"Дельфин", "Сом" и "Форель": история первых "потаенных судов" России

"Дельфин", "Сом" и "Форель": история первых "потаенных судов" России


МОСКВА, 18 марта. /ТАСС/. Подводному флоту России 19 марта исполняется 110 лет. За этот срок отечественные субмарины прошли несколько этапов развития – от крошечных "потаенных судов" до самых больших в мире стратегических ракетоносцев. С момента появления в составе Военно-морского флота субмарины были и остаются воплощением самых прогрессивных научно-технических идей и передовых инженерных решений.
Впервые как реальная военная сила субмарины показали себя в Первую мировую войну. События же Русско-японской войны 1904-1905 годов продемонстрировали, что недавно поступившие на вооружение подлодки оказались плохо приспособлены к реалиям вооруженной борьбы на море.

Первые шаги


Первым из наших соотечественников, кто подошел к строительству подводной техники с хорошей подготовкой военного инженера, стал генерал-адъютант Карл Андреевич Шильдер. Его подводный аппарат постройки 1834 года осуществил историческое трехчасовое погружение в воды реки Малая Невка в сентябре 1840 года.

Лодка Шильдера была вооружена ракетами, причем в ходе испытаний нашла практическое подтверждение идея их запуска из-под воды. Двигателя на борту не было, лодка приводилась в движение мускульным приводом, для чего оснащалась "ластами", устроенными по принципу утиных лапок. Передвигаясь под водой, аппарат мог приблизиться к вражескому кораблю и поразить его пороховой миной с электрическим взрывателем.

Следующим шагом в развитии отечественного подводного судостроения стала 350-тонная лодка Ивана Федоровича Александровского. Она могла не только погружаться, но и довольно долго передвигаться под водой, используя поршневые пневматические машины, питавшиеся сжатым воздухом из 200 чугунных баллонов.

Первым конструктором серийных подводных лодок считается Степан Карлович Джевецкий. Головной обитаемый подводный аппарат малого водоизмещения был построен и испытан во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Наследник престола, будущий император Александр III, согласно его собственному дневнику, присутствовал при испытании аппарата. Возможно, его слово оказалось решающим, и казна профинансировала серию из 50 лодок, законченную в 1881 году. Они приводились в движение мускульным приводом, были вооружены двумя минами и предназначались для защиты морских крепостей.

На фоне броненосцев того времени подобные корабли выглядели беспомощными и прослужили лишь до 1886 года. И все же несколько лодок Джевецкого оснастили гребными электродвигателями. Степану Карловичу принадлежит и другая гениальная идея – "оптической навигационной трубы".

При этом на рубеже 19-20 веков пока еще не было ни теории подводного плавания, ни надлежащего инженерно-технического обеспечения. В практической деятельности первым русским подводникам приходилось опираться главным образом на знания в области фундаментальных наук и практический опыт, приобретенный за годы службы на надводных кораблях.

"Дельфин", "Сом" и "Форель": история первых "потаенных судов" России

Модель подводной лодки К.А. Шильдера
© ЦКБ МТ "Рубин"


Миноносец №150

Судьбоносным решением, определившим будущее отечественного флота и судостроения, стало образование 19 декабря 1900 года Комиссии для проектирования подводных судов Морского ведомства. В нее вошли старший помощник судостроителя Иван Бубнов, старший инженер-механик Иван Горюнов и лейтенант Михаил Николаевич Беклемишев.

Вскоре после образования комиссии, 22 декабря 1900 года, Бубнову и другим кораблестроителям были направлены уведомительные письма. Именно эта дата берется за начало истории Центрального конструкторского бюро морской техники "Рубин" - старейшего отечественного проектанта подводных лодок.
Комиссия подготовила чертежи "Миноносца №113". После утверждения заказа на строительство (Балтийский завод), корабль зачислили в состав флота как "Миноносец №150". Позднее ему присвоили имя "Дельфин".

В июне-октябре 1903 года корабль прошел испытания в балтийских водах, а зимой началось строительство серии подводных миноносцев "русского типа" из шести единиц. По собственному имени одного из кораблей их называли "касатками".

Русско-японская война грянула 27 января 1904 года (здесь и далее – по старому стилю). Царское правительство искало пути усиления военно-морской группировки на Дальнем Востоке, выделяя дополнительное финансирование на передовые системы вооружений.

Немецкий электроход


В Германии был размещен заказ на три субмарины типа "Карп". Из благодарности фирма Круппа (которая к тому времени не смогла продать кайзеровскому флоту ничего подобного) подарила России электроход Forelle.

На плаву и под водой 18-тонная лодка с двумя внешними трубами для торпед продемонстрировала хорошую управляемость. Двигателя внутреннего сгорания на борту не было – и подводный, и надводный ход обеспечивался электромотором мощностью 50 лошадиных сил, а зарядка батареи – в базе. Аккумуляторной емкости хватало, чтобы на скорости 4 узла пройти 20 миль.

В конкретной ситуации 1904 года "Форель" обладала еще одним важным достоинством. Субмарину малых габаритов и массы можно было сравнительно легко перевозить по железной дороге. После короткого пребывания на Балтике, 11 августа лодка вместе с экипажем из шести человек по рельсам отправилась на Дальний Восток. На протяжении почти полугода "Форель" оставалась единственной формально действующей подводной лодкой во Владивостоке.

"Дельфин", "Сом" и "Форель": история первых "потаенных судов" России

Подводная лодка "Осетр", достройка в Санкт-Петербурге
© wikipedia.org


Заказ из Америки

Россия приобрела у фирм Lake Submarine Company и Electric Boat Company по одной готовой лодке. Их доставили на Балтику летом 1904 года.
Первая - Protector постройки 1902 года конструктора Саймона Лэка (Simon Lake), получила название "Осетр".

Вторая - Fulton конструкции Джона Голланда (John P. Holland), постройки 1901 года, была переименована в "Сом". Корабль проходил ходовые испытания в сентябре-октябре 1904 года при участии американской сдаточной команды, которая также обучала российский флотский экипаж управлению кораблем и обслуживанию его механизмов. Лодка хорошо управлялась, имела сносную мореходность и сравнительно высокую точность стрельбы торпедами.
"Дельфин", "Сом" и "Осетр" отличались малыми размерами: длина корпуса не достигала и 20 метров, водоизмещение у первых двух – менее 150 тонн, третьего – до 175. Скорость надводного хода не превышала десяти узлов, подводного – и того меньше.

"Осетр" послужил российскому флоту лишь девять лет (выведен из боевого состава летом 1913 года), "Сом" погиб в мае 1916-го, а "Дельфин" оставался на службе до августа 1917 года.

Первый опыт действий


Для участия в Русско-японской войне в течение ноября 1904 года во Владивосток отправились пять подводных лодок конструкции Бубнова ("Касатка", "Скат", "Налим", "Фельдмаршал граф Шереметев", "Дельфин") и одна американская ("Сом"). Подобных транспортировок субмарин на дальность порядка 9 тысяч километров история еще не знала.

Порт-Артур пал 20 декабря 1904 года. К тому времени с Балтики на Дальний Восток доставили семь подводных лодок и создали "Отдельный отряд миноносцев Владивостокского порта". Заведовал отрядом командир "Касатки" Александр Плотто. Его можно считать первым в мире командиром тактического соединения подводных лодок на театре военных действий.

Первый совместный поход подводники выполнили 16-19 февраля. При этом вооружен был лишь "Дельфин": подходящие к аппаратам Джевецкого торпеды образца 1898 года обнаружились в запасах Владивостокского порта.

"Дельфин", "Сом" и "Форель": история первых "потаенных судов" России

Подводная лодка С.К. Джевецкого в Центральном военно-морском музее
© ЦКБ МТ "Рубин"


Найденные недостатки

Бензиновые двигатели внутреннего сгорания (ДВС) того времени длительных нагрузок не выдерживали. Например, "Касатки" оснащались двумя моторами фирмы "Панар". Это давало экипажам возможность использовать их поочередно, меняя через каждые пару часов. Практическая дальность плавания при благоприятнейших обстоятельствах составляла 1,5 тысячи миль.

Однако из-за ненадежности двигателей и низких мореходных качеств подводных лодок командиры старались не уходить от порта на расстояние свыше 100-120 миль. При этом они стремились держать запас емкости аккумуляторной батареи на восемь часов самого малого подводного хода.

У лодок типа "Касатка" при надводном ходе электрический двигатель мощностью 100 л. с. питался от двух динамо (электрогенераторов), приводимых в действие ДВС. Во время службы выяснится, что при плавании в позиционном положении в свежую погоду морская вода попадает внутрь корпуса. Приходилось задраивать люки, а наблюдение вести через иллюминаторы с ограниченными углами обзора.

Погружение из крейсерского положения под перископ занимало минимум пять-шесть минут, а в отдельных случаях затягивалось до десяти и более. Русские лодки могли стать легкой добычей японских надводных кораблей, особенно скоростных крейсеров и миноносцев. Во время одного из походов на "Касатке" ошибочно приняли остров за вражеский корабль и провели срочное погружение, которое заняло семь минут. Маневрирование признали неудовлетворительным: за такое время миноносец вполне мог потопить лодку таранным ударом.

Даже если удавалось вовремя погрузиться, занять удобную позицию для торпедной атаки по подвижной цели было бы делом непростым. На подводном ходу "Касатки" плохо управлялись. А "Дельфин" имел тяжелое рулевое управление, что предъявляло повышенные требования к мастерству экипажа.

После Цусимы


Сражение броненосцев у острова Цусима 14-15 мая 1905 года завершилось уничтожением Второй Тихоокеанской эскадры. Россия сохранила в боеспособном состоянии на театре военных действий лишь крейсеры командира Владивостокского отряда контр-адмирала Иессена да "отдельный отряд миноносцев".

Со временем отряд стал довольно многочисленным. Первая подводная лодка конструкции Лэка приехала по рельсам на Дальний Восток еще в апреле. Постепенно численность отряда увеличилась до 13 субмарин. Половина лодок находилась в ремонте, который велся, как правило, силами экипажей.
"Лодки есть одно из самых сильных средств береговой обороны. При умении ими пользоваться, подводными лодками можно наносить ужасный вред неприятелю в его же портах и своим там появлением наводить нравственный страх и переполох", - отмечал командир "Сома" контр-адмирал Владимир Трубецкой.

Война закончилась 23 августа 1905 года подписанием мирного договора.

"Дельфин", "Сом" и "Форель": история первых "потаенных судов" России

Подводная лодка "Сом"
© РОО "Санкт-Петербургский Клуб Моряков-подводников и ветеранов ВМФ"

Осмысление опыта

Четыре из 13 подводных лодок "отдельного отряда" достигли Владивостока уже после окончания войны. Ввиду поздней доставки, субмарины типа "Осетр" принять участие в боевых действиях не успели.

Общий недостаток всех субмарин тех лет – ненадежная работа двигателей внутреннего сгорания. Волнение моря, сильная зыбь раскачивала лодки в надводном положении так, что выплескивался электролит. Несколько раз за время войны имели место внутренние взрывы. Гибель матроса повлек за собой случай на "Дельфине", причиной которого стало воспламенение паров бензина.

Плохие условия обитаемости создавали постоянный дискомфорт, снижая эффективность работы экипажа. Поскольку конструктивно лодки были безотсечными, а система вентиляции – малопроизводительной, внутри корабля постоянно держалась смесь паров бензина, масляной гари и выхлопа. Прибавьте к этому повышенную влажность и отсутствие у экипажа возможности просушить одежду после вахты. Спецодежда для работы внутри лодки отсутствовала. Повезло только команде "Сома": ее экипировали непромокаемой одеждой на беличьем меху.

Лодки, построенные по проектам американских инженеров Голланда и Лэка, и лодки разработки Бубнова оказались сопоставимыми по общему техническому уровню, мореходным и боевым качествам.

Отечественные субмарины отличались от "чужестранок" высокой скоростью и дальностью плавания. Имели они и более сильное вооружение. Правда, торпедные аппараты Джевецкого на морозе не работали, что ограничивало боевую ценность "касаток" в зимнее время. Кроме того, торпеды в аппаратах Джевецкого все время похода находились в воде, и, чтобы сохранить готовность к стрельбе, их приходилось часто смазывать.

Учебные атаки


Днем 22 сентября 1906 года подлодка "Кефаль" условно потопила крейсер "Жемчуг" на якоре в бухте Новик. Находясь в Амурском заливе, "Кефаль" заняла выгодную для атаки позицию и имитировала выстрел из носового аппарата с дальности 3-3,5 кабельтовых (около 600 метров). Перископ атакующей подлодки наблюдатели на крейсере не заметили.

Продолжая учебную атаку, лодка сократила расстояние еще на 400-500 метров, всплыла под перископ и имитировала выстрел из второго носового аппарата. Затем, выполнив маневр по глубине и курсу, развернулась и "выстрелила" по крейсеру из кормового аппарата. Выход из бухты подводники произвели, поддерживая глубину погружения семь-восемь метров. Поскольку на крейсере обнаружили перископ лишь перед "вторым торпедным выстрелом", атаку признали удачной.

Отработали подводники и действия в случае ночной атаки. Зайдя в бухту незамеченной и продолжая двигаться в надводном положении малым ходом, "Кефаль" подошла к крейсеру "Жемчуг" на предельно малую дистанцию торпедной стрельбы. А в погруженном положении наблюдатели крейсера не смогли различить подлодку даже вблизи, когда она шла малым ходом под перископом.

Признание


Рассуждая о будущем нового вида морского оружия, командиры тихоокеанских подводных лодок считали целесообразным строить большие субмарины, водоизмещением свыше 500-600 тонн (то есть в 4-5 раз крупнее тех, что составляли основу "отдельного отряда").

Признанием растущей роли подводников можно считать указ "О классификации военных судов российского императорского флота", датированный 6 марта 1906 года (по новому стилю – 19 марта).

Император Николай II "высочайше повелеть соизволил" включить в классификацию "посыльные суда" и "подводные лодки". В тексте указа перечислены 20 названий построенных к тому времени субмарин, включая немецкую "Форель" и несколько находящихся в постройке.

Субмарины Русско-японской войны не стали грозной боевой силой, но послужили делу обучения подводников и началу системной работы по выработке тактики действий нового вида морского оружия. Боевые действия придали сильный толчок развитию подводной техники в России.
Автор: Владимир Карнозов
Первоисточник: http://tass.ru/armiya-i-opk/2747615


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 7
  1. амурец 20 марта 2016 08:36
    Есть сборник мемуаров "Из бездны вод".И первые две статьи как раз и рассказывают опервых подводных лодках.Причём У М.Тьедера,"На подводной лодке"воспоминания о первом соединении ПЛ.Владивостокском отряде ПЛ,ожизни и быте первых подводников.И идея первого подводного минзага родилась у Налётова в Порт-Артуре.
  2. кудесник 20 марта 2016 09:37
    Спасибо за статью!
  3. рюрикович 20 марта 2016 09:39
    Вот интересно было бы посмотреть на диаметр глаз конструкторов первых "Дельфинов","Сомов","Форелей","Кефалей" узри они то, во что трансформировались их творения на сегодняшний момент - "Тафуны","Акулы","Бореи","Ясени"... winked
  4. tchoni 20 марта 2016 10:08
    Вот читаю статью,и думается, что командиры этих первых лодок не очень то службу свою жаловали. На остальных судах - благородия как благородия, а здесь вместе с матросами, да в одной жестянке, да душно, да воняет... Жуть. Думается, что подобные условия главная причина неэффективности первых лодок.
  5. Александр72 20 марта 2016 10:39
    В конкретной ситуации 1904 года "Форель" обладала еще одним важным достоинством. Субмарину малых габаритов и массы можно было сравнительно легко перевозить по железной дороге. После короткого пребывания на Балтике, 11 августа лодка вместе с экипажем из шести человек по рельсам отправилась на Дальний Восток. На протяжении почти полугода "Форель" оставалась единственной формально действующей подводной лодкой во Владивостоке.

    Пожалуй это было единственным достоинством электрохода "Форель". Эту лодку Крупп строил в качестве опытовой, чтобы отработать на ней технологию строительства ПЛ и вообще оценить возможности субмарин. Первый блин ожидаемо стал комом. "Форель" была абсолютно небоеспособной и подозреваю, что это было одной из причин (если не единственной стоящей причиной), по которой Крупп подарил эту субмарину Российской Империи.
    110 лет прошло и российские подводники, начинавшию свою безмолвную службу с вот таких утлых лоханок, описанных в статье, сейчас выходят в океанские походы на мой взгляд на лучших в мире подводных лодках. И если бы не было примитивных лодок Лэка, Голланда, Джевецкого и Круппа, не было бы современных подводных атомоходов.
    Честь имею.
  6. мичман 20 марта 2016 12:33
    У меня был хороший товарищ Дважды Герой Советского Союза А.О. Шабалин. Познакомились мы, когда мне пришлось участвовать в переоборудовании нашего флота и создания РСДН для нашего флота. Я написал о нем повесть "Москитники", а в "ВО" опубликовал статью "Первая атака". Так вот, учителем у него был старпом подводной лодки "Крокодил" царского ВМФ. Свою первую атаку во время ВОВ на Севере он посвятил ему. Честь имею.
  7. Денимакс 20 марта 2016 20:55
    Цитата: амурец
    И идея первого подводного минзага родилась у Налётова в Порт-Артуре.

    С такими подлодками толку мало, еще они не имели того совершенства.
    Реальнее была-бы возможность переоснастить миноносцы. Снять все торпедные аппараты, на их место установить дополнительные орудия и пулеметы и впридачу шрапнельные снаряды. Тогда можно былобы дать бой японским миноносцам и вести активные минные постановки на коммуникациях японцев. Была както идея плавучих минных растяжек. Но увы это все фантазии.)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня