Советский оперативно-тактический ракетный комплекс 9К72 «Эльбрус»



После создания ядерного оружия в США, оно, в силу ограниченного количества и значительных габаритов ядерных бомб, рассматривалось как средство уничтожения крупных, особо важных целей и инструмент политического давления и ядерного шантажа СССР. Однако по мере накопления запасов и миниатюризации появилась возможность размещения ядерных боеголовок на тактических носителях. Таким образом, ядерное оружие стало уже оружием поля боя. С помощью ядерных зарядов относительно небольшой мощности можно решать задачи прорыва долговременной обороны, уничтожения скопления войск противника, штабов, узлов связи, аэродромов, военно-морских баз и т.д.


На первом этапе носителями тактических бомб были самолеты тактической (фронтовой) и палубной авиации. Однако авиация при многих своих достоинствах не могла решить весь круг задач. Реактивные боевые самолёты имели ряд ограничений, связанных с точностью и безопасностью бомбометания, метеоусловиями и временем суток. Кроме того, авиация является уязвимой к средствам ПВО, а применение ядерного оружия с малых высот связано с большим риском для самого носителя.

Для применения ядерного оружия на поле боя требовались достаточно точные, всепогодные, неуязвимые для средств ПВО и по возможности мобильные и компактные средства доставки. Ими стали тактические и оперативно-тактические ракетные комплексы. Начиная с 50-х годов, в США были созданы ТР и ОТР с двигателями, работающими как на твёрдом, так и на жидком топливе. Ракеты «Онест Джон», «Литтл Джон», «Сержант», «Капрал», «Лакросс», «Ланс» имели достаточно высокую мобильность, их точность позволяла наносить ядерные удары по объектам, расположенным вблизи линии боевого соприкосновения войск.

Естественно, что аналогичные работы по созданию баллистических ракет армейского и фронтового звена велись в Советском Союзе. В 1957 году на вооружение была принята оперативно-тактическая ракета Р-11, созданная в ОКБ-1 С.П. Королёва. В отличие от ракет, созданных на базе германской А-4 (Фау-2), в которых в качестве топлива использовался спирт, а окислителем был жидкий кислород – Р-11 стала первой советской ракетой такого класса на высококипящих компонентах топлива.

Переход на горючее - ТМ-185 на основе легких нефтепродуктов и окислитель - «Меланж» на основе концентрированной азотной кислоты - позволило существенно повысить время нахождения ракеты в заправленном виде. Вытеснительный способ подачи топлива и окислителя в ЖРД (давлением сжатого газа) значительно сократил массогабаритные характеристики ракеты и её стоимость. Благодаря внедрению новых компонентов топлива и окислителя появилась возможность транспортировки боеготовой заправленной ракеты на пусковой установке. Также значительно упростилась процедура запуска двигателя ракеты, для этого использовалось пусковое горючее, самовоспламеняющееся при контакте с окислителем - «Самин».

При стартовой массе 5350 кг дальность пуска ОТР Р-11 с боевой частью весом 690 кг составляла – 270 км с КВО – 3000 метров. Первоначально использовались только осколочно-фугасные и химические боевые части. Это было связано с тем, что в 50-е годы советская ядерная отрасль не сумела создать достаточно компактные боезаряды. Для Р-11 также отрабатывались боеголовки, заправляемые жидкими высокорадиоактивными веществами, как и химические боезаряды, они должны были создавать на пути наступающих войск противника труднопреодолимые очаги заражения и делать не пригодными для использования крупные транспортные узлы и аэродромы.

Советский оперативно-тактический ракетный комплекс 9К72 «Эльбрус»

СПУ 2У218 с ракетой Р-11М / 8К11 во время парада на Красной площади


В самом начале 60-х на вооружение поступила модернизированная Р-11М. Основным отличием данной ракеты стало оснащение ядерной боевой частью массой 950 кг, вследствие чего максимальная дальность пуска уменьшилась до 150 км. В сентябре 1961 года на Новой Земле было осуществлено два испытательных пуска Р-11М с ядерными боеголовками. Натурные ядерные испытания продемонстрировали приемлемую точность и хороший поражающий эффект. Мощность ядерных взрывов находилась в пределах 6-12 кт.

Кроме сухопутных вариантов существовала также морская ракета - Р-11ФМ. Она была принята на вооружение в 1959 году. Ракетный комплекс Д-1 с ракетой Р-11ФМ входил в состав вооружения дизельных подводных лодок пр. 629.

Вскоре после принятия на вооружение ОТРК Р-11 встал вопрос о кардинальном улучшении его характеристик. Военных в первую очередь интересовало увеличение дальности пуска ракет. Анализ схемы ракеты Р-11М показал бесперспективность попыток дальнейшей модернизации ракет с вытеснительной системой подачи топлива. Поэтому при создании новой ракеты было решено использовать двигатель с турбонасосной системой подачи топлива. К тому же турбонасосный агрегат позволял добиться лучшей точности стрельбы по дальности.

Комплекс оперативно-тактического назначения 9К72 «Эльбрус» с ракетой Р-17 (индекс ГРАУ — 8К14) был разработан в СКБ-385 (главный конструктор - В.П. Макеев), при разработке ракета имела индекс Р-300. Для ускорения создания нового комплекса массогабаритные характеристики ракеты Р-17 были выбраны близкими к Р-11М. Это позволило использовать часть агрегатов и оборудования от ракеты Р-11М, что в свою очередь сэкономило время и средства.

Несмотря на то, что ракеты Р-17 и Р-11М внешне были похожи и использовали одинаковые топливо и окислитель, конструктивно они имели мало общего. Полностью была изменена внутренняя компоновка и создана более совершенная система управления. В ракете Р-17 использовался новый, намного более мощный двигатель, созданный в ОКБ-5 (главный конструктор - А.М. Исаев).

12 декабря 1959 года на полигоне Капустин Яр состоялся первый испытательный пуск ракеты Р-17. 7 ноября 1961 года четыре гусеничные самоходные пусковые установки 2П19 с ракетами Р-17 впервые прошли во время военного парада по Красной площади.
24 марта 1962 года оперативно-тактический ракетный комплекс 9К72 «Эльбрус» с ракетой 8К-14 (Р-17) постановлением Совета министров СССР был принят на вооружение. В странах НАТО комплекс получил обозначение SS-1c Scud B (англ. Scud – Шквал). В Советском Союзе комплексы 9К72 были сведены в ракетные бригады Сухопутных войск. Обычно в бригаду входило три огневых дивизиона, по три батареи в каждом. В каждой батарее имелась одна СПУ и ТЗМ.



Первоначально в составе ракетного комплекса для транспортировки и запуска ракеты со стартовой массой 5860 кг - использовалась гусеничная СПУ на базе ИСУ-152, сходная с той, что применялась для транспортировки и запуска Р-11М. Однако гусеничное шасси при хорошей проходимости не удовлетворяло военных по скорости передвижения, запасу хода, и разрушали дорожное покрытие. К тому же значительные вибрационные нагрузки при движении на гусеницах отрицательно сказывались на надёжности ракет. В 1967 году в ракетные бригады стала поступать СПУ 9П117 на четырёхосном шасси МАЗ-543П. К концу 70-х колёсное шасси постепенно вытеснило гусеничное, однако в ряде мест со сложными дорожными условиями гусеничная техника эксплуатировалась до конца 80-х.


СПУ 9П117 на четырёхосном шасси МАЗ-543П


С самого начала Р-17 проектировалась как средство доставки тактических ядерных зарядов мощностью 5-10 кт с максимальной дальностью стрельбы 300 км. КВО находилось в пределах 450-500 метров. В 70-е годы для ракет комплекса «Эльбрус» были созданы новые термоядерные боевые части мощностью: 20, 200, 300 и 500 кт. При эксплуатации ракеты с ядерной боеголовкой на головную часть ракеты надевался специальный термостатический чехол.



И хотя наличие химического оружия в СССР официально отрицалось, ракеты Р-17, кроме ядерных, могли нести химические боеголовки. Первоначально боевые части снаряжались ипритно-люизитной смесью. В конце 60-х на вооружение были приняты кассетные БЧ с бинарным отравляющим веществом нервно-паралитического действия Р-33, которое по своим свойствам во многом было аналогично западному ОВ VX. Этот нервно-паралитический яд является самым токсичным из когда-либо искусственно синтезировавшихся веществ, применяемых в химическом оружии, он в 300 раз токсичнее фосгена, использовавшегося в Первой мировой войне. Вооружение и военная техника, подвергшаяся воздействию вещества Р-33, представляют опасность для личного состава в тёплое время года в течение нескольких недель. Это стойкое отравляющее вещество обладает способностью впитываться в лакокрасочные покрытия, что сильно затрудняет процесс дегазации. Местность, подвергшаяся заражению ОВ Р-33, на несколько недель делается непригодной для ведения длительных боевых действий. Фугасная боевая часть 8Ф44 весом - 987 кг содержала около 700 кг мощного взрывчатого вещества ТГАГ-5. Фугасными БЧ в основном комплектовались экспортные ракеты Р-17Э. В СССР они, как правило, использовались для контрольно-учебных стрельб.



Ошибочным будет считать, что в состав ракетного комплекса 9К72 «Эльбрус» входили только ракета и пусковая установка. При обслуживании и боевом применении ОТРК использовалось около 20 единиц различной буксируемой и самоходной техники. Для заправки ракет применялись автомобильные заправщики топлива и окислителя, специальные компрессоры и обмывочно-нейтрализационные машины. Для проверки и мелкого ремонта ракет и пусковых установок служили специальные мобильные испытательные и метрологические машины и мобильные мастерские. «Специальные» боевые части транспортировались в закрытых машинах-хранилищах с регулируемым температурным режимом. Погрузка ракет на самоходную пусковую установку с транспортной машины осуществлялась автокраном.


Перегрузка ракеты с транспортной машины на СПУ с использованием и автокрана


Для определения координат пусковой установки использовались топопривязчики на базе ГАЗ-66. Ввод данных и управление комплексом «Эльбрус» происходил с мобильных пунктов управления. В составе взвода материального обеспечения имелись топливозаправщики для автомобилей, полевые кухни, бортовые грузовики и т.д.



За долгие годы службы ОТРК неоднократно подвергался модернизации. В первую очередь это коснулось ракеты. Модернизированная ракета 8К14-1 обладала лучшими служебно-эксплуатационными характеристиками и могла нести более тяжелые боеголовки. Ракеты отличаются только по возможности использования боевых частей. В остальном ракета 8К14-1 полностью взаимозаменяема с 8К14 и не отличается по своим ТТХ. Ракеты всех модификаций могли применяться с любого стартового агрегата, все они имели взаимозаменяемую пультовую аппаратуру. За годы производства удалось добиться весьма высокого уровня технической надёжности ракет и увеличить время нахождения в заправленном состоянии с 1 года до 7 лет, гарантийный срок службы увеличился с 7 до 25 лет.

В начале 60-х в КБ Воткинского машиностроительного завода была предпринята попытка кардинальной модернизации ракеты Р-17 путем замены двигателя, типа топлива и увеличения объема топливных баков. Согласно расчётам, дальность пуска в этом случае должна была превысить 500 км. Обновленный оперативно-тактический ракетный комплекс, получивший обозначение 9К77 «Рекорд», в 1964 году был отправлен на полигон Капустин Яр. В целом испытания проходили удачно и завершились в 1967 году. Но на вооружение новый ОТРК с ракетой Р-17М не приняли. К тому моменту был создан мобильный ракетный комплекс «Темп-С», обладавший более высокими характеристиками.

Еще одним оригинальным проектом стала попытка создания аэромобильной пусковой установки 9К73. Она представляла собой легкую четырехколесную платформу со стартовым столом и подъемной стрелой. Такая пусковая установка могла оперативно перебрасываться транспортным самолетом или вертолетом в заданный район и оттуда произвести пуск ракеты. Специально для этого была создана модификация вертолёта Ми-6ПРТБВ - подвижная ракетно-техническая база вертолетного типа.



Во время испытаний опытный образец платформы продемонстрировал принципиальную возможность быстрого посадочного десантирования и стрельбы баллистической ракеты. Однако дальше постройки опытного образца дело не продвинулось. Для осуществления прицельного пуска расчету необходимо знать ряд параметров, таких как: координаты цели и пусковой установки, метеорологическую обстановку и т.д. В шестидесятые годы для определения и введения этих параметров в систему управления ракетой было не реально обойтись без участия специализированных комплексов на автомобильном шасси. А для доставки в район пуска необходимой техники требовались дополнительные транспортные самолёты и вертолёты. В итоге от идеи «урезанной» легкой авиатранспортабельной пусковой установки отказались.

Ко второй половине 70-х комплекс начал устаревать, и его характеристики уже не в полной мере соответствовали современным требованиям. На фоне появления современных твердотопливных ракет большие нарекания вызывала необходимость заправки и слива топлива и окислителя. Обращение с данными компонентами, необходимыми для работы ЖРД, всегда было связано с большим риском. Кроме того, для сохранения ресурса ракет после слива окислителя требовалась процедура нейтрализации остатков кислоты в баке и трубопроводах.

Несмотря на трудности эксплуатации ОТРК «Эльбрус» был хорошо освоен в войсках, и в силу относительной простоты и дешевизны ракеты Р-17 выпускались большой серией. Не слишком высокая точность ракет отчасти компенсировалась мощными ядерными боеголовками, вполне пригодными для уничтожения скопления войск противника или крупных площадных целей.

Однако применение тактического ядерного оружия грозило перерасти во взаимное ядерное уничтожение, да и в "большой войне" использование ядерного оружия не всегда целесообразно. Поэтому в 80-е годы в СССР велись работы по повышению точности комплекса путём создания управляемой боевой части ракеты в рамках ОКР «Аэрофон».

Отделяемая боевая часть 9Н78 массой 1017 кг в обычном снаряжении наводилась на цель на конечном участке траектории по командам оптической ГСН. Для этого в ходе подготовки к пуску «портрет» цели загружался в блок памяти системы наведения. При составлении «портрета» цели использовались аэрофотоснимки, полученные самолётами-разведчиками. Максимальная дальность для модернизированной ракеты 8К14-1Ф составляла 235 км, а точность поражения отделяемой БЧ 9Н78 — 50-100 м. В состав доработанного ракетного комплекса вошли машина подготовки данных и машина ввода данных. Точность стрельбы доработанного комплекса 9К72-1 сильно зависела от качества и масштаба аэрофотоснимков и метеоусловий в районе цели. В 1990 году комплекс был принят в опытно-войсковую эксплуатацию, но серийно не строился. К тому моменту жидкостные ракеты Р-17 безнадёжно морально устарели, их производство в Воткинске было завершено в 1987 году.



Но на этом история ОТРК «Эльбрус» в нашей стране не закончилась. Несмотря на то, что ракетный комплекс во многом не удовлетворял современным требованиям в силу большой распространенности и дороговизны переоснащения ракетных бригад на новую технику, он ещё примерно 10 лет состоял на вооружении в Российской армии. Кроме того, выслужившие гарантийные сроки ракеты активно использовались в качестве мишеней во время учений и испытаний систем ПВО и ПРО. Для этого конструкторы Воткинского машиностроительного завода создали на базе ракеты Р-17 ракету-мишень. В отличие от базовой ракеты, мишень не несла боевой части. На её месте в бронированной капсуле размещались аппаратура управления ракетой и специализированные телеметрические системы, предназначенные для сбора и передачи на землю информации о параметрах полета и ходе перехвата. Таким образом, ракета-мишень в течение некоторого времени после поражения до момента падения на землю могла передавать информацию. Это позволяло осуществлять обстрел одной мишени несколькими противоракетами.

Оперативно-тактический ракетный комплекс 9К72 «Эльбрус», начиная с 1973 года, достаточно широко поставлялся на экспорт. Кроме стран Варшавского договора ОТРК состояли на вооружении в Афганистане, Вьетнаме, Египте, Ираке, Йемене, Ливии, Сирии.


Ливийская СПУ 9П117 на шасси MAЗ-543 захваченная повстанцами


По всей видимости, первыми комплекс в боевой обстановке применили египтяне во время «Войны Судного дня» в 1973 году. К сожалению, достоверных данных о подробностях боевого применения нет. Судя по всему, особых успехов египетским ракетчикам добиться не удалось. Вскоре после того, как президентом Египта стал Анвар Садат, военно-техническое сотрудничество между нашими странами прекратилось. Более того египетское руководство за соответствующее вознаграждение стало активно знакомить с новейшими образцами советской техники всех желающих. Так в конце 70-х в США и Китай были отправлены истребители МиГ-23 и средства ПВО.

В 1979 году три египетских ОТРК были проданы КНДР, и египетские инструкторы помогли подготовить северокорейские расчёты. До этого, не смотря на настойчивые просьбы Ким Ир Сена, советское руководство из опасения, что эти комплексы могут попасть в Китай, воздерживалось от поставок данного оружия в КНДР.

Ракеты Р-17 имели простую и понятную для северокорейских специалистов конструкцию, что, впрочем, не удивительно - тысячи корейцев учились в советских технических вузах и проходили стажировку в научно-исследовательских учреждениях и конструкторских бюро. В КНДР уже состояли на вооружении ЗРК и ПКР, ракеты которых работали на сходных компонентах топлива и окислителя.

Необходимые для разработки собственной версии Р-17 металлургические, химические и приборостроительные предприятия в КНДР при помощи СССР были построены в 50-70-е годы, и копирование ракет не вызвало особых трудностей. Определенные проблемы возникли с созданием приборов автономной инерциальной системы управления. Недостаточная стабильность работы магнитно-полупроводникового счётно-решающего прибора автомата стабилизации не позволяла добиться удовлетворительной точности стрельбы.



Но северокорейским конструкторам удалось с честью решить все проблемы, и в середине 80-х северокорейская версия оперативно-тактической ракеты под условным наименованием «Хвасон-5» поступила на вооружение. Одновременно с этим в КНДР шло строительство ракетостроительной инфраструктуры. Основными её элементами стали Ракетно-исследовательский институт в Санумдон, 125-я фабрика в Пхеньяне и ракетный полигон Мусуданни. Начиная с 1987 года, темп производства ракет «Хвасон-5» составлял 8-10 единиц в месяц.

В конце 80-х корейская версия Р-17 была серьёзно модернизирована, ракета, известная как «Хвасон-6», могла доставить 700 кг боевую часть на дальность 500 км. В общей сложности в КНДР построено около 700 ракет «Хвасон-5» и «Хвасон-6». Помимо северокорейской армии, они поставлялись в ОАЭ, Вьетнам, Конго, Ливию, Сирию и Йемен. В 1987 году первым покупателем партии ракет «Хвасон-5» стал Иран, эта страна получила несколько сотен северокорейских баллистических ракет.


Запуск ракет «Шехаб»


В дальнейшем в Иране с помощью северокорейских специалистов было налажено производство собственных ракет класса «земля-земля» семейства «Шехаб». Благодаря увеличенной ёмкости баков с топливом и окислителем и новому северокорейскому двигателю, ракета «Шехаб-3», состоящая на вооружении с 2003 года, достигла дальности полёта - 1100—1300 км при весе боевой части - 750—1000 кг.

«Скады» в боевой обстановке использовались во время Ирано-иракской войны. Во время так называемой «войны городов» по шести иранским городам, находящимся в зоне пуска, было выпущено 189 ракет, из них 135 по столице – Тегерану. Для запуска ракет Р-17Э помимо штатных СПУ 9П117 использовались стационарные бетонированные пусковые столы. На иракские ракетные удары Иран отвечал аналогичными ракетами производства КНДР.

В 1986 году в Ираке началась сборка собственных вариантов Р-17 – «Аль-Хуссейн» и «Аль-Аббас». С целью увеличения дальности стрельбы вес боевой части иракских ракет был серьёзно уменьшен. За счёт этого увеличилась ёмкость топливных баков и длина ракет. Иракские баллистические ракеты «Аль Хуссейн» и «Аль Аббас» имеют облегченные боевые части с весом, уменьшенным на 250-500 кг. При дальности пуска «Аль Хуссейн» - 600 км и «Аль-Аббас» - 850 км, КВО составляло 1000-3000 метров. При такой точности эффективно наносить удары можно было только по крупным площадным целям.

В 1991 году во время Войны в заливе Ирак запустил 133 ракеты по территории Бахрейна, Израиля, Кувейта и Саудовской Аравии. Для запуска ракет использовались в основном штатные мобильные пусковые установки, так как 12 стационарных стартовых позиций в первые дни были уничтожены, а 13 серьёзно повреждены в результате авиаударов. В общей сложности 80 ракет упали в районе цели, ещё 7 сошли с траектории, а 46 были сбиты.



Против иракских «Скадов» американцы задействовали зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот», однако результативность их применения оказалась не слишком высокой. Как правило, против одного иракского «Скада» запускалось 3-4 ЗУР. Зачастую осколочной боевой части ЗУР МIМ-104 удавалось развалить на несколько фрагментов баллистическую ракету, но уничтожения боеголовки не происходило. В результате боеголовка падала и взрывалась не в районе цели, но в силу непредсказуемости траектории полёта, повреждённая ракета представляла ничуть не меньшую опасность.
Справедливости ради стоит сказать, что точность стрельбы иракских ракетчиков была крайне низкой. Зачастую расчёты старались как можно быстрей запустить свои ракеты просто в сторону противника и уехать со стартовых позиций. Это было связано с тем, что самым эффективным американским средством противоракетной обороны были не ЗРК «Пэтриот», а ударная авиация, которая днём и ночью вела охоту за иракскими пусковыми установками. Поэтому пуски ОТР производились, как правило, ночью в большой спешке. Днём иракские ракетные комплексы прятались в различных укрытиях, под мостами и эстакадами. Единственным крупным успехом иракцев можно считать попадание ракеты в американские казармы в саудовском городе Дхарам, в результате чего погибло 28 американских солдат и ещё около двухсот получили ранения.

Комплекс 9К72 «Эльбрус» состоял на вооружении в нашей стране более 30 лет и более 15 лет был основой вооружения ракетных частей Сухопутных войск. Но ко второй половине 80-х он уже стал устаревать. К тому моменту в войска начали поступать ОТРК с ракетами на твёрдом топливе, которые были компактней и обладали лучшими служебно-эксплуатационными характеристиками.

Афганская война стала хорошим поводом для боевой «утилизации» устаревающих жидкостных ракет. Тем более что в СССР за годы производства их накопилось очень много, и у значительной части ракет заканчивались сроки хранения. Однако тут возникли непредвиденные трудности: основная часть эксплуатировавшихся в ракетных бригадах Сухопутных войск ракет Р-17 была «заточена» под «специальные» боевые части, применение которых в Афганистане исключалась. Для имевшихся на базах хранения ракет пришлось на заводе в Воткинске заказывать фугасные боевые части.



По неподтверждённым данным в Афганистане по позициям моджахедов было запущено около 1000 ракет. В качестве объектов ракетных ударов выступали места скопления мятежников, базы и укрепрайоны. Их координаты добывались с помощью авиаразведки. В связи с тем, что стрельба зачастую велась на минимальную дальность, в баках ракет оставалось большое количество топлива и окислителя, что при взрыве боевой части давало хороший зажигательный эффект.



После вывода «ограниченного контингента» «Эльбрусы» остались в распоряжении афганских правительственных сил. Афганская армия не слишком щепетильно выбирала объекты для ракетных ударов, зачастую нанося их по крупным населённым пунктам, находящимся под контролем оппозиции. В апреле 1991 года три ракеты были запущены по городу Асадабад на востоке Афганистана. Одна из ракет упала на городском рынке, убив и ранив около 1000 человек.

Последний раз российские ракеты Р-17 в боевых условиях применялись во время Второй чеченской. К тому моменту в российской армии почти не осталось ракетных бригад вооруженных комплексом 9К72 «Эльбрус», но на складах скопилось большое количество просроченных ракет. Для нанесения ударов по объектам боевиков на территории Чеченской республики был сформирован 630-й отдельный ракетный дивизион. Данная воинская часть базировалась на границе с Чечнёй неподалёку от станицы Русская. Оттуда в период с 1 октября 1999 года по 15 апреля 2001 года было произведено около 250 пусков ракет 8К14-1. В ходе ведения боевых действий отстреливались ракеты с просроченными сроками хранения, но ни одного отказа зафиксировано не было. После того как российские войска взяли под контроль большую часть территории Чечни, и достойных целей больше не осталось, 630-й ордн сдал технику на базу хранения и передислоцировался на полигон Капустин Яр. В 2005 году эта воинская часть первой в Российской армии получила комплекс 9К720 «Искандер». ОТРК 9К72 «Эльбрус» состоял на вооружении в нашей стране до 2000 года, когда ракетные бригады, дислоцированные на Дальнем востоке, сменили его на 9К79-1 "Точка-У".

Несмотря на солидный возраст, ОТРК продолжает эксплуатировать в разных уголках планеты. Нет сомнения, что про боевое применение «Скадов» в горячих точках мы услышим ещё не раз. Оперативно-тактические ракеты, произведённые в КНДР, стали весьма ходовым товаром в странах «третьего мира».



Именно этими ракетами хуситы в Йемене обстреливают позиции саудовской коалиции. По состоянию на 2010 год в Йемене имелось 6 СПУ и 33 ракеты. В 2015 году по территории Саудовской Аравии было запущено около 20 ракет. Официальные представители Эр-Рияда заявили, что все они были либо сбиты комплексами «Пэтриот», либо упали в безлюдной пустыне. Но по данным иранских и французских источников, на самом деле сбить удалось лишь три ракеты. Примерно десять ракет поразили намеченные цели, при этом будто бы погиб начальник главного штаба ВВС Саудовской Аравии. Насколько всё это соответствует действительности сказать трудно, как известно на войне каждая из сторон всячески завышает собственные успехи и скрывает потери, но одно можно сказать точно – списывать со счетов советский ракетный комплекс, созданный 54 года назад, пока рано.

По материалам:
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/8k14/8k14.shtml
http://bastion-karpenko.narod.ru/R-17.pdf
http://militaryrussia.ru/blog/index-233.html
http://fas.org/nuke/guide/russia/theater/r-11.htm
Автор:
Сергей Линник
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти