Братья по Роскосмосу

Сверхтяжелую ракету обменяли на жвачку

30 марта в Роскосмосе состоялась встреча генерального директора госкорпорации Игоря Комарова с представителями СМИ. Были представлены основные положения одобренной правительством Федеральной космической программы на 2016–2025 годы, подведены итоги работы в первом квартале, рассказано о взаимодействии с предприятиями, ОРКК.


Доклад Игоря Комарова и названные в нем цифры свидетельствуют: в ведомстве сделали необходимые выводы из серии неудачных запусков РН в 2010–2015 годах. Напомним, что порядка восьми ракет-носителей потерпели аварии на старте, не вывели спутники на заданные орбиты, отметились отказами аппаратуры на борту. Чего стоит только потеря «Протона-М» с мексиканским спутником связи в мае 2015 года, которую наблюдали в прямом эфире миллионы налогоплательщиков.

С 30 января по 19 марта 2016-го с Байконура и Плесецка успешно стартовали шесть ракет-носителей, которые вывели на орбиту спутники различного назначения. Правительством одобрена Федеральная космическая программа (ФКП) до 2025 года. 15 февраля специалисты ФГУП «ЦЭНКИ» и других предприятий, входящих в ГК «Роскосмос», закончили монтаж оборудования на всех системах стартового комплекса «Союз-2» космодрома Восточный. Это завершилось успешным сухим вывозом РН, все системы сработали хорошо. Запущена в эксплуатацию в Технологическом институте штата Пернамбуку (Ресифи, Бразилия) третья наземная станция системы ГЛОНАСС. Есть другие успехи.

Братья по РоскосмосуНо на встрече не отпускало ощущение, что из ведущих космических держав Россия все же скатывается на третьестепенные позиции. Так, например, с гордостью заявлялось об успешном выведении спутника дистанционного зондирования Земли «Ресурс-П» с разрешением оптической системы менее одного метра. ДЗЗ давно нужно стране и, бесспорно, даст народно-хозяйственный эффект. Но американский аналог работает на орбите как минимум 25 лет, причем дает разрешение до 20 сантиметров. Как рассказывали специалисты, заокеанская оптика уже четверть века назад читала номера на бортах наших грузовых машин. А мы к этому подошли лишь сейчас.

До 2030 года отодвигается высадка на Луну. Про эту миссию Игорь Комаров говорил скупо. До конца непонятно, что это все-таки будет. Во-первых, 2030-й – очень отдаленное время, уже другое поколение. Кто ответит за конечный результат программы? Только в 2021 году с появлением корабля «Феникс» начнется проработка, как сказал Комаров, инфраструктуры полета на Луну. Во-вторых, зачем нам вообще такая миссия. Чтобы освоить бюджет, установить флаг РФ и вернуться на Землю? Или для того, чтобы заложить там первое поселение? На Луне давным-давно побывали американцы. Если уж высаживаться на нее, то с более значимыми задачами.

Миссии к спутнице Земли будут осуществляться и автоматическими аппаратами, отметил Комаров. Но и это уже сделано еще в эпоху СССР с помощью луноходов. Опять повторение пройденного?

Игорь Комаров много и со вкусом рассказывал о взаимодействии с американцами. И о продолжении работы с ними на МКС, и об осуществлении коммерческих запусков... «В космосе все по-другому. Не так, как на Земле».

Создалось впечатление, что Роскосмос живет в другом измерении. Для него отношения с США – мир, дружба, жвачка. Для России – санкции, черные списки, провокации, шпионаж, унижение в Госдепе, развертывание вокруг границ системы ПРО. Я это к тому, что в 1991-м мы уже один раз поверили американским «партнерам» и советникам. К чему это привело, известно. За океаном нас вычеркнули из списков великих стран. Но результаты боевой работы ВКС РФ в Сирии показали, что Россию рано списывать со счетов.

Однако в любой момент нас могут попытаться, что называется, дожать. Значит, мы должны думать не только о коммерческом, но и об оборонном значении космоса. Однако о создании сверхтяжелой РН в ведомстве Комарова речи не идет. США создадут свою сверхтяжелую SLS к 2018 году, она будет поднимать 70–130 тонн. Что это значит в оборонном плане, знающим людям рассказывать не надо.

Отвечая на вопрос «Военно-промышленного курьера», почему мы не занимаемся сверхтяжелой РН, Комаров сказал: «На протяжении 10–15 лет у нее не будет коммерческой нагрузки», потому, мол, и не нужна.

У Ту-160 тоже нет коммерческой нагрузки, но государство приняло решение не только о реинкарнации самолета, но и о его глубокой модернизации. Прежде всего потому, что он решает задачи ядерного сдерживания.

Когда речь идет о выживании России в мире, который балансирует на грани войны, коммерческие интересы должны отодвигаться на второй план. Однако Игорь Комаров полон оптимизма: «В отличие от Земли в космосе идет обратный процесс. Будущее мы видим во взаимодействии с США».

Можно только порадоваться столь бодрому настрою главы госкорпорации. Хотелось бы вместе с ним поверить в безоблачное будущее. Да время на дворе не то.
Автор:
Олег Фаличев
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/30082
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

45 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти