Резня в Безье. Католики против катаров

Средневековые католики были противниками любых версий христианства, не вписывающихся в религиозную систему взглядов Рима. Поэтому, когда учение катаров широко распространилось на юг Франции, а особенно в предгорья Пиренеев, Римская церковь решила уничтожить секту катаров и использовала фанатизм католиков как оружие в борьбе с ересью.

Резня в Безье. Католики против катаров

Собор Святых Назария и Цельсия в Каркассоне. Это были местные святые, которые в городах Лангедока почитались повсеместно.


НЕМНОГО ИСТОРИИ…

Для начала заслали проповедников, рассчитывая «вразумить» отступников словом Божьим. Но кроме насмешек римское папство не получило ничего. Потерпев неудачу, церковь стала давить на сеньоров того региона, Раймона (Раймунда) V (1134–1194) и его наследника Раймона (Раймунда) VI (1156–1222), графов Тулузских, рассчитывая через них покончить с иноверцами.

Раймон VI не торопился принимать меры и уверял Папу в преданности церковной догме. Пережив публичное унижение, он был вынужден клясться в верности католической церкви, хотя не мог и не хотел идти против собственного народа.

Не дождавшись полного повиновения Раймона VI, Папа Иннокентий III (около 1161 – 1216) объявил крестовый поход против катаров.


Собор Святых Назария и Цельсия в Безье. В документах впервые о постройке храма упоминается в VIII веке. Нынешняя церковь была возведена в XIII веке на месте бывшего здания, разрушенного в 1209 году во время крестового похода против альбигойцев.

АРМИЯ КРЕСТОНОСЦЕВ

Король Филипп II Французский (1165–1223) вместе со своим наследником не захотели стать во главе похода против собственных вассалов, однако позволили герцогу Бургундии и графу де Неверу встать во главе армии крестоносцев. Бургундскую аристократию отвлекала нависшая над Пуату угроза мятежа и козни английского короля Джона (Иоанна) Безземельного (1166–1216), имевшего поддержку со стороны германского кайзера Оттона IV Брауншвейгского (1175/76–1218). Лишь 500 бургундских рыцарей откликнулись на призыв. Собравшееся в Лионе для папского благословения войско представляло собой весьма разнородную массу, состоявшую из людей самого разного происхождения.

В состав войска входило еще 4000 сержантов в кольчужных бронях, или гоберах, длиной до бедра, следовавших за конницей пешком. 400 арбалетчиков должны были вести «огневой» бой. Их арбалеты обладали способностью выпускать толстую и короткую стрелу на дистанцию до 300 м. Взводились они подвешенным к поясу крюком, за который цепляли тетиву, вставляя ногу в петлю или «стремя» в передней части ложи и толкали ее, то есть ногу, вниз. Это было весьма эффективное оружие против кольчуг и щитов. Римский папа в прошлом дважды запрещал применение арбалетов против христиан, прежде всего потому, что позволял любому крестьянину убить господина. А в данном конфликте арбалетами располагали обе стороны.

НАДЕЖНЫЕ ТЫЛЫ…

В действующей армии католиков имелся еще и резерв: рибо – пехота, не обученная армейской дисциплине, общим числом до 5000 человек, вооруженная всевозможным, как правило, очень дешевым оружием.

Наличие рибо в военном походе было необходимо для любой средневековой армии. Они нужны были для хозяйственных нужд, так как помимо воинов, нуждавшихся во всевозможных услугах – от приготовления пищи до ремонта обуви, – были и животные, нуждавшиеся в выпасе и присмотре: их надо было поить, кормить, обихаживать. Все это требовало много людей, способных выполнять эту работу. Взамен предлагалась нехитрая еда и кров над головой. Были и такие, кто просто жить не мог без походной жизни, а потому готовы были следовать за войском хоть на край света.


Вид на город Безье и его собор.

«Попутчики армии» вооружались кто как мог, следуя, прежде всего, возможностям кошелька, а также полученным навыкам. Кинжалы и ножи были основой «джентльменского набора». Обычные дубины, мечи и сельскохозяйственные орудия тоже имели место быть.

Не будем забывать и о наличии в армии 1000 оруженосцев. Хотя, по правде, у многих рыцарей имелось по два помощника, и до услуг оруженосцев дело, как правило, не доходило.


Вид на реку Орб и мосты через нее с крыши собора. Конечно, сегодня здесь все сильно изменилось.

Кроме того, в походе за войском следовал «осадный поезд», состоящий из разобранных катапульт, камнеметов, «кошек» (симбиоз дома и повозки с усиленной крышей и подвешенным внутри тараном) и даже осадных башен. Естественно, в обслуживающий персонал такого поезда входили и механики, и плотники. Осадный инвентарь сплавлялся по Роне вниз на баржах, а потом отправлялся в повозках, запряженных могучими волами, по старым римским дорогам.

Отправлением религиозных потребностей, а также надзором за духовной чистотой средневекового войска занималось несколько сотен клириков, возглавлял которых Арно Амори, аббат Сито обители цистерцианцев. Войско состояло из 13 000 человек, такого же количества лошадей (боевых, скаковых и ломовых), волов и домашних животных, которые предназначались для приготовления из них пищи. Войско в походе растягивалось в колонну длиной около 10 км.


Еще один вид с крыши собора на заречную сторону, где когда-то стояли шатры крестоносного воинства.

В обозе следовал и опальный Раймон VI, граф Тулузы, за которым церковниками была установлена неусыпная слежка. Данных о том, что делал граф во время боевых действий, не обнаружилось, однако позже он оставил армию крестового похода и встал во главе войска в защиту катаров.

КРЕСТОНОСЦЫ У СТЕН ГОРОДА

Участники похода потратили целый месяц, чтобы дойти до Безье, первого крупного города катаров, расположенного в 250 км к западу. В Монпелье (городе, расположенном в 80 км не доходя до Безье) виконт города Раймон Роже Транкавель пожелал влиться в ряды крестоносцев, чтобы таким образом отвести от себя подозрения. Аббат Амори, тем не менее, категорически отказался от услуг виконта. Не сумевший выжечь ересь в собственном уделе, он должен был почувствовать на себе последствия попустительства, а потому не должен был ждать никакой пощады. По возвращении в город, Раймон-Рожер известил граждан о необходимости серьезно готовиться к обороне, а сам вместе с евреями отправился в Каркассон в надежде собрать войско и помочь Безье.

Горожане тем временем стали спешно запасать провизию, воду, а также проверять и приводить в порядок оборонительные мощности: чистить и углублять крепостные рвы.

Здесь стоит немного рассказать о Безье. Средневековый город Безье располагался тогда на северном берегу реки Орб, недалеко от прекрасного, теплого Средиземного моря. В свое время римляне построили тут дорогу, назвав ее Виа-Домиция, которая шла через Испанию, юг Франции и Италию. Через реку был построен мост длиной около 300 м, по которому жители Безье могли переходить с правого берега реки на левый и обратно круглый год, несмотря на зимние обширные разливы реки.

Средневековый город, надежно защищенный мощными стенами, стоял на скалистом выступе, возвышаясь над мостом на 20 м. Это позволяло защитникам города держать в поле зрения и в простреливаемой арбалетами зоне ближнюю часть моста силами 400–500 человек. Ниже, под стенами, к скале прилепился Фобур – посад с множеством домов и домишек, не поместившихся внутри городского периметра. Прямой штурм через мост был нецелесообразен, поскольку сулил большие потери противнику, а ширина реки не позволяла использовать катапульты и камнеметы, так как каменные снаряды просто не долетали до стен Безье.

ПЛАН РАСПОЛОЖЕНИЯ ВОЙСК

Войско крестоносцев подошло к городским стенам 21 июля. Епископ Безье, следовавший вместе с крестоносцами, уговаривал жителей сдать город.

Кроме того, священнослужитель просил выдать армии около 200 еретиков, названных им по именам, предлагая взамен спасенные собственные жизни. Требование с негодованием было отвергнуто. Горожане надеялись на своих защитников, на прочность и неуязвимость городских стен. А еще на то, что, не достигнув успеха, через месяц, войско неприятеля само разбредется по домам.

Крестоносцы тем временем пересекли реку и разбили лагерь на песчаной площадке к юго-западу от города. Расстояние от городских стен было достаточным для того, чтобы вовремя увидеть противника и предотвратить внезапность нападения. Более простые укрытия рибо располагались ближе к мосту.

Когда тьма стала рассеиваться, и забрезжил рассвет, на мосте через реку замаячила какая-то фигура молодого человека, вооруженного ножом.


Вот он – этот самый мост, на котором все и случилось!

Непонятна была цель появления его на мосту: то ли бравада, то ли провокация, то ли он был просто пьян. Подобная смелость не сулила ничего хорошего. Небольшой отряд, собравшийся по тревоге, спешно выехал за ворота города, и, нагнав молодого человека, убил его.

Казалось, вот она, фортуна! Сама судьба давала шанс крестоносцам открыть бой. Завязалась драка между рибо и отрядом защитников города. Защитников через Фобур теснили назад к воротам. Крестоносцы ринулись в бой, используя возможность попытать удачу и постараться с наименьшими потерями войти в город. А несчастные горожане спешили отбить ворота у захватчиков. Бой переместился на узкие городские улочки. Всюду раздавались крики раненых и плач детей. Мужчины с оружием в руках пытались отбиться от нападающих, сражаясь за своих близких. Однако силы были неравными. За несколько часов Безье был разорен, а многие жители города нашли свою смерть на улицах, и даже в церквях.

«БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ ВЫЛОЖЕНА ДОРОГА В АД»

Население Безье состояло в основном из католиков, но были среди жителей и катары. Жили, тем не менее, все дружно, мирно, как и положено добропорядочным соседям. Арно Амори, тамошний аббат цистерцианского монастыря был тем, к кому крестоносцы обращались со своими вопросами. Один из них звучал так: «Как же нам отличить католиков от катаров?»

В ответе прозвучали отголоски обоих заветов Библии, а сам он стал достоянием истории: «Убивайте всех подряд, Бог на небе узнает своих».

И началась Божья работа... Было уничтожено все население, включая тех католиков, которые надеялись найти спасение у алтарей католических же церквей. К полудню труды во имя Господне завершились, город обезлюдел… Нельзя сказать, что за все в ответе был один настоятель Сито с его неосмотрительно брошенной фразой. 10 марта 1208 г. папа Иннокентий III, держа совет с аббатом Амори и 12 кардиналами, постановил «уничтожить и искоренить катаров... от Монпелье до Бордо». В следующем послании к папе аббат с чувством «глубокого удовлетворения» от превосходно сделанной работы изрек: «Ни годы, ни положение, ни пол не стали им спасением». Точное количество жертв той резни не известно до сих пор. Цифры разнятся в десятки раз: от 7000 до 60 000 человек, включая, как говорится, стариков и младенцев.

Рибо, взявшие город, а затем вырезавшие жителей, разграбили мирный город Безье, забрав такое количество добычи, которое им и во сне не снилось. Однако такое наглое мародерство привело в ярость крестоносцев рыцарей. Почувствовав себя обойденными в дележке добра, они решили проучить «голоштанных», отобрав силой награбленное.

Рибо, не желая расставаться с добычей, в отместку подожгли город. Пожар был апофеозом этой кровавой вакханалии.

ЭПИЛОГ

После Безье крестовый поход по городам и весям продолжился. Воины Христа захватывали все новые и новые города и замки, вырезали еретиков, где только могли. Тысячи их были сожжены. Напуганные резней в Безье и, не желая себе той же участи, горожане без сопротивления открывали ворота своих городов. Слухи о зарвавшихся крестоносцах в итоге дошли до короля Арагона, вынужденного вмешаться и всячески противодействовать походу. Военные действия велись, но не так активно, как раньше. Они то затухали, то разгорались, всякий раз с переменным успехом. 15 марта 1244 года стало знаковым днем. Тогда сдался замок Монсегюр, после чего около 200 гордых и убежденных в своей вере катаров сожгли на кострах.


А вот еретиков сжигали! «Большая хроника Франции», около 1415 г. Британская библиотека.

Еще 35 лет шла борьба инквизиции с остатками ереси, однако так и не покончила с ними. В 1300 году оставалось еще более дюжины священников катаров, или «совершенных», действовавших в Лангедоке, остальные вынуждены были бежать в Италию.

Французская корона постепенно прибрала к рукам большинство «освобожденных» от ереси земель. И хотя с катарами все-таки было покончено, доминиканцы – католическое братство, официально признанное папством, – стали последователями идеалов катаров. Конечно, не всех, а тех, что касались личной скромности и аскетизма.

СИЛЫ ВОЮЮЩИХ СТОРОН
КРЕСТОНОСЦЫ (приблизительно)
Рыцари: 500
Конные сержанты: 1000
Пешие сержанты: 4000
Арбалетчики: 400
Рибо: 5000
Всего: 10900
КАТАРЫ (приблизительно)
Городская стража: 3500
Невооруженное гражданское население: 30 000
Всего: 33500
Автор:
Светлана Денисова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти