Отношения между еще не созданной военной полицией и существующей военной прокуратурой уже начинают накаляться

По мнению экспертов, отношения между еще не созданной военной полицией и существующей военной прокуратурой уже начинают накаляться. Вполне возможно, что они могут вылиться в тот неприятный сценарий, который можно наблюдать между Генеральной прокуратурой и Следственным комитетом. Косвенным подтверждением этого можно назвать тот факт, что в Министерство обороны поступила жалоба от руководства военной прокуратуры на «неподходящие» кадры будущего ведомства.

Военным прокурором Сергеем Фридинским было отправлено письмо, адресованное министру обороны Анатолию Сердюкову, в котором говорится о том, что у одного из главных претендентов на пост главы военной полиции имеется погашенная судимость. Копия данного письма оказалась в руках корреспондентов газеты «Коммерсант», которые и пролили свет на его подробности.


В частности, там говорится о том, что начиная с ноября 2011 года руководителем группы по созданию управляющих органов военной полиции является генерал-лейтенант Сергей Суровкин, который также назван одним из наиболее перспективных кандидатов на пост начальника главного управления этого ведомства, создаваемого при Министерстве обороны. Фридинский также обратил особое внимание на тот факт, что Суровкин шестнадцать лет назад получил один год условно по статье 17, ч. 1 ст. 218 УК РСФСР, предусматривающей ответственность за помощь в приобретении огнестрельного оружия, без получения соответствующего разрешения.

Произошло это в 1995 году, когда в то время еще майор Суровкин проходил обучение в Военной академии имени Фрунзе. Как сообщили представители Военно-следственного управления, в то время некоторые из преподавателей были привлечены к уголовной ответственности за нелегальный сбыт оружия. По их словам, майор Суровкин, по просьбе одного из этих преподавателей, фамилия которого не названа, передал одному из офицеров, обучавшемуся на другом курсе, пистолет, который якобы должен был использоваться на соревнованиях. На допросах Суровкин утверждал, что был уверен в законности своих действий. После того как следствием было установлено, что его действительно подставили, обвинение было снято, а судимость погашена.

Однако в своем письме Фридинский сослался на закон «О полиции», в котором говорится, что лица с погашенной или снятой судимостью не могут занимать полицейских должностей. Руководствуясь этим, а также «морально-этическими соображениями» он попросил министра Анатолия Сердюкова «учесть изложенное» при принятии решения об утверждении Суровкина на роль главы управления военной полиции.
Однако рядом экспертов было высказано мнение о том, что не только «морально-этические соображения» заставили военного прокурора обратиться с данной просьбой к министру обороны Анатолию Сердюкову.

В газете «Коммерсант» появилось сообщение от представителя руководства Центрального военного ведомства, в котором говорится, что в прокуратуре возникло беспокойство по поводу сохранения своих полномочий. И данное письмо не что иное, как попытка помешать появлению возможного конкурента. Позиция военной прокураторы вполне понятна, так как пока не ясно, какие сферы влияния получит каждая из структур. Вполне возможно, что к военной полиции отойдет часть функций, выполняемых в данный момент органами прокуратуры.

Эта же проблема привела и к взаимной неприязни Генеральной прокуратуры и Следственного комитета, для которых в свое время не было обозначено четкое разделение полномочий. Можно отметить один из ключевых моментов в противостоянии между двумя ведомствами, который получил широкую огласку. Это расследование, проводимое вокруг целой сети казино, нелегально работающих в Московской области. В результате расследования, проводимого Следственным комитетом, среди фигурантов оказался бывший глава подмосковной прокуратуры Дмитрий Урумов, экс-прокуроры Владимир Глебов, Олег Базылян и Роман Нищименко. Особо отметилось обвинение СКР в адрес Генеральной прокуратуры в связи с заочно арестованным бывшим заместителем прокурора Подмосковья Александром Игнатенко. Генпрокуратуру обвинили в нежелании внести Александра Игнатенко в базу Интерпола, что послужило препятствием для организации совместных мероприятий с представителями зарубежной полиции для его международного розыска.

Был отмечен и ряд более мелких скандалов. К примеру, возбуждение Следственным комитетом уголовного дела по факту самоубийства прокурора Вячеслава Сизова. Можно вспомнить и скандальную «попытку изнасилования», которую совершил сотрудник Генпрокуратуры в отношении своей секретарши. Это далеко не полный список из скандальных моментов в противостоянии СКР и ГП.

Пока неясно, стоит ли ожидать подобного противостояния между военной прокуратурой и будущей военной полицией, так как функции последней еще до конца не проработаны.

Из уже озвученных функций нового ведомства можно выделить:
сопровождение военных грузов, в том числе и проходящие в рамках сотрудничества с другими странами;
осуществление охраны гарнизонов;
управление комендантской службой;
выполнение роли военной автоинспекции.

Также в данное время прорабатывается вопрос о включение в состав функций военной полиции оперативно-розыскной деятельности. В планах было введение военной полиции в действие еще в 2010 году, однако из-за различных сложностей, возникших в процессе ее внедрения, процесс «затянулся». Теперь датой начала функционирования нового ведомства назван 2012 год.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти