«Рабские войны» в Древнем мире. Восстания до Спартака. (Часть первая)

Всегда приятно, когда материал, написанный для читателей TOPWAR, находит свое применение еще и в качестве источника информации для… их детей! Ведь дети – наше будущее, хоть это и банально звучит, и они должны получать все самое лучшее, начиная с еды и заканчивая информацией. И очень хорошо, что взрослые читают эти материалы (или дают читать) своим детям-школьникам и это расширяет их кругозор и позволяет получить хорошие оценки. Не так давно один из «наших товарищей» высказал пожелание узнать побольше о восстаниях рабов в Древнем Риме и «рабской войне» под предводительством Спартака. Надеюсь, что этот материал для его сына-пятиклассника не опоздал…


Поле распятых. Ф.А. Бронников (1827 – 1902). 1878 год.


Ну, а начать придется с того, что Спартак был далеко не первым, хотя и самым известным вожаком восстания рабов. Но как часто восставали рабы в Древнем Риме? Оказывается – очень часто! Можно сказать, что они шли просто непрерывно, одно за другим! Например, у Дионисия Галикарнасского читаем о том, что рабы в Риме восставали уже в 501 г., и длилось это их восстание аж до 499 г. до н. э. То есть, случилось оно на заре римской истории, спустя всего 250 лет с момента его основания. Но надо учитывать, что сначала там и рабов-то было раз-два, и обчелся, а потом рабство носило там патриархальный характер. Так что 250 лет – это как раз тот срок, за который рабов в Риме стало… много! Ну а дальше, вслед за первым восстанием в 458 г. до н. э., то есть 40 лет спустя, последовало второе большое восстание под руководством Гердония, на борьбу с которым пришлось отправить сразу двух римских консулов, избранных в этом году, то есть масштаб его был совсем не мал! Другие римские историки сообщают о заговоре рабов, имевшем место в 419 г. до н. э. уже в самом Риме. Заговорщики хотели ночью поджечь Рим в разных местах, вызвать панику, после чего захватить Капитолий и другие, жизненно важные центры города, а затем убить всех своих господ, а их собственность и жен разделить поровну. Все прямо-таки по В.И. Ленину и… Шарикову! Но столь тщательно разработанный заговор сорвался: как всегда нашелся предатель, который всех и выдал, после чего зачинщиков схватили и казнили.

«Рабские войны» в Древнем мире. Восстания до Спартака. (Часть первая)

Раб приносит господину табличку для письма. Деталь саркофага Валерия Петронинуса. Археологический музей в Милане.

Здесь следует отметить, что богатство Рима зиждилось на самом безжалостном ограблении захваченных земель, откуда поступало не только злато-серебро, но и рабы в огромном количестве. Например, когда римляне взяли Тарент, в рабство продали сразу 30 тысяч человек. Разгром македонского царя Персея в 157 г. до н. э. дал еще столько же. Семпроний Гракх – папа известных свободолюбцев братьев Гракхов, в 177 г. до н. э., будучи на Сардинии, захватил более 30 тысяч жителей острова и всех обратил в рабов. Тит Ливий писал, что тогда рабов было так много, что слово «сардинец» стало нарицательным для любого дешевого товара, и в Риме стали говорить «дешев, как сард».

Но погоня за рабами имела и свои негативные последствия, ведь в рабы попадали не только крестьяне, но и люди умные и образованные. Так, в 217 г. до н. э., когда Рим вел вторую Пуническую войну, потребовавшую от него немалого напряжения и сил, в Риме возник заговор рабов, о котором сообщает Тит Ливий. Рабы решили воспользоваться тяжелым положением своих господ и нанести им удар в спину. Заговор провалился опять же из-за одного раба, который получил в награду за предательство – «нет, не корзину печенья и не бочку варенья», свободу от рабства и деньги – большую денежную награду, так что быть предателем среди рабов было очень выгодно и, кстати, о том, насколько это выгодно – предавать товарищей, рабовладельцы информировали рабов регулярно! Считается, что зачинщиком готовившегося восстания был некий карфагенянин, стремившийся таким образом помочь соотечественникам.

Наказали его «остроумно»: отрубили руки и выслали назад в Карфаген, так что хотя бы так, но свободу он обрел, а вот остальным 25 рабам-заговорщикам повезло меньше, и они были повешены. Вероятно, в заговоре участвовало много больше рабов, вот только их найти не удалось.

В 198 г. до н.э. в городе Сетии, неподалеку от Рима, как сообщает все опять же Тит Ливий, готовилось еще одно выступление рабов. Случилось так, что именно там поселили заложников из среды карфагенской знати с целью обеспечить нерушимость мирного договора между Римом и Карфагеном. И здесь же было много рабов-карфагенян, взятых в плен в ходе войны. Вот этих-то рабов карфагенские заложники и начали агитировать поднять восстание. Поскольку зачинщиками являлись карфагенские рабы – люди одной национальности и одного языка, поэтому им было легко договориться между собой. По плану заговорщиков восстание должно было начаться одновременно в Сетии, Норбе, Цирцее, Пренесте – городах неподалеку от Рима. Намечался даже день выступления. В Сетии оно должно было начаться во время праздника с общественными играми и театральными представлениями, куда должны были прийти жители близко расположенных городов. Пока римляне должны были развлекаться играми, рабам нужно было захватить важные объекты городской инфраструктуры. Но и это восстание было сорвано, так как теперь план восстания выдали уже двое и сообщили о нем римскому претору Корнелию Лентулу. Римских рабовладельцев, когда они узнали об очередном заговоре, охватил неописуемый страх. Лентулу были представлены чрезвычайные полномочия и поручено самым жестоким образом расправиться с заговорщиками. Он тут же собрал отряд в две тысячи человек, прибыл в Сетию и начал расправу. Вместе с вожаками восстания схватили и казнили около двух тысяч рабов, причем для казни было достаточно малейшего подозрения в заговоре. Вроде бы мятеж удалось подавить, но стоило Лентулу уехать в Рим, как его известили, что часть заговорщиков среди рабов уцелела и готовится поднять восстание в Пренесте. Лентул отправился туда и предал смерти еще 500 рабов.

Спустя два года поднялись рабы в Этрурии, к северу от Рима, причем римлянам пришлось отправить туда целый легион, что говорит о его массовости. Римским войскам было оказано отчаянное сопротивление. Более того, рабы вступили в самую настоящую битву с легионерами. Тит Ливий писал впоследствии, что количество убитых и взятых в плен было очень велико. Вожаков восстания по традиции распяли на крестах, а всех остальных – возвратили своим господам для совершения наказания.

С 192 – 182 гг. до н.э. выступления рабов практически непрерывно происходили в южной части Италии (в Апулии, Лукании, Калабрии). Сенат регулярно отправлял туда войска, но сделать ничего не мог. Дошло до того, что в 185 г. до н.э. туда пришлось отправить с войсками претора Луция Постумия словно на войну. Центр заговора оказался в районе города Тарента, где схватили около 7000 рабов, многих из которых казнили.

Однако ни подобного рода казни, ни естественная убыль число рабов в Риме не уменьшали. Напротив, оно лишь постоянно увеличивалось, а вместе с ним и опасность новых выступлений, заговоров и убийств. Например, в сатирическом романе Петрония, который жил уже при императоре Нероне, был изображен богатый вольноотпущенник, который просматривал списки рабов, появившихся на свет в его обширном имении, и выяснил, что всего за одни сутки рабов у него стало больше на 30 мальчиков и 40 девочек. Иные рабовладельцы могли выставить целые армии из рабов, так много их им принадлежало. И неудивительно, ведь только после похода Эмилия Павла в Эпир в рабство было обращено 150 тысяч пленных, а такой полководец как Марий, победивший племена кимвров и тевтонов в северной Италии, сделал рабами 90 тысяч тевтонов и еще 60 тысяч кимвров, взятых им в плен! Лукулл в землях Малой Азии и в Понте захватил так много народа, что рабов на рынках стали продавать всего за 4 драхмы (драхма – 25 копеек). Так что неудивительно, отчего римляне, в первую очередь, нападали на незатронутые войнами и густо населенные, богатые государства, либо территории «диких» народов, которые не могли им сопротивляться в силу своей более низкой культуры.

Естественно, что рабы на землях Римского государства распределялись неравномерно. Например, их было очень много в Сицилии, где они занимались сельским хозяйством, и надо ли тому удивляться, что именно там одно за другим произошли два мощных восстания рабов. Первое – так называемое «восстание Евна», случившееся в 135 – 132 годах до н. э. Главой восстания стал бывший раб Евн, сириец по происхождению. Восстание началось в Энне, где восставшие убили всех самых злостных рабовладельцев, а затем выбрали себе царем Евна (после чего он сам себя назвал «царем Антиохом», а царство «Новосирийским») и даже организовали совет, куда были выбраны рабы, «наиболее выдающиеся по своему уму». Командиром войска был выбран грек Ахей, сумевший быстро собрать многочисленное войско, которое смогло отразить подразделения римской армии, направленные в Сицилию на усмирение восставших.


Раб, закованный в кандалы, и так в них и умерший во время извержения Везувия. Гипсовый слепок. Музей в Помпеях.

Естественно, что пример оказался заразительным, и по всей Сицилии начали вспыхивать восстания. Вскоре образовался другой очаг с центром в городе Агригенте, где его возглавил киликиец Клеон, под началом которого собралось пять тысяч восставших. Рабовладельцы, правда, решили, что это приведет к междоусобице и рабы начнут драться друг с другом. Но Клеон прибыл в Энну и добровольно подчинился Евну, а объединенная армия рабов начала походы против римлян. Теперь она насчитывала уже 200 тысяч человек, то есть представляла собой огромную силу. И даже если античные историки преувеличили эту цифру в десять раз, рабов все равно было много. Много больше, чем римлян, так что на пять лет они стали по сути дела хозяевами всего острова. Римские полководцы терпели от них поражение за поражением. Пришлось провести серьезную мобилизацию сил, как если бы в страну вторгся неприятель и отправить в Сицилию две консульские армии во главе с консулами Каем Фульвием Флакком, Люцием Кальпурнием Пизоном и преемником Пизона – консулом Публием Рупилием.

Последний сумел победить рабов в нескольких сражениях, после чего он подошел к городу Тавромений и взял его в осаду. Запасы провизии закончились быстро, но рабы сражались, тем не менее, отчаянно, и не хотели сдаваться врагу. Но, как всегда, нашелся предатель - раб Серапион, который помог Рупилию взять Тавромений, после чего тот направился к столице «Новосирийского царства» – Энне. Защитой города руководили Клеон и Ахей. Клеон предпринял вылазку и «после героической борьбы, – сообщает Диодор Сицилийский, – пал, покрытый ранами».

И здесь римлянам помогла измена, так как взять город, стоявший на скалистой возвышенности, иначе было бы очень трудно. Евна захватили в плен, отвезли в город Моргантину, бросили в тюрьму, где он и умер от ужасных условий содержания.

Пока все это происходило, в 133 г. до н.э. вспыхнуло восстание в Пергаме под руководством Аристоника, продолжавшееся до 130 г. до н.э. Неизвестно, была ли между этими двумя восстаниями какая-нибудь связь, но то, что римлянам в результате пришлось сражаться сразу на два фронта, несомненно. Диодор Сицилийский, описывая это восстание рабов в Пергамском царстве, сообщал: «Аристоник добивался неприличествующей ему царской власти, а рабы безумствовали вместе с ним благодаря притеснениям господ и повергали многие города в великие несчастья».


Тетрадрахма царя Эвмена II 197 – 159 гг. до н.э. Берлин, музей Пергамон.

Что до самого Пергамского царства, где произошло столь важное событие, то оно образовалось после распада державы Александра Македонского в 280 г. до н.э. Оно славилось своим богатством, но самостоятельность его была призрачной.


Царь Аттал III. Берлин, Пергамон.

И когда умер царь Аттал III, а свое царство завещал Риму, чаша народного терпения переполнилась. Началось восстание против римлян, которое как раз и возглавил Аристоник (сын царской наложницы), побочный брат царя, имевший по греческим законам право на трон своего брата. На стороне Аристоника выступили и многие города, не желавшие попасть под власть римлян: Левки, Колофон, Миндос и др. Хотя Аристоник и воспитывался при царском дворе, но простого люда не гнушался и активно призывал в свое войско и рабов, и бедняков. В итоге его выступление приняло не только антиримский характер, но и фактически стало восстанием рабов и бедноты. Интересно, что к Аристонику бежал близкий друг Тиберия Гракха – философ Блоссий, и стал его советником, хотя это, конечно, и не означает, что оба они были «революционеры».

Тем не менее, Аристонику пришла в голову отличная идея: он провозгласил, что его целью является создание «Государства солнца», где все будут равны. Все его граждане являлись «гражданами солнца» (гелиополитами), что, впрочем, не удивительно, так как именно на Востоке скалярные культы были очень популярны. Аристоник взял множество городов и одержал целый ряд побед над римлянами. Причем сумел даже разгромить римскую армию во главе с консулом Публием Лицинием Крассом, причем сам Красс посчитал себя настолько опозоренным, что, по сути, инициировал свое убийство и лишился головы!

В 130 г. до н.э. бороться с Аристоником отправили консула Марка Перперну – человека решительного и безжалостного. Именно он окончательно добил войска восставших рабов в Сицилии и распял побежденных на крестах, так что Сенат надеялся, что столь же успешно он будет действовать и на Востоке. И он действительно со всей поспешностью прибыл в Малую Азию и неожиданным ударом, которого Аристоник не ожидал, разбил его войска. Вождь восстания был вынужден укрыться в городе Стратоникее. Город, естественно, был осажден, затем был вынужден сдаться, ну а Аристоника пленили и отправили в Рим, он был задушен в тюрьме по приказанию сената. Блоссий смерти друга не пережил, но жизни лишил себя сам.

(Продолжение следует)
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

85 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти