Этруски против римлян (часть 2)

Второй материал, посвященный военному делу этрусков, будет основан на работах опять-таки англоязычных историков, к услугам которых были и музеи Рима, и Тосканы и, естественно, британские музеи, в которых хранится много интересных находок. Пожалуй, наиболее доступным для российского читателя в этом плане был и остается Питер Конноли, книга которого «Греция и Рим в войнах» (в русском переводе «Греция и Рим. Энциклопедия военной истории») была выпущена издательством «Эксмо» уже… шестнадцать лет назад. То есть… понемногу становится раритетом, и многие ее уже не читали просто в силу возраста. Интересным изданием является англоязычный перевод французского автора Мишеля Фьюгере «Оружие римлян» (2002), где также есть раздел об этрусках и их вооружении, хотя и не большой. И хотя в ней нет цветных иллюстраций, а только графика и черно-белые фото, это прекрасная работа для всех интересующихся военным делом Рима.

Этруски против римлян (часть 2)

Ситула из Кьюзи VII в. до н. э. (610 – 600 гг.) «Женщины с косами стоят, а к ним подбирается мужчина в шлеме коринфского типа с гребнем. Но женщины его игнорируют, что видно по гордо скрещенным на груди рукам». Археологический музей Флоренции.


В первом материале «Этруски против русских» речь шла о том, откуда этруски вместе со своими коровами перебрались в Италию. Теперь же речь пойдет о том, что здесь этруски основали города-полисы греческого образца, и каждый этрусский город, так же, как, впрочем, и греческие полисы, стал иметь собственную армию. Города были союзниками, но очень редко действовали сообща, что сильно их ослабляло. Для какого-то похода они могли объединить усилия, однако чаще они растрачивали силы в борьбе одного города с другим.

В VII в. до н.э. этруски взяли на вооружение греческую тактику и греческую фалангу. Соответственно, они использовали и построение 12 на 8 гоплитов с четырьмя командирами урагами.


Ситула из Кьюзи, на которой хорошо видны воины в гоплитском вооружении. Археологический музей Флоренции.

Как и поздние римляне, этруски старались использовать войско, которое поставляли им союзники или завоеванные народы. Питер Конноли считает, что римская армия раннего периода истории Рима была типичной этрусской армией. При Тарквинии Древнем – первом этрусском царе Рима, она включала три части: этрусков (строившихся фалангой), римлян и латинян. Воинов, вооруженных копьями, топорами и дротиками, ставили на флангах, о чем сообщает Полибий, который собственными глазами видел текст самого первого договора с Карфагеном, заключенный около 509 г. до н.э. По его словам, он был написан на архаичной латыни, так что понять его можно было лишь частично.


Этрусский воин из Витербе. Ок. 500 г. до н.э. Лувр.

Сервий Туллий, второй из этрусских царей, будучи латинского происхождения, решил реорганизовать армию в соответствии с доходами, взамен происхождения. Было установлено шесть разрядов, самый первый из которых включал самых обеспеченных людей, которых насчитывалось 80 центурий по римскому счету, или же лохов по греческому. Большую часть этих людей, видимо, составляли те же этруски. Воинам из этого разряда нужно было иметь шлем, панцирь, поножи, щит, копье и, конечно, меч. Тит Ливий использовал для описания их щита слово clipeus, «клипеус», а Дионисий называл щиты этой центурии арголийскими (аргивскими) щитами. То есть все эти люди были вооружены как гоплиты и строились для боя фалангой. В их распоряжении находились две центурии мастеров-оружейников и строителей (их называли fabri - «мастера», отсюда слова «фабрика»), которые в самих боях участия не принимали.


Этрусский щит из Тарквиния. Альтес-музей, Берлин.

Во втором разряде числились 20 центурий. Вооружены эти воины были попроще и, в частности, не имели панцирей и использовали щит скутум вместо более дорогого аргивского щита. И Дионисий, и Диодор единогласно утверждали, что он был прямоугольным, и археология это подтвердила. Была обнаружена знаменитая Кертосская ситула, относящаяся к 500 г. до н.э., украшенная чеканкой с изображениями воинов с аргивскими, овальными и также прямоугольными щитами в руках. То есть, очевидно, что форма у щитов была самая различная, и что какой-то единый образец отсутствовал!


Кертосская ситула. И на ней изображения воинов, около 500 г. до н.э. Их изучение позволяет сделать вывод, что в Италии использовались три вида щитов одновременно. Вполне возможно, что на ней мы видим типичных этрусских воинов этого времени. Музей археологии в Болонье, Италия.

Третий разряд также состоял из 20 центурий. Эти воины отличались отсутствием поножей, видимо, стоивших довольно дорого, если их наличие или отсутствие столь разительно отражалось на доходах. На 20 центурий делился и четвертый разряд. Ливий сообщает, что вооружены они были копьем и дротиком, а вот Дионисий вооружил их и скутумом, и копьем, и мечом. Пятый разряд из 30 центурий по Ливию состоял из пращников, Дионисий же добавляет к пращникам еще и метателей дротиков, сражавшихся вне строя. В пятом классе состояли две центурии горнистов и трубачей. Наконец, самое бедное население и вовсе освобождалось от военной службы. Армия подразделялась согласно возрасту на ветеранов, служивших в городах, в то время как более крепкая молодежь участвовала в кампаниях за пределами своей территории.


Этрусский керамический сосуд с изображением сражающихся воинов. Один из них одет в типичный «льняной панцирь». Музей Мартина фон Вагнера, Университетский музей (Вюрцбург).

То есть разница, что дает нам описание этих двух древних авторов, невелика, поэтому не верить им повод отсутствует. Скорее всего, второй, третий и четвертый разряды действовали на флангах аналогично тому, как это делали союзники еще до реформы Сервия Туллия. Ливий, тем не менее, утверждает, что из них формировался второй, третий и четвертый ряд в общем боевом порядке. Если все римские граждане формировали центральную часть войска, то может быть этот порядок как раз и был прототипом легиона республиканской эпохи, когда различные по вооружению воины строились вместе в три линии. Иначе трудно себе представить, как выглядело такое построение в реальности. Как бы там ни было, известно, что, когда требовалось созвать армию, каждая центурия собирала требуемое количество воинов. Так, если нужна была десятитысячная армия, то каждая центурия снаряжала две эномотии, то есть 50 человек.


Этрусская погребальная урна, середина II тысячелетия до н.э. Ворчестерский музей искусств в Ворчестере, штат Массачусетс, США.

Потом этрусков из Рима изгнали, но при этом войско лишилось большой части воинов, относившихся к первому классу. Естественно это понизило уровень ее боеспособности. Недаром Ливий писал, что круглые щиты (а, следовательно, и фаланга) применялись римлянами вплоть до введения платы за службу в конце V в. С ликвидацией царской власти роль командующих взяли на себя два претора, институт которых функционировал до середины IV в., причем каждый из них командовал половиной армии.


Этруски против римлян. Этрусские воины из храма в Пурги в Черветери ок. 550 – 500 гг. до н.э. Национальный этрусский музей, Вилла Джулия, Рим.

Так же, как и Ливий, Дионисий Галикарнасский сообщает о реорганизации в этрусско-римской армии, которую провел в середине VI в. Сервий Туллий. Оба сообщения, по сути, идентичны и восходят, скорее всего, к Фабию Ликтору, написавшего историю Рима примерно около 200 г. до н.э. Считается, что его сведения основаны на документах той эпохи. Во всяком случае, должность претора – командира воинов-ветеранов – сохранялась и в более позднее время под названием praetor urbanus, хотя его функции относились теперь исключительно к судебной деятельности. Два главных магистрата теперь назывались консулами, а словом «претор» обозначали магистратов второго разряда; во время Полибия их стало уже шесть человек.


Ахилл перевязывает раненого Патрокла. Обе фигуры в линотораксах («льняных панцирях»), усиленных чешуйками, отвязанный левый наплечник Патрокла выпрямился. Изображение с краснофигурной вазы из Вульчи, около 500 года до н. э. Роспись краснофигурного аттического сосуда. Государственные музеи, Старый музей, Античное собрание, Берлин.

Воины, входившие в фалангу и относившиеся к первому разряду, имели вооружение греческого образца, то есть круглый аргивский щит, чеканный бронзовый панцирь, анатомические поножи, шлем, копье и меч. Однако, хотя этруски и сражались фалангой, в их погребениях находят даже топоры, которыми вряд ли можно сражаться, находясь в тесном строю. Но, возможно, пишет Конноли, это оружие клали в гробницу согласно обычаю. С другой стороны, топором можно было сражаться в поединках один на один – таких, как тот, что показан на скульптурном изображении двух гоплитов из Фалерии Ветерес. Они оба вооружены по греческому образцу, кроме кривого кинжала в руке одного из бойцов. Но одно дело оружие в составе погребального снаряжения, а в фаланге использовать топор определенно нельзя.


Современная реконструкция внешнего вида воина-этруска по находкам в Тарквинии. Альтес-музей, Берлин.

На росписи из Чери (ученые их так свои находки и называют: «воин из Чери» или еще откуда-то…) показан типичный гоплит в халкидском шлеме и с круглыми нагрудными пластинами. На изображении из Кьюзи показан гоплит в полном греческом вооружении, но шлем его украшают перья по италийскому, а отнюдь не греческому, образцу. Ну, а находки в «Гробнице воина в Вульчи» (около 525 г. до н.э.) дают пример наличия смешанных видов вооружения: шлем – негау, аргивский щит и поножи греко-этрусского типа.

[/center]
Этрусский корабль. Роспись в гробнице в Тарквинии.

Судя по фрескам в гробницах, греческие панцири среди этрусков были широко распространены, известны находки нагрудных пластин в форме диска, относящихся к первой половине VII в. Однако точная датировка их затруднена, так как где и когда их нашли, осталось невыясненным. Роспись из Чери, которую никак нельзя датировать раньше конца VI в., дает основание считать, что этот тип доспеха использовали и значительно позже VII в. Кстати, такие же диски мы видим и на ассирийских барельефах, а еще более поздние их образцы нашли в Испании и также в центральной Европе. Коннолли считает, что они имеют явное восточное происхождение. «Роспись из Чери» показывает, что они крепятся на торсе тремя ремнями, скорее всего, кожаными. Почему тремя? А на их обратной стороне обычно находят три петли: две наверху и одну внизу, которые закрепляли этот диск на ремнях весьма хитроумным образом. Почему нельзя было закрепить его на четырех ремнях крест-накрест, как у тех же ассирийцев, неизвестно. Хотя есть примеры и такого крепления.

Самым популярным ранним шлемом в Этрурии был шлем типа негау, получивший свое наименование по названию деревни в Югославии, около которой нашли их во множестве. Интересный экземпляр был обнаружен в Олимпии, а увидеть его можно в Британском музее. Сделанная на нем надпись говорит, что его в храм посвятил некто Гиерон, сын Дейноменеса, и жители Сиракуз, захватившие его у этрусков в морской битве при Кумах в 474 г. до н.э. Самый ранний образец такого шлема, который можно датировать, был обнаружен как раз в «Гробнице воина» в Вульчи. Без каких-либо изменений их использовали вплоть до IV, а может быть, и до III вв. до н.э. Характерной особенностью шлемов негау было бронзовое кольцо с отверстиями по его внутреннему краю, предназначенное для крепления подшлемника, благодаря которому он плотно сидел на голове. Шлем имел невысокий гребень, который иногда располагался поперек. П. Коннолли отмечает, что такие шлемы носили римские центурионы, и он же находится на знаменитой статуэтке, изображающей спартанского гоплита.


Этрусский воин. «Марс из Тоди». Грегорианский этрусский музей, Ватикан.

Конечно, соблазнительно утверждать, что это имело какое-то значение, например, что такое украшение являлось знаком отличия лохагов; и почему его тогда переняли центурионы, понятно. Однако это лишь домыслы. Доказательств этому мнению нет.

Поножи в Этрурии использовались греческого типа, без анатомически выраженного колена. Ими пользовались так же, как и шлемами типа негау (т.е. до IV – III вв.), и это, несомненно, так как их часто вместе и находят.

Удивительно, но почему-то в Этрурии защитные доспехи для бедер, лодыжек и ступней использовались даже тогда, когда в континентальной Греции их уже не применяли. Столь же долго использовали там и наручи. Изогнутый меч, или копис, распространенный в Греции и Испании с VI по III вв. до н.э., по мнению П. Коннолли, может вести свое происхождение из Этрурии, поскольку именно здесь были найдены самые ранние образцы этого оружия, датируемые VII в. до н.э. Бронзовая «сабля» из Эсте в северной Италии как раз и могла быть предтечей этого страшного оружия и подтверждает его италийское происхождение.


Великолепные находки из «Гробницы Воина» в Ланувии около Рима, датируемые 480 г. до н.э. Боевое снаряжение включает бронзовую мускульную (анатомическую) кирасу (со следами кожаной и льняной подкладки), бронзовый шлем типа негау (с золочением и серебрением, а также стеклянной пастой в имитации отверстий для глаз), и меч – копис. Другие находки включают бронзовый спортивный диск, два железных скребка для тела и бутылочку для оливкового масла. Национальный музей «Термы Диоклетиана», Рим.

Этрусские и ранние греческие мечи этого типа представляли собой рубящее оружие с клинком длиной около 60 – 65 см. Более поздние образцы из Македонии и Испании представляли рубяще-колющее оружием с клинком, длина которого не превышала 48 см.


Кираса из «Гробницы Воина».


Гробницы греков и этрусков сильно различались, различались и их взгляды на загробную жизнь. Вот гробница из археологического заповедника на мысе Макронидес в Айя-Напе на Кипре. Дверь высотой чуть больше метра, внутри помещение высотой от силы 1,5 м на две «лежанки» без намека на роспись. У этрусков все совсем по-другому.

Копья у этрусков имели самые разные наконечники. Например, это длинные наконечники, относящиеся к типу вилланова. В гробнице V в. в Вульчи нашли типичный наконечник пилума, с трубкой для крепления на древко. Значит, таким оружием в то время уже сражались, и оно известно достаточно давно.

В IV и III вв. до н.э. в Этрурии все еще продолжали пользоваться греческим наследием в области вооружения, а потом приняли также и их позднеклассический греческий стиль. На саркофаге амазонок и на гробнице Джильоли (оба памятника находятся в Тарквиниях) можно увидеть изображения типичных фракийских шлемов IV в. до н.э. и льняных панцирей, правда, их стали покрывать металлическими пластинками. Их хорошо видно, например, на знаменитой статуе Марса из Тоди, который изображен в типичном этруском доспехе. В то же время на погребальных урнах уже появились и изображения кольчуг, то есть этруски их тоже знали. Причем по конструкции это была все та же «льняная кираса», но только кольчужная. Ну, а римляне ее переняли вместе со всеми другими «находками» окружающих Рим народов.

Интересно, что на этрусских скульптурах довольно часто видны анатомические панцири, раскрашенные серой краской. Но это не означает того, что они железные; куда более вероятно, что их просто серебрили или даже лудили оловом и, может быть, что позднее так делали и в римской армии. Изображение мускулов обычно сильно стилизованные, что дает возможность легко отличить этрусские доспехи от греческих.


Гробница Львиц в Тарквинии. Ни у греков, ни у славян ничего подобного не встречалось.

Полный этрусский доспех нашли в «Гробнице Семи Комнат» в Орвието, рядом с озером Больсена. Он состоит из типичного этрусского панциря анатомического типа, поножей греческого позднеклассического типа, аргивского щита, а шлем монтефортинского типа с характерными нащечниками с тремя отштампованными на них дисками. Метательным оружием стал пилум. Тип пилума с острым хвостовиком впервые появился в северной Италии в V веке. Пилум с плоским язычком, который вставляется в прорезь на древке и крепился одной-двумя деревянными стержнями, был изображен в гробнице Джильоли в Тарквиниях, где-то в середине IV века до н.э., но самая ранняя археологическая находка такого наконечника восходит к концу III в. и сделана была опять же в Этрурии, в Теламоне. Таким образом, делает вывод П. Коннолли, генезис этрусского вооружения имеет непосредственную связь с оружием и доспехами древних греков, а затем что-то они сами заимствовали (или придумали), а у них это, в свою очередь, заимствовали римляне.

Но самое важное в культуре этрусков опять-таки связано даже не с их военным делом, а с погребальными обрядами. И это лишний раз подтверждает и тот факт, что ничего общего у этрусков не было и со славянами. Дело в том, что традиции поминовения усопших и их погребения являются одними из самых стойких. Обычай поминальных боев на могиле усопшего, заимствованная римлянами в качестве развлечения, традиция устройства расписных гробниц – ничего этого мы не видим у славян, даже намека на это нет, а ведь это важнейший атрибут духовной культуры, сохраняющийся на протяжении многих сотен, а то и тысяч лет!


Этрусский сосуд, найденный в одной из их гробниц. Вот так они выглядели в ту далекую пору. Лувр.

Посетить Грегорианский этрусский музей Ватикана поможет вот этот сайт. Там можно увидеть залы музея (и не только, собственно, этого музея) и фотографии (и описания) выставленных там артефактов: http://mv.vatican.va/3_EN/pages/MGE/MGE_Main.html
По адресу, приведенному ниже можно найти и алфавит, и словарь, и много чего еще: http://www.etruskisch.de/pgs/og.htm
А вот здесь все этрусские новости!
http://ancientstudies.as.nyu.edu/docs/CP/963/EtruscanNews10_winter.pdf
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти