Рука Москвы с… губной помадой

Рука Москвы с… губной помадой


Холодная война ХХ века дала историкам и специалистам богатый фактический материал о противоборстве двух идеологий, о политических, экономических и информационных масштабных сражениях и тайных закулисных битвах. К последним можно смело отнести операции спецслужб, среди которых наиболее активными, без сомнения, являются советский КГБ, немецкая ШТАЗИ, американское ЦРУ и британская разведка МИ-6.

РОМЕО ИЗ ВЕДОМСТВА ВОЛЬФА



Самой молодой спецслужбой была немецкая ШТАЗИ, именно она за свою сравнительно короткую биографию сумела завоевать репутацию динамично развивающейся секретной организации с активно действовавшей широкой агентурной сетью. Наиболее эффективной в системе ШТАЗИ историки спецслужб называют разведку или Главное управление А, созданное и на протяжении многих лет руководимое генералом Маркусом Вольфом – талантливым организатором, интеллектуалом, автором, вдохновителем и куратором многоходовых оперативных комбинаций и мероприятий, которые, как грабли в охраняемом саду, активно «вычищали» политические тайны и военные секреты ФРГ и ее союзников.

Одним из наиболее результативных оперативных мероприятий генерала Вольфа считается серия операций под кодовым названием «Ромео», которые были успешно осуществлены еще в середине 60-х годов прошлого века. В соответствии с утвержденным замыслом, Главное управление «А» приступило к поиску, проверке и приему на службу симпатичных молодых холостяков. Все эти офицеры проходили курс интенсивной подготовки в специальной школе ШТАЗИ, и вскоре у генерала Вольфа был достаточно большой коллектив молодых офицеров-разведчиков для выполнения особо деликатных заданий. Ромео, как их назвали западные историки, должны были выявлять и оценивать прямые и перспективные разведывательные возможности, затем активно ухаживать, добиваться взаимности, а потом незаметно, но целенаправленно руководить секретаршами, референтами, личными помощницами и даже ответственными дамами-сотрудниками, работавшими в правительственных учреждениях и политических партиях, в спецслужбах и военных ведомствах ФРГ и других стран НАТО.

Дальновидный Маркус Вольф направлял своих разведчиков и на южные курорты Европы, облюбованные незамужними западными немками, стремившимися к солнцу и различным развлечениям, включая и постельные. Большинство офицеров ШТАЗИ по-разному талантливо и мастерски, но одинаково результативно сыграли свои роли Ромео. А когда одна из дам-агентов решилась исповедоваться у священника, разведчики генерала Вольфа в такой непростой ситуации организовали и полностью выполнили желание своего агента, не допустив утечки оперативной информации. Настоящий разведчик должен обладать творчеством актера, и офицеры ШТАЗИ многократно это доказывали, часто импровизируя в разнообразных оперативных ситуациях.

В результате этих по-своему сложных и продолжительных любовных отношений разведка ШТАЗИ получила устойчивые каналы поступления политических и военных документов различной степени секретности. По оценкам официальных ведомств Германии, на ШТАЗИ работало до 50 дам-агентов с различными уровнями доступа к секретам, в том числе в разведке и военной контрразведке ФРГ.

КГБ ПОДСТАВИЛ ПЛЕЧО


Рука Москвы с… губной помадой


Успех мероприятий «Ромео» историки приписывают целиком ШТАЗИ, однако особую и незаменимую помощь разведке ГДР оказал КГБ СССР. Дело в том, что в процессе добывания всех ценных сведений наиболее трудоемким и особо рискованным было копирование секретных документов. В большинстве случаев это приходилось делать на рабочем месте, для чего Оперативно-техническая служба ШТАЗИ вначале использовала один из первых советских специальных фотоаппаратов «Арника», справедливо названный генералом Вольфом лучшей агентурной техникой 1960-х годов. На основе «Арники» талантливые конструкторы ГДР изготовили свой фотоаппарат с камуфляжем «Дамский носовой платок». Комплект полностью вписывался в набор личных предметов, которыми дамы-агенты могли пользоваться на своем офисном столе, работая с особо важными и секретными документами.

Однако надежность такого камуфляжа вызывала справедливую критику, в связи с чем ШТАЗИ и КГБ начали совместный поиск наиболее подходящего камуфляжа-прикрытия для негласного, на жаргоне КГБ, фотокопирования документов. В 2002 году Детлев Врейслебен, известный немецкий историк специальной техники, использовавшейся ШТАЗИ, в журнале Photo Deal № 3 подробно рассказал о советской микрофотокамере «Губная помада», которая использовалась для съемки особо важных документов прямо на рабочем столе.

Появлению фотоаппарата в губной помаде предшествовала большая работа оперативных офицеров КГБ по выбору наиболее подходящей фирмы-изготовителя, затем специальная лаборатория ОТУ КГБ создала несколько макетов, и после многократных испытаний новая уникальная спецтехника была передана разведке ГДР. Дамы-агенты по достоинству оценили великолепный камуфляж и простое управление микрофотокамерой, которой можно было фотографировать и одновременно поправлять свой макияж. Фотосъемка производилась путем вращения нижней части тюбика губной помады. При этом поворотом в одну сторону взводился затвор и пленка перематывалась на один кадр. И соответственно при вращении губной помады в другую сторону до упора производился спуск затвора и фотографировался лежащий на столе документ.

Манипуляции с губной помадой ни у кого не вызывали подозрений, тем более что дамы-агенты всегда носили в сумочке обычную губную помаду и другую, точно такую же, но с микрофотокамерой внутри. Ветераны КГБ рассказывали автору статьи, что все этапы создания и оперативного внедрения «Губной помады» были на личном контроле у Владимира Крючкова, начальника ПГУ КГБ.

НЕЗАМЕТНЫЕ ГЕРОИ СПЕЦТЕХНИКИ


Сегодня цифровая техника практически полностью вытеснила классические пленочные фотоаппараты, что привело, например, к потере лидирующих позиций на фоторынке знаменитой фирмы «Кодак», не успевшей вовремя перестроиться под изменившиеся интересы покупателей. То же самое произошло и с огромным арсеналом специальной пленочной фотоаппаратуры, которая с появлением цифровых технологий осталась невостребованной и хранится теперь на складах, дожидаясь очередной инвентаризации, заканчивающейся, как правило, уничтожением некогда уникальных и весьма дорогих образцов.

Вместе с уничтожением специальной фототехники потихоньку исчезает и сама история проектирования, создания и применения специального пленочного фотоарсенала КГБ, считавшегося лучшим среди ведущих спецслужб мира по количеству, ассортименту и частоте модернизации моделей, а также по объемам и качеству полученной информации. Так, например, Питер Райт, заместитель директора британской контрразведки МИ-5 по научно-техническим вопросам, выразил искреннее восхищение «карманной копировальной машиной в портсигаре», обнаруженной в 1961 году у Конона Молодого, известного советского разведчика-нелегала. В портсигаре был встроен первый в мире фотоаппарат, делавший копии методом прокатывания по документу.

Надо сказать, что проектирование, разработка и производство специальной фототехники всегда были непривлекательными направлениями для советских и западных концернов фотоиндустрии. По сравнению с обычными фотокамерами специальная фотоаппаратура, как правило, заказывалась небольшими партиями, что было невыгодно для основных производственных показателей фотооптических предприятий. Кроме того, все этапы изготовления спецфототехники, от разработки эскизов и чертежей до испытания опытных и серийных образцов, необходимо было засекречивать. Для этого на предприятиях создавались специальные секретные отделы и цеха, все сотрудники которых получали соответствующие допуски, выдаваемые после тщательной проверки кандидата органами КГБ.

За выполнением всех требований допуска велся тщательный контроль офицерами контрразведки, главной задачей которых было предотвращение утечки любой информации о производимой спецтехнике, используемых материалах и технологиях. А сами разработчики и конструкторы не имели возможности выступать на крупных отечественных или международных симпозиумах с докладами о своих изобретениях, новых реализованных идеях или просто с гордостью похвалиться образцами новой продукции своих коллективов. Даже мемуары и простые печатные воспоминания были категорически запрещены для специалистов всех уровней этой закрытой от посторонних глаз особой фотоиндустрии КГБ.

Эта статья – дань уважения и памяти тем многим и до сих пор неизвестным, настоящим героям невидимого фронта холодной войны: офицерам-разработчикам, проектировщикам и механикам, а также ветеранам оперативно-технической службы ПГУ КГБ, создававшим уникальный арсенал советской оперативной техники и разрабатывавшим методы ее использования. В том числе и этот шедевр ХХ века – микрофотокамеру в губной помаде, с помощью которой разведки ГДР и КГБ получали бесценные документальные материалы.
Автор: Владимир Алексеенко
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/spforces/2016-04-08/15_msk.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. птс-м 10 апреля 2016 07:32
    Отличная статья! Технологии не стоят на месте. Вот бы еще научились мысли передавать на дальние расстояния,чтобы знать планы либерастических предателей России.
  2. parusnik 10 апреля 2016 08:10
    Спасибо, великолепная статья..
  3. Reptiloid 10 апреля 2016 08:34
    Да,статья хорошая.Открываются постепенно факты недавнего прошлого, о которых не говорилось долгие годы. Была как-то передача о том,что ШТАЗИ осуществлять промышленный шпионаж в пользу СССР.Когда Германия стала объединяться----сотрудников подвергли.Кто просился в СССР---не ответили.Ни Горбачев, ни Ельцин.Передачу эту смотрел давно,когда после травмы целыми днями лежал.
  4. jurikberlin 10 апреля 2016 15:37
    офигенный пост!в то время камеру в помаду....вот жеж !
  5. тол100в 10 апреля 2016 17:01
    Но легендой разведки остался незаменимый "Минокс".
  6. Nitarius 11 апреля 2016 06:21
    Нда .. зря отдали германию . ГОРБАТЫЙ СКОТИНА предал!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня