Первый в мире подводный минный заградитель "КРАБ" (часть 2)

Часть 1

Первый в мире подводный минный заградитель "КРАБ" (часть 2)


ПЕРВЫЙ БОЕВОЙ ПОХОД ПОДВОДНОГО МИННОГО ЗАГРАДИТЕЛЯ "КРАБ"


Когда началась Первая мировая война, Черноморский флот России явно превосходил по мощи военно-морской флот Турции. Однако через 12 дней после начала войны (Турция еще оставалась нейтральной) в Константинополь (Стамбул) пришли два германских корабля - линейный крейсер "Гебен" и легкий крейсер "Бреслау", которые прорвались в Восточное Средиземноморье мимо кораблей Великобритании и Франции, а затем вошли через проливы Дарданеллы и Босфор в Черное море. "Гебен" являлся современным линейным крейсером, вооруженным 10 орудиями калибра 280 - мм, а также обладавший скоростью 28 узлов.

В то же время в состав Черноморского флота входили лишь устаревшие линейные корабли, каждый из которых был вооружен четырьмя 305-мм орудиями (а броненосец "Ростислав" - четырьмя 254-мм орудиями), их скорость не превышала 16 узлов. Вся российская бригада броненосных кораблей по количеству орудий крупного калибра превосходила артиллерийское вооружение линейного крейсера "Гебен", но он, пользуясь превосходством в скорости, всегда мог избежать встречи с российской эскадрой. Современные же российские корабли еще строились в Николаеве, и ни один из них к началу войны не был готов. Понятна поэтому заинтересованность российского командования ЧФ в пополнении флота этими кораблями.

Летом 1915 г. должен был вступить в строй первый из этих линкоров - "Императрица Мария" (12 орудий калибра 305 мм и 20 орудий калибра 130-мм). Но первый переход из Николаева в Севастополь корабль должен был совершить еще с неопробованными орудийными башнями главного калибра. Естественно, переход его можно было считать обеспеченным только в том случае, если исключалась встреча линкора "Императрица Мария" с германским линейным крейсером "Гебен". Для того, чтобы обеспечить этот переход "Императрице Марии" в Севастополь, возникла идея преградить "Гебену" выход в Черное море. Для этого необходимо было скрытно поставит у пролива Босфор минное заграждение. Наиболее подходящим для такой постановки мин вблизи неприятельского побережья мог быть подводный минный заградитель. Вот почему выполнение этой задачи и было поручено ПЛ "Краб", не завершившему еще своих испытаний.

25 июня 1915 г. в 07.00 "Краб" под коммерческим флагом с 58 минами и 4 торпедами на борту снялся со швартовов.
На заградителе, кроме личного состава, находились: начальник Подводной бригады капитан 1 ранга В.Е.Клочковский, флагманский штурман бригады лейтенант М.В.Паруцкий и сдаточный капитан завода инженер-механик лейтенант В.С.Лукьянов (последний вышел в поход по собственному желанию). Заградитель сопровождали новые ПЛ "Морж", "Нерпа" и "Тюлень".
Согласно полученным инструкциям, ПЛ "Краб" должен был поставить минное заграждение по возможности на линии Босфорских маяков (Румели-Фенер и Анатоли-Фенер) длиной в 1 милю. ПЛ "Нерпа" должна была блокировать Босфор с оста (востока), находясь в районе маяка Шили (на Анатолийском побережье турции, восточнее Босфора); ПЛ "Тюлень" должна была держаться к весту (западу) от Босфора, а ПЛ "Морж" - занимать позицию против самого пролива Босфор.
В 09.20, находясь на параллели мыса Сарыч, ПЛ "Краб" взяла курс на Босфор. ПЛ "Морж", "Нерпа" и "Тюлень" шли в кильватерной колонне, причем головная ПЛ "Тюлень" находилась на левом траверзе "Краба". Погода была ясная. Ветер 2 балла. ПЛ "Краб" шел под двумя керосиновыми двигателями правого борта. После нескольких часов работы предполагали перейти на моторы левого вала, с тем чтобы осмотреть первые и привести в порядок.

С 10 до 11 часов проводили артиллерийское и стрелковое учения: были опробованы 37-мм орудие и пулеметы. В полдень по приказу начальника бригады ПЛ были подняты военный флаг и вымпел. В 20.00 ПЛ начали расходиться, чтобы в темноте не стеснять друг друга в маневрировании. Утром же они снова должны были встретиться.
ПЛ "Краб", обладая большей скоростью, чем остальные ПЛ, пришел в точку встречи утром 26 июня раньше, чем сопровождавшие его ПЛ. Поэтому, чтобы использовать свободное время, моторы остановили и произвели погружение и дифферентование заградителя "Краб". При погружении обнаружили, что "Краб" теряет плавучесть кормой. Как выяснилось, кормовая дифферентная цистерна наполнялась водой из-за того, что горловина этой цистерны пропускала воду из настройки. Пришлось всплыть и переменить резину на горловине цистерны. Повреждение исправили и снова приступили к дифферентованию.
Во время дифферентования обнаружили, что невозможно перекачивать воду из одной дифферентной цистерны в другую из-за малой мощности помпы. При всплытии заградителя оставшуюся в надстройке воду спускали по трубам
В трюм, но оказалось, что это происходит очень медленно, поэтому пришлось открыть горловину кормовой дифферентной цистерны и спустить в нее часть воды, а затем откачать ее брандспойтом за борт.

В 10.50 все ПЛ были в сборе. После удефферентования "Краба" ПЛ "Нерпа" и "Тюлень" направились на заданные позиции, а ПЛ "Морж", поскольку его позиция была намечена против Босфора, следовал вместе с "Крабом". До Босфора оставалось 85 миль. Капитан 1 ранга Клочковский намечал произвести минную постановку в вечерних сумерках, чтобы на случай возможных неудач и неисправностей заградителя в момент постановки или непосредственно после нее ночью оставался некоторый резерв времени. Поэтому он принял решение произвести минную постановку вечером следующего дня, т.е. 27 июня.
В 14.00 пустили моторы, а затем дали ход и одновременно начали зарядку аккумуляторной батареи. В 20.00 ПЛ "Морж" ушла, получив предписание встретиться на следующее утро против Босфора, но вне видимости ПЛ с берега. 27 июня в 00.00 зарядку батареи закончили (принято 3000 А-часов), моторы застопорили, и "Краб" простоял на месте до 04.00, после чего он пошел малым ходом. В 06.30 по носу открылся берег, а в 07.35 справа по траверзу показалась ПЛ "Морж". В 09.00 берег почти скрылся в легкой мгле. "Краб" находился в 28 милях от пролива Босфор. Моторы были застопорены, а затем в 11.40, после обеда, снова были пущены, но уже на винт и на зарядку, чтобы к предстоящей минной постановке батареи были полностью заряжены. В 16.15 в 11 милях от маяка Румели- Фенер моторы застопорили, и в 16.30 начали погружение, а через 20 минут был дан подводный ход 4 узла. Начальник бригады ПЛ решил ставить минное заграждение от маяка Анатоли-Фенер к маяку Румеоли-Фенер, а не наоборот, т.к. в последнем случае при ошибке в скорости ПЛ "Краб" могла выскочить на Анатолийский берег.

Определение места ПЛ производилось в перископ. Но для того чтобы себя не обнаружить, находившийся в рубке начальник бригады ПЛ брал пеленги перископом, выставляя его на поверхность лишь на несколько секунд, далее отсчет по кругу он передавал флагманскому штурману, который и вел прокладку курса.
В 18.00 заградитель был в 8 милях от Анатоли-Фенер. Он шел на глубине 50 футов (15,24 м), считая от киля ПЛ до поверхности. Затем глубину погружения увеличили до 60 футов (18,29 м). В 19.00 при определении места заградителя (в перископ) напротив пролива был обнаружен турецкий сторожевой пароход, находившийся от заградителя в 10 кабельтовых. Однако от атаки этого парохода капитан I ранга Клочковский отказался, боясь обнаружить себя и тем самым сорвать постановку минного заграждения. Увеличив глубину до 65 футов (19,8 м), чтобы пройти под килем турецкого парохода, "Краб" лег на курс 180 градусов.
В 19.55 заградитель находился в 13,75 каб от маяка Анатоли-Фенер. В 20.10 начали постановку мин. Через 11,5 минут заградитель слегка коснулся грунта. Так как начальник бригады ПЛ стремился поставить минное заграждение возможно ближе к маякам, то он предположил, что произошло прикосновение к Румелийской отмели. Поэтому Клочковский сразу же дал распоряжение положить руль право на борт, остановить минный элеватор и продуть цистерну высокого давления. По указателю в этот момент последняя мины еще не была поставлена.
В 20.22 последовал сильный толчок, а за ним еще несколько других. Заградитель всплыл до 45 футов. (13,7 м), имея большой дифферент на нос, но дальше не всплывал, по-видимому, задев за что-то носом. Тогда продули среднюю цистерну и застопорили ход, чтобы дать возможность ПЛ освободиться и не намотать минрепы на винт (если заградитель попал на минное заграждение). Через минуту "Краб" всплыл до половины рубки, имея курс на норд. В иллюминатор рубки с левого борта виднелся в сумерках маяк Румели-Фенер…
В 20.24 заградитель вновь погрузился, увеличив ход до 5,25 уз.
Через минуту при попытке поставить "последнюю мину" оказалось, что указатель работал неточно: эта мина была поставлена на свое место перед самым прикосновением к грунту. Скорость заградителя уменьшили до 65 футов (19,8 м), для того чтобы свободно проходить под килем встречных судов и под возможным минным заграждением.
В 20.45 "Краб" увеличил скорость до 4,5 уз., чтобы скорее отойти от Босфора, т.к. появились большие дифференты и возникло предположение, что ПЛ получила повреждение корпуса. В 21.50 капитан I ранга Клочковский дал приказ всплыть. После всплытия начальник бригады ПЛ вместе с командиром вышли наверх, на мостик. Было темно. Кругом ничего не видно: только на черной полосе берега, вблизи пролива виднелись вспышки огня, да западнее его - слабый мерцающий огонек… Включили вентиляцию ПЛ и разрешили нуждающимся в свежем воздухе выйти наверх, а такие были, в особенности в кормовом отделении заградителя, где стояли керосиномоторы… Вот, что записал в своем донесении командир ПЛ ст. лейтенант Л.К.Феншоу: "Ввиду недостатка времени, оставшегося перед погружением в виду Босфора, не мог как следует охладить керосиномоторы и пошел под воду с горячими моторами.
От высокой температуры, исходившей от них и от нагревающихся электромотороы при продолжительном 6-часовом подводном ходе, появились значительные выделения паров керосина и масла, настолько сильные, что не только в кормовой части ПЛ, где большинство команды угорело, но даже в рубке, где находились начальник бригады ПЛ, флагманский штурман, вертикальный рулевой и командир ПЛ, глаза сильно слезились и дыхание было затруднено, вследствие чего после всплытия ПЛ часть команды вышли на палубу, а и.д. старшего инженер-механика мичмана Иванова вынесли в полубессознательном состоянии".
В 23.20 были запущены керосиномоторы правого борта, а через 25 минут - керосиномоторы левого борта. Начальник бригады должен был дать командиру ПЛ "Морж" условленную радиограмму, но это не удалось сделать, т.к. во время подводного хода заградителя антенна порвалась.

Дальнейшее плавание ПЛ "Краб" до Севастополя произошло без инцидентов. Опасались только, что не хватит смазочного масла, т.к. его расход оказался больше предполагавшегося. Последнее не было неожиданным, т.к. еще 8 апреля при испытании заградителя на надводный ход комиссия сочла необходимым изменить устройство для смазки упорных подшипников и поставить холодильник для охлаждения стекающего масла, чего, однако, к настоящему походу не успели сделать.
При подходе к Севастополю 29 июня в 07.39 заградитель "Краб" разошелся с эскадрой ЧФ, вышедшей из Севастополя. Начальник бригады ПЛ донес командующему флотом о выполнении боевого задания заградителем. В 08.00 вновь был поднят коммерческий флаг, а в 09.30 "Краб" отшвартовался у базы в Южной бухте.

Первый поход показал, что заградителю присущи значительное число конструктивных недостатков, например: сложность системы погружения, в результате чего время погружения доходило до 20 минут; загроможденность ПЛ механизмами; высокая температура в помещениях при работе керосиномоторов и вредные от них испарения, что затрудняло работу личного состава заградителя. Кроме того, следует учесть, что личный состав перед походом не успел как следует изучить устройство такого сложного корабля, как заградитель. Только срочное и важное задание заставило командование послать еще, по существу, не полностью законченный постройкой заградитель в столь ответственный поход.

Благодаря находчивости и полному спокойствию, а также напряженной и самоотверженной работе личного состава ПЛ, устранившего многие недочеты, удалось выполнить заданную операцию. Действительно, когда вечером 27 июня во время минной постановки последовали 4 сильных удара в носовую часть заградителя и сила тока мотора минного элеватора значительно повысилась, возникло опасение, что перегорят предохранители вспомогательной цепи и остановятся все вспомогательные механизмы, а при остановке заградителя и продолжающейся работе элеватора мины будут ставиться под кормой ПЛ. Лейтенант В.В.Крузенштерн сразу же остановил элеватор, избежав тем самым этой опасности. В то же время во время ударов перестал работать максимальный выключатель горизонтальных рулей. Рулевой боцманмат Н.Токарев, моментально сообразив, от чего не перекладываются рули, включил разомкнувшийся максимальный выключатель, чем удержал заградитель от больших и опасных дифферентов. Мичман Н.А.Монастырев, опасаясь, что от ударов могут быть повреждены торпедные аппараты и балластная цистерна, принял необходимые меры: приказал держать наготове сжатый воздух и помпу для откачки воды. Несмотря на сильную усталость и головную боль - признаки угорания - инженер-механик мичман М.П.Иванов все время находился среди команды и ободрял всех.
Сдатчик завода инженер-механик В.С.Лукьянов, появляясь в нужный момент в отсеках и давая указания, способствовал нормальной работе механизмов заградителя.

За успешное выполнение боевого задания по постановке мин у Босфора офицерский состав был повышен в чине или награжден. Командир ПЛ "Краб" Л.К.Феншоу был произведен в чин капитана 2 ранга, флагманского штурмана бригады ПЛ М.В.Паруцкого произвели в чин старшего лейтенанта, Н.А.Монастырева произвели в лейтенанты, М.П.Иванова - в инженер-механика - лейтенанта.
Награждены орденами: В.Е.Клочковский - орденом Владимира 3-й степени с мечами, В.В.Крузенштерна - орденом Анны 3-йстепени, М.П.Иванова - орденом Станислава 3-й степени. Позже приказом командующего ЧФ от 26 сентября 1915 г. и.д. старшего офицера заградителя лт. В.В.Крузенштерн был награжден георгиевским оружием за то, что "во время постановки минного заграждения доблестной и самоотверженной деятельностью вывел ПЛ из критического положения, чем способствовал успеху боевой операции. За этот поход наградили также и матросов: георгиевскими крестами - 8 человек, георгиевской медалью - 10 человек, медалью "За усердие" -12 человек.

На следующий день после постановки мин турки обнаружили по всплывшим минам заграждение, выставленное ПЛ "Краб". Подняв одну из них, немцы поняли, что мины поставлены ПЛ. Дивизион тральщиков сразу же начал траление, и 3 июля комендант Босфора донес, что минное заграждение ликвидировано.
Однако это заключение было весьма поспешным: на "вытравленном" заграждении подорвалась носовой частью турецкая канонерская лодка "Иса Рейс". Ее отбуксировали к берегу и спасли.

5 июля 1915 г. вышел навстречу 4 турецким пароходам с углем крейсер "Бреслау". В 10 милях на норд-ост от мыса Кара-Бурну Восточный он подорвался на мине, приняв внутрь 642 т воды (при водоизмещении 4550 т). Это минное заграждение было выставлено в декабре 1914 г. минными заградителями ЧФ - "Алексей", "Георгий", "Константин" и "Ксения". Под охраной тральщиков крейсер "Бреслау" вошел в Босфор и встал в док в Стении. Его ремонт занял несколько месяцев, и лишь в феврале 1916 г. он вступил в строй. Это была существенная потеря для германо-турецкого флота, если учесть, что в его составе из легких крейсеров оставался лишь тихоходный "Гамидие". Линейный крейсер "Гебен" в этот период не выходил в Черное море, т.к. его было решено использовать лишь в крайних случаях. Причина такого решения - недостаток в угле, вызванный боевыми действиями российских кораблей в угольном районе Анатолийского побережья.

Первый в мире подводный минный заградитель "КРАБ" (часть 2)


23 июля 1915 г. линкор "Императрица Мария" благополучно пришел из Николаева в Севастополь.
После возвращения заградителя "Краб" в Севастополь на нем до августа ремонтировали и устраняли недоделки, оставшиеся из-за срочного выхода в боевой поход.

После окончания ремонта 20-21 августа 1915 г. он выходил в море. В начале декабря от командующего ЧФ пришло распоряжение, чтобы "Краб" в случае благоприятной погоды вышел на минную постановку, а после этого - блокировал порт Зунгулдак.
10 декабря заградитель "Краб" вышел в море для выполнения приказа командующего ЧФ, но из-за штормовой погоды 12 декабря вынужден был вернуться в Севастополь. Таким образом, в последние месяцы 1915 г."Краб" не проводил минных постановок. В августе капитан 2 ранга Л.К.Феншоу был назначен и.д. начальника 1-го дивизиона ПЛ, куда входили "Краб", "Морж", "Нерпа" и "Тюлень". В октябре 1915 г. командиром "Краба" назначили ст. лт. Михаила Васильевича Паруцкого (род 1886 г., окончил в 1910 г. курс подводного плавания ) - флагманского штурмана Подводной бригады, до этого занимавшего должность командира ПЛ, а в 1912 г. - должность заместителя начальника дивизиона ПЛ по технической части. Вместо инженер-механика лт. М.П.Иванова был назначен на "Краб" инженер-механик мичман П.И.Никитин, который исполнял должность старшего инженер-механика с февраля по октябрь 1916 г.
В феврале 1916 г. "Краб" получил задание выставить мины у Босфора. 25 февраля в 17.10 он вышел из Севастополя под брейд-вымпелом начальника Подводной бригады капитана 1 ранга Клочковского. Однако из-за штормовой погоды через двое суток, 27 февраля в 20.45, "заградитель был вынужден вернуться в Севастополь.

28 июня 1916 г. командующим ЧФ был назначен вице-адмирал А.В.Колчак (вместо адмирала А.А.Эбергардта), на которого Ставка и царь возлагали большие надежды.
Во исполнение директивы Ставки было решено выставить минное заграждение у Босфора. Для выполнения задания были намечены заградитель "Краб" и 4 новейших эсминца 1-го дивизиона - "Беспокойный", "Гневный", "Дерзкий" и "Пронзительный". Первым должен был выставить мины "Краб", а затем на ближних подступах к проливу - эсминцы. Последнее заграждение предполагалось выставить в 20-40 каб от входа в Босфор в 3 линии. В июне перед боевым походом к Босфору "Краб" сделал 6 выходов в море, а в июле, непосредственно перед походом, - два выхода (11 и 13 июля). 17 июля в 06.40 подводный минный заградитель "Краб" под командованием ст. лт. М.В.Паруцкого и под брейд-вымпелом начальника Подводной бригады капитана 1-го ранга В.Е. Клочковского вышел из Севастополя к Босфору, имея на борту 60 мин и 4 торпеды. Обязанности старшего инженер-механика исполнял машинный кондуктор Ю.Пуснер. Погода была ясная. Ветер от норд-оста силой 1 балл. После полудня произвели подзарядку аккумуляторов. Как всегда, поход заградителя сопровождался авариями: 18 июля в 00.30 лопнула рубашка второго цилиндра кормового керосиномотора правого борта. Под руководством Пуснера повреждение было устранено, и в 03.00 были запущены все 4 мотора. Через 2 часа выявилось новое повреждение: минно-машинный кондуктор П.Коленов обнаружил, что лопнул найтов стального троса носовых противоминных отводов. Коленов прихватил на ходу эти отводы, и таким образом это повреждение было устранено. Заградитель приближался к Босфору. В 12.30 открылись его берега. Когда до пролива оставалось 18 миль, капитан 1 ранга Клочковский принял решение продолжать плавание в позиционном положении. Керосиномоторы были застопорены. ПЛ была провентилирована. В 13.45 заградитель погрузился под воду и удифференовался. Были опробованы горизонтальные рули и проверено управление ПЛ в подводном положении.
В 14.10 продули среднюю цистерну и перешли в позиционное положение. Через 5 минут был пущен правый керосиномотор. Когда до Босфора оставалось 12 миль, мотор снова был застопорен; ПЛ повторно провентилировали. Моторы охладили, и в 16.00 был дан подводный ход на глубине 12 м. Приближалось время минной постановки. Погода была благоприятной: ветер норд-ост 3 - 4 балла, белые гребешки. В 19.50, когда заградитель находился в 4,5 каб от Румели - Фенер, Клочковский приказал начать минную постановку, а ПЛ понемногу уходить влево с расчетом на снос вправо, т.к. было обнаружено слабое течение на вест.
К 20.08 постановка всех 60 мин была закончена. Заграждение было выставлено южнее линии, соединяющей мысы Юм-Бурну и Родигет, т.е. на пути военных кораблей противника, фарватер которых по последним данным проходил от норда к мысу Пойрас. Заграждение касалось западным крылом Румелийской отмели, а восточным - не доходило до 6 каб до Анатолийского берега. Оставался открытым лишь фарватер коммерческих судов противника. Мины были выставлены на глубине 6 м от поверхности.
После минной постановки "Краб" лег на обратный курс, идя в подводном положении. В 21.30, когда достаточно стемнело, была продута средняя цистерна, и заградитель перешел в позиционное положение, а в 22.15 в 7 милях от Анатоли-Фенер был продут весь главный балласт, и "Краб" перешел в крейсерское положение. Через 15 минут были запущены керосиномоторы. 19 июля в 06.00 начали зарядку аккумуляторов, а в 13.00 произошла авария: лопнула рубашка четвертого цилиндра керосиномотора правого борта. Пришлось застопорить моторы правого борта и прекратить зарядку аккумуляторов. Но на этом злоключения не кончились: в 21.00 у носового мотора левого борта лопнула цепь циркуляционной помпы.
Мотор стали охлаждать автономной помпой. 20 июля в 08.00 застопорились керосиномоторы: из топливных цистерн пошла вода… Пришлось дать радиограмму в штаб флота с просьбой прислать буксир. Однако через час удалось пустить кормовой мотор левого борта, и ПЛ "Краб" пошла собственным ходом. По носу наконец открылся берег. В штаб флота послали новую радиограмму л том, что заградитель дойдет до базы самостоятельно. В 11.30 "Краб" лег курсом на Херсонесский маяк. Благодаря быстрому устранению повреждений был пущен второй керосиномотор.

Через 10 минут к заградителю подошло портовое судно "Днепровец" (выполняло роль конвоира ПЛ), следовавшее с ним до Херсонесского маяка. В 14.45 "Краб" отшвартовался у борта судна-базы ПЛ в Севастополе. Так закончился второй боевой поход первого в мире подводного минного заградителя.

18 августа 1916 г. началась подготовка "Краба" к новому походу. К 13.00 было погружено 38 мин, но неожиданно одна из мин дала перекос и заклинилась в минном элеваторе. Из-за этого пришлось разобрать часть элеватора. За ночь элеватор был снова собран, и к 08.00 следующего дня погрузку мин продолжили. К 13.00 все 60 мин были погружены на заградитель.
20 августа 1916 г. в 00.50 "Краб" вышел из Севастополя и взял курс на Варну. Вначале погода стояла тихая, но к вечеру засвежело, а к полуночи разыгрался шторм. Волны обрушивались на заградитель, гребные винты начали оголяться. Как всегда, начали выходить из строя керосиномоторы. В 01.40 пришлось остановить керосиномотор правого борта для осмотра и исправления повреждений. Между тем ветер усилился до 6 баллов. ПЛ поставило лагом к волне. К 04.00 бортовая качка доходила до 50 градусов. Из аккумуляторов начала выливаться кислота, в батареях уменьшилось сопротивление изоляции и вышел из строя ряд электромеханизмов. В кают-компании сорвало с места стол. Команда стала укачиваться. У моторов люди работали в тяжелых условиях: высокая температура, испарения керосина и запах перегорелого масла… Вследствие неравномерности нагрузки при качке ослабла цепь циркуляционной помпы. Пришлось пойти под электромоторами. В 05.35 удалось вновь запустить керосиномоторы. Однако в 06.40 лопнула цепь циркуляционной помпы - керосиномотор правого борта окончательно вышел из строя. ПЛ пошла малым ходом под действием кормового мотора левого борта. В это время ПЛ "Краб" находилась в 60 милях от Констанцы.
В 09.00 вследствие засорения маслопровода перегрелся упорный подшипник левого вала. На линкор "Ростислав", стоявший в Констанце, была направлена радиограмма с просьбой о помощи. Ветер дошел до 8 баллов. В полдень "Краб " находился в 11 милях от мыса Шабла. От минной установки пришлось отказаться, и на "Ростислав" послали вторую радиограмму о том, что заградитель идет в Констанцу для ремонта. В 13.00, несмотря на усиленное охлаждение, нагрелись керосиномоторы левого борта. Пришлось их выключить. ПЛ пошла под электромоторами. В 15.30 у маяка Тузла "Краб" встретился с высланным к нему на помощь ЭМ "Заветный" и, идя за ним в кильватере, прошел румынское минное заграждение и вошел в порт Констанца.
Во время стоянки "Краба" в порту на Констанцу были совершены налеты гидросамолетов противника. Первый налет был произведен утром 22 августа между 08.00 и 09.00. "Краб" успел погрузиться под воду и во время налета лежал на грунте. Однако при налете 25 августа 1916 г. заградитель погрузиться не успел. К счастью, все обошлось благополучно.
27 августа "Краб" получил задание выставить минное заграждение в южном подходе к Варне (ближе к маяку Галата). Опыт показал, что керосиномоторы могут отказать в любой момент, поэтому приняли решение: "Краб" будет отбуксирован миноносцем к точке, отстоящей от берега в 22 милях. Затем он самостоятельно последует к месту минной постановки с расчетом прибыть туда к заходу солнца. После минной постановки заградитель сначала в подводном положении, а затем, с наступлением темноты пойдет к месту встречи с миноносцем. Буксировать "Краб" получил назначение ЭМ "Гневный".
28 августа 1916 г. заградитель "Краб" удифферентовали в гавани и к 22.30 он был готов принять буксир с ЭМ. Ввиду того, что на "Крабе" не было никакого буксирного устройства, буксир завели через якорный клюз ПЛ.
29 августа в 01.00 ПЛ "Краб" на буксире ЭМ "Гневный" при сопровождении тральщиками вышла из Констанцы. В 05.30 тральщики были отпущены, и заградитель и эсминец последовали самостоятельно к пункту назначения. Стоял прекрасный солнечный день. Погода благоприятствовала походу. В 06.00 командир заградителя "Краб" ст. лейтенант М.В.Паруцкий попросил эсминец застопорить машины, чтобы сбросить буксирный трос. Когда команда ПЛ выбирала трос, "Гневный" неожиданно дал полный ход. Буксирный трос рвануло, он обтянулся и прорезал палубу надстройки на протяжении 0,6 м. Эсминец открыл огонь. Оказалось, что в воздухе появились 2 гидросамолета противника. Один из них направился к "Крабу" и пытался снизиться, но эсминец "Гневный" своим огнем не позволил это сделать ему.
Однако "Краб" не мог погрузиться, так как этому препятствовал трос, повисший на носу ПЛ. Гидросамолет сбросил около него 8 бомб, но ни одна из них не попала в заградитель. Благодаря меткому огню эсминца "Гневный", один из самолетов получил попадание. Гидросамолеты улетели, израсходовав запас бомб. Атака неприятельских самолетов не удалась, но и минная установка была сорвана, т.к. противник обнаружил наши корабли. Теперь уже "Краб" шел самостоятельно. Приняв новый запас бомб, самолеты противника снова появились над заградителем, но "Краб" успел погрузиться, и атака противника опять оказалась безрезультатной.
В 15.30 заградитель благополучно отшвартовался в Констанце.
К 16.30 силами порта надстройка заградителя "Краб" была отремонтирована и для буксировки на нем установили большой гак. Для того, чтобы не подвергнуться больше атакам самолетов решили выйти из Констанцы вечером. Теперь заградитель сопровождал более старый эсминец "Звонкий". Когда 31 августа в 17.50 "Краб" подошел к "Звонкому", чтобы завести буксир, то это не удалось. Сломался гак. Поход отложили до следующего дня.

1 сентября в 18.30 "Краб" теперь уже на буксире ЭМ "Гневный" вышел из Констанцы. В 20.00 корабли со скоростью 10 узлов прошли в 2 милях от маяка Тузла. Начало свежеть. В 21.00 лопнул буксирный трос. Через 2,5 часа его завели вновь.
2 сентября к 06.00 ветер стих. Отдали буксирный трос. Условившись о рандеву с заградителем, ЭМ "Гневный" ушел. В полдень "Краб" подошел к мысу Эмине. В 15.00 приготовились к погружению. Погода снова испортилась: подул свежий норд-норд-вест, который развел мелкую волну с гребешками. Погрузившись, "Краб" шел под перископом со скоростью 3,5 узла. В 16.30 для того, чтобы сократить путь, ст. лейтенант Паруцкий решил пройти под минным заграждением противника, которое, по имевшимся данным, было поставлено. Это ему не удалось. В 19.10 "Краб" находился в 16 каб от маяка Галата. Берег стал скрываться в вечерней мгле. Приблизившись к маяку на 5 каб, заградитель начал постановку мин. После того, как заработал минный элеватор, вдруг в надстройке послышался лязг железа, и элеватор встал. Включили его в другую сторону, а затем вновь на постановку мин. Вначале резко повысилась нагрузка - до 60 А (вместо обычных 10 А), а затем элеватор стал работать нормально. В 19.18, когда указатель показал, что поставлено 30 мин, постановку прервали, а через 30 минут снова возобновили.
В 19.28 все мины согласно указателю, были выставлены. Воздух в ПЛ совершенно испортился. Дышать стало тяжело. Поэтому продули цистерну высокого давления, и ПЛ провентилировали через рубочный люк. Кругом было совершенно темно.
В 21.15 в 3 милях от берега начали осушать цистерны главного балласта, заградитель стал всплывать, но при этом крен его все время увеличивался и достиг 10 градусов. При выяснении причин возникновения этого крена установили, что правый магазин мин остался на месте, так как мина этого магазина при выходе из надстройки у двери кормовой амбразуры заклинилась. Поэтому из-за аварии правого элеватора были выставлены не все мины, как показывал указатель, а лишь 30 мин. Мины были поставлены в 2 линии с интервалами в 61 м (200 футов). Вместо полагавшихся в 30,5 м (100 футов). Крен 10 градусов на правый борт и переливающаяся вода в надстройке вынудили командира "Краба" заполнить вытеснитель левого борта. Заклиненную в правом элеваторе мину решили не трогать до рассвета. Под керосиномоторами со скоростью 6 узлов заградитель отошел от берега и направился на рандеву с ЭМ "Гневный". На рассвете мину в правом элеваторе с большими предосторожностями расклинили и закрыли дверь кормовой амбразуры.

3 сентября в 06.00 "Краб" встретил ЭМ "Гневный" и принял с него буксирный трос. В 7 милях от Констанцы "Краб" атаковали гидросамолеты противника, сбросившие 21 бомбу, однако они не причинили ему никакого вреда.
4 сентября в 18.00 оба корабля благополучно пришли в Севастополь.
Давая оценку последней минной постановке, произведенной подводным минным заградителем "Краб" командующий ЧФ в своем отчете о действиях флота с 1 по 15 сентября 1916 г. писал: "По трудности постановки, требовавшей точности путеисчисления, так как расстояние между берегом и болгарскими заграждением не превышает одной мили, и при неисправности механизмов ПЛ считаю выполнение командиром "Краба" возложенной на него задачи, несмотря на ряд предшествующих неудач, выдающимся подвигом".
За постановку мин у Босфора 18 июля командующий ЧФ приказом от 15 ноября 1916 г. наградил командира заградителя ст. лейтенанта М.В.Паруцкого георгиевским крестом 4-й степени, а исполнявшего обязанности старшего офицера лейтенанта Н.А.Монастырева приказом от 1 ноября 1916 г. - георгиевским оружием. Исполнявший обязанности минного офицера мичман М.Ф.Пжисецкий был произведен в лейтенанты и награжден орденом Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Более ранним приказом от 27 июня 1916 г. начальника бригады ПЛ капитана 1 ранга В.Е.Клочковского наградили георгиевским оружием.
Приказом командующего ЧФ от 6 октября 1916 г. 26 человек команды заградителя "Краб" были награждены: 3 человека георгиевским крестом 3-й степени. 7 человек георгиевским крестом 4-й степени. 3 человека георгиевской медалью 3-й степени, 13 человек георгиевской медалью 4-й степени. Ранее командующий флотом наградил своим приказом 3 человека медалью "За усердие" и 9 человек медалью на станиславской ленте.
После этого похода командующий ЧФ приказал "приступить к капитальному ремонту и переделке системы постановки мин заградителя "Краб" "вследствие повреждения механизмов и многих конструктивных недостатков, создающих необеспеченность боевого задания ПЛ".

На этом, как видим, и окончилась боевая деятельность первого в мире подводного минного заградителя "Краб".
Осенью и зимой 1916 г. произошли некоторые изменения в офицерском составе заградителя. Машинный кондуктор Ю. Пуснер был произведен в подпоручики по Адмиралтейству и приказом командующего ЧФ назначен судовым механиком заградителя, а инженер-механик мичман П.И.Никитин получил назначение на новую ПЛ "Орлан". Исполнявший должность старшего офицера лейтенант Н.А.Монастырев 28 сентября был назначен на ПЛ "Кашалот" на ту же должность. После плавания на ней он получил в командование ПЛ "Скат".

В период гражданской войны Монастырев служил в белом флоте и разделил судьбу других бывших офицеров, выступавших против своего народа: он оказался в далекой Бизерте. Здесь в 1921 -1924 гг. Монастырев выпускал "Бизертский морской сборник" и начал заниматься историей российского флота. Его служба в белом флоте закончилась в ноябре 1924 г. после признания Францией СССР. В период эмиграции Н.А.Монастырев написал ряд книг и статей по истории российского флота, ПЛ, исследованию Арктики и другим вопросам.
Несомненно, незаурядным офицером-подводником был также и последний командир ПЛ "Краб" капитан 2 ранга (произведен в этот чин в 1917 г.) М.В.Паруцкий, но и он впоследствии оказался в эмиграции.
Следует отметить и начальника Подводной бригады капитана 1 ранга (с 1917 г. контр-адмирала) Вячеслава Евгеньевича Клочковского, служившего в подводном флоте с 1907 г. Он командовал ПЛ, а затем и соединениями ПЛ. Как и Монастырев, Клочковский служил в белом флоте, а затем перешел во флот буржуазной Польши, где в последние годы службы был польским военно-морским атташе в Лондоне. В 1928 г. он вышел в отставку.

Успехам заградителя "Краб" способствовала также беззаветная, мужественная и умелая служба матросов, унтер-офицеров и кондукторов заградителя во время тяжелейших боевых походов. Убедительным доказательством этого являются награждения их георгиевскими крестами и медалями.

"КРАБ" СТАНОВИТСЯ В РЕМОНТ

Для решения вопроса о необходимом ремонте подводного заградителя "Краб" по приказанию начальника Подводной бригады Черного моря капитана 1 ранга В.Е.Клочковского и под его председательством 7 сентября 1916 г. была созвана Техническая комиссия. В состав этой комиссии вошли: капитан 2 ранга Л.К.Феншоу, старшие лейтенанты М.В.Паруцкий и Ю.Л.Афанасьев, лейтенант Н.А.Монастырский, мичман М.Ф.Пжисецкий, инженер-механик ст. лейтенант В.Д.Брод (флагманский инженер-механик Подводной бригады), инженер-механик мичман П.И.Никитин, капитан ККИ С.Я.Киверов (флагманский корабельный инженер Подводной бригады).
В заседании комиссии принимали участие также представители Севастопольского порта: корабельный инженер подполковник В.Е.Карпов, инженер-механик ст. лейтенант Ф.М.Бурковский и инженер-механик лейтенант Н.Г. Головачев.

Комиссия пришла к выводу, что заградителю нужен капитальный ремонт в силу присущих ему недостатков:
1) время работы керосиномоторов ограничено, т.к. довольно часто приходится их полностью разбирать;
2) малая емкость аккумуляторных батарей приводит к ограничению подводной дальности плавания заградителя;
3) электрическая проводка выполнена неудовлетворительно;
4) время погружения ПЛ велико (до 20 минут, но не менее 12 минут), по той причине, что медленно заполняется большая надстройка заградителя. Кроме того, совершенно неудачно расположена носовая дифферентная цистерна - выше ватерлинии;
5) небольшой срок службы корпуса заградителя из-за тонкой обшивки вытеснителей, которая вследствие оборжавления выйдет из строя раньше обшивки прочного корпуса.
Предлагалось для устранения этих недостатков:
1) заменить 4 керосиномотра дизелями соответствующей мощности;
2) вместо двух главных электродвигателей высокого напряжения установить электродвигатели обычно применяемого на ПЛ напряжения;
3) сменить электропроводку;
4) заменить изношенную аккумуляторную батарею новой батареей большей емкости за счет экономии в весе при установке дизелей вместо керосиномоторов;
5) переделать устройства заполнения цистерн главного балласта и заменить носовую дифферентную цистерну носовыми вытеснителями.

Комиссия полагала, что при своевременной доставке новых механизмов ремонт заградителя ориентировочно займет не менее одного года. Вместе с тем она отдавала себе отчет, что даже при таком продолжительном ремонте будут устранены лишь некоторые недостатки механизмов и устройств. Основные же недостатки - малая надводная и подводная скорости, небольшая подводная дальность плавания, а также большое время погружения - будут устранены лишь частично. Учитывая необходимость участия заградителя в настоящей войне, комиссия, однако, полагала возможным ограничиться только некоторыми исправлениями, обеспечивавшими боевую деятельность подводного заградителя.
К этим исправлениям относились:
1) замена изношенной аккумуляторной батареи новой, изготовлявшейся в то время на заводе;
2) ремонт существующей электрической проводки, причем обязательно сделать коробки с предохранителями, доступным для осмотра;
3) замена станций главных электродвигателей более простыми и надежными;
4) полная переборка керосиномоторов с заменой негодных частей новыми, со снятием четырех цилиндров с каждого носового мотора (в этом случае скорость заградителя уменьшилась бы приблизительно до 10 узлов); проверка валов и исправление упорных подшипников; освобождавшееся после снятия части цилиндров место использовать для установки на ПЛ гирокомпаса Сперри и улучшения бытовых удобств;
5) уменьшение запаса керосина на 600 пудов (9,8 т), т.к. часть цилиндров керосиномоторов будет снята;
6) использование двух носовых вытеснителей вместо удаленной с ПЛ носовой дифферентной цистерны;
7) дальнейшее развитие на палубе надстройки гребешков и увеличение числа воздушных клапанов для улучшения ее заполнения;
8) устранение дефектов ручного управления вертикальным рулем.
9) По предложению комиссии, для выполнения этого сокращенного объема ремонтных работ потребуется около 3 месяцев.

20 сентября 1916 г. акт Технической комиссии был доложен командующему ЧФ, подчеркнувшему то обстоятельство, что комиссия недостаточно обратила внимание на самую важную часть подводного минного заградителя - минный элеватор. Командующий ЧФ поставил задачу привести минный элеватор "в состояние, при котором случаи во время последней операции не могли бы повторяться".

Снимать часть цилиндров керосиномоторов он не разрешил, считая, что и так надводный ход заградителя недостаточен.
При расчете необходимого для ремонта времени комиссия исходила из того, что ремонт механизмов будет сводиться к их переборке и что в связи со снятием 8 цилиндров носовых керосиномоторов удастся воспользоваться састями снимаемых цилиндров для замены негодных частей. Однако решение командующего ЧФ, запрещавшее снятие части цилиндров, увеличило объем работ. Кроме того, когда моторы были разобраны, оказалось, что необходимо проточить 13 цилиндров и изготовить заново 20 поршней.
Последняя работа была для мастерских Севастопольского порта особенно трудной, т.к. поршни изготовлял завод братьев Кертинг из чугуна специального состава - весьма вязкого и мелкозернистого. Поскольку такого чугуна в наличии не было, мастерским пришлось потратить полтора месяца, чтобы выбрать из имеющихся сортов чугуна чугун соответствующего качества. А тут еще задержали ввод заградителя в док, который был занят другими кораблями, и "Краб" был введен туда вместо 20-х чисел октября лишь 26 ноября 1916 г. Впоследствии в 1917 г. при замене двигателей "Краба" его вновь ввели в док.
Таки образом, ремонт заградителя невозможно было закончить в намеченный ранее срок - 20 декабря 1916 г. (начало ремонта 19 сентября). Поэтому новый срок окончания ремонта главный инженер-механик Севастопольского порта наметил на конец марта 1917 г. Но и этот срок, как мы увидим, выдержан не был. Позже произошло еще одно событие, задержавшее ремонт ПЛ: 17 декабря, когда "Краб" был поставлен в сухой док и док начал наполняться водой, не приняв соответствующих мер предосторожности, заградитель лег на борт и через отдраенные люки в него стала поступать вода. Эта авария потребовала еще дополнительного времени для ремонта ПЛ. Кстати, и новые аккумуляторные батареи задерживал завод "Тюдор", и в контрактный срок (в сентябре) они поставлены не были.
1 января 1917 г. начальник Подводной бригады Черного моря капитан 1 ранга В.Е.Клочковский обратился к начальнику отдела подводного плавания ГУК с письмом.

В этом письме он указывал, что из-за аварии в доке ремонт электротехнической части заградителя может быть закончен лишь через 4 месяца, если аккумуляторные батареи прибудут своевременно. Ремонт моторов Кертинга представлял для Севастопольского порта большие трудности, а кроме того, не было никакой гарантии в удовлетворительном качестве ремонта, оставлять же эти моторы на заградителе нецелесообразно по следующим соображения:
1) эти двигатели в работе ненадежны;
2) ремонт их в Севастопольском порту, не располагающим средствами для производства таких специальных работ, как, например, отливка чугунных поршней, не улучшит основных качеств моторов и, наконец,
3) моторы прослужили уже несколько лет, изношены, поэтому и без того их невысокие качества будут настолько ухудшены, что капитальный ремонт станет лишь непроизводительной тратой времени и средств.

По этой причине Клочковский предлагал заменить керосиномоторы Кертинга дизелями мощностью по 240 л.с., устанавливаемыми на ПЛ типа АГ. Если считать, что в этом случае ПЛ "Краб" даст 9 узлов полного хода и около 7 узлов экономического хода, то такое решение можно признать вполне допустимым.

Морской министр адмирал И.К.Григорович по докладу начальника ГУК с этим предложением согласился, и 17 января 1917 г. председателю комиссии по наблюдению за строящимися кораблями в Николаеве было дано указание отправить в Севастополь для заградителя "Краб" два дизельных двигателя мощностью по 240 л.с., предназначавшихся для первой партии ПЛ типа АГ, прибывших в Николаев для сборки. Эти ПЛ построила по заказу России компания Холланда в количестве 6 единиц (ранее для Балтийского флота купили 5 таких ПЛ). Они прибыли в Николаев из Америки партиями по 3 ПЛ в каждой.
В январе 1917 г. фундаменты под керосиномоторы были разобраны и сняты с ПЛ. Еще ранее были отправлены для ремонта в Харьков на завод "Всеобщей компании электричества" (ВЭК) главные электромоторы, станции и батарейные вентиляторы. На заградителе шла переборка торпедных аппаратов и воздушных компрессоров. С целью устранения обнаруженных при боевой эксплуатации дефектов ремонтировали минный элеватор.
Так, нижние направляющие погоны, между которыми катились по червячному валу роульсы, оказались недостаточной толщины, в силу чего роульсы с них соскальзывали; угольники, между которыми двигались боковые направляющие ролики, были поставлены наружу, вследствие чего иногда эти ролики задевали за станины и т.п.

К концу октября 1917 г. на заградителе были установлены фундаменты под дизели, а также сами дизели, кроме газовыхлопных труб с клапанами, изготовлявшихся мастерскими Севастопольского порта, и баллонов со сжатым воздухом и их трубопроводами. Установка на ПЛ левого главного электромотора производилась немного позже намеченного срока, т.к. электромотор получили из Харькова с большим опозданием: лишь в конце июля - начале августа 1917 г. Второй же главный электромотор к этому времени готов не был, равно как и батарейные вентиляторы и станции. Причины этой задержки на заводе ВКЭ видны из донесения наблюдающего по электрочасти в Харькове от 19 июня 1917 г.
Лишь 6 - 7 ноября 1917 г. был закончен ремонт правого главного электродвигателя , обеих станций и одного батарейного вентилятора (второй вентилятор переделывали из-за обнаруженного при приеме дефекта). К этому следует прибавить, что и завод "Тюдор" не выполнил своего обязательства, поставив лишь половину аккумуляторных батарей.
Таким образом, ремонт подводного минного заградителя "Краб" и к 1 января 1918 г. не был закончен.
Эту задержку в ремонте заградителя, разумеется, невозможно объяснить только техническими причинами, вне связи с теми политическими событиями, которые в тот момент происходили в России.
Февральская революция свергла самодержавие. Война продолжалась, неся народу лишь неисчислимые жертвы, лишения и горечь новых поражений на фронтах.
И вот грянула Октябрьская революция. Советское правительство сразу же предложило всем воюющим сторонам немедленно заключить перемирие и приступить в переговорам о мире без аннексий и контрибуций.
В феврале 1918 г. был издан декрет Совета Народных Комиссаров о том, что флот "объявляется распущенным и организуется социалистический рабоче-крестьянский Красный флот… на добровольных началах.
3 марта 1918 г. был подписан Брестский мирный договор. Вполне понятно, что в этих условиях вопрос о завершении ремонта подводного минного заградителя "Краб" отпадал сам собой, ибо в нем не было необходимости, а тем более возможности, по крайней мере, на первое время.

КОНЕЦ "КРАБА"

В конце апреля 1918 г. германские войска подошли к Севастополю. Для спасения своих кораблей от захвата
Команды миноносцев, ПЛ и сторожевых кораблей, а затем и команды линкоров приняли решение уйти в Новороссийск. Однако в последний момент команды ПЛ изменили свое решение и ПЛ остались в Севастополе. Там же остались устаревшие и ремонтируемые корабли. В июле 1918 г. германское командование предъявило Советскому Правительству ультиматум, потребовав к 19 июля возвратить флот в Севастополь и передать корабли "на хранение" до окончания войны. Часть кораблей ЧФ была затоплена в Новороссийске, часть взорвана в Севастополе. 9 ноября в Германии произошла революция и германские войска вскоре покинули Украину и Крым, а в Севастополь пришла эскадра союзников (корабли Великобритании, Франции, Италии и Греции). Власть перешла в руки белых. Но в январе-марте 1919 г. Красная Армия, перейдя в наступление, одержала ряд побед. Она освободила Николаев, Херсон, Одессу, а затем и весь Крым. Белогвардейские войска генерала Врангеля и Антанты покинули Севастополь. Но перед уходом они успели увести боевые корабли и транспорты, уничтожив самолеты и другое военное имущество, а на оставшихся старых кораблях подорвали цилиндры машин, приведя эти корабли в полную негодность.

26 апреля 1919 г. англичане с помощью буксирного парохода "Елизавета" вывели остающиеся 11 российских ПЛ на внешний рейд. Сделав в них пробоины и открыв люки, они затопили эти ПЛ.
Двенадцатая ПЛ - "Краб" была затоплена в Северной бухте. В числе затопленных англичанами ПЛ были : 3 ПЛ типа "Нарвал", 2 ПЛ типа "Барс", законченные постройкой в 1917 г., ПЛ "АГ-21", 5 старых ПЛ и, наконец, подводный минный заградитель "Краб.". Для затопления этой ПЛ на левом борту в районе его рубки была сделана пробоина размером 0,5 кв. м и открыт носовой люк.
Отгремели последние залпы гражданской войны. Советская власть перешла к мирному строительству. В результате двух войн Черное и Азовское море превратились в кладбища затопленных судов. Эти суда стали для Советской России большой ценностью, ибо часть их, может быть и небольшую, можно было отремонтировать и пополнить ими военный и торговый флот Советской России, а часть переплавить на металл, столь необходимый для возрождающейся промышленности страны..
В конце 1923 г. была создана Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН), которая в течение многих последующих лет была основной организацией, проводившей подъем затонувших судов. В середине 20-х голов были начаты работы по розыску и подъему ПЛ, затопленных англичанами у Севастополя 26 апреля 1919 г. В результате нашли и подняли ПЛ "АГ-21", "Лосось", "Судак", "Налим" и др.

В 1934 г. во время поисков затопленных ПЛ металлоискатель дал отклонение, указывающее на наличие в этом месте большого количества металла. При первом же обследовании обнаружили, что это ПЛ. Причем в начале решили , что это ПЛ "Гагара" (типа "Барс") постройки 1917 г., т.к. предполагали, что другой ПЛ в этом месте не могло быть. Однако в результате последующего, более тщательного обследования в следующем году оказалось, что это подводный минный заградитель "Краб". Он лежал на глубине 65 м, зарывшись кормой глубоко в грунт, в прочном корпусе на левом борту имелась пробоина размерами 0,5 кв. м; орудия и перископы были целы. Работы по подъему заградителя начались летом 1935 г. В силу большой для того времени глубины затопления подъем ПЛ решили произвести этапами, т.е. переводя ее постепенно на меньшую глубину. Первые попытки поднять заградитель сделали в июне 1935 г., но оторвать корму от грунта не удалось, и поэтому решили вначале размыть грунт в кормовой части ПЛ. Эта работа была очень трудной, т.к. вывод всей системы грунтоотсосных труб наверх был весьма сложен, а зыбь могла всю эту систему превратить в лом. Кроме того, из-за большой глубины водолазы могли работать на грунте только по 30 минут. Тем не менее. К октябрю 1935 г. размывку грунта закончили и с 4 по 7 октября провели 3 последовательных подъема, ввели заградитель в порт и подняли на поверхность. М.П.Налетов составил проект восстановления и модернизации заградителя.
Но за эти годы советский военно-морской флот в своем развитии ушел далеко вперед. В его составе появились десятки новых, совершенных ПЛ всех типов, в том числе и подводные минные заградители типа "Л". Надобность в восстановлении "Краба" - ПЛ уже устаревшей, естественно, отпала. Поэтому "Краб" после подъема его у Севастополя сдали на слом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прошло более 85 лет с тех пор, как подводный минный заградитель "Краб" вышел на первую минную постановку к Босфору… 62 года минуло с того времени, как перестало биться сердце замечательного российского патриота и талантливого изобретателя Михаила Петровича Налетова. Но его имя не может быть забыто.

Из иностранных держав Германия первая оценила важность изобретения М.П.Налетова, о котором германские специалисты и моряки узнали, несомненно, еще во время постройки "Краба" в Николаеве от своего представителя заводов Круппа Кертинга, часто посещавшего Морское министерство России.

Во время Первой мировой войны в Германии были заказаны и построены 212 подводных минных заградителей. На каждом из них было от 12 до 18 мин. Лишь большие подводные минные заградители "U-71" - "U-80" имели по 36 мин и "U-117" - "U-121" по 42 - 48 мин, но водоизмещение последних (надводное) было 1160 т, т.е. в 2 раза больше водоизмещения ПЛ "Краб".
Даже заказанные уже в год окончания войны германские подводные минные заградители, водоизмещение которых не намного отличались от водоизмещения "Краба", уступали российскому заградителю.

В Германии не знали устройства Налетова и создали свое, которое состояло из 6 специальных колодцев, расположенных с уклоном к корме ПЛ под углом 24 градуса. В каждом из таких колодцев помещалось по 2 - 3 мины. Верхние и нижние концы колодцев были открыты. При подводном ходе заградителя струи воды толкали мины к нижним отверстиям колодцев, что облегчало постановку мин. Следовательно, германские подводные минные заградители ставили мины "под себя". В силу этого они иногда становились жертвами собственных мин. Так погибли заградители "UC-9", "UC-12", "UC-32", "UC-44" т "UC-42", причем последний заградитель погиб уже в сентябре 1917 г., т.е. спустя 2 года после вступления в строй первых минных заградителей такого типа.

К тому времени личный состав, несомненно, должен был уже хорошо освоить устройство для постановки мин. Погибших германских подводных заградителей по этой причине, вероятно, было больше, чем 5, т.к. часть заградителей "пропала без вести", и не исключена возможность, что и некоторые из них погибли на собственных минах при их постановке.
Таким образом, первое германское устройство для постановки мин оказалось весьма ненадежным т опасным для самих ПЛ. Лишь на больших подводных заградителях ("UС-71" и другие) это устройство было иным.
На этих ПЛ мины хранились в прочном корпусе на горизонтальных стеллажах, откуда они вводились в 2 специальные трубы, оканчивающиеся в кормовой части заградителя. В каждой из труб находились только 3 мины. После постановки этих мин процедура ввода в трубы следующих мин повторялась.

Естественно, что при таком устройстве для постановки мин дополнительно требовались специальные цистерны, т.к. ввод мин в трубы и их постановка вызывали перемещение центра тяжести ПЛ и дифферент, что компенсировалось приемом и перекачкой воды. Отсюда видно, что последняя система для постановки мин, принятая на некоторых германских подводных заградителях, гораздо сложнее системы М.П.Налетова.

К сожалению, в российском флоте ценный опыт создания первого подводного заградителя долгое время не был использован. Правда, как упоминалось, еще в 1907 г. на Балтийском заводе были разработаны 2 варианта подводного заградителя водоизмещением всего 250 т с 60 минами. Но ни один из них осуществлен не был: совершенно ясно, что при таком небольшом водоизмещении снабдить заградитель 60 минами было невозможно, хотя завод утверждал обратное. Вместе с тем опыт войны и боевого использования заградителя "Краб" показал, что подводные минные заградители для флота весьма необходимы. В силу этого, чтобы получить подводные заградители для Балтийского флота в возможно короткий срок, было решено переделать 2 из достраивающихся в 1916 г. ПЛ типа "Барс" в подводные заградители. 17 июня 1916 г. в письме к начальнику Морского генерального штаба помощник морского министра писал: "Таковые переделки могут состояться лишь на ПЛ "Форель" и "Ёрш" постройки Балтийского завода только потому, что завод берется осуществить эту работу по системе ПЛ "Краб", между тем как завод "Ноблесснер" предлагает свою систему, чертежи которой еще далеко не разработаны".

Вспомним, что еще за 9 лет до этого Балтийский завод брался установить собственное минное устройство и мины ("системы капитана 2 ранга Шрейбера"), а не предложенные М.П.Налетовым, то теперь, когда минное устройство и мины осуществлены на "Крабе", их признал и Балтийский завод… Кроме того, следует подчеркнуть, что проекты минного устройства и мины были осуществлены для подводного заградителя заводом "Ноблесснер" несомненно не без участия консультанта завода, а им был крупнейший кораблестроитель профессор Иван Григорьевич Бубнов, по проектам которого были построены почти все ПЛ "русского типа" (в том числе и ПЛ "Барс").
И если все же было отдано предпочтение "системе М.П.Налетова" (которая, правда, уже так не называлась), то еще очевиднее становятся ценность и уникальность изобретения М.П.Налетова.
Несмотря на то, что ПЛ "Ёрш" и "Форель" были больше "Краба", Балтийскому заводу не удалось разместить на них такое же количество мин, какое удалось разместить Налетову.

Первый в мире подводный минный заградитель "КРАБ" (часть 2)


Из двух подводных заградителей для Балтийского флота был достроен только "Ёрш", да и то к концу 1917 г.
В связи с необходимостью во время войны постановки мин на малых глубинах в южной части Балтики в МГШ возник вопрос о постройке малых подводных минных заградителей, которые к тому же могли быть построены в короткий срок (предполагалось, к сентябрю 1917 г.). Этот вопрос 3 февраля 1917 г. доложили морскому министру, который приказал заказать 4 малых подводных минных заградителя. Два из них ("З-1" и "З-2") заказали балтийскому заводу и два ("№-3" и "З-4") - Русско-Балтийскому заводу в Ревеле.

Эти заградители несколько отличались друг от друга: первые имели водоизмещение 230 / 275 и принимали 20 мин, а вторые имели водоизмещение 228,5 / 264 т и принимали 16 мин. Заградители до конца войны достроены не были.
Несмотря на то, что Налетов вскоре после спуска на воду "Краба" был отстранен от постройки, приоритет его в создании первого в мире подводного минного заградителя был совершенно очевиден.
Конечно, в процессе постройки заградителя и офицеры и работники Николаевского завода вносили в первоначальный проект много различных изменений и усовершенствований. Так, капитан 1 ранга Н.Н.Шрейбер, в частности, предложил заменить цепной элеватор более совершенным винтовым, а техническое оформление его выполнил конструктор завода С.П.Сильверберг. далее, по предложению корабельных инженеров, осуществлявших наблюдение за постройкой заградителя, кормовую цистерну главного балласта разделили на две, т.к. она была значительно больше носовой цистерны, что приводило к дифферентам при всплытии и погружении ПЛ; носовая дифферентная цистерна, как известно, была вынесена из носовой цистерны главного балласта, где она помещалась; удалены как излишние анкерные связи между переборками, ограничивавшими среднюю цистерну и т.д.
Все это вполне естественно, т.к. целесообразность многих деталей корабля проверялась при его постройке и особенно при эксплуатации. Например, носовую дифферентную цистерну при ремонте заградителя собирались заменить носовыми отсеками вытеснителей, т.к. ее расположение выше ватерлинии оказалось непрактичным. А ведь такое расположение этой цистерны при постройке заградителя предложил корабельный инженер В.Е.Карпов, человек, несомненно, технически грамотный и опытный. Таким образом, несмотря на все изменения и усовершенствования, внесенные в заградитель во время его постройки, следует признать, что и мины и минное устройство были выполнены на основании тех физических принципов и технических соображений, которые первоначально заложил в проект сам изобретатель --М.П.Налетов, а заградитель "Краб" построен в целом по его проекту. Несмотря на недостатки (например, сложность системы погружения), подводный минный заградитель "Краб" представлял собой во всех отношениях оригинальную конструкцию, ниоткуда не заимствованную и нигде ранее не осуществленную.

Когда говорят, что подводный минный заградитель "Краб" был непригодной ПЛ, то забывают, что хотя "Краб" являлся по существу опытной ПЛ, он все же участвовал в войне и выполнил ряд важных боевых заданий по постановке мин вблизи неприятельских берегов, причем такие задания мог выполнить лишь подводный заградитель. Кроме того, "Краб" - первый в мире подводный заградитель, и не мог не обладать недостатками, как всякий корабль совершенно нового типа, не имевший себе подобных аналогов. Вспомним, что на первых германских подводных минных заградителях типа "UC" были установлены весьма несовершенные устройства для постановки мин, в результате чего некоторые из этих ПЛ погибли. А ведь судостроительная техника Германии была гораздо выше судостроительной техники царской России!

В заключение приведем оценку, данную самим изобретателем первому в мире подводному минному заградителю "Краб": "Краб" при всех его достоинствах и новизне как вложенной мною в его идеи, так и конструкции, эту идею оформляющих, обладал … вполне естественными недостатками, которые имели первые экземпляры даже великих изобретений (например, паровоз Стефенсона, аэроплан братьев Райт и т.д.) и ПЛ того времени ("Кайман", "Акула")…"
Приведем еще мнение того же Н.А.Монастырева, который писал о "Крабе": "Если он и обладал многими … недостатками, то это было следствием первого опыта, а не самой идеи, которая была совершенна". С этой справедливой оценкой нельзя не согласиться.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. ПАТРОН 6 ноября 2011 00:38
    Гениальный конструктор,гениальное изобретение!
    ПАТРОН

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня