Военные планы и армии стран Антанты


Наиболее подготовленной армией Антанты считалась французская армия. Но Первая мировая война показала ошибочность этого мнения. Хотя нельзя сказать, что французы не уделяли внимания своей армии. Поражение в войне 1870-1871 годов наложило определённый отпечаток на всё французское общество. Более 40 лет страна и армия готовилась к реваншу, к столкновению не на жизнь, а на смерть. Идея реванша и защиты своего положения великой державы, борьба с Германской империей за мировой рынок и сохранность своей колониальной империи заставили Париж с особой заботливостью относиться к развитию своей армии. Французы старались поставить свои вооружённые силы по возможности в равные условия с армией Второго рейха. Трудности на этом пути возникали из-за внутриполитических кризисов (сказывался характер управления страной, так, многие социалисты были против войны и милитаризации), более слабой экономики, меньшей численности населения, отсутствия «прусской» дисциплины и др. факторов.

Чтобы не отставать от армии Германии в численности состава, французы старались увеличивать ежегодный призыв новобранцев, но эта мера была практически неосуществима из-за слабого прироста населения. Поэтому 7 августа 1913 года был введен закон о переходе от 2-летней к 3-летней службе. Эта мера дала французскому командованию возможность осенью 1913 года призвать под знамена сразу два призывных возраста, что дало контингент новобранцев в 445 тыс. человек. В 1914 году состав постоянной армии, без колониальных сил, достиг 736 тыс. человек. После мобилизации Франция выставила 1,3 млн. человек – 5 армий и 1 кавалерийский корпус - при 4 тыс. орудий.

При этом было обращено большое внимание и на увеличение туземных войск во французских колониях, этот шаг оказал существенную пользу своей метрополии. Сильной стороной французских вооруженных сил был тот факт, что обеспечение возможности быстрой переброски войск к границе и маневрирования массовых армий было гарантировано мощной сетью железных дорог. Кроме того, было понимание необходимости широкого применения на театре войны автомобильного транспорта (когда началась война, людей к фронту перебрасывали даже на такси), на путь развития которого французы стали первыми из всех европейских держав и в чем достигли значительных результатов. Довольно хорошо был подготовлен командный состав, значительное внимание уделялось обучению солдат. Восточную границу прикрывала мощная цепь крепостей, которые могли стать опорными пунктами для сильной линии обороны. Главными крепостями были: Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор, а за передовыми крепостями была ещё одна линия крепостей, которые могли стать опорой для резервной линии обороны - в районе Дижона, Реймса, Лаона, а в центре Франции находился укреплённый лагерь Парижа. Имелись крепости и на пути из Бельгии в Париж, хотя они и устарели. Надо заметить, что немцы относились к французским укреплениям со всей серьёзностью, так, Шлиффен писал: «Францию следует рассматривать как большую крепость. Во внешнем поясе укреплений участок Бельфор—Верден почти неприступен…».


Но были и слабые места, которые выявила война. Особенно они касалась стратегии, плана ведения войны, подготовки войск. Франко-прусская война послужила французским военным теоретикам примером необходимости возвращения к «высоким традициям» эпохи Наполеона Бонапарта. Была утверждена теория «жизненного порыва». По мнению Фердинанда Фоша, он с 1908 года был главой Академии Генштаба, война зависит от «раскладки моральных сил», сражение – это борьба двух воль, а победа показывает «моральное превосходство победителя». «Победа - это воля». Все остальные факторы, такие как вооружение, укрепления, организация, снабжение, природные факторы и пр., объявлялись «низшей часть военного искусства». Врага надо было побеждать напором и «волей».

Оборону вообще сбрасывали со счетов. В 1913 году приняли новый полевой устав, который гласил: «Французская армия, возвращаясь к своей традиции, не признаёт никакого другого закона, кроме наступления». В других документах говорилась, что оборона возможна только для «экономии сил на некоторых участках». В таких случаях предлагалось использовать складки местности, об окапывании речи не было. Рыть окопы даже запрещали, т. к. это пачкает форму, ведёт к подрыву бодрого духа и наступательно порыва. Считалось, что французская армия рыть окопы не будет, «она всегда будет решительно атаковать и не унизит себя для обороны».

Наступление должно было быть стремительным, с вводом в бой всех сил, роль предварительной разведки сводилась к минимуму. Наступать пехота должна была сомкнутым строем. Стратегических резервов не оставляли, как и немцы, все надо было бросить в бой сразу. Если англичане (буры научили), немцы и русские перешли на полевую форму цвета «хаки», то французы сохраняли традиции средних веков – разноцветную, красивую форму: красные штаны, красные кепи, синие мундиры и шинели. Кавалерия выделялась блестящими кирасами, касками с хвостами из конского волоса или султанами из белых перьев. Когда появилось предложение перейти на форму защитного цвета, его отклонили, т. к. оно «подрывало военный дух».



Пехоту готовили к «наполеоновским маршам» по 40 километров, к штыковым броскам. Мало времени уделялось огневой подготовке. Французы сильно недооценивали роль тяжёлой артиллерии, если у немцев было к началу войну около 1700 тяжёлых полевых орудий, то у французов всего 84. Считалась, что тяжёлая полевая артиллерия замедлит темпы наступления. В легких полевых орудиях отставание было не таким большим, но также серьёзным: у немцев – около 5 тыс., у французов – 3360. У кавалерии не было пулемётов. Недооценили роль авиации: у немцев к началу войны было 232 аэроплана, у французов – 156.

Французская пехотная дивизия была равна по численности немецкой – 17 тыс. штыков, в кавалерийской дивизии было 4 тыс. человек. Во французских частях не было даже полевых кухонь, также по причине наступательной стратегии (чтобы не задерживали), солдаты обеспечивались сухим пайком и должны были готовить на кострах пищу самостоятельно. Проблема была со связью, не развивали радиосвязь и телефонную связь, считая, что обойдутся посыльными. Телефоны полагались только верховному командованию. Не просчитали французы, как и командование других стран, необходимость больших запасов боеприпасов для ведения длительной войны. Наращивать производственные возможности пришлось уже во время войны.

Служба у французов делилась на действительную и резервную. В отличие от немцев, запасников фактически не гоняли, считалось, что исход войны будет решён кадровыми частями (эта ошибка была характерна для всех стран), у которых есть «боевой дух». Резервисты должны были служить в тылу, охранять объекты и пр. Причём французы считали, что немцы поступают также.

Большой ошибкой французского командования было мнение, что успешный обход через Бельгию невозможен. Не верило французское командование в высокую численность германской армии, так, у немцев почти все армейские корпуса были в двух экземплярах - полевые и резервные (это к началу войны позволило фактически удвоить армию). Французские военные считали, что это один корпус. Французская разведка добыла план Шлиффена, купив его за огромную сумму. Но французское командование посчитало, что это фальшивка, т. к. реализовать его нельзя. У немцев, по данным французов, примерно 26 корпусов, и сил для такой операции просто не хватит, немецкие порядки по фронту будут растянуты. А если немцы решатся на вторжение через Бельгию, тогда французская армия сможет просто разрезать немецкий фронт пополам.

Генерал Виктор Мишель более серьёзно отнёсся к плану Шлиффена и предложил ударить навстречу немецкому вторжению в Бельгии, нарушив её нейтралитет. В случае принятия его плана немецкие основные силы и французская группа армий столкнулись бы в Бельгии. Но его предложения отвергли. Генерал Жозеф Жак Жоффр, он в 1911—1914 годы был начальником Генерального штаба, а во время Первой мировой войны стал главнокомандующим, сказал Мишелю, что тот «не в своём уме».


Фердинанд Фош.

«План 17»

Французский стратегический план военного командования накануне Первой мировой войны был сугубо наступательным, в духе «высоких традиций». Его концепцию в окончательном виде разработали ещё к 1911 году. Его авторы Жоффр и Фош считали, что необходимо наступать на Берлин, столицу Германии, самым коротким путём.

Вдоль границы с Германией и Люксембургом развёртывались 5 армий. Главный удар наносился через Лотарингию, на правом фланге французской армии. Там предполагали прорвать оборону немцев, освободить отнятые немцами в 1871 году провинции Эльзас и Лотарингия, а затем вторгнуться во внутренние районы Германии, прорваться через Рейн и идти на Берлин. Второй удар планировали нанести в Арденнах, так собирались отрезать немецкое правое крыло от основных войск, тыловых баз. Правое крыло немцев, по мнению французского командования, не было очень сильным. Левый фланг возможного фронта - большая часть французско-бельгийской границы - был прикрыт плохо.

Поэтому удар немцев через Бельгию стал для французского командования неожиданностью и сорвал их план наступательной войны. Пришлось импровизировать, обороняться.

Военные планы и армии стран Антанты

Жозеф Жак Жоффр

Великобритания

Немецкое командование хорошо знало о недостатках французской армии и попытках французов вернуть «дух Наполеона» в войска. И больше опасалось британцев, которые имели большой опыт войн в колониях. Но это было лишь частично верно, британцы имели лучший и самый мощный в мире флот, концентрировали всё внимание на нём, чтобы сохранить звание «морской владычицы». На сухопутной армии экономили, это была традиционная политика. К тому же многие считали, что Англия не будет воевать в Европе. А если и будет, то локально, не принимая участия в масштабных сухопутных сражениях.

Армия носила колониальный характер (полицейский). Призыва не было, в армию набирали добровольцев. Части несли службу по всей планете и были сильно разбросаны. В самой Британии была всего одна полевая экспедиционная армия - 6 пехотных дивизий, 1 кавалерийская дивизия и 1 кавалерийская бригада, которая и предназначалась для возможной европейской войны. А для защиты страны существовала менее подготовленная территориальная армия - 14 пехотных дивизий и 14 кавбригад. Развернуть английскую армию за счёт подготовленных резервов не было возможности.



Надо заметить, что в целом английская армия (как командный, так и рядовой, сержантский состав) была хорошо подготовлена. Многие имели боевой опыт, прошли различные британские колониальные «горячие точки». Полки были профессиональными. Но было и много недостатков – в колониях они несли в основном службу полицейского характера, привыкли к слабому противнику (иррегулярным войскам). Привыкли действовать в составе батальона, полка, не готовились к большим сражениям со столкновением огромных людских масс и значительным применением современного оружия. Кроме того, победы над «аборигенами» выработали у британцев презрительное отношение к противнику. Были значительные проблемы в техническом оснащении войск. Тяжелых полевых орудий было больше, чем у французов, но не намного – 126, легких полевых пушек – 1220, самолётов – 90.

Во главе войск перед началом войны был поставлен фельдмаршал, герой покорения Судана и второй англо-бурской войны лорд Горацио Герберт Китченер. Он себя проявил довольно хорошо. Смог многократно увеличить численность английской армии за счет добровольцев и подготовил введение в начале 1916 года всеобщей воинской повинности. С началом позиционной войны в Европе сосредоточил усилия на развитии военной промышленности, роста производства орудий и боеприпасов. С военной точки зрения был сторонником операций на второстепенных театрах войны. Был человеком жестоким, но умным и дальновидным политиком, который защищал интересы Британии. Главнокомандующим Британскими экспедиционными силами (БЭС) во Франции был назначен генерал Джон Френч. Он начинал службу на флоте, затем перешёл в сухопутные войска, был кавалеристом (гусары), участвовал в войне в Судане («Нильская экспедиция»), в годы англо-бурской войны 1899—1902 годов командовал кавалерийской дивизией. Стал героем этой войны, действовал успешно. С 1907 года — генерал-инспектор Вооружённых сил Британии, с 1912 года – начальник Имперского Генштаба.

Первоначально Британские экспедиционные силы насчитывали 87 тыс. человек – два армейских корпуса (в каждом было 2 пехотные дивизии), отдельные одна кавдивизия, одна пехотная и одна кавалерийская бригады, 328 орудий. Затем британские силы увеличили до 1 млн человек. Фельдмаршал Френч не был подчинен французскому верховному командованию и имел полномочия от британского правительства на сохранение в своих действиях полной самостоятельности. В результате неукоснительного выполнения Джоном Френчем этого указания согласованность между французским и британским военным командованием в первый год Первой мировой войны отсутствовала, а это крайне отрицательно сказалось на ходе военных операций.

Чёткой стратегии ведения войны на суше у Лондона не было. Многие считали, что Британия вообще не должна воевать на чьей-либо стороне, сохранить нейтралитет. Другие утверждали, что необходимо проводить только локальные десантные операции, а армию использовать как придаток флота. Была определённая договорённость, хотя и не полная (французы до самого начала войны не были уверены, будут ли британцы воевать), что флот Великобритании прикроет атлантическое побережье Франции, чтобы французский флот смог сконцентрировать все силы в Средиземном море. К тому же предполагали, что британцы высадят полевую экспедиционную армию во Франции и займут левый, открытый фланг французской границы на границе с Бельгией.


Горацио Герберт Китченер

Бельгия

Бельгийское правительство было уверено в статусе «вечного нейтралитета» и не готовило армию и страну к большой войне. К тому же этот статус практически до самого начала войны подтверждала и Германия. У армии не было опыта ведения боевых действий, поэтому она пребывала в неудовлетворительном состоянии. Граждане считали военных сборищем дармоедов, которые не нашли себя в мирной жизни. Многие думали, что армия вообще не нужна. Дисциплина была низкой, учения проводились редко. Форма была живописной и делала бельгийских солдат прекрасными мишенями. Слабым было вооружение. Ситуацию несколько выправляло только наличие мощных приграничных крепостей - Льеж, Намюр, да и приморский Антверпен считался сильным укреплением.

Армию формировали из добровольцев, к которым присоединялись призывники, их отбирали путем жеребьевки. В 1909 году ввели милиционный закон, по нему служить в армии обязали одного сына из семьи и сохранялась добровольческая система. Воинскую повинность ввели только в 1913 году, она была очень непопулярна в народе. Численность армии была сравнительно небольшой: 117 тыс. человек, 6 пехотных и 1 кавалерийская дивизия, 312 полевых орудий. Командующим стал король Альберт I. Начальником штаба бельгийской армии был генерал Салльер де Моранвиль. Войска Бельгии дислоцировались согласно принципу нейтралитета на всех основных направлениях: в Генте 1 дивизия (защита побережья со стороны Англии), 1 дивизия в Антверпене (голландское направление), ещё одна в Льеже (Германия), две дивизии на французской границе и две в Брюсселе.

Но в целом, сопротивление небольшой бельгийской армии было более мощным, чем рассчитывали в Берлине.


Король Бельгии Альберт I.

Сербия

Сербская армия отличалась милиционной системой комплектования, и сербы в тот период были народом-воином, войско было общенародным ополчением. Сербская армия имела значительный и удачный боевой опыт Балканских войн 1912-1913 годов и представляла собой прочный военный организм, который поддерживал весь народ, внушительную силу. Это доказала война, когда австро-венгерские армии не смогли сломить сербское сопротивление в самом начале войны, как рассчитывали, и даже потерпели ряд поражений.

Сербия смогла развернуть 6 армий общей численностью до 250 тыс. человек. В их составе было 12 пехотных дивизий и 1 кавдивизия, а также другие отдельные соединения, отряды. На её вооружении было примерно 610 орудий (среди них до 40 тяжёлых, 180 орудий старых образцов). У страны не было самолётов, своей военной промышленности, а арсеналы были опустошены Балканскими войнами, не хватало оружия, боеприпасов, амуниции и других материальных, технических средств. Людские и материальные резервы сербской армии были сильно ограничены. Главнокомандующим сербской армии был принц-регент Александр I, а фактическим командующим армией был начальник Генштаба Радомир Путник.


Воевода Радомир Путник.

Союзником Сербии была Черногория, она выставила 45-60 тыс. человек (4 дивизии), на её вооружении было 100 полевых и 100 горных пушек. Черногорскую армию возглавлял король Черногории Никола I, а начальником Генштаба был сербский генерал Божидар Янкович. У Черногории также не было военной промышленности, самолётов, кораблей для защиты побережья.

Сербское командование подготовило два плана войны: 1) война с Австро-Венгрией в одиночку, жёсткая оборона; 2) война с австро-венграми в союзе с Россией, т.е вражеская армия должна была воевать на два фронта. Сербы при таком сценарии не исключали возможности перехода в наступление в районе рек Савы и Колубары у Шабаца.

4 сербские армии имели свои зоны, которые они прикрывали. 1-я армия должна была держать оборону по берегам Дуная; 2-я армия защищала район Белграда; 3-я армия сосредотачивалась в районе Валево; 4-я армия развёртывалась в районе Верхней Моравы и должна была обеспечить связь с черногорской армией. Позиции сербов были прикрыты сильными естественными рубежами - линиям рек Дуная, Савы и Дравы. Оба главных направления, по которым могли ударить австро-венры, были прикрыты: вторжение с севера (реки Дунай и Сава) и запада (река Дрина). В центре страны была сосредоточена резервная группа из нескольких дивизий, которая была на равном расстоянии от обоих опасных участков.

Армия Черногории разворачивала 6-тыс. отряд в Новопазарском санджаке, около 30 тыс. вдоль западной границы с Австро-Венгрией, другие силы оставались в центре страны как резерв.


Сербская пехота на позициях, остров Ада Циганлия на реке Саве. 1914 год.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Anatoly 16 декабря 2011 09:23
    Времена Наполеона прошли.И французская армия давно не представляет собой грозной боевой силы. Вторая мировая показала этих вояк! Хотя оснашение у них и передовое,без НАТО и иностранного легиона,они среднячок...
    Anatoly
    1. Sobibor 16 декабря 2011 10:42
      Наверное что-то похожее говорили пруссаки в 1805-м
      Sobibor
      1. Anatoly 16 декабря 2011 14:14
        Я говорю про французкую Армию после Наполеона. Вы,даты хоть соотносите.
        Anatoly
    2. lightforcer 16 декабря 2011 10:44
      Наше военное руководство весьма ценит организацию французской армии, в первую очередь легиона как идеальной контрактной армии. И тренировку солдат оценивают очень положительно.
      lightforcer
      1. Anatoly 16 декабря 2011 14:13
        Именно иностранного легиона! а теперь посмотрите,какой в этом легионе процент французов..
        Anatoly
  2. dred 16 декабря 2011 11:45
    Да легион у них отличный.
    dred
  3. Pancho 17 декабря 2011 22:04
    Жаль,что царь Николай из-за этих козлов гвардию положил,да и не только её одну.Вот в 17 году и аукнулось.
Картина дня