1941 год: Тихий ужас в танковых войсках

1941 год: Тихий ужас в танковых войсках

В первой статье цикла я постарался дать количественную оценку танкового парка Советского Союза на момент нападения Германии. Сейчас давайте поговорим о качественной характеристике танков и танковых частей Красной Армии. Насколько она была существенной, и насколько отличалась реальность от того, что было написано на бумаге...

В первой статье цикла я постарался дать количественную оценку танкового парка Советского Союза на момент нападения Германии. Сейчас давайте поговорим о качественной характеристике танков и танковых частей Красной Армии. Насколько она была существенной, и насколько отличалась реальность от того, что было написано на бумаге?

Советская танковая дивизия по проекту постановления 1940 года должна была состоять из двух танковых полков, каждый из которых должен был состоять из батальона тяжелых танков, двух батальонов средних танков, батальона «химических» (т.е. огнеметных) танков. Кроме этого в дивизии должен был быть моторизованный полк, гаубичный артполк, зенитный артиллерийский дивизион, разведывательный, понтонно-мостовой, медико-санитарный, автотранспортный, ремонтно-восстановительный батальоны, батальон связи, роты регулирования, полевого хлебозавода. На вооружении дивизии предполагалось иметь 386 танков (105 КВ, 227 Т-34, 54 «химических»), 108 бронеавтомобилей, 42 артиллерийских орудия, 72 миномета.

Однако в итоге штат № 010/10 утвердили с некоторыми изменениями [1]:

Командный состав - 746 чел.
Начальствующий состав - 603 чел.
Младший начальствующий состав - 2438 чел.
Рядовой состав - 6777 чел.

Всего личного состава - 10564 чел.

972 самозарядных винтовок СВТ
3651 винтовок Мосина
1270 карабина
45 снайперских винтовок.

Легковые автомобили - 46 шт.
Грузовые автомобили - 1243 шт.
Специальные автомобили - 315 шт.
Трактора - 73 шт.
Автокухни - 85 шт.

Тяжелые танки - 105 шт.
Средние танки - 210 шт.
Огнеметные танки - 54 шт.
Легкие танки - 44 шт.
Средние БА - 56 шт.
Легкие БА - 35 шт.

Мотоциклы с пулеметом - 212 шт.
Мотоциклы без пулемета - 113 шт.

Артиллерийские орудия:
152-мм - 12 шт.
122-мм - 12 шт.
76-мм зен. - 4 шт.
37-мм зен. - 12 шт.

Минометы:
50-мм - 27 шт.
82-мм - 18 шт.

Станковые пулеметы - 45 шт.
Ручные пулеметы - 169 шт.
Крупнокалиберные пулеметы - 6 шт.

Как видим, на бумаге советская танковая дивизия образца 1941 года выглядела довольно внушительно: одних только танков под полтысячи! Но, как говорится "гладко было на бумаге, да забыли про овраги"...
Начнем с того, что ни одна из советских танковых дивизий не была укомплектованадо штатной численности. Это известно всем. Кроме того, существовала и некая качественная оценка мат.части бронетанковых войск. Согласно приказам НКО СССР №12-16 10 января 1940 года и «Наставлению по учету и отчетности в Красной Армии» от 10 апреля 1940 года предусматривалось, что все имущество РККА по своему качественному состоянию разделяется на пять категорий:
1. Новое, не бывшее в эксплуатации, отвечающее требованиям технических условий и вполне годное к использованию по прямому назначению.
2. Бывшее (находящееся) в эксплуатации, вполне исправное и годное к использованию по прямому назначению. К этой категории относится также и имущество, требующее войскового ремонта (текущий ремонт).
3. Требующее ремонта в окружных мастерских (средний ремонт).
4. Требующее ремонта в центральных мастерских и на заводах промышленности (капитальный ремонт).
5. Не годное.

Особый интерес представляет 2-я категория, а точнее - фраза о том, что «сюда же относится имущество, требующее войскового ремонта». Такая обтекаемая формулировка наводит на невеселые размышления о том, что часть танков, относившихся ко 2-й категории и считавшихся практически во всех трудах, посвященных истории советских бронетанковых войск, боеспособными, были не способны не то, что вступить в бой, а и, порой, просто самостоятельно передвигаться.

Довольно много неисправностей двигателя могут (и должны) устраняться силами ремонтных мастерских танковых частей. То есть, танк находится во 2-й категории, а по факту - не способен самостоятельно двигаться. Но танковый двигатель я упомянул только лишь для примера, на самом деле вариантов различных неисправностей, которые должны устраняться в войсках текущим ремонтом, но не позволяющих эффективно (а порой - и вовсе) использовать танк в бою - множество. Двигатель (частично), КПП (частично), фрикционы, бортовые передачи, вентиляция, приборы управления, и наблюдения, танковое орудие и его узлы... протечки, разрегулировки, заедания - это далеко не полный перечень неисправностей, которые могут присутствовать и которые необходимо устранить, но при наличии которых танк на бумаге продолжает числится «вполне исправным и годным к использованию по прямому назначению». Вот такая бумажная эквилибристика, на удочку которой попалось довольно много исследователей.

Например, 125-й танковый полк 202-й МД 12-го МК ПрибОВО 22 июня 1941 года вывел по тревоге 49 Т-26, а 16 боевых машин (около 30 процентов!) бросил неисправными в парках, хотя они, вроде бы, относились к той самой, 2-й категории и на бумаге были «вполне исправными и годными» [2].
Или, например, 28-я ТД того же 12-го МК по тревоге вывела из парков 210 БТ-7, оставив неисправными в парках 26 машин, сумела вывести 56 танков Т-26, бросив 13 [3].

3-я ТД 1-го «образцово-показательного» МК ЛВО вывела из парков 32 из 40 танков Т-28, причем чуть позже еще 17 танков отстало на марше по причине порчи тормозов [4].

21-я ТД 10-го МК ЛВО выступила со 160 из 177 Т-26, 24-я ТД того же корпуса вывела 232 БТ-2 и БТ-5 и оставила 49 машин этих типов в парках, там же были брошены и оба Т-26 дивизии [5].

10-я ТД 15-го МК КОВО вывела по тревоге 37 танков Т-34, оставив в парке 1 танк этого типа, вывела 44 и оставила 17 Т-28, вывела 147 и оставила 34 БТ-7, вывела 19 и оставила 3 Т-26 [5].

Этот скорбный список можно продолжать еще очень долго, практически в каждой танковой дивизии каждого механизированного корпуса происходило одно и тоже. Причем заметьте, это только машины, которые могли сами передвигаться. То есть, некоторая часть выведенных из парка наверняка имели какие-то иные неисправности, влиявшие на их боевую эффективность.
Что же касается брошенных машин, то получается, что по факту в парках оставлялось от 10 до 25% танков (в подавляющем числе случаев - старых типов). Хотя согласно отчетности частей и соединений они относились ко 2-й категории и считались вполне боеспособными.
Почему на деле оказалось так много брошенных машин, которые числились как "вполне исправные"? В первую очередь это объяснялось недостатком ремонтных средств, и самое главное - почти полным отсутствием запасных частей как к новым танкам, так и к боевым машинам старых типов. Советская промышленность план по выпуску запасных частей для танков в 1940 году выполнила всего на 30%. Например, завод №183 должен был выпустить запчастей к танкам БТ на сумму 20 300 000 рублей, а выпустил всего на 3 808 000 рублей. По танкам Т-34 тот же завод, имея план по выпуску запчастей в 6 млн. рублей, смог выпустить самых дефицитных запасных частей к двигателям В-2 и к КПП всего на 1,65 млн рублей. СТЗ имея план по запчастям для Т-34 на 10 млн. рублей смог выполнить всего 5% от плана. А по запчастям к танкам КВ ЛКЗ выполнил план на... 0%!

Из года в год не справляясь с планом выпуска запчастей к танкам и автомобилям промышленность СССР создала драматическую ситуацию, отраженную в докладе начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Федоренко:

«Для обеспечения в 1941 г. Эксплуатации наличного парка машин, а также для заложения в Красной Армии неприкосновенного запаса по запчастям требуется запчастей и агрегатов: на 1941 год снабжение НКО запасными частями к танкам, тракторам и автомобилям недостаточно, а именно:

а) танковых запчастей выделено на 219 млн руб. вместо необходимых по заявке 476 млн рублей;

б) автомобильных и тракторных - выделено фондов на 112,5 млн рублей против 207 млн рублей по годовой заявке.

Поступление от промышленности автомобильных запчастей (из расчета на одну машину) из года в год уменьшается: по танковым остается почти без увеличения, несмотря на то, что машины стареют и изнашиваются…

На 1941 год заводы №№ 26, 48 и Кировский ввиду перехода на выпуск новой продукции прекратили производство запчастей для танков Т-28 и моторов М-5 и М-17.

Заводы №№ 37, 174 и 183 сокращают выпуск запчастей к танкам БТ, Т-26 Т-37 - 38 и трактору «Коминтерн».

Особенно плохо обстоит дело с подачей НКО остродефицитных танковых и автотракторных деталей. Детали моторной группы (поршни, шатуны, поршневые кольца и пр.) и целый ряд других недодается промышленностью из года в год».

18 июня 1941 года (за 4 дня до начала войны!) Федоренко отправляет Народному комиссару среднего машиностроения Малышеву гневное письмо, в котором рисует плачевную картину с выпуском запчастей заводами промышленности. И генерала Федоренко понять можно - из заказанных на заводе №183 (запчасти для танков БТ) 285 моторов М-17 к 1 июня 1941 выпущено 0! Нуль! Из 100 моторов М-5 - 57 (половина), из 75 дизельных двигателей В-2 - 43 (чуть больше половины), из 300 КПП - всего 6 (прописью - шесть!). Кроме того, практически не выпускаются: коробки перемены передач, шестерни КПП, полуоси, колеса в сборе и оборудование моторов.

Заводы «ГлавАвтоТракторДеталь» должны были выпустить запасных частей для танков БТ на 9 млн. рублей. К 1 июня выпущено деталей на 25 тыс. рублей, или 0,3%! А ведь заводы этого объединения выпускали запчасти остро необходимые в войсках: колеса, полуоси, балансиры, кривошипы, крышки бортовых передач, гитары, траки и т.д.

По запчастям для танков Т-34 на заводе №183 картина та же: из заказанных 150 двигателей В-2 сдано 0, из 200 КПП - 50. Завод №75 сорвал план по выпуску дизелей В-2: из заказанных 735 штук за полгода принято госприемкой только 141 шт.
Непосредственно в танковых частях и соединениях ситуация с наличием/отсутствием запчастей выглядела так [9]:
6-й мехкорпус.

«По боевым машинам - к танку Т-28 отсутствуют запчасти по ходовой части бортовой передачи. К танку БТ отсутствуют ведущие колеса гусеничного хода и полуоси. По остальным маркам боевых машин обеспеченность запчастями на 60-70%.

По вспомогательным машинам обеспеченность запчастями крайне недостаточна. За 4-й квартал 1940 года получено 10% от потребности, за 1-й квартал 1941-го положение не улучшилось.

Полностью отсутствуют оборотные агрегаты, как-то: моторы, коробки перемены передач, задние мосты на все марки машин.

Обеспеченность резиной на машины М-1 совершенно отсутствует, в результате чего 30-40% машин М-1 в частях стоят без резины. Полностью не обеспечены гусматиком бронеавтомобили БА-20.

Вследствие отсутствия остродефицитных запчастей не представляется возможность своевременного восстановления машин со средним и текущим ремонтом» [7].

8-й мехкорпус
«7-я мотострелковая дивизия. Ремонтными средствами укомплектована на 22%. В РВБ (ремонтно-восстановительный батальон - прим. автора) нет стационарных мастерских и станков.

Запчастями для ремонта боевых и колесных машин дивизия обеспечена на 1%. Запчастей в «НЗ» для боевых и колесных машин - нет.

Резиной грузовые и колесные машины обеспечены на 60%, бронемашины на 100%. Из числа наличия грузовых машин 200 из-за отсутствия резины стоят на колодках. Средний износ резины на 70%» [8].

9-й мехкорпус
«Обеспеченность запасными частями неудовлетворительная, запчастей в НЗ нет вовсе. На текущем довольствии запчастей также нет, за исключением некоторого количества случайных неходовых деталей».

И так далее, и тому подобное...
В результате такого обеспечения запасными частями, после 22 июня 1941 года в местах дислокации наших танковых частей и соединений остались брошенными сотни, если не тысячи танков, зачастую с минимальными поломками. А ремонт подбитых машин, которые все же сумели вытащить с поля боя, производился, в основном, самым варварским способом - методом «каннибализации», то есть , из двух-трех вышедших из строя танков собирался один исправный. Пока война не началась, никто, разумеется, не позволял разукомплектовывать почти боеготовые танки, стоящие в ожидании поступления запчастей или нарядов на проведение ремонта.

Ну хорошо, скажет читатель, пусть даже так. Пусть еще N-ое количество танков в советских войсках было небоеспособно. Но ведь самого факта двукратного превосходства даже эти весьма солидные цифры не отменяют?! Конечно, это так. Однако сам танк - это всего лишь груда железа, и для превращения его в полноценную боевую единицу требуется напряженная работа многих людей. Танк требует боеприпасов, грамотного обслуживания, горюче-смазочных материалов, обученного экипажа и т.д. и т.п.

Начнем с боеприпасов. Опять же, всем известно, что пушка Ф-34, стоявшая на танке Т-34, была самым мощным танковым орудием, ставившемся на серийные танки в 1941 году (пушка ЗиС-5 для танков КВ-1 имела идентичную характеристику и одинаковый боеприпас), и поражала практически любой немецкий танк с любой дистанции действительного огня. Еще раз повторюсь - это всем известно. Но танки противника ведь не разбегаются в панике, едва завидев силуэт Т-34! В немецкие танки - кто бы мог подумать - надо стрелять! А вот тут начинается новый ряд проблем.

Так, в ведомости по в/ч 9090 от 30 апреля 1941 года в графе «76-мм бронебойно-трассирующий» стоит жирный нуль. Положено иметь 33 084 выстрела, недостает 33 084 выстрела, процент обеспеченности - нуль! А знаете, что это за в/ч 9090 такая? Это, ни много ни мало, 6-й мехкорпус ЗапОВО под командованием генерал-майора М.Г. Хацкилевича - самый мощный механизированный корпус в Западном военном округе и один из самых укомплектованных в РККА. Так вот, самый мощный и укомплектованных мехкорпус ЗАпОВО на 22 июня 1941 года имел 238 танков Т-34, 113 танков КВ и... ни одного бронебойного снаряда к ним!

Ту же ситуацию можно увидеть не только в 6-м МК, но и, например, в 3-м МК ПрибОВО: на 25 апреля танков КВ - 51, танков Т-34 - 50, положено по штату 17 948 бронебойных 76-мм снарядов, имеется в наличии - 0. Еще раз повторю - нуль, зеро, ничего, пустышка.
А как обстоят дела с обеспеченностью 76-мм снарядами в самом укомплектованном новыми типами танков механизированном корпусе Красной Армии: в 4-м механизированном корпусе КОВО? наверное уж там-то они есть!

Нет, нету их и там: имеется в наличии (на 1 мая 1941 г.): танков КВ - 72, танков Т-34 - 242. Положено иметь к 76-мм танковым орудиям 66 964 артвыстрела, из них имеется в наличии... вы уже догадались... нуль! А может другие снаряды есть? Скажем, бронебойно-трассирующих или хотя бы осколочно-фугасных? Нет. Их тоже - нуль.

На начало июня самым обеспеченным снарядами к 76-мм орудиям для танков КВ и Т-34 оказался 8-й механизированный корпус под командованием Д.И. Рябышева: из положенных по штату 8 163 бронебойных снарядов в корпусе имелось целых 2 350 штук, то есть почти треть от потребности.
Ага, скажет, прозорливый читатель, так все эти снаряды имелись на складах, их просто не успели выдать в части! Вынуждены разочаровать такого читателя: и на складах бронебойных снарядов калибра 76-мм не было. Согласно справке Главного артиллерийского управления РККА составленной за 20 дней до начала Великой Отечественной войны обстановка с 76-мм бронебойными снарядами была плачевной:

Таблица 1. Справка о ходе выполнения заказов на изготовление 76-мм бронебойных снарядов за 1936-1940 гг. (составлена 3 июня 1941 г.) [9]
1941 год: Тихий ужас в танковых войсках


Более того, около 100 тысяч выпущенных промышленностью корпусов снарядов калибра 76-мм к марту 1941 года так и не были снаряжены.
Ситуация с 76-мм бронебойными снарядами была настоящей катастрофой. В ней, как в зеркале отражались общие проблемы военно-промышленного комплекса СССР. До начала 30-х годов ХХ-го века о производстве специальных бронебойных боеприпасов для орудий калибра 76-мм речи вообще не велось, ибо практически все танки того периода имели противопульное бронирование с которым вполне справлялся, например, шрапнельный снаряд калибра 76-мм поставленный «на удар». Советская военная промышленность не сумела вовремя среагировать на очередной виток технологической гонки - появление первого поколения танков с противоснарядным бронированием. Ситуация усугублялась еще и худшим качеством советских боеприпасов, по сравнению с германскими боеприпасами сопоставимого калибра (75 мм).

В СССР был страшный кадровый голод. Наша страна просто не имела достаточного количества квалифицированных специалистов. В результате СССР не мог обеспечить линию производства бронебойных снарядов тремя (токарь, сварщик, штамповщик) специалистами высокой квалификации, как это сделали немцы. В СССР такие люди были наперечет, их распределяли по заводам "поштучно". Да, советский бронебойный снаряд был проще, технологичнее, дешевле, и его делал один лишь токарь. Но по качеству он уступал аналогичному 75-мм немецкому снаряду. Во что это вылилось? С одной стороны в дополнительные жертвы наших солдат, танкистов. С другой стороны - никто не поспорит, что лучше иметь 15-20 снарядов ухудшенного качества, чем иметь один "золотой" - это вам каждый артиллерист скажет.

С началом же войны и эвакуации многих профильных предприятий ситуация еще больше ухудшилась. Из отчета ЦНИИ-48 от 22 июля 1942 «Поражение брони немецких танков» видно, что и через год после начала ВОВ ситуация с бронебойными 76-мм снарядами улучшилась ненамного. Первая же строчка доклада констатирует, что «ввиду отсутствия в настоящее время необходимого количества каморных бронебойных снарядов...» и далее по тексту. В перечне же применяемых советской артиллерией и танками 76-мм боеприпасов при борьбе станками противника на втором месте стоит осколочно-фугасная стальная граната, на третьем - шрапнель, на четвертом - зажигательный снаряд, на пятом - фугасная стальная граната, на шестом - осколочная граната сталистого чугуна. Даже появление упрощенного бронебойного снаряда БР-350БСП («сплошного» - т.е. просто стальная болванка) только отчасти сняло остроту проблемы, но не решило ее окончательно.

Вот и ходили советские танкисты в атаки на немецкие танки и пехоту без снарядов. Я не утверждаю, что это было поголовным явлением, но то, что оно имело место - надеюсь, теперь ясно читателю. Зная ситуацию с боеприпасами в танковых частях, теперь не особенно удивляешься мемуарам бывших солдат и офицеров противника, в которых они неоднократно описываю атаки наших танков без открытия по ним огня. Мы также не удивляемся многочисленным фотографиям наших танков, таранивших немецкие танки, орудия, машины. Нет снарядов - приходится идти на таран, пытаясь хоть так нанести урон врагу.
Теперь о людях, воевавших на грозных КВ и Т-34, и не столь грозных БТ, Т-26, Т-28 и т.д.

Начнем с весьма болезненной темы - общеобразовательного уровня солдат и командиров РККА в предвоенных танковых войсках. Сразу оговорюсь: за более чем 20 лет советской власти ситуация с образованием в России/СССР изменилась разительно. Так, в 1914 году 61% рядового состава Русской армии был неграмотен, накануне начала ВОВ этот показатель колебался в различных частях от 0,3 до 3 процентов. Однако у противника и в 1914 году процент неграмотных составлял 0,4%, а к 1941 году эта величина в вермахте стремилась к нулю - 98% процентов солдат германской армии имели законченное среднее образование.

Несмотря на титанические усилия СССР по повышению образовательного уровня населения догнать Германию по этому показателю к 1941 году мы так и не смогли. Из сохранившихся советских документов той поры перед нами предстанет довольно безрадостная картина. Возьмем для примера уже упоминавшийся 6-й МК. Напомню, это один из самых сильных и укомплектованных в РККА. В 7-й ТД этого корпуса из 1 180 человек начсостава образование от 1 до 6 классов имели 484 человека, от 6 до 9 классов - 528 человек, среднее - 148 и высшее - всего 20 человек. Из 19 809 младших командиров и рядовых 6-го МК от 1 до 6 классов окончили 11 942 человека, от 7 до 9 - 5 652, среднее образование имели 1 979 человек, а высшее - 236.

В механизированных корпусах второй волны формирования дела обстояли еще хуже. Например, в 31-й танковой дивизии 13-го МК с рядовым составом дело обстояло так:
«Неграмотных - 30,
1 класс - 143,
2 класса - 425,
3 класса - 529,
4 класса - 1528,
5 классов - 682,
6 классов - 464,
7 классов - 777,
8 классов - 167,
9 классов - 116,
среднее - 320,
высшее - 20». [11]

В 203-й моторизованной дивизии:
«Неграмотных - 26, 1 класс - 264, 2 класса - 444, 3 класса - 654, 4 класса - 1815, 5 классов - 749, 6 классов - 437, 7 классов - 684, 8 классов - 199, 9 классов - 122, среднее - 374, высшее - 33». [11]

Напоминаю, что в довоенный период в советской начальной школе было 4 класса, а не три как в последующем. То есть, образование 4 класса - это уровень нынешнего третьеклассника!
Думаете, в других корпусах дела были лучше? Давайте посмотрим, например, на 17-й МК генерал-лейтенанта Петрова:
«Комплектование рядовым составом происходит главным образом за счет мартовского призыва новобранцев (70-90%). Отдельные части укомплектованы новобранцами на 100%.

Количество пополнения по образованию - до 50% образование не выше 4 классов.

Наличие большого количества национальностей плохо владеющих и совершенно не владеющих русским языком затруднит подготовку». [12]

4-й МК встретил войну как самое мощное механизированное соединение РККА. А как дела с личным составом в корпусе генерал-майора А.А. Власова?
«Образование: Высшее - 592, среднее - 3521, 9-7 классов - 5609, 6-3 класса - 16662, малограмотных - 1586, неграмотных - 127». Приходилось вместо боевой подготовки, для начала обучать бойцов элементарным вещам, а некоторых еще и русскому языку. Неудивительно, что корпус получил по результатам проверки подготовки в зимний период 1940/41 учебного года оценку «посредственно».
«Личный состав материальную часть изучил хорошо. Недостаточно изучены новые образцы танков Т-34.

К самостоятельным действиям подразделения подготовлены посредственно…

К совершению маршей танковые части подготовлены посредственно…

Управление и связь в бою отработаны посредственно…

Тактическая подготовка войск - посредственно». [13]

Пусть даже 50% личного состава имеет явно низкий образовательный уровень, ведь их можно обучить, подумает иной читатель. Конечно можно, если есть учебные пособия, а, самое главное, есть кому учить! Например, в 4-м МК отсутствуют: полигон, таблицы стрельбы 122-мм гаубиц, танковых пушек Л-10 и Л-11, руководство по матчасти 122-мм гаубицы, руководство по матчасти танковых пушек Л-10 и Л-11, учебные башенные макеты и т.д. и т.п.
В 15-м МК недостаточный казарменный фонд, вследствие чего нет учебных классов, нет учебных и наглядных пособий, наставлений. Отсутствуют такие основополагающие наставления как АБТКОП-38 [Курс огневой подготовки автобронетанковых войск 1938 г. - прим. автора], недостает учебных приборов, станков, учебных винтовок(!) и т.д.

В 16-м МК ощущается серьезный недостаток учебных пособий, уставов, приборов, учебной матчасти и ГСМ, классов, тиров, стрельбищ - в общем, всего.
«В/часть 8995 и 9325 - классами не обеспечены из-за отсутствия помещения. Учебных пособий недостаточно: отсутствуют наставления по танкам КВ и Т-34, наставления по новой материальной части оружия, БУП (боевой устав пехоты - прим автора) часть II-я, УТВ [устав танковых войск - прим. автора] часть II-я, наставления по полевой службе штабов. Нет нового устава тыла. Нет наглядных пособий по новым образцам вооружения…

В/часть 9325 - имеющийся полигон (Зеленое) не оборудован достаточным количеством блиндажей и приспособлениями для стрельбы по движущимся целям.

В/часть 8995 - полигонов, стрельбищ и учебных полей части не имеют, так как вся прилегающая территория принадлежит крестьянам и занята посевами… Участки земли под стрельбища и учебные поля еще не закреплены за частями. Материалы по вопросу закрепления предоставлены». [14]

Это опять про 6-й механизированный корпус , а точнее про 4-ю и 7-ю танковые дивизии. Командир 19-го МК генерал Фекленко тоже жалуется:
«Корпус в основном укомплектован русскими и украинскими национальностями, однако имеется 4308 чел. разных национальностей, которые или слабо владеют русским языком или совсем не владеют».

А ведь на момент составления рапорта в 19-м МК всего было 20575 человек рядового и младшего командного состава! То есть каждого пятого вместо вождения танка и стрельбы из пушки надо было сажать за парту и просто учить русскому языку.
И далее:
«43-я танковая дивизия.

Учебных пособий почти нет, отсутствую также необходимые макеты и пособия по изучению новой материальной части и вооружения.


40-я танковая дивизия. Учебными пособиями и приборами части дивизии удовлетворены недостаточно (все соединение имеет 2 экз. АБТКОП-38), нет ни одного экземпляра Курса вождения боевых и транспортных машин.

213 моторизованная дивизия. Учебными пособиями обеспечены не более, чем на 10%».

Но "рекордсменом" весны 1941 года является 24-й мехкорпус: «Наглядных пособий, учебных приборов, учебного оружия нет совершенно». По личному составу корпус также "отличился": из 21556 человек высшее образование у 238 человек, высшее неоконченное - 19, среднее - 1947, 9 классов - 410, 8 классов - 1607, 7 классов - 2160, 6 классов - 1046, 5 классов - 1468, 4 класса - 4040, 3 класса - 3431, 2 класса - 2281, 1 класс - 2468, неграмотных - 441. Корпус укомплектован на 70% новобранцами мартовского призыва. Чему их успели научить к 22 июня 1941 года без наглядных пособий, учебных приборов и учебного вооружения? А "экзаменаторами" бойцов и командиров 24-го мехкорпуса стали не проверяющие из Москвы, а танки и пушки немцев.

Огромным был некомплект командиров рот, взводов и младшего начсостава. В уже упоминавшемся 11-м МК генерал-майора Д.К. Мостовенко укомплектованность комначсоставом выглядела так:
Из общего некомплекта в комначсоставе, без учета назначенных приказом, но еще не прибывших, резко выражается некомплект звена командиров рот и командиров взводов.

Так, например, укомплектованность (в процентах)
1941 год: Тихий ужас в танковых войсках


А ведь именно на командиров рот, взводов и младший начсостав ложилась основная задача по обучению рядового состава. Именно они должны были вести солдат в бой. А их едва-едва 30% набирается. А связь? Корпусной ОБС 7486 (ОБС - отдельный батальон связи) из положенных 91 человека младшего начсостава имеет в наличии 10, из положенных 36 человек среднего начсостава - 16. Ни один из командиров ОБС 7486 радиодела не знает, так как все они «проводники», то есть специалисты по проводной связи! Шоферов ОБС 7486 некому учить, ибо ни младшие, ни средние командиры сами водить машину не умеют.
Так может 11-й мехкорпус - просто досадное исключение? Нет, и в 13-м МК ситуация аналогична: в 521-м ОБС рядового состава 99% от штата, старшего и среднего начсостава - 50%, младшего - 11%.
17-й МК:
«Командно-начальствующим составом дивизии укомплектованы на 15-20%. Особенно плохо укомплектована 21 тд.

Младшим начсоставом дивизии укомплектованы в среднем на 11%».

20-й МК ЗапОВО:
«Рядовым составом укомплектован - 84%. Младшим начсоставом - 27%. Ком. Составом: Высшим - 90%, старшим - 68%, средним - 27%. Инженерами - 2,3%. Техниками - 35%».

И в КОВО все то же самое. Командир 9-го мехкорпуса генерал-майор К.К. Рокоссовский пишет:
«Большая необеспеченность частей инженерно-техническим составом (положено по штату инженеров 165 имеется 5, обеспеченность 3%, В/техников положено по штату 489 имеется 110 обеспеченность 22,5%).

Укомплектование командным составом за счет не окончивших танковые училища крайне осложняет вопросы боевой и специальной подготовки.


Полки дивизий комсоставом связистами-радистами не укомплектованы полностью, нет совершенно командиров взводов и радиотехников.

Младшим комсоставом части связи укомплектованы на 30%, остальные должности МКС выполняют ефрейтора. Рядовым составом части укомплектованы на 100%».

Закончить обзор по личному составу механизированных корпусов в 1941 году хотелось бы весьма пространным документом. Надеюсь, читатель простит меня за столь обширную цитату, однако, она очень хорошо рисует реальное положение с личным составом в автобронетанковых войсках РККА накануне начала Великой Отечественной войны.
«Доклад об укомплектованности 20-й дивизии личным составом на 10 марта 1941 г.:

Начальствующий состав

По штату положено 1342 чел., имеется 584 чел. или 43%.

Особенно плохо дело обстоит с укомплектованностью штабов всех степеней. Штабных командиров не хватает - 85 чел., в том числе: адъютантов батальонов - 32, работников штабов полков - 42, работников штаба дивизии - 11 чел. В штабах полков совершенно не укомплектованы 1,2,3 и 4-я части, планировать и контролировать боевую подготовку некому.

Медсоставом дивизия укомплектована на 25%, некомплект 52 человека.

Совершенно не укомплектованы начсоставом саперные роты.

Не хватает до штата 25 связистов, ни в одной части нет химиков.

Плохо с укомплектованием работниками артснабжения, последних некомплект 74 человека, что ставит под угрозу учет и сбережение оружия.

Командиров-танкистов некомплект 72%, в том числе: командиров тяжелых танков - 60 чел., командиров танковых и бронеавтомобильных взводов - 48 чел., командиров рот - 12 чел., пом. по техчасти рот - 12 чел., пом. по техчасти батальонов - 8 чел., танкотехников - 32 чел., ремонтников - 18 чел.

Такое же положение с автомобилистами.

Из числа назначенного в дивизию Приказами КОВО комсостава в дивизию до сих пор не прибыло 52 чел. Прибытие их сомнительно, т.к. на ряд запросов частей, откуда назначен комсостав, последние отвечают, что назначенный к нам комсостав убыл по телеграммам ОК (отдел комплектования - прим. автора) КОВО в совершенно другие части.

Так например: воентехник 2-го ранага В. Из 33 автополка, назначенный приказом, убыл по телеграмме ОК КОВО в часть 2113, г. Черновицы, воентехник 1 ранга М. и лейтенант П. из 3 автополка, назначенные в части дивизии, убыли по телеграмме ОК КОВО в часть 2434. То же с начсоставом, назначенным из частей 15 танковой дивизии.

Часть комсостава, назначенного в дивизию, по своим качествам не соответствуют должностям, на которые назначены:

Присланные командирами танковых взводов мл. лейтенанты К. и К. имеют крайне отрицательную характеристику и предупреждены Военным Советом КОВО о неполном служебном соответствии в январе месяце сего года.

Присланный на должность Начпродснабжения дивизии капитан Г., согласно последней аттестации, подлежит немедленному переводу с хозработы в кавчасть на должность командира эскадрона, работать начпродом не желает и не может. Имел ряд взысканий за развал работы.

Назначенный Инспектором снабжения дивизии интендант 3 ранга Л., согласно аттестации, имеющейся в деле, подлежит увольнению из армии или переводу Нач. ОВС батальона. Второй назначенный Инспектор снабжения, капитан Д., болен туберкулезом и подлежит переводу в нестроевую часть, санаторий или госпиталь.

Такое же положение с политсоставом, присланным в дивизию из других частей КОВО по нарядам УПП КОВО. Так например, из 8 человек, присланных 45 стрелковой дивизией на должности Замкомандиров рот по политчасти 6 имеют отрицательные характеристики.

Мл. политрук Р. - в декабре 1940 годп исключен из кандидатов ВКП(б).

Мл. политрук К. - в декабре 1940 года ДПК (дивизионная парткомиссия - прим. автора) 45 стрелковой дивизии объявила строгий выговор за хулиганство и вредные разговоры. Работает и сейчас в части плохо.

Ст. политрук Б. - в декабре 1940 ДПК 45 стрелковой дивизии объявлен строгий выговор за пьянку и разложение в быту.

Мл. политрук М. - русским языком владеет слабо, учиться не хочет, политзанятий никогда не проводит, курсов никаких не кончал, образование 4 группы. Имеет нездоровое настроение - несколько раз ставил вопрос об откомандировании в Узбекскую ССР, не хочет брать семью на Украину.

Мл. политрук Л. - образование 4 группы, русским языком почти не владеет, в роте не работает из-за незнания языка.

Политрук Ж. - представлен к увольнению из армии, как неработоспособный и недисциплинированный политработник.

Из 8 танковой дивизии прибыл мл. политрук Б., исключенный из ВКП(б) Окружной парткомиссией еще в сентябре 1940 года.

Из той же дивизии прибыл политрук Ф., который 3 месяца назад был переведен из г. Стрый в г. Львов по причине болезни детей, которые требуют спецлечения. Только начал лечить, был переведен в Шепетовку. В связи с этим у него крайне нездоровое настроение, отражающееся на работе.

На политрука К ОПП 8 танковой дивизии представил материал на увольнение из армии и одновременно откомандировал его к нам в дивизию. Сейчас К. уволен в запас.

32 кавдивизия откомандировала в дивизию мл. политрука Г., представленного на увольнение из армии по состоянию здоровья.

То же с политсоставом прибывшим из 10 танк. Дивизии.

Как видно из данных примеров части Округа производили не пропорциональный отбор начсостава на комплектование нашей дивизии, а настоящий отсев.

Младший командный состав

Дивизия младшим комсоставом укомплектована на 21%.

Некомплект - 1910 человек. В покрытие некомплекта ОУ КОВО наряжено, а дивизией получено рядовой состав и ефрейторов из 10 и 15 танковых дивизий. Качество присланных ефрейторов очень низкое, исполнять должности младшего начсостава последние не могут, как по своему развитию, так и подготовке. В числе ефрейторов: 211 чел. нерусской национальности плохо владеющих русским языком, 2 немца, 1 перс, неграмотных 7 человек, малограмотных 70 чел., разжалованных из младшего комсостава в рядовые за недисциплинированность 11 чел., бывших до армии под судом и осужденных - 18 чел., родственники коих репрессированы - 12 чел., негодных к строевой службе - 20 чел.

Все присланные ефрейтора используются сейчас на должностях младшего комсостава, но пользы от них мало, т.к. рядовые красноармейцы призыва 1940 года на сегодняшний день лучше их подготовлены.

Для подготовки младшего комсостава в частях дивизии сформированы учебные подразделения со сроком обучения по сентябрь 1941 года, выпуском которых некомплект будет покрыт.

Рядовой состав

На сегодняшний день дивизия укомплектована рядовым составом полностью по штату плюс получено 1910 чел. рядового состава на покрытие некомплекта младшего комсостава и плюс сверх штата 120 чел. из 131 моторизованной дивизии по наряду корпуса. В итоге в дивизии сверхштат рядового состава 127 человек.

Люди поступали в дивизию из всех частей КОВО и даже из других округов. Части, направляя в дивизию людей, вопреки указаниям ОУ КОВО посылали отсев. Это вынудило меня часть присланных из стрелковых дивизий и артполков людей не принять и вернуть их обратно для замены.

Так из перечисленных в приказе КОВО №058 частей мною действительно были не приняты люди по следующим причинам:

164 стрелковая дивизия - 25-го февраля прислала 125 чел. Наряда на получение их в дивизии не было. Телеграмма из корпуса о наряде людей из 164, 141 и 130 стрелковых дивизий получена дивизией 1.3.41, в ней указывалось о высылке приемщиков для отбора людей в перечисленные части.

В числе 125 чел., направленных дивизией было: 64% или 78 человек нерусских национальностей, 22 чел. старых возрастов (28-30 лет) из запаса 2 категории, 67 чел. неграмотных и малограмотных (ликбез, 1- 2 гр.), 3 чел. репрессированных, 28 чел. недисциплинированных, имеющих дисциплинарные проступки вплоть до самовольных отлучек, как указано в характеристиках, присланных с людьми 164 стрелковой дивизии, 28 чел. больных, в том числе: грыжа - 1, порок сердца - 2, трахома - 3, ревматизм - 1, легочный процесс - 3, прободение барабанной перепонки - 1, деформация грудной клетки и конечностей - 3, аппендицит - 1, катар органов пищеварения - 3.

Мною эти люди не приняты и возвращены, взамен их высланный мною представитель отобрал и привез 120 чел.

330 гаубичный артполк - люди из полка прибыли одновременно с нарядом, дивизия выслать своего представителя не успела. Мною возвращено 50 чел., в том числе: неграмотных и малограмотных 31 чел., осужденных и репрессированных - 6 чел., больных - 12 чел., экзема - 1 чел., легочный процесс - 3 чел., пониженное зрение - 2 чел., не владеющих русским языком - 21 чел.

10 февраля по телеграмме ОУ КОВО в полк был послан представитель, который получил взамен возвращенных годных для службы в танковых частях.

315 артдивизион - представитель дивизии выехать не успел, как люди полком были присланы в Шепетовку. Мною люди были возвращены обратно, в том числе: неграмотных - 15 чел., малограмотных - 29 чел., осужденных и репрессированных - 13 чел., совершенно не владеющих русским языком - 17 чел. Взамен их получены годные.

15 и 10 танковые дивизии по плану комплектования должны были выслать в дивизию первая 679, а вторая 239 чел. курсантов на укомплектование учебных подразделений дивизии из числа красноармейцев призыва 1940 года, причем директивой ОУ КОВО указывалось, что дивизии перед посылкой людей к нам произведут отсев негодных для учебных подразделений и вышлют лишь годных. По прибытии людей мною установлено, что в числе присланных направлены люди, не только негодные для укомплектования учебных подразделений, но и для службы в танковых частях. Так, в числе присланных 15 танковой дивизией были: 25 чел. малограмотных и неграмотных, 17 чел. больных, в том числе: 5 чел. с пониженным слухом, 5 чел. с пониженным зрением, 2 чел. процесс легких, 1 чел. с экземой, 1 чел. с искривлением позвоночника, 1 чел. с грыжей, 1 чел. с водянкой яичка, 1 чел. геморрой и расширение вен.

Это подтверждает и командир 15 дивизии, который, получив от нас обратно людей, направил их на гарнизонную комиссию, в результате которой 4 чел. уволены из армии, 7 чел. положено в госпиталь, остальные признаны годными к нестроевой службе.

Аналогичных курсантов прислала 10 танковая дивизия, в числе возвращенных ей 47 чел. было: 26 больных, неграмотные, малограмотные, не владеющие русским языком и не могущие быть в учебных подразделениях. Из дивизии взамен получено других людей.


Кроме перечисленных частей, приславших негодный рядовой состав и по моему требованию замененный, остальные части, коим был дан наряд Штабом КОВО, выделили таковой также низкого качества, особенно много прислано недисциплинированных, имеющих ряд крупных нарушений дисциплины.

Так, из 348 артполка 141 стрелковой дивизии прибыло 29 чел.Ю, из них нерусской национальности 12 чел., малограмотных - 7 чел., старых возрастов - 4. На третий день после отсылки людей в часть четверо из них дезертировали. Один из них задержан в Шепетовке, остальные разыскиваются. Задержанный дезертир красноармеец И. за время пребывания в 348 артполку (2 мес.) имел взысканий: 12.11.40 - выговор за недобросовестное отношение к коню, 7.12 - 5 суток ареста за нарушение дисциплины, 23.12 - 5 суток ареста за уклонение от строевой подготовки, 10.2 - 10 суток за неисполнение приказа, 20.2 - 4 наряда за драку, 22.2 - 3 суток ареста за драку, судился товарищеским судом.

В результате такого комплектования в настоящее время в частях вверенной мне дивизии имеются сотни людей, по своему физическому состоянию, грамотности и знанию русского языка совершенно не пригодных для службы в танковых войсках и фактически являются балластом, а именно:

Уроженцев нац. республик нерусской национальности - 1914 человек или 23,2%. Из них совершенно не владеющих русским языком - 236 человек.

Людей по национальности не подлежащих направлению в войска приграничных округов (немцы, поляки, греки, болгары, турки, чехи, литовцы, латыши, эстонцы) - 36 человек.

Разжалованных из младших командиров в рядовые по недисциплинированности - 13 чел.

Неграмотных 211 чел., малограмотных (1-2 группы и ликбез) - 622 чел. и с образованием 3-4 группы 3571 чел., старых возрастов - 26-30лет - 745 чел., бывших под судом и осужденных - 341 чел., родственники коих репрессированы - 137 чел. Не годных к строевой службе по заключению гарнизонной врачебной комиссии - 81 чел. Негодных для службы в танковых частях и к строевой службе по заключению врачебной комиссии части, но еще не прошедших гарнизонной комиссии - 418 чел.


НЕБХОДИМО:

1. Ускорить назначение комсостава в дивизию, особенно на укомплектование штабов частей, танкистов и комсостава артснабжения, так как отсутствие такового тормозит плановый и качественный ход боевой подготовки, контроль и планирование последней и сколачивание подразделений.

2. Откомандировать из дивизии рядовой состав, негодный для службы в танковых частях и являющийся балластом, а именно: негодных к строевой службе 499 человек, неграмотных и малограмотных 833 человека, бывших под судом и репрессированных 478 человек. Не владеющих русским языком 236 человек, людей не подлежащих направлению в войска погранокругу 36 человек. Всего 2082 человека, вместо которых нарядить людей по качеству годных для службы в танковых частях». [15]

Правда, интересный документ? Кто же его автор? Какая-нибудь нервная институтка? Нет, командиром 20-й ТД 8-го МК на тот момент был полковник М.Е. Катуков, которого трудно заподозрить в излишней нервности и желании «пожалится» на несправедливость судьбы. А теперь, прочитав доклад Михаила Ефимовича, пусть читатель задаст себе простой вопрос: а не хотелось бы ему покомандовать дивизией полковника Катукова в 1941 году? У читателя есть возможность отказаться, у Михаила Ефпимовича - не было. И то, что ему удалось сделать в такой ситуации - вызывает лишь непомерное уважение.
Проблемы автобронетанковых войск РККА накануне начала ВОВ отнюдь не исчерпывались нехваткой подготовленного личного состава и недостатком снарядов для орудий танков новых типов.

Некомплект боевых машин составлял 5220 штук, причем в докладе начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Федоренко сказано, что при существующем плане выпуска танков этот некомплект может быть покрыт только к началу 1943 года. Опять же речь идет не о том, чтобы полностью перевооружить мехкорпуса на Т-34, КВ, Т-50, а хотя бы просто доукомплектовать до штатной численности с сохранением в строю таких «грозных» танков как древние БТ-2, двухбашенные Т-26 и «плавунцы» Т-37А и Т-38.

Но танки еще ладно! А как же дела обстояли с техникой, которая должна обслуживать боевые машины? Как дела с автоцистернами, ремонтными мастерскими на автомобильном шасси, передвижными командными пунктами штабов всех уровней, да и просто грузовыми и легковыми автомобилями?
Из доклада начальника ГАБТУ следует, что легковых машин и пикапов в РККА по потребности мирного времени требуется 26 тысяч, потребность же военного времени составляет 49305 единиц. В наличии было всего 17280 штук, то есть некомплект «всего лишь» в 32 тысячи! То есть в наличии всего 30% от потребного. Правда, по расчетам еще 23864 легковушек должны поступить из народного хозяйства по мобилизации. Возникает логичный вопрос - когда и в каком состоянии эти автомобили поступят в конкретные части и соединения? Практика показала, что эти автомашины поступили в значительных количествах только во второй половине июля 1941 года, то есть примерно через месяц, когда 80% автопарка западных приграничных округов уже было уничтожено. К тому же примерно треть от поступившего количества автомобилей сразу после мобилизации требовала капитального и среднего ремонта.
С грузовыми автомобилями история была примерно такая же: потребность мирного времени - 211920, потребность военного времени - 470827, а в наличии всего 193218 единиц, что много меньше половины. Даже если "поскрести по сусекам" и ободрать все народное хозяйство СССР до нитки (что даст еще 209880 грузовиков сомнительного качества и состояния), сохранится некомплект в 67729 грузовых машин.
Со специальными машинами, от наличия которых во многом зависела боеспособность танковых войск СССР дело обстояло вообще чудовищно! Например, потребность в ремонтных мастерских типа «А» мирного времени - 5423 единиц, военного времени - 7972, а в наличии было всего 2729 единиц. Причем, никакого мобрезерва! Это спецмашины, их в народном хозяйстве просто не было. Таким образом, некомплект передвижных мастерских типа «А» составил 5243 штуки.

Передвижных автомастерских типа «Б» требовалось по штатам мирного времени 3648 штук, по штатам военного времени 4378, а в наличии 1556 единиц. В графе «поступит машин по мобилизации из народного хозяйства» красуется нуль. Некомплект 2822 штуки.
Бензоцистерны: потребность мирного времени - 19683 единицы, потребность военного времени - 60914, в наличии 11252 единицы. Некомплект - 49662 штуки. По мобилизации - 0.
Походно-зарядные станции: потребность мирного времени 1860 штук, военного времени - 2571, в наличии 725 штук и взять их негде. Некомплект - 1846 единиц.
Прочие спецмашины: потребность мирного времени 81240, военного времени - 159911, в наличии 45380. Поступит по мобилизации 6000 единиц. Некомплект - 108531 штука.
Всего же автомобилей всех типов требуется в военное время 755878 единиц, в мирное время 349775 единиц, а в наличии 272140 штук. Поступит по мобилизации еще 239744 штуки, и все равно некомплект составит 234994. Причем почти весь он это специальные машины.
Генерал-лейтенант Федоренко подчеркивает, что «по грузовым машинам ЗИС, мастерским типа «А» и «Б» и походно-зарядным станциям Красная Армия имеет значительный некомплект. Рассчитывать на покрытие некомплекта по этим машинам за счет поставки из народного хозяйства, как показал опыт финской и польской кампаний, не представляется возможным….». [6]

В итоге ситуация с автотранспортом в механизированных корпусах выглядела так [16]:

11-й МК ЗапОВО
1941 год: Тихий ужас в танковых войсках


13-й МК ЗапОВО
1941 год: Тихий ужас в танковых войсках


19-й МК КОВО
1941 год: Тихий ужас в танковых войсках


7-я МД 8-го МК КОВО
1941 год: Тихий ужас в танковых войсках


Вроде 7-я МД автотранспортом (за исключением спецмашин) обеспечена нормально. А вот и нет, есть еще заковыка - помните, командир 8-го МК генерал-лейтенант Д.И. Рябышев пишет 1 мая 1941 года: «Резиной грузовые и колесные машины обеспечены на 60%, бронемашины на 100%. Из числа наличия грузовых машин, 200 машин из-за отсутствия резины стоят на колодках. Средний износ резины на 70%».

Нехватка грузового автотранспорта и автомобильных покрышек ставила под сомнение способность механизированных корпусов РККА не то что к «глубокой операции», но даже к контрударам по прорвавшемуся противнику. Попытка хоть как-то наладить снабжение горючим и боеприпасами танковые дивизии мехкорпусов, как правило, оставляла их без мотопехоты, которая вынужденно передвигалась вслед за танками «на своих двоих». Предлагаю вниманию читателя еще один любопытный документ [17]:

«СПРАВКА О БОЕГОТОВНОСТИ ТАНКОВЫХ ЧАСТЕЙ КИЕВСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА по состоянию на 5 мая 1941 года.

4 КОРПУС
8 танковая дивизия - полностью боеспособна, автотранспорт - полностью.
32 танковая дивизия - боеспособна, может вести ближний бой, автотранспортом обеспечена на 35%.
81 моторизованная дивизия - полностью боеспособна, автотранспортом обеспечена.

8 КОРПУС
12 танковая дивизия - боеспособна, тяжелых танков не имеет, автотранспортом - полностью.
34 танковая дивизия - боеспособна, средних танков не имеет, автотранспортом - на 60%.
7 моторизов. дивизия - по боевым машинам боеспособна на 60%, автотранспортом на 90%.

9 КОРПУС
20 танковая дивизия - не боеспособна.
35 танковая дивизия - не боеспособна
131 моторизов. дивизия - не боеспособна.

15 КОРПУС
10 танковая дивизия - полностью боеспособна, автотранспорт - полностью.
37 танковая дивизия - боеспособна, тяжелых и средних танков не имеет, автотранспорт - на 40%.
212 моторизов. дивизия - не боеспособна.

16 КОРПУС
15 танковая дивизия - боеспособна, тяжелых танков не имеет, автотранспортом - полностью.
39 танковая дивизия - боеспособна на 50%, тяжелых и средних танков не имеет.
240 моторизов. дивизия - не боеспособна.

19 КОРПУС
43 танковая дивизия - боеспособна на 40%, тяжелых и средних танков не имеет.
40 танковая дивизия - не боеспособна.
213 моторизов. дивизия - не боеспособна.

22 КОРПУС
19 танковая дивизия - не боеспособна.
41 танковая дивизия - боеспособна, тяжелых и средних танков не имеет, автотранспорт - на 50%.
215 моторизов. дивизия - не боеспособна.

24 КОРПУС
45 танковая дивизия - не боеспособна.
49 танковая дивизия - не боеспособна.
216 моторизов. дивизия - не боеспособна».

Вдумайтесь - из 24 танковых и моторизованных дивизий полностью боеспособны всего 5, или 20%! Частично боеспособны 7 дивизий, или 29%. Остальные 12 дивизий ПОЛНОСТЬЮ НЕБОЕСПОСОБНЫ. И это самый мощный округ в СССР! Про боеспособность дивизий вермахта напоминать надо?
Кроме того, где-то там, в тылу устремившихся навстречу танковым клиньям вермахта советских дивизий, болтается артиллерия, буксируемая с черепашьей скоростью сельскохозяйственными тракторами. И это если они вообще есть в наличии! Например, мотострелковый полк 37-й ТД на 12 122-мм орудий и 4 152-мм орудий имел всего 5 тракторов. Как перебрасывать артиллерию? Частями? В три "этапа"? Первый день перевозим 5 пушек, в ночь трактора возвращаются, во второй день вторые 5 пушек... И т.д. И молимся, чтобы ни один трактор не сломался. Итого, минимум 3 суток только чтобы переместить 15 орудий (вместо 16 имеющихся). Трое суток в условиях лета 1941 года - это целая вечность! Станут немцы ждать нашу артиллерию столько? Не станут. Какой будет итог? Он печален: пехота без артприкрытия, выбивается с занимаемых позиций и уничтожается. Попытка контратаки советской пехоты без артиллерийской подготовки и сопровождения приводит к огромным потерям от неподавленных огневых точек противника, она отсупает с большими потерями и уже фактически неспособна к дальнейшим боевым действиям.
Артиллерийский полк 212-й МД, имея 8 76-мм пушек, 16 122-мм орудий и 4 152-мм орудий средств мехтяги имел всего на один дивизион. Орудия приходилось выводить на позиции по мере освобождения тракторов, или вообще вручную.
Даже там, где тракторов, вроде, было достаточно, положение тоже было тяжелым. Например, комиссия проверявшая 15-ю ТД 8-го МК указала в отчете, что «гаубичный полк укомплектован тракторами СТЗ-5. Эти трактора маломощны и тихоходны. При движении на подъем одно орудие приходится буксировать двумя-тремя тракторами». [18]
На прошедшем в апреле 1941 года на СТЗ совещании конструкторов с представителями РККА относительно эксплуатации в войсках СТЗ-5 военные не стеснялись в выражениях: «…возьмите этот трактор и попробуйте работать с пушкой: не тянет требуемый вес пушки, мощность как военной машины мала... неплавный ход, варварские условия для водителя в кабине совсем обесценивают этот трактор. А если эту машину оставить как транспортную и как средство для перевозок грузов, то она тоже не подходит по грузоподъемности... На всех ваших транспортных машинах неповторимое число недостатков... Максимальная скорость этой машины 8км/ч, но обычно она делает 6 км/ч... Машина сама себя не тянет на 4-й скорости... если я встал на боевую позицию, а потом мне надо позицию переменить позицию немедленно, а мне нужно 40 минут, чтобы только завести трактор...» [19]
В общем, технические характеристики отечественных тракторов, применяемых для буксировки артиллерийских орудий, для руководства РККА секретом не были. В том же докладе начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Федоренко военному совету КА о состоянии обеспечения автобронетанковой техникой и имуществом Красной Армии об этом сказано прямо и недвусмысленно [6]:
«В числе общего наличия тракторов на 15.06. 1941 г. Имеется 14277 устаревших тракторов типа ЧТЗ-60, СТЗ-3 и «Коммунар», которые подлежат изъятию, так как по своим техническим качествам, не могут обеспечить боевой работы войсковых частей, особенно артиллерии.


Применение в качестве арттягачей дивизионной и корпусной артиллерии тихоходных и маломощных тракторов ЧТЗ и СТЗ, не обеспечивает артиллерию тягачами, отвечающими современным ее требованиям….».

Там же дано общее количество и потребность Красной Армии в тракторах: потребность мирного времени - 49552, военного времени - 94548, в наличии на 15.06.41 - 42931 единицы. Некомплект - 51653 штук.
В итоге 1941 год стал кошмаром для всех командиров любого советского механизированного соединения. Не хватает автомобилей для подвоза ГСМ и снарядов? Изымаем их из моторизованных дивизий, в результате мотострелки топают пешком и превращаются в обычную пехоту, танки автоматически лишаются пехотной поддержки и даже при успехе контрудара удержать захваченную территорию не могут, потому что пехота, являющаяся костяком любой полевой обороны - еще не подошла. Не хватает ремонтных средств, особенно подвижных - значит, не можем отремонтировать подбитые танки, если даже, рискуя жизнями, вытащим их с поля боя. Нет достаточно мощного тягача, способного вытаскивать подбитые машины? Приходится вытаскивать подбитые танки другими танками, расходуя и так их невеликий моторесурс, отвлекая их от решения собственно боевых задач и подвергая ненужной опасности ценную технику. Идти в наступление танки вынуждены и без поддержки артиллерии - она тащится где-то в тылу, особенно тяжелые пушки и гаубицы, передвигаясь со скоростью пешехода.
И так далее и тому подобное. Если танки являются своеобразными «мышцами» механизированных корпусов; то грузовики, ремонтные мастерские, автоцистерны, тягачи - это «кровеносные сосуды» питающие мышцы. А их у нас едва половина от необходимого. Танковые части без снарядов, ГСМ, обслуживания и ремонта - обречены на уничтожение. Что и произошло на практике. И количество танков тут играет далеко не самую главную роль!

И заметьте, что я еще не упоминал такие факторы, как:
1.Неоднократная необязательность исполнения приказов старшего командования средним.
2. Необъективная оценка своей деятельности.
3. Плохая работа разведки на всех уровнях.
4. Плохая связь, неумение и боязнь использования радиосвязи.
5. Пассивность многих командиров и их боязнь проявить инициативу и т.д.

Еще раз повторюсь: бронированная коробка на гусеницах вместе со своим экипажем - это лишь мелкий кирпичик огромного замка «танковая часть». Для нормальной работы за каждым танком должен тянуться шлейф «слуг» побольше, чем за средневековым рыцарем. Иначе танк превратиться в «инвалида» и его не спасут ни миллиметры брони, ни мощность орудия, ни скорость.

Конечно, можно обвинить советское военное руководство в недальновидности. Наделали, дескать, огромное количество танков не позаботившись обеспечить эти самые танки экипажами с высшим техническим образованием, бронетранспортерами, самоходной артиллерией, БРЭМами и прочими машинами "танкового шлейфа», а также снующими всюду мотоциклистами, висящими в небе разведывательными самолетами, и далее по списку - до тисков и напильников в рембатах. Сидя в тепле за монитором компьютера сделать это легче легкого. Я же повторю свой вопрос: уважаемый читатель, не хочется ли вам покомандовать любой (на выбор!) танковой дивизией РККА в июне - июле 1941 года?

Если же читатель подумает, что данная статья направлена на «очернительство» танковых войск предвоенной РККА, то он глубоко ошибется: «Всего в ...ской дивизии было 215 танков. Единственной пехотной частью был батальон мотопехоты, перевозимый на автобусах! Радиостанций в дивизии практически не было, а приказы доставлялись в части велосипедистами. Артиллерия дивизии состояла из нескольких частей резерва. Службы снабжения и технического обслуживания практически не существовали». думаете. речь об РККА? Ошибаетесь, это пишет некто генерал де Голль, не вспоминаете такого? Так что французы (и англичане, кстати, тоже) за год до СССР сталкивались с теми же самыми проблемами - наличием большого количества танков в «полуфабрикатных» танковых частях, отсутствием связи, неумением управлять громоздкими механизированными соединениями, отсутствием «своей» пехоты в танковых дивизиях, плохим взаимодействием родов войск и т.д. и т.п.

Причем качественно французские танки даже превосходили немецкие, как и советские Т-34 и КВ. Да и количественное превосходство было за союзниками. При этом ни о какой внезапности речь не шла - война давно объявлена и длилась уже полгода. Ни во Франции, ни в Англии в ХХ-м веке не было ни революций ни гражданских войн. Офицеров с опытом ПМВ никто не расстреливал и не «выдавливал» в эмиграцию. Французские солдаты должны были воевать не за «кровавого диктатора» Сталина, а за вполне демократическую Третью республику. Образовательный уровень населения во Франции и Англии был всяко выше, чем в СССР. Однако результат столкновения с вермахтом обернулся для Франции и Англии настоящей катастрофой.
Красная Армия, несмотря на все свои недостатки, в отличие от французских, английских, польских, бельгийских, голландских, югославских, греческих войск сумела не только остановить, но и уже через полгода нанести первое серьезное поражение сильнейшей армии мира.

Источники:
1. http://mechcorps.rkka.ru/files/spravochnik/shtat/org_td_0640.htm
2. ЦАМО РФ. Ф. 3447 оп.1. д. 66, л. 5
3. ЦАМО РФ. Ф. 3447, оп. 1. д. 66 л. 22
4. ЦАМО РФ ф. 38, оп. 11360, д. 1, л. 31
5. ЦАМО РФ ф. 38, оп. 11360, д. 1, л. 37
6. Доклад начальника ГАБТУ военному совету КА о состоянии обеспечения автобронетанковой техникой и имуществом Красной Армии. ЦАМО РФ ф. 38, оп. 11373, д. 67, лл. 97 - 116. Подлинник. Июнь 1941 г.
7. ЦАМО РФ, ф.38, оп. 11353, д. 899, л. 102
8. ЦАМО РФ, ф.38, оп. 11353, д. 896, л. 113
9. ЦАМО РФ, ф.38, оп. 11353, д. 896, л. 150
10. ЦАМО РФ ф. 81, д. 759, л. 142
11. ЦАМО РФ ф.38, оп. 11353, д. 899, лл.140,141
12. ЦАМО РФ ф.38, оп. 11353, д. 899, л. 263
13. ЦАМО РФ ф.131, оп. 12980, д.3, л. 562
14. ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 11353, д. 899, лл. 102,103
15. ЦАМО РФ ф.131, оп. 12980, д. 3, лл.200-205
16. ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 11373, д. 67
17. ЦАМО РФ ф. 38, оп. 11355, д. 896, л. 34,34 об
18. ЦАМО РФ, ф. 131, оп. 12980, д. 3, л. 21
19. ЦАМО РФ ф. 38, оп. 11492, д. 16, л. 21
20. Использованы материалы книги Д. Шеина и А. Уланова «Порядок в танковых войсках?» Москва, Вече, 2011 год.
Автор: Андрей Кравченко
Первоисточник: http://www.battlefield.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 9
  1. rexby63 16 декабря 2011 07:46
    Ну, читал я Уланова. Про похожую ситуацию , но в русской армии, писал теоретик военного дела Н. Морозов Не дословно - лучше иметь некомплект, чем комплект неподготовленный. А в 41 году ситуация была очень сложной. Если вспомнить того же Уланова, он еще приводил статистику по ремонтной базе. Там тоже очень несладко. Сталин недаром же заключил пакт. И все умные люди (Черчилль , например) его поняли. Сейчас , к сожалению , умных людей стало гораздо меньше. Важно совсем другое - важны последние три строчки в этой статье. И я бы дополнил : И ПОБЕДИЛА
  2. semenar 16 декабря 2011 09:39
    Рекомендую почитать Михаила Барятинского- "Танковые асы второй мировой","Т-34 в бою","Тигры в бою"
    semenar
  3. dred 16 декабря 2011 11:39
    Не скините ссылку пожалуста на личку.
    dred
  4. rumpeljschtizhen 16 декабря 2011 14:09
    Интересная статья
  5. Страбон 16 декабря 2011 17:06
    Очень сомнительные данные. Непонятно где автор набрал такую статистику. Может Резуна начитался. Надо было больше общаться с теми кто непосредственно воевал, кто не по наслышке знал все и видел. Статья Сомнительная на 2 с большим минусом.
    Страбон
  6. r.anoshkin 16 декабря 2011 17:19
    Кто обманывал Сталина?Он врятли потерпел бы подобные цифры.
    r.anoshkin
    1. Денис 16 декабря 2011 19:14
      времени на исправление всё равно бы не хватило
  7. krymskij 16 декабря 2011 17:20
    В приципе- всё может быть. Рапортовать у нас всегда умели. И до сих пор это делают.
  8. пуансон2011 18 декабря 2011 21:45
    Великолепная статья! Реально было еще хуже.Почитайте еще газету " НВО" прошлых лет. И даже если бы Сталин все западные округа загнал в окопы это мало что изменило, вермахт по всем статьям нас переигрывал
    пуансон2011

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня