Уроки крепостной войны

Не так давно на TOPWAR прошел ряд статей о битве под Верденом, а до этого были еще материалы о крепостной войне Первой мировой и применявшихся против тогдашних фортов орудиях. И вот тут возникает вопрос: а как анализировался опыт Первой мировой войны в отношении борьбы с крепостями в межвоенный период? Что легло в основу различных «линий» и «теорий», как лучше всего их преодолевать? То есть, что писали об этом в 20-ые годы, и какая информация сообщалась той же широкой общественности? Давайте посмотрим журнал «Наука и техника» №34 за 1929 год, там была опубликована статья «Современные крепости», где речь шла о том видении крепостной войны, которое существовало на тот момент и которое легло в основу создания многих укрепленных полос на границах европейских стран накануне Второй мировой войны.

«Появление нарезной артиллерии во второй половине XIX столетия сильно отразилось на плане и конструкции крепостных сооружений. К этому времени внешние формы крепости получили свое окончательное развитие, выразившееся в том, что камень в брустверах уступил место земле, и крепостная ограда, так сказать, отодвинулась от охраняемого ею крепостного ядра – города, железнодорожного узла или важной переправы, и распалась на ряд отдельных пунктов, называемых «фортами». Форты окружили крепостное ядро кольцом, радиус которого доходил до 6-8 км. Удаление фортов от города было необходимо, чтобы предотвратить разрушение крепостных построек от артиллерийского огня противника. Для более сильного прикрытия промежутков между фортами вперед выдвигался иногда второй пояс фортов. Промежутки между фортами первой и второй линий оставлялись в 4-6 км, при условии наличия перекрестного артиллерийского огня между фортами. Он выполнялся промежуточными капонирами или полукапонирами, предложенными русским военным специалистом, инж. К.И. Величко. Эти канониры находились в фортах.




Нарезная артиллерия отличается своей дальнобойностью, точностью стрельбы и сильным действием снарядов. Поэтому форты, принимавшие на себя главный удар противника, и особенно прочные постройки из камня с очень толстыми стенами и сводами, обсыпанными большими толщами земли, стали главным средством защиты. Для большей прочности стали применять железные балки, и начинает появляться бетон. Бетоном же усиливают и старые каменные стены.

Дальнейшая эволюция крепостных строений вызывается появлением фугасных бомб, т.е. снарядов, заряженных сильным взрывчатым веществом (пироксилином, мелинитом, тротилом). Обладая огромной разрушительной силой, они взрываются не сразу при попадании снаряда в цель, но после того, как снаряд использует всю свою пробивную силу (ударное действие). В результате такого свойства снаряд пробивает земляное покрытие фортовой постройки и затем разрывается, как мина, на своде или вплотную у стены помещения, производя разрушение своим фугасным действием.

Теперь камень, как строительный материал, отпадает и заменяется исключительно самыми прочными материалами: бетоном, железобетоном и стальной броней. Своды и стены достигают при этом толщины 2-2,5 м, с дополнительной обсыпкой толщей земли около 1 м. Все постройки стараются возможно более углубить в грунт. Пояс фортов делается двойным и выносится вперед на 8-10 км. Форты превращаются в фортовые группы. Наряду с фортами организуется отдельная оборона промежутков между фортами полевыми оборонительными постройками («редуты»). Особенно развивается система взаимного флангового огня из капониров и полукапониров. Крепости снабжаются огромными запасами и многочисленной артиллерией. Для безопасного сообщения в фортах устраивают бетонные подземные ходы – «потерны». Проводится широкая механизация: орудия стоят под броневыми куполами, двигающимися посредством электричества, подача тяжелых снарядов и заряжение также электрифицируются, проводятся узкоколейные железные дороги из крепостного ядра к фортам, устанавливаются сильные прожекторы, ядро крепости оборудуется мастерскими, где также применена электросила, и т.д. и т.п.

Гарнизон такой крепости насчитывает в своих рядах десятки тысяч бойцов и снабжается в широкой степени специальными военно-техническими частями: инженерными, автомобильными, авиационными, железнодорожными, броневыми, связи и проч. Все командование сосредотачивается в руках одного лица - коменданта крепости.

Такие крепости запирают важные операционные направления и обычно соединяют вместе с тем прикрытие железнодорожных мостов через широкие водные рубежи. Отсюда их название – «тэт-де-пон» (слово французское, буквально – «голова моста»). Если мосты защищены крепостью с обоих берегов, как большей частью и бывает, то это - «двойной тэт-де-пон». Одиночный тэт-де-пон прикрывает мост с одного (расположенного в стороне противника) берега.

В тех случаях, когда надо запереть проход через какую-нибудь узкость («дефиле»), например, перевал в горах или железную дорогу в болотисто-озерной местности, то устраивают небольшую крепость из 2-3, а иногда и одного форта. Но эти форты получают очень солидные бетонные, бетонно-железные и броневые закрытия, сильную артиллерию и достаточный гарнизон. Такой форт или комбинация фортов носит название «форта-заставы». Это – та же крепость, но более скромная по размерам, так как на прикрываемом ею направлении нельзя ожидать появления крупных сил противника с мощной осадой артиллерией.

Наоборот, если надо защитить с помощью долговременных укреплений большую площадь стратегического значения шириной в 50-60 и глубиной до 100 км, эта задача осуществляется сочетанием крепости (или крепостей) с фортами- заставами полевыми укреплениями. Получается долговременно укрепленный район. Его снабжают гарнизоном такой численности, которая не только бы позволила оборонять крепостные позиции, но и дала бы возможность коменданту района выводить часть войск в поле и, опираясь на силы и средства района, атаковать врага. Поэтому гарнизон укрепленного района по размерам и организации близко подходит к самостоятельной армии.

Такие укрепленные районы были до мировой войны у нас (треугольник крепостей Варшава – Згерж – Новогеоргиевск), у германцев на русской границе – Торн – Кульм – Грауденц и на французской границе – Мец – Тионвиль, и у французов – Верден и укрепления Маасских высот. Сейчас только французы создают обширнейшие укрепленные районы на своей и бельгийской территории против германцев.

Бруствера фортов предлагают делать из бетонного массива. На валганге форта устанавливают тяжелые пушки, форт получает систему подземных (контр-минных) галерей, чтобы противодействовать минной атаке противника. Серьезной защитой против открытой атаки должен служить водяной ров.



Атака такого форта, как показали русско-японская и мировая войны (Верден, Осовец, Перемышль), будет вестись по методу Вобана системой траншей и соединяющих их, зигзагообразных в плане ходов, сообщения. Первая траншея (первая параллель) закладывается на расстоянии 200-1000 м от форта. Здесь закрепляется пехота, а артиллерия старается подавить огонь форта и фортовых промежутков. Когда это удается, то ночью саперы закладывают 2-ую параллель (траншею) метрах в 400 от форта. Ее занимает пехота, а саперы, с рабочими от пехоты, соединяют между собой обе параллели ходами сообщения, расположенными зигзагообразно и так, чтобы всякий последующий зигзаг заходил своим концом за предыдущее колено хода сообщения, защищая его тем от поражения продольным огнем. При отрывке ходов сообщения рабочие головного колена прикрывают себя бруствером из земляных мешков. За 2-ой параллелью устраивают таким же способом 3-ью параллель, метрах в 100-150 от форта. И уже отсюда, если оборона последнего не сломлена, чутка и энергична, опускаются под землю и идут минными галереями. Размер этих галерей 1,4 м в высоту и 1 м в ширину. Они одеваются рамами.

Обороняющийся не ограничивается одним огнем и отражением штурма. Стараясь вырвать почин из рук врага, он сам устраивает параллели впереди своих укреплений. Эти «контр-апроши» могут очень повредить атакующему и затянуть осаду. Они помогли русским при обороне Севастополя (1856/54) и французам при защите Бельфора в 1870/71 гг.



Таким образом, бетон и сталь борются с пушкой и борются с полной надеждой на успех, как показала мировая война. Конечно, это возможно лишь при том условии, когда крепостные сооружения не совсем устарели.

Надо, однако, заметить, что вполне современными они никогда или почти никогда не будут, потому что крепости строятся медленно и стоят дорого (150-200 миллионов рублей). А так как военные бюджеты ограничены, то всякое государство охотней израсходует деньги на новую артиллерию, на танки, самолеты и т.д., чем на замену устаревшего форта современным.

Но это не так уж страшно. И несколько устаревшая крепость тоже хранит в себе большие возможности обороны. Дело коменданта их развернуть». Последний вывод, как известно, через 12 лет вполне подтвердила только Брестская крепость!
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти