Мир вооружается, но это не делает его более безопасным

Во вторник на заседании комиссии по военно-техническому сотрудничеству в Нижнем Новгороде президент России Владимир Путин назвал доходы страны от экспорта вооружений и военной техники. В прошлом году в этом сегменте рынка бизнес наторговал более 14 млрд. долларов. Портфель заказов в 2015 году пополнился на 26 млрд. долларов и превысил 56 млрд. долларов. Такой объём достигнут впервые за постсоветское время.

Мир вооружается, но это не делает его более безопасным



Эффект сирийской кампании

Цифры эти впечатляют ещё и потому, что за последние четверть века Россия во многом потеряла рынок вооружений в Центральной и Восточной Европе. Ранее принадлежащие к советской системе страны вошли теперь в Североатлантический альянс и под требование довести свои вооружения до натовского стандарта стали закупать оружие и технику у партнёров по альянсу, главным образом, в США.

Тем не менее, Россия в новом веке начала восстанавливать свои позиции. В нулевые годы за счет привлекательных условий поставок своих вооружений (конкурентной цены, послепродажного и гарантийного обслуживания, размещения производства в странах-заказчиках и пр.) объём экспорта продукции предприятий оборонно-промышленного комплекса рос с темпом 10-15 процентов в год и достиг в 2006 году 6,7 млрд. долларов. Как видим, из публичного заявления Президента, за последующие десять лет доход от экспорта вооружений даже удвоился.

По оценке Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), опубликовавшего в феврале доклад о тенденциях в мировом экспорте вооружений, Россия сейчас поставляет вооружения в 50 стран мира. Крупнейшим покупателем российского оружия и техники остаётся Индия. На неё приходится 39 процентов нашего экспорта. Далее идут Вьетнам и Китай — по 11 процентов. Среди европейских партнёров выделяется Азербайджан. Его доля в экспорте российских вооружений приблизилась к пяти процентам.

В санкционные годы (2014-2015) объёмы продажи нашего оружия немного упали и оказались ниже, чем в 2011-2013 годах. Однако на Россию сегодня приходится 25 процентов мирового экспорта вооружений. Большую долю рынка (33%) занимают только Соединённые Штаты, остающиеся главным экспортёром вооружений. Места с третьего по пятое в ряду крупнейших экспортёров достались Китаю, Франции и Германии.

Операция Воздушно-космических сил РФ в Сирии ещё больше подняла интерес в мире к российскому оружию. Потенциальные покупатели очередной раз убедились в боевых возможностях военной техники и оружия, изготовленных предприятиями ОПК России. Как отмечает журнал «Коммерсант Деньги», ссылаясь на свои источники в Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС), интерес к российской военной технике проявили Алжир, Индонезия, Вьетнам, Пакистан, Ирак, Иран и Саудовская Аравия.

Алжир, например, в декабре 2015 года направил заявку на покупку 12 бомбардировщиков Су-32 (экспортная версия Су-34). Стоимость контракта эксперты оценивают в 600 млн. долларов. В последующем не исключен опцион ещё на 6-12 бомбардировщиков. Кроме того Алжир уже заключил соглашение о покупке 40 боевых вертолетов Ми-28НЭ и ведет переговоры по другим видам техники.

Большую партию вертолётов (46 единиц) Ка-52 «Аллигатор» покупает Египет. Он уже заключил контракт с «Рособоронэкспортом». Поставки по нему начнутся в 2017 году. Индонезия, Вьетнам и Пакистан заинтересовались истребителями Су-35. Помимо авиатехники обсуждаются с заказчиками поставки бронемашин, комплексов ПВО, ракетно-артиллерийских систем. Специалисты ФСВТС оценили потенциальные контракты в сумму 6-7 млрд. долларов. Это на порядок превышает затраты России на сирийскую кампанию. Владимир Путин назвал расходы на неё — 33 млрд. рублей.

Стратегия, основанная на силе


Успех экспортёров обусловлен растущим в мире спросом на оружие и военную технику. Международный рынок вооружений стабильно растёт без малого полтора десятка лет. Оружие закупают главным образом платёжеспособные страны. Однако, это мало похоже на прихоти нуворишей, озаботившихся приобретением арсенала для удовлетворения завышенных амбиций. Начало нынешнего роста на рынке вооружений совпадает по времени с американским вторжением в Ирак.

В мире возникло геополитическое напряжение, которое поддерживается с тех пор цветными революциями, уничтожением правящих режимов и целых стран. Возросло число вооружённых конфликтов и территориальных споров. Идёт война в Афганистане, Сирии, Ираке, Йемене, Ливии.

Именно в этих регионах государства оснащаются новыми вооружениями. Например, если в 2006-2010 годах Саудовская Аравия приобретала вооружения в пределах 2,1% процента от мировых экспортных объёмов, то к настоящему времени забирает в свои арсеналы 7% оружия, предлагаемого на международном рынке. Объединенные Арабские Эмираты тоже увеличили расходы на оборону и повысили свою долю в мировых закупках с 3,9% до 4,6%., Турция подросла с 2,5% до 3,4%.

Примеры эти можно множить, ведь расходы увеличили большие и малые страны. И не только на Ближнем Востоке. Вот, скажем, Вьетнам, которого затронули споры с Китаем из-за принадлежности архипелага Спратли и Парасельских островов в Южно-Китайском море. Ханой за пятилетку увеличил закупки вооружений с 0,4% до 2,9% в мировом экспорте.

Последняя иллюстрация показывает, как вооружение страны обеспечивает ей более прочные позиции в конкурентной борьбе на глобальном рынке. Ведь на шельфе спорных островов сосредоточены, по экспертным оценкам, значительные запасы нефти и минерального сырья. На первый взгляд, это достаточно прямолинейные действия. Однако они скопированы с практики современных межгосударственных отношений. Здесь в центре композиции самая «исключительная страна современности» — Соединённые Штаты Америки.

В прошлом году США приняли новую редакцию своей «Стратегии национальной безопасности». В документе, направленном «на наиболее эффективное продвижение американских интересов за рубежом на региональном и глобальном уровне», в качестве главной гарантии сохранения влияния США в мире рассматриваются мощные и боеспособные вооруженные силы.

Правда, авторы «стратегии» оговариваются, что «применение силы не является единственным эффективным способом противодействия вызовам или средством обеспечения вовлеченности США в мировые дела», но всё-таки назвали его «главным». Что же до дипломатии, её надлежит опираться «на экономическое могущество и ВС, которые не имеют себе равных во всем мире».

Такая вот «стратегия». Глядя на неё, мир вооружается. Так делают даже ближайшие союзники американцев, уже не уверенные в надёжности и лояльности своего лидера. Бизнес вооружений от этого только процветает. Арсеналы стран пополняются, но вряд ли делают их более безопасными. Пример Ирака и Сирии, располагавшими в своё время современными и оснащёнными армиями, тому лишнее подтверждение.

А пока в мире есть спрос на вооружение, на нём можно делать бизнес, а ещё — репутацию. Как это случилось в сирийскую кампанию, когда мир увидел российское оружие в действии и оценил его не только, как желаемый товар, но и способным реально обеспечить победу. И в этом его главная цена.
Автор:
Геннадий Грановский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти