Военные приемщики и запрещенные приемчики

Контролирующие службы должны помогать производству, а не паразитировать на нем

При сокращении производства в сто раз число надзирающих над ним не только не уменьшилось, а может даже увеличиться. Какой бюджет выдержит такую нагрузку? Завод высоковольтных электронных компонентов «Прогресс» (город Ухта) лишь один пример, но, увы, не единственный. Далеко ходить не надо. На Ухтинском же нефтеперерабатывающем заводе, принадлежащем «ЛУКОЙЛу», под возможный, но так и не заключенный договор на поставку топлива для нужд Министерства обороны на предприятии были заранее сформированы штаты военной приемки – три сотрудника во главе с офицером. Контракта нет, а контролеры на месте, зарплата капает, стаж идет… А если взять в масштабе страны? Неудивительно, что дебет и кредит у государства не сходятся.


В свое время Юрий Болдырев, заместитель председателя Счетной палаты РФ в 1995–2001 годах, говорил: «Что не дает нам развиваться? То, что во все ключевые звенья национальной экономики и государственного управления искусно вставлены чисто паразитирующие звенья. Без контроля нельзя, но не нужно контролю разрешать быть паразитом. Нужна ревизия на паразитические звенья, нужно исключение паразитирующих звеньев из системы государственного управления». Мудрые слова, не утратившие актуальности и сейчас.

“ Если дело пойдет такими темпами, Управление военной приемки приблизится по численности к половине от реального состава Вооруженных Сил страны ”
В редакцию «ВПК» попал проект документа «Обоснование предложений» по увеличению штата военной приемки на предприятии ООО «Завод высоковольтных электронных компонентов «Прогресс». Внешне все по форме, красиво и убедительно: ширится производство, ужесточаются требования заказчика, как следствие – наличный персонал уже не справляется с возросшими объемами работы. Вряд ли кто «наверху» станет перепроверять такой документ, а значит, штаты скорее всего увеличат. Хотя вникнуть в суть вопроса «верхам» стоило бы.

Что собой представляет предприятие, о котором идет речь? Его численность – 150 сотрудников, по доходам оно является малым. Выпускает продукцию, поставленную в серию еще в 60–70-х годах прошлого века. В месяц производится не более 20 тысяч изделий при цикле производства от 45 до 120 дней. Для справки: в 2003 году на предприятии был один гражданский представитель ВП, принимавший продукцию для нужд ОПК.

Времена менялись, штаты ВП потихоньку росли – и при некотором увеличении объемов производства, и даже при их снижении. Ладно бы контролеров становилось больше потому, что на предприятии шел брак, нарушалась технология, срывались сроки поставки. Но нет. И качество соответствует ТУ, и сроки не нарушаются, и технология давно отработана, и предприятие сертифицировано по всем нормативам. Рекламаций практически нет – из выпущенных за последние 12 лет почти семи миллионов изделий был сделан возврат лишь 12 (двенадцати!) и то не по причине брака.

С приходом на предприятие в недалеком 2014-м очередного военпреда – майора Кузьминых штат ВП вырос до пяти человек при сократившихся за тот же год на 22 процента объемах производства. А на 2016-й планируется увеличение штата ВП более чем вдвое – до 12 человек. Собственно, этому и посвящено вышеупомянутое обоснование.

В документе приводятся цифры, которые просто кричат о том, что военная приемка затоплена все возрастающим валом продукции, требующей неусыпного внимания (таблица 1).

Военные приемщики и запрещенные приемчики


Теперь вопрос: а правду ли кричат приведенные цифры? Давайте разберемся. На самом пике производства продукции в 1990–1992 годах на заводе производилось более двух миллионов изделий в месяц, свыше 25 миллионов в год. Шесть с лишним тысяч номиналов, среди них изделия с особым контролем качества. На заводе в то время работали порядка 3500 человек, функционировало несколько цехов и подразделений. При этом штат ВП составлял максимум 10 человек (один офицер и гражданский персонал).

Поэтому стоит привести еще одну таблицу, построенную на данных объективного учета – налогового, бухгалтерского, производственного (таблица 2).



И получается, что при падении объемов с 1990 года на два порядка планируемый штат ВП в 2016-м превысит штат советских времен.

Из сравнения двух таблиц видно, как искажается и извращается реальная картина. Вопрос: ради каких высоких целей это делается?


Куда более обоснованным представляется, что бумага писалась для получения должностей, званий, доплат за секретность и вредность, других возможных благ. Тот самый паразитизм на бюджете…

Как следует из анализа обоснования и сравнения его с реальной картиной, начальник военной приемки майор Кузьминых занимается искажением и подтасовкой цифр, введением в заблуждение вышестоящего руководства, проще говоря – подлогом. О цели можно догадываться: больший штат подразумевает рост должности, звания, бюджета. Под это дело фальсифицируются показатели, идет в ход и откровенная ложь. Она заключается, скажем, в том, что «предприятие является единственным изготовителем в России высоковольтных керамических конденсаторов и оксидно-цинковых варисторов». На заводе, куда «Военно-промышленный курьер» обратился за разъяснениями, заявили: это не соответствует действительности. Предприятие не включено в списки единственных поставщиков и не является таковым фактически. Еще пример. В «Обосновании предложений» говорится, будто завод «является исполнителем ГОЗ». На самом деле ЗВЭК «Прогресс» никогда не заключал госконтракты и не входит в кооперацию, как она трактуется в новой редакции 275-го федерального закона.

В документах (804ПП), которыми руководствуются параллельные (дополнительные) контролеры, прописана цифра: 1 процент от объема производства предприятия уходит на содержание военной приемки.

Один процент на содержание контролеров, которые в большинстве случаев – особенно это касается предприятий-комплектовщиков – ни за что не отвечают. Реальный спрос только с предприятия и его хозяйственного руководства.

Получается, что кроме прочих налогов предприятие платит и дополнительные – тот самый 1 процент на содержание военных представителей. Но если хозяйствующий субъект прямо или косвенно платит налог, он вправе интересоваться: куда, на какие нужды и как эффективно тратятся эти деньги? И если на предприятии нет проблем с качеством, сроками отгрузки и прочими показателями, обоснованно ли увеличение штата контролеров?

Если дело пойдет такими темпами, то по логике на всех 40 тысячах, по экспертным оценкам, небольших предприятий, являющихся поставщиками для ОПК, нужно назначить по одному, а лучше двух офицеров и по десятку гражданских специалистов. Тогда Управление военной приемки по численности приблизится к половине от реального состава Вооруженных Сил страны.

Уже есть примеры компаний, где на ГОЗ работают 300 специалистов, а численность военного представительства составляет 53 человека. А предприятие с персоналом 70 сотрудников содержит 12 контролеров из ВП.

Наверное, было бы честнее, если бы майор просто написал: «Хочу уйти на пенсию подполковником». Право слово, для бюджета это было бы куда меньшей потерей, нежели делать все по заведенным правилам обретения офицерской синекуры.
Автор:
Арсений Гришин
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/29843
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

120 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти