Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


В советское время о них молчали. В перестроечное время было не до них. А после стало «немодным» обсуждать на страницах печати полыхающее зарево сожжённых жизней в Афганистане. Но постепенно общество стало приходить «в память», и ростки святой памяти постепенно оживали.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение



Каждый год в феврале к памятнику воинам-интернационалистам в городе Азове приходят все, кто помнит: боевые товарищи, жены, матери, друзья, соседи. По традиции — все с красными гвоздиками. Они — капли крови. Для каждого этот день по-своему особенный. Для ветерана боевых действий Александра Шароватова это день памяти. День святой памяти по славным боевым друзьям, с которыми столкнула его судьба в молодости на горных тропинках.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Он, как и все здесь собравшиеся, помнит и скорбит:

— Я попал в Афганистан в августе 1988 года не по призыву, выполнял специальную задачу — забирал оттуда людей. Видел многое.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Александр вспоминает не только друзей, погибших в Афганистане. По долгу службы в десантных войсках ему пришлось побывать и в Чечне:

— Есть друзья, которые погибли и в чеченских кампаниях. Должен сказать, что вторая чеченская кампания многому нас научила. Она прошла уже с меньшими потерями, с меньшим предательством.

Но война есть война, она из каждого солдата делает истинного патриота. Патриотизму Александра Витальевича учила война, теперь, в мирное время, он учит молодежь, как нужно любить, беречь и защищать Родину:

— Война научила меня самостоятельности. Для командира основное — провести рекогносцировку, уяснить задачу, а потом принять решение. Руководствуясь этими трёмя правилами, и стараюсь жить.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Летом прошлого года Александр Витальевич отправил в армию своего сына. Григорий Шароватов проходит срочную службу в войсках специального назначения. Отец гордится сыном. Уже в следующем году Гриша вместе с отцом придет на традиционный митинг. А пока он солдат.

— Сейчас сына, Григория, воспитывают вооруженные силы. Он самостоятельно выбрал свой путь — решил отдать свой воинский долг. Я хочу, чтобы мой сын был в первую очередь Человеком с большой буквы, а потом уже военным.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Ветерану боевых действий небезразлично будущее молодежи. Он за здоровую Россию. Сильную и крепкую. В мирное время Александр — наставник для нескольких поколений азовских школьников. Александр Шароватов часто проводит встречи с молодёжью, вместе с коллегами проводит беседы, показывает патриотические фильмы, в том числе и о кампании в Афганистане:

— Азовской молодежи советую, чтобы были сознательными, занимались спортом, а не сидели у компьютера, потому что от гаджетов мало толку, и, конечно, готовились к защите нашего Отечества. Пример соседних стран показывает, что, если молодое поколение будет десятками лет воспитываться на импортных фильмах, мультиках, компьютерных играх, патриотов из неё не вырастет, наоборот, будет целое поколение недовольных.

Ещё Александр Шароватов жалеет о том, что в школах отменили начальную военную подготовку, заменили на основы безопасности жизнедеятельности, но это совершенно разные предметы. Ребята учатся не защищать, а оказывать первую помощь. Поэтому его дополнительные занятия с молодым поколением азовчан помогают восполнить пробел в обучении. Александр Шароватов знает, как вырастить патриота. И делает это с удовольствием.

Две войны Мельникова

Не так давно я побывала в уникальном центре, которые создали воины-интернационалисты в Ростове-на-Дону. Называется он Центр ветеранов боевых действий. Практически каждый день сюда приходят школьники и студенты, которым в течение двух часов офицеры запаса рассказывают о многочисленных примерах мужества и героизма, проявленных в разные годы нашими солдатами.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Работает центр под руководством Логинова Сергея Игоревича, который также принимал участие в боевых действиях в Афганистане. Всего лишь за год с небольшим центр приобрёл большой авторитет. Сюда нескончаемым потоком идут молодые юноши и девушки, чтобы приобщиться к настоящей истории, к настоящим людям. Надо отметить, что лекционные занятия здесь проходят не просто.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Обычно на встречи приглашаются несколько человек, рассказы которых занимают всего лишь 10-12 минут, потом идёт демонстрация тематических сюжетов. Также показываются в ходе занятий боевые принадлежности.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Подполковник в отставке Семенов Валерий Александрович нашёл для себя здесь уникальную стезю: он проводит здесь практически все занятия. Его голос напоминает чем-то по своему тембру голос знаменитого Левитана и придаёт рассказам особую, проникновенную глубину.

Большинство участников центра побывали в Афганистане, и эта тема никогда не оставляет спокойными души слушателей.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


О судьбах афганцев можно узнать здесь.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Я хочу рассказать о человеке, который волею судьбы стал участником двух войн и много лет стоял на страже общественного порядка. Это Артур Владимирович Мельников.

Молодого Артура Мельникова призвали в ряды Советской Армии в мае 1987 года. В это время на афганской земле уже не один год шли боевые действия, и сотни наших земляков побывали в этой горячей точке.

Первые несколько месяцев новобранец провел в учебной части в Ашхабаде, а потом вместе с сослуживцами его перебросили в Кабул, оттуда — в Гардес. Артур служил в 56-й отдельной десантно-штурмовой бригаде. Тогда ему пришлось поучаствовать в операции «Магистраль», одной из крупномасштабных за всю афганскую войну. Она проходила с ноября 1987-го по январь 1988-го на широком фронте провинций Паксия и Хост в зоне афганско-пакистанской границы с привлечением значительных сил и средств. Цель операции — прорыв многолетней военной и экономической блокады округа Хост и срыв замыслов руководства по созданию на территории округа альтернативного исламского государства.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Вместе с сослуживцами Мельников не раз попадал в эпицентр боевых столкновений, ему приходилось встречать опасность и врага лицом к лицу. Бои шли каждую неделю, нередко подразделение поднимали по тревоге из-за поступившей информации о скоплении моджахедов.

Часть, в которой служил Артур, находилась вблизи Пакистана, а это означало, что нередко десантникам приходилось перекрывать горные тропы, чтобы пресечь контрабанду наркотиков и оружия из этой страны.

Вести из дома до чужой афганской земли долетали нечасто. Письма и открытки от родных приходили раз в месяц, а иногда и реже. В обратных посланиях десантники не писали о том, как и где идут бои, а старались успокоить близких, что живы-здоровы, обстановка спокойная.

Артур Мельников пробыл в Афганистане больше года, затем начался вывод наших войск. Советские части передали афганскому правительству вооружение, окопы и укрепления, а наши ребята отправились на Родину.

Артур Владимирович вспоминает, что первое время по возвращении домой его мучили кошмары, но он смог с ними справиться. Но так повезло далеко не всем, среди этих молодых ветеранов достаточно и тех, чья психика навсегда была сломлена в Афганистане.

В жизни Артура Мельникова была еще одна война. Во вторую чеченскую он вместе с коллегами отправился в горячую точку, чтобы поддерживать там порядок. Четыре месяца он боролся с боевиками. Приходилось обыскивать дома, в которых могли скрываться террористы, разминировать дороги и снова рисковать жизнью.

Сегодня Артур Владимирович Мельников — ветеран МВД, занимается бизнесом, воспитывает дочь. Он более 20-ти лет прослужил в органах правопорядка, уволился в звании майора. Говорит, что в году есть несколько дат, которые он отмечает обязательно: День ВДВ и День вывода советских войск из Афганистана. В это время он обязательно встречается с сослуживцами, приходит к монументу воинов- интернационалистов, чтобы почтить память тех, кто погиб на чужой земле.

«Команда 220»

Сергей Иванович Церкуник в детстве, как и все мальчишки, играл «в войнушки» и мечтал быть командиром армии, но и представить не мог, что в действительно столкнется с реалиями настоящей войны. Родился Сергей в селе Журавлёвка, но вскоре семья переехала в Целину. Учился в Целинской средней школе №1. Очень любил возиться с техникой, и вместе со старшим братом Юрой ремонтировал велосипеды, мопеды, помогал отцу в гараже. Окончив 8 классов, поступил в Пролетарское СПТУ, где получил специальность машиниста холодильных установок, там же стоял на военном учете в Пролетарском военкомате.

— В ряды Советской Армии призвали меня в мае 1986 года, — вспоминает Сергей. — В военкомате выдали предписание, в котором было написано — «Команда 220», что означало — пограничные войска.

Родители сделали проводы, как положено, все друзья желали лёгкой службы. Но это были только слова. А на самом же деле…

— Когда нас привезли в Батайск, там уже ждали «покупатели». Нашу команду вызвали на плац и отправили в Азербайджан (тогда это был ещё СССР) в автономную республику Нахичевань. Сначала была «учебка». Я полгода учился в школе связи, а по окончании нас разделили на четыре воюющих округа (к тому времени я уже знал, что буду служить в Афганистане) и по распределению отправили в город Термез Узбекской ССР, ММГ-2. Наш отряд находился на территории Советского Союза, а база, на которой я служил, — в городе Ташкургане (это север Афганистана). В каждом отряде было по четыре мотоманевренные группы, которые находились на территории Афганистана, я служил во второй. И вот нас на вертолетах высадили на базу. Природа поражала, да и местность — хуже не придумаешь: неприступные горные кручи, выжженная горячим солнцем земля, зной, пыль. С одной стороны — сопки да лысые горы, а с другой — обрывы, склоны и ущелья.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Мы — пограничники, и перед нами стояла задача обеспечить безопасность государственной границы СССР со стороны Афганистана. Каждое наше подразделение имело свою зону ответственности, а это примерно сто километров. Задача — не дать душманам с целью террористических действий проникнуть на территорию Союза. Связистом я не стал, был гранатометчиком на СПГ-9 (советский станковый противотанковый гранатомет). На БТР и БМП выезжали на операции, блокировали караваны с оружием и наркотиками. Часто и сами попадали под обстрелы. Самое страшное, когда приходилось терять своих товарищей. Успех операций в боевых условиях решали даже не минуты, а секунды. Работали по приказу. Это война, и расслабляться здесь было нельзя. В нас воспитывали выдержку, жёсткую дисциплину и недопущение нарушений. Ни о какой дедовщине и речи не было. Мирное население относилось к нам по-разному: с кем-то нормально общались, а некоторые мины магнитные подвешивали. Старались наладить контакты с афганцами, особенно со старейшинами, оказывали помощь нуждающимся: раздавали зерно, продукты, постельное белье. Такой бедности, как здесь, мы никогда не видели. Для того, чтобы вырастить здесь хотя бы горсть зерна, бедным людям приходилось возделывать каждый кусок неплодородной земли. Видя доброжелательное отношение, многие местные жители видели в нас не захватчиков, а людей, которые пришли защитить их от бандитов.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Жили в блиндажах. Климат тяжёлый — днем жара, а ночью холод. Весной, правда, красиво — пустыня цветет, длится это неделю-другую. Кормили нас как дома, но на выезды и во время песчаных бурь выдавали сухпаек. Операции, бывало, длились до месяца, ночевать приходилось в БТРах, питались сухарями и водой. Каждый день прилетали к нам «борты» — привозили боеприпасы, воду, сухпай.

Три главных правила жизни Шароватова: рекогносцировка, задача, решение


Бывало по-всякому. Пить воду из неизвестных источников было нельзя ни в коем случае, только после обеззараживания. На базе находились от силы неделю — и опять на операцию.

Мы стояли перед горами, а в горах находилась «духовская» база, вот оттуда нас и обстреливали, завязывались бои. Нашим командованием была разработана операция по ее уничтожению. Перед нами оказались бандитские формирования, которые были оснащены современным оружием: крупнокалиберными пулеметами, минометами и гранатометами. Но мы наносили сильный огневой удар, нас с воздуха поддерживали вертолёты, и в результате базу ликвидировали.

Перед нами стояли разные задачи: совершали рейды по уничтожению в приграничной зоне бандитов и их баз, проводили операции по ликвидации караванов с оружием, боеприпасами, наркотиками. Сопровождали транспорт и прикрывали маршруты их передвижения. В Афганистане я отслужил 17 месяцев.

Не помню, чтобы испытывал страх — все молодые были, горячие. Службу завершил в звании заместителя командира противотанкового взвода.

Из армии уходил, когда уже начался вывод войск из Афгана. Наши мотоманевренные группы самыми последними выходили: сначала выводились все войска, а потом уже и мы. Переправили нас обратно в Термез, выдали новенькую форму, зарплату, билеты домой. Домой не ехал, а летел, будто на крыльях. Сначала до Волгограда на поезде, а оттуда на автобусе в родной посёлок Целина.

Когда попал в Афган, я не стал писать матери, где служу, об этом знал только мой старший брат. Да она и не догадалась бы — ведь все письма приходили в Узбекистан, а уже оттуда их нам пересылали на базу. Узнала она только тогда, когда я вернулся из армии.

За отличную боевую службу Сергей Иванович имеет множество грамот и благодарственных писем, подписанных командованием и М.С. Горбачёвым, а за боевые заслуги награждён юбилейными медалями.

— Конечно, это было страшное и тяжелое время. Но мы знали, что за нашими плечами Родина, и нашим святым долгом было обеспечить её безопасность и защитить интересы страны и её граждан.
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 13
  1. parusnik 29 марта 2016 06:50
    Спасибо, Полина..замечательная статья..
  2. Serg Koma 29 марта 2016 07:00
    "Что посеешь - то и пожнёшь"(русская народная пословица)
    Чем больше таких людей, объединяющих вокруг себя молодёжь, рассказывающих и объясняющих молодому поколению значение слов "Честь"; "Долг"; "Память" - тем больше в НАШЕЙ стране вырастет настоящих патриотов.
  3. Reptiloid 29 марта 2016 07:11
    Большое спасибо за рассказ.
    Хорошо,что общество "приходит в память".Знать,как можно больше о героях нашей Родины.
  4. казак волгский 29 марта 2016 07:39
    Алгоритм в заглавии - Правильный! Спасибо за статью Полина!
  5. Erg 29 марта 2016 08:20
    "Есть такая профессия - Родину защищать". Большое спасибо автору.
    Erg
  6. Товарищ Бендер 29 марта 2016 09:02
    Военно-патриотическое воспитание - это один из основных моментов подготовки школьника к будущей службе в армии. А кого-то оно может направить и на учёбу в военные училища. Если таких центров будет больше, я думаю от этого станет только лучше.
    Хотелось бы внести небольшую поправку в текст: Хост являлся городским округом и входил в провинцию ПакТия.
  7. казак волгский 29 марта 2016 09:20
    Товарищи форумчане- меня в статье смутило изображение БТР-80А. он разве в Афганистане применялся????
    1. Glot 29 марта 2016 09:56
      Товарищи форумчане- меня в статье смутило изображение БТР-80А. он разве в Афганистане применялся????


      ХЗ ... )))
      У нас в Отрядских ММГ были только "семидесятки". О тех-же "восьмидесятках" ( не "А") только слухи ходили но, и в глаза никто не видел. Бээмпухи то в нашей, 4 ММГ были сплошь "единички". В 1 и 2 кажется ММГ были "двойки" несколько вроде. Старая вся техника была, даже "шестидесятку" одну видел у нас.
      Какие уж там - 80А. )))
      Хотя может где и былО.
      1. Товарищ Бендер 29 марта 2016 14:50
        В Афгане не было 80А, основными были 70-ки. 60-ки использовались в основном под связь (Р-140/142;Р-145КШМ), хотя и как боевые единицы тоже были, но мало.
        "...Дальнейшим развитием БТР-80 стал БТР-80А (ГАЗ-59029), принятый на вооружение в 1994 году и в том же году поступивший в серийное производство. Работы по созданию этого бронетранспортера велись АО «ГАЗ» под руководством А. Масягина в рамках темы «Буйность». Впервые на отечественных машинах такого класса вместо крупнокалиберного пулемета было решено установить мощное 30-миллиметровое автоматическое орудие 2А72 с боекомплектом 300 снарядов, созданное в КБП под руководством А.Шипунова на базе пушки 2А42, применяемой на БМП-2, БМД-2 и БМД-3, а также боевых вертолетах Ка-50/52 и Ми-28..."
        Для автора-девушки (скорее всего студентки) не знать такие тонкости простительно.
  8. Комментарий был удален.
  9. Комментарий был удален.
  10. казак волгский 29 марта 2016 17:08
    Цитата: Товарищ Бендер
    В Афгане не было 80А, основными были 70-ки. 60-ки использовались в основном под связь (Р-140/142;Р-145КШМ), хотя и как боевые единицы тоже были, но мало.
    "...Дальнейшим развитием БТР-80 стал БТР-80А (ГАЗ-59029), принятый на вооружение в 1994 году и в том же году поступивший в серийное производство. Работы по созданию этого бронетранспортера велись АО «ГАЗ» под руководством А. Масягина в рамках темы «Буйность». Впервые на отечественных машинах такого класса вместо крупнокалиберного пулемета было решено установить мощное 30-миллиметровое автоматическое орудие 2А72 с боекомплектом 300 снарядов, созданное в КБП под руководством А.Шипунова на базе пушки 2А42, применяемой на БМП-2, БМД-2 и БМД-3, а также боевых вертолетах Ка-50/52 и Ми-28..."
    Для автора-девушки (скорее всего студентки) не знать такие тонкости простительно.
    Спасибо -мы ей простим . Просто озадачило- глаз резануло чуток..........
  11. кедр 29 марта 2016 17:57
    Рекомендую в продолжение хорошей статьи не менее хорошую книгу Виктора Николаева "Живый в помощи. Записки афганца". Эта книга об афганской войне, но прежде всего о том, как остаться человеком даже в самых тяжёлых обстоятельствах.Уверен многие герои книги надолго запомнятся её читателю.
    http://azbyka.ru/fiction/zhivyj-v-pomoshhi-zapiski-afganca/
  12. Любитель Акул 30 марта 2016 02:27
    Да,80-ок не было,были БТР-70,потом пошли их модификация с дополнительной броней и увеличенном угле наводки пулеметов по вертикали. Небольшое уточнение, не "ГрдеС", а ГардеЗ. Просто сам там два года служил в 56-ой,заменился за месяц до Магистрали.Но это просто дополнение,спасибо за статью. Недавно был в Ростове,на 23-е февраля,к сожалению до описанного центра не добрался,встреча прошла успешно,политзанятия проводились с участием огромного количества сухого вина,в следующий раз прилечу,схожу в центр,а потом оповещу о прибытии,а то опять не доберусь.
  13. Lyton 30 марта 2016 06:41
    Уже писал, что необходимо НВП( начальная военная подготовка) в школы вернуть, а то уже воспитали потребителей думающих, что им все должны и как они бедные плохо живут, не про всех конечно речь, но все же.
  14. alexej123 14 октября 2016 08:56
    Я помню эти фото стендов героев-афганцев. Висели у нас в школе, а также в армии в ленинских комнатах. Помню также стенд с героем Р.Аушевым. А в 90-х, этот "герой" практически поддерживал Дудаева.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня