Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Противостояние общей угрозе – пока единственное поле, на котором возможно взаимодействие Москвы и Вашингтона

Противостояние общей угрозе – пока единственное поле, на котором возможно взаимодействие Москвы и Вашингтона

Незадолго до известного заявления президента Дмитрия Медведева о шагах, предпринимаемых РФ в связи с развертыванием американской противоракетной обороны, состоялся форум «Меры по укреплению взаимного доверия – основа повышения эффективности сотрудничества России и США по вопросам евроПРО, противодействия ядерному терроризму и другим глобальным угрозам». Еженедельник знакомит читателей с мнениями участников дискуссии, проведенной Клубом военачальников Российской Федерации и группой «Эльба» (общественной организацией, членами которой являются отставные военные деятели РФ и США). Она позволит оценить, насколько актуальным был демарш Кремля.

Тем важнее найти ответ

Взаимное доверие и соблюдение национальных интересов. Большая часть политиков считают, что эти понятия противоречат друг другу. Действительно, партнерство в глобальной политике – всегда огромный риск, но вместе с тем и единственно возможный путь к обеспечению международной безопасности.


С целью добиться на этом пути большего взаимопонимания два года назад была создана группа «Эльба». В нее вошли люди, обладающие исключительным военным, дипломатическим и политическим опытом. Это российские и американские генералы в отставке, на плечах которых в недавнем прошлом лежал весь груз ответственности за безопасность собственных государств. Участники группы стали инициаторами нынешнего детального обсуждения проблемы дефицита доверия между странами.

Двадцать лет назад рухнул Советский Союз. В прошлом осталась холодная война. Но мирового равновесия сил не наступило. Наоборот – очевидны рост интенсивности конфликтов, углубление их негативных последствий. На последней встрече в Лиссабоне участники группы «Эльба» постарались дать оценку реальному уровню угрозы ядерного терроризма. Вывод оказался тверд и неутешителен: сегодня уже нет нужды обсуждать, насколько она реальна. Вопрос, которым следует задаться мировому сообществу: когда подобный теракт может произойти?

В нынешнее непростое время основным препятствием на пути решения проблем, связанных с угрозой мировой безопасности, остается взаимное недоверие в большой политике. Сегодня им пронизаны все уровни российско-американского сотрудничества в вопросах евроПРО, миротворческой деятельности, противодействия ядерному терроризму и другим глобальным угрозам.

Что делать? Какие меры по укреплению доверия друг к другу могут оказаться действенными? Вопрос сложный, ведь речь идет об одном из фундаментальных и трудно обретаемых компонентов во взаимоотношениях между стратегическими партнерами, возглавляющими мировой ядерный клуб. Но тем важнее найти на него ответ.

Анатолий Куликов,
генерал армии, президент Клуба военачальников РФ


Одних заверений недостаточно

В 2006 году администрация Буша в одностороннем порядке вышла из Договора по ПРО. Российская сторона не питала иллюзий относительно вероятности подписания нового масштабного соглашения, ограничивающего возможности США в противоракетной сфере. Важнее было обеспечить признание американской стороной неразрывной взаимосвязи между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями.

В условиях запланированного создания на территории Польши и Чехии так называемого третьего позиционного района глобальной ПРО США основной задачей России стало сохранение возможности развития собственного ракетно-ядерного потенциала. При подготовке к подписанию Договора о СНВ в Праге она была решена.

Тем не менее нынешнее положение дел в сфере евроПРО вызывает серьезную озабоченность. Российская сторона не может добиться от Соединенных Штатов Америки юридически обязывающих гарантий ненаправленности развернутого потенциала против России. Гарантии отсутствуют даже на уровне договоренностей об объективных критериях оценки происходящего в этой сфере. Одних заверений в том, что будущая система ПРО США не будет направлена против России, недостаточно. Нужна подкрепляющая это система критериев, по которым можно делать собственные заключения относительно истинного развития соответствующих потенциалов.

Интенсивный процесс консультаций, который проходит на двусторонней основе с Соединенными Штатами по мидовской и военной линиям, результатов пока не дал. Ни к чему существенному не привели многосторонние переговоры, которые проводятся в рамках Совета Россия – НАТО, в соответствующей рабочей группе СРН.

Политическое руководство Российской Федерации неоднократно заявляло об опасности пробуксовки диалога в сфере ПРО. Данная ситуация чревата осложнениями общеполитической обстановки в целом. Решения должны быть найдены к моменту, когда Соединенные Штаты приступят к реализации третьей и четвертой фаз в рамках объявленного применительно к Европе фазированного адаптивного подхода. В противном случае перед Россией встанут задачи практического противодействия американским планам.


Противостояние общей угрозе – пока единственное поле, на котором возможно взаимодействие Москвы и ВашингтонаВ процессе ратификации российской стороной нового соглашения о СНВ в соответствующих заявлениях обеих палат Федерального собрания, в федеральном законе о ратификации этого документа сделаны четкие ссылки на то, что неблагоприятное развитие данной ситуации может потребовать выхода Российской Федерации из Пражского договора.

Американские партнеры настойчиво проводят мысль о том, что сотрудничество в области ПРО может быть ограничено созданием в рамках будущей системы двух центров – обмена информацией и предварительного планирования операций. С точки зрения США, это позволит России удостовериться: ничто не угрожает ее интересам в сфере противоракетной обороны. Таким образом, фундаментальный дефицит доверия в отношениях между нашими странами будет якобы преодолен.

Согласиться с такой постановкой вопроса нельзя. Задачи обеспечения национальной безопасности не могут решаться на уровне обещаний. Прошлый опыт подсказывает: для сотрудничества нужны более прочные основы. Тем более что речь идет о достаточно ограниченном партнерстве.

На лиссабонском саммите НАТО российский президент Дмитрий Медведев предложил новый подход к архитектуре европейской ПРО, основывающийся на секторальном принципе. Для стран НАТО, к сожалению, идеи секторов ответственности за противоракетное прикрытие территории оказались неприемлемыми. Альянс не может делегировать обеспечение своей безопасности государству, не являющемуся его членом. Это противоречит требованию пятой статьи Вашингтонского договора.

Российская сторона с уважением и пониманием отнеслась к этому. Существуют и иные возможности сотрудничества, без создания единой системы ПРО с закрепленными за участниками секторами ответственности. Правда, такое сотрудничество реально выстроить только на основе надежного и устойчивого правового фундамента.

Соглашение по евроПРО не достигнуто, но стратегическое партнерство России и Америки в деле противодействия глобальным угрозам на этом не исчерпывается. Так, например, Россия и США сохраняют лидирующую роль в продвижении глобальной инициативы в борьбе с возможными актами ядерного терроризма. Работа в данном направлении способствует прежде всего лучшему пониманию международным сообществом реальности этой угрозы, а также распространению оптимальных практик недопущения подобного акта.

В настоящее время уже можно говорить о комплексном подходе к проблеме. Идет разработка в таких областях, как учет и контроль над ядерными материалами, а также физзащита и физбезопасность установок. Совершенствуются возможности по реагированию на замыслы, ликвидации последствий и расследованию террористических атак, безопасности радиоактивных источников.

Все эти темы должным образом отражены в итоговом документе вашингтонского саммита по вопросам ядерной безопасности 2010 года. В этом же русле нужно вести подготовку и к следующему саммиту, который состоится в марте 2012 года в Сеуле.

Сергей Рябков,
заместитель министра иностранных дел РФ


Противниками не являемся

Россия и Соединенные Штаты достигли многого на пути к взаимопониманию и сотрудничеству. И все-таки большая часть дороги еще не пройдена. После окончания холодной войны мы продолжаем вести себя по отношению друг к другу как противники. Хотя таковыми не являемся.

Два последних года я по мандату конгресса США принимал участие в исследованиях Национальной академии в области противоракетной обороны. Основной акцент исследования был сделан на вероятности уничтожения баллистических ракет на разгонной стадии. Полученные результаты свидетельствуют о том, что в подавляющем большинстве случаев это неосуществимо. По крайней мере таковые возможности не подтверждены. В ближайшем будущем материалы этих исследований будут опубликованы. Гриф секретности получит лишь незначительная часть результатов, все остальное появится на сайте Национальной академии.

Члены Клуба военачальников Российской Федерации должны иметь доступ к этой информации. Знакомство с результатами исследований поможет устранить страхи перед будущим, базирующиеся на недоверии друг к другу.

Основное назначение ядерного оружия – сдерживать именно ядерное оружие, а не партнерские отношения между странами. Нужно сделать все для того, чтобы сотрудничество между Россией и Соединенными Штатами основывалось на дружбе, доверии, уверенности друг в друге. Это неизбежно приведет нас к прорывам не только в области договоренностей по ПРО, но и в других областях, имеющих прямое отношение к вопросам мировой безопасности.

Евгений Хабигр,
генерал, бывший главком стратегического командования США


Вперед в прошлое

В международном сотрудничестве в сфере безопасности по целому ряду направлений достигнуто много положительного. Больше всего – в совместной антитеррористической деятельности, особенно в предотвращении ядерного терроризма. И Соединенные Штаты, и Российская Федерация предпринимают активные меры, направленные на закрепление достигнутых результатов.

Зафиксированы соглашения в области нового договора по стратегическим наступательным вооружениям и целому ряду других вопросов. И все-таки главная проблема остается нерешенной. Договоренности по ПРО все еще не достигнуты, а значит, основная преграда на пути укрепления взаимного доверия не устранена.

Груз прошлого не должен мешать продвижению вперед, но накопленный опыт все же необходимо учитывать. Не секрет, что после того как прекратила свое существование Организация Варшавского договора, многие ожидали – то же самое произойдет и с Североатлантическим альянсом. Этого, однако, не произошло. Наоборот – все последующие вслед за развалом Советского Союза годы НАТО продолжало расширяться, постепенно приближаясь к границам Российской Федерации. Любого здравомыслящего человека это не может не настораживать. Тем более что согласно договоренностям инфраструктура Североатлантического альянса не должна была базироваться на территории бывшей Германской Демократической Республики. Сейчас эти структуры развернуты почти под Брестом.

Как бы ни камуфлировалось происходящее, факт остается фактом: Соединенные Штаты создают глобальную систему ПРО, в том числе и ее европейский сегмент. В этой связи российская сторона и на саммите в Лиссабоне, и на других переговорах озвучила свои предложения. Основные из них – действовать вместе, создать единую систему и работать по секторальному принципу. Принятие и этих, и других предложений по ПРО последовательно отодвигается.

То, что нынешняя ситуация в мире похожа на происходящее в 50-е годы прошлого века, отмечалось не раз. И тогда Советский Союз последовательно окружался системой военных баз по периметру его границ. И сейчас наряду с уже достигнутыми договоренностями, касающимися Центральной и Южной Европы, мир замер в ожидании появления объектов ПРО в морях – Северном, Балтийском, Баренцевом, Черном… Не говоря уже о дальневосточном направлении.

Военные специалисты отлично понимают, где и на каком участке российскому ядерному потенциалу в перспективе может грозить опасность со стороны американской ПРО. Как уже развернутых средств, так и тех, что появятся в перспективе – на третьем и четвертом этапах ее развития. Но кроме специалистов есть достаточное число грамотных людей, способных анализировать то, что происходит сейчас в большой политике. В частности, многих заставляют настораживаться определенные высказывания некоторых политиков США. Мол, России исторически досталось слишком много природных богатств, но так ли рационально она их использует? Нездоровый сигнал. Похоже, от биполярного мира мы переходим к многополярному, но с продвижением идей и планов только одного государства…

Обо всем этом надо говорить, хотя это и не так приятно, как обсуждать успехи. Но не стоит поддаваться паническим настроениям. Трезво оценивать обстановку должны и те, кто имел силу принятия решений в прошлом, и особенно те, кто сейчас занимается практической деятельностью, на чьих плечах лежит прямая ответственность за судьбы народов, за безопасность государств. И чем более открыто мы будем об этом говорить, тем более четкими будут наши представления о реальности, тем больше возможностей для достижения взаимопонимания и для решения самых сложных проблем в будущем мы обретем.

Валентин Корабельников,
генерал армии, бывший начальник Главного разведывательного управления ГШ ВС РФ


Сотрудничество? Только на равных

Ни одна идеология – ни коммунистическая, ни капиталистическая не может являться препятствием к диалогу. Основная причина, мешающая налаживанию отношений между Россией и США, – геополитическое соперничество, заложенное американской стороной еще во второй половине XIX столетия.

“Политическая и финансовая элита Америки продолжает рассматривать Россию как соперника”

Адмирал Альфред Мэхэн, один из основоположников геополитики, предлагал стратегию «анаконды», сжимающую в кольцо континентальные евразийские державы, в том числе Россию. Американский политолог Джон Берджес утверждал, что если у Соединенных Штатов и есть естественный враг, так это – Россия. «Программа мира» президента США Вудро Вильсона предусматривала фактическое удушение советской власти и расчленение нашей страны. И так – через известные моменты в идеологии Збигнева Бжезинского и дипломатии Генри Киссинджера – вплоть до настоящего времени политическая и финансовая элита Америки продолжает рассматривать Россию не иначе как соперника. Во многом мы все еще остаемся для США тем самым «континентальным центром», который следует ослабить, то есть разрушить.

Разумеется, дипломаты продолжают искать компромиссы, умело расставляют акценты. Но заявлять, что американская система ПРО разворачивается против Северной Кореи или несуществующих ядерных ракет Ирана, по меньшей мере несерьезно. Это все равно как если бы русские генералы начали утверждать, что их ядерное оружие предназначено для борьбы с саранчой в пустыне Сахара.

Не нужно врать друг другу. Система американской ПРО задана, одобрена обеими фракциями конгресса США и профинансирована. Остановить ее нам не удастся.

Не менее важен честный диалог и при обсуждении угрозы ядерного терроризма. Прежде всего следует разобраться с терминологией. Является ли, к примеру, актом терроризма превентивный ядерный удар со стороны одного отдельно взятого государства? О готовности нанести такой удар по Ирану заявляет на официальном уровне Израиль. Как расценивает это заявление Америка? Если, с точки зрения США, это не ядерный терроризм, тогда что следует считать таковым? Возможно, речь идет о применении исламистами миниатюрного ядерного устройства. Последнее только подчеркивает необходимость международного сотрудничества в предупреждении данной угрозы. Список стран-партнеров очевиден: подобные устройства разрабатывались только в США, Советском Союзе и Израиле.

Все эти вопросы, безусловно, должны обсуждаться. Но это частности. Суть проблемы заключается в следующем: до тех пор пока военные потенциалы наших стран не выравняются, продвижения вперед в вопросах сотрудничества не будет. Мы не сможем достичь договоренностей ни по ПРО, ни в вопросах противостояния ядерному терроризму. Никогда в своей истории американцы не шли на уступки более слабым партнерам, каковым сегодня является для них Россия.

И если продолжить экскурс в прошлое, то стоит, наверное, поднять доклад ЦРУ от 12 сентября 1980 года, где дается прогноз общих угроз для наших стран. Сегодня мы действительно можем сосредоточить усилия на преодолении совместных проблем, например на актуальных для всех вопросах безопасности электронных систем управления. Или на глобальных проблемах в области космофизики и климатических изменений. Противостояние общей угрозе – пока единственное поле, на котором возможно сильное и динамично развивающееся международное сотрудничество.

Леонид Ивашов,
генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем
Первоисточник: http://vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. merkawa 14 декабря 2011 11:39
    Отсюда вывод,надо так свою оборону делать что бы да же если нас не станет(чисто гипотетически) то и от них ни фига не останется(чисто практически) и они об этом знали fellow
    merkawa
    1. vadimus 14 декабря 2011 12:56
      Если выстоим, то они сами развалятся, к этому всё идёт. Ажиотаж…
      vadimus
      1. Кап-3 ссср 14 декабря 2011 13:18
        Это даже уже не ажиотаж, а больше смахивает на агонию. Уж больно всё однотипно. Видать некогда придумывать другие сценарии. Да и зачем, и такие сценарии проглатывают, зачем утруждаться.
  2. Лис Пустыни 14 декабря 2011 11:45
    Терористы враги ПЕНДОСТАНА. Только америкосы могли настроить против себя пол мира, суя свои длинный нос куда не попадя. А потом пытаться прикрытся другими странами, попытками их привлеч к борьбе с тероризмом.
    А потом говоря им в глаза, что какие вы хорошие помогаете нам, ставить свои ПРО везде где не попадя. Вот что значит пригреть змею на груди.
    Лис Пустыни
  3. badabum 14 декабря 2011 12:08
    Надо сделать так что бы они не достроили своё ПРО, помочь им разориться. Пусть кукурузу выращивают для великой России!!!
    badabum
  4. VadimSt 14 декабря 2011 19:33
    Противостояние общей угрозе – пока единственное поле, на котором возможно сильное и динамично развивающееся международное сотрудничество.
    Общая угроза - это вой демократов США с подвывание ее шакалов в Европе! И альтернативой есть, только успешная дипломатия России на Востоке, и прежде всего, с Китаем.
  5. dred 16 декабря 2011 12:58
    Угроза про глобальная проблема которая может прерасти конфликт.
    dred

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня