке Бекетов собирался возвести, в соответствии с приказом Пашкова, большой острог. Казаки даже посеяли на выбранном месте яровой хлеб. Однако возведение русских укреплений и зимний сбор ясака заставили тунгусские племена взяться за оружие. Русский отряд сел в осаду (видимо, в острожке, построенном Уразовым). Тунгусы отогнали лошадей и вытоптали хлеб. Среди казаков начался голод, поскольку рыбной ловлей тунгусы заниматься не давали. В противниках Бекетов узнал тех, кто еще недавно приносил ему ясак. Ни речных судов, ни лошадей у енисейцев не было. У них оказался единственный путь к отступлению - на плотах, вниз по Шилке на Амур.

На Амуре в это время самой серьезной русской силой являлось «войско» приказного человека Онуфрия Степанова, официального преемника Е.П. Хабарова. К нему амурское течение и принесло казаков Бекетова. К Степанову казаки Бекетова прибыли разными группами. В конце июня 1654 г. к Степанову присоединились 34 енисейца, а через несколько дней появился и сам Петр Бекетов, который всему казачьему войску «бил челом, чтоб ему жить на великой реке Амуре до государева указу». Потомственный сын боярский и бывший голова енисейского гарнизона подчинился Степанову, который еще недавно был только пушкарем с чином есаула. Е.Вершинин считает, что за этим и другими скупыми свидетельствами проглядывает характер Бекетова - человека уравновешенного и даже мягкого. Но стальной стержень этого характера вне сомнений.

Судьба Бекетова на Амуре известна лишь до определенного момента. Осенью 1654 г. войско Степанова, построило Кумарский острог. 13 марта 1655 г. острог был осажден 10-тысячным войском маньчжуров. Казаки выдержали многодневную бомбардировку острога, отбили все приступы и сами совершили вылазку. По окончанию осады Степанов составил послужной именной список казаков, которые «бились явственно». К отпискам Степанова присоединена и челобитная Бекетова. Её ещё подписали десятник Иван Герасимов Чебычаков и 14 рядовых казаков. В этом документе Бекетов кратко изложил причины ухода с Шилки и просил пожаловать за службу, проявленную при защите Кумарского острога. Данный документ, датируемый апрелем 1655 г., является пока что последним достоверным известием о Бекетове.

Мне представляется, - заканчивает биографический очерк Бекетова Вершинин, - что с Амура Бекетов уже не вернулся. В 1655-1658 гг. О. Степанов со своим войском буквально кочевал по Амуру. Казаки зимовали в наспех поставленных острогах и собирали ясак с разноэтничных племен, сильно страдавших от военных действий между русскими и маньчжурами. Угроза голода и маньчжурская опасность постоянно нависали над войском Степанова. Амурские народы, обозленные жестокостью Е.П. Хабарова, безжалостно истребляли небольшие отряды казаков, рискнувших действовать на свой страх и риск. Может быть, удача изменила старому землепроходцу в тот памятный день 30 июня 1658 г. Как встретил свой смертный час енисейский сын боярский П.И. Бекетов мы, скорее всего, уже никогда не узнаем...

В переписной книге Енисейского уезда 1669 г. среди продавцов земли названа вдова сына боярского Петра Бекетова. Возможно, после гибели мужа она уехала обратно за Урал, почему мы и не находим потомков Петра Ивановича в служилой среде Енисейска.
Анализируя деятельность Бекетова, обращаешь внимание, насколько этот человек всегда старался поступать согласно тогдашнего законодательства и в соответствии с правилами. Считал себя достойным чина – писал бумаги, ехал в Москву; считал себя несправедливо обиженным – поступал так же. Бекетова (мне лично) практически невозможно представить себе пытающим аманатов для собственного удовольствия (как поступал с ними якутский воевода Головнин); или «на погроме за саблей» уже объясаченных тунгусов (чем был грешен Галкин). Да, мог прихвастнуть – но какой же солдат не любит?

Солдат – я не зря употребил это слово – по характеру Пётр Бекетов был прямым предшественником военных регулярной армии. Дисциплинированным, аккуратным и не лишённым признаков гуманности. Да, выступал за захват рабов и торговлю ими в Сибири – ну что ж – дело житейское.
Автор: Михаил Кречмар, «Сибирская книга».
Первоисточник: http://www.proza.ru/2014/10/25/1356


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 16
  1. Korsar4 12 марта 2016 06:57
    Хорошо.

    "Путь Империи торил
    Мечом и топором" (с)
  2. казак волгский 12 марта 2016 07:53
    Государев человек!Хороша статья!Спасибо!
    1. Мэнгел Олыс 12 марта 2016 13:23
      Пожалуйста!
  3. zb-65 12 марта 2016 09:09
    С датами по основанию Читы до сих пор историки путаются...
  4. zb-65 12 марта 2016 09:12
    Памятник П.Бекетову в Чите.
  5. Ким Климов 12 марта 2016 10:09
    Славный государев человек - первооткрыватель, организатор и воин!
  6. Никита Громов 12 марта 2016 10:11
    Слава нашим русским предкам - первооткрывателям и первопроходцам!
  7. блэк 12 марта 2016 10:36
    Служил по чести, в назидание потомкам.
  8. Zymran 12 марта 2016 11:20
    Почему юрта деревянная?
    1. ОПЕRATOR 12 марта 2016 12:00
      Юрта деревянная только на рисунке.
      В большой юрте тех времён, да и по нынешние, основным деревянным элементом служил центральный, несущий, столб, который был не просто частью несущей конструкции, но и определённым сакральным символом, который тщательно оберегался и сохранялся. В малолесистых территориях найти хороший, прямой, четырёх-пятиметровый ствол дерева было проблемой.
      А, вообще - воля художника :-) :-) :-) - мог бы и кирпичную кладку изобразить...
  9. кудесник 12 марта 2016 12:50
    Великая страна и великие люди множили её! Спасибо за статью!
  10. Балаган 12 марта 2016 14:24
    Казаки служилые молодцы, конечно. Но всяко бывало. Вон, из-за Хабарова половину Амура потеряли. Если бы Ерофейка не начудачил - Амур бы был сугубо внутренней российской рекой.
  11. Горный стрелок 12 марта 2016 14:32
    Могучие были люди. Абсолютно бесстрашные, но не безбашенные, а весьма толковые и предприимчивые. Нам ещё осваивать и осваивать их наследие.
  12. Reptiloid 12 марта 2016 19:28
    Уважаемый Михаил!Большое спасибо за прекрасный материал!Мне всё это очень близко ---ведь я сам жил вблизи Амура,и среди моих предков---и казаки,и северные народы (нивхи и др.)!Хотя внешность у меня славянская.Рад буду прочитать и другие Ваши статьи на эту тему.
    Эх,если бы все конкистадоры были бы такие!И промышленники!Тогда вся картина Мира была бы другая!
    Если Вам не трудно,напишите поподробней о "Сибирской книге"!Хотя конечно надо искать в Сети.
  13. Reptiloid 13 марта 2016 20:32
    Михаил,я сегодня ещё прочел статью и комменты.теперь могу сказать,что когда стали появляться Ваши статьи,я был в отъезде,правда потом опять уехал.Посмотрел названия статей,которые пропустил.Названия нравятся,с уважением.
  14. Ратник2015 14 марта 2016 13:47
    Очень хорошая статья и прекрасные рисунки ! Да, именно таков были русские первопроходцы и землепроходцы.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня