Европейских стрелков полнится список…

Не успела разрешиться ситуация по поводу массового убийства Андерсом Брейвиком на острове Утойя и взрывов в норвежской столице, как новые проявления конфликта этносов и конфессий всколыхнули старушку Европу.

Сначала в тихом бельгийском Льеже, где ничего громче взрывов новогодних хлопушек за всю послевоенную историю города не происходило, некий Нурдин Амрани совершил массовое убийство. Местные полицейские долго пытались понять, каким образом действовал этот выходец из Северной Африки, и, похоже, стражам порядка удалось создать целостную картину всего того, что на днях произошло в Льеже. По данным полиции, полученным от непосредственных очевидцев и камер видеонаблюдения, 13 декабря днем на крышу одного из зданий в центральной части бельгийского города забрался человек, который неожиданно начал забрасывать гранатами остановку и площадь, на которой скопилось большое количество людей. Далее бельгиец африканского происхождения начал расстреливать людей из автоматического оружия. Первоначально сообщалось, что этим оружием был автомат Калашникова, но затем появилась информация, что орудовал преступник винтовкой бельгийского производства FN FAL, которая сегодня стоит на вооружении войск НАТО. Выпустив все патроны, Амрани вынул из сумки пистолет и выстрелил в самого себя.


В итоге Амрани на площади Сен-Ламбер убил пятерых человек и ранил более 120-ти, среди которых 10 балансируют на грани жизни и смерти.

Полиция приступила к расследованию и в доме самого Амрани обнаружила страшную находку – изуродованное женское тело. Перед тем как отправиться на преступление в центр Льежа, Амрани написал своей возлюбленной романтическое письмо и даже перевел на ее счет денежную сумму. По словам самой девушки, она не может понять, чем вызвана такая эмоциональная буря, которая привела Нурдина Амрани к жестокой расправе над безвинными людьми.
Как оказалось впоследствии, Амрани ранее уже задерживался полицейскими за незаконное хранение оружия и наркотиков. Однако все те, с кем удалось пообщаться полиции, абсолютно не были готовы к тому, что Нурдин Амрани решится на такое страшное преступление. Соседи Амрани говорят, что никаких отклонений в его поведении за Нурдином не замечали. И пока продолжается следствие, европейские города снова начинают наполняться людьми, которые говорят о необходимости принятия самых жестких мер к иммигрантам.

Через некоторое время после событий в Льеже на всю Европу прогремела итальянская Флоренция. Здесь один из местных жителей - Джанлука Кассери - открыл стрельбу на местном рынке, в результате чего смертельные ранения получили два сенегальца и еще трое попали на операционные столы местных клиник. После нападения на сенегальских торговцев Кассери покончил с собой.

Описанные инциденты снова заставили говорить о растущей напряженности в Европе. Причем межнациональные и межконфессиональные конфликты, как видно, могут возникать даже в самых благополучных странах. Многие снова заговорили о европейской терпимости, которая больше походит на ахиллесову пяту Старого Света. Уже только ленивый не замечает того, как европейское общество расслаивается по этническому признаку. Сама идея многоступенчатой ассимиляции, похоже, в наши дни превращается в прах, который должен стать катализатором поисков новых решений.

Исламское общество в Европе – это уже объективная реальность, с которой приходится считаться даже власть имущим. Политика рационального и мирного существования мультикультурного общества понемногу изживает себя. Однако призывы «всех собрать и выслать» в этом случае уже не способны привести к положительному результату. Только за последние 18-20 лет население многих европейских стран настолько изменилось, пополнившись выходцами из государств мусульманского мира, что говорить о сиюминутном решении проблемы не приходится. Только в одной Франции около 9% населения составляют мусульмане, а это более 5 миллионов человек. Если приступить к массовой депортации, то Европа рискует вообще захлебнуться в крови. Да, собственного говоря, было бы еще кого и куда депортировать. Ведь многие являются гражданами европейских стран, они в них родились и выросли, являясь потомками иммигрантов первой волны.

Безусловно, события в Льеже и Флоренции должны способствовать более интенсивному поиску решения проблемы европейскими политиками. Финансовые проблемы Европы, похоже, на сегодняшний день волнуют власть имущих в ЕС намного больше, чем религиозные конфликты, связанные с проблемой иммигрантов. Однако межконфессиональные конфликты могут перерасти в такую волну всеобщего противостояния, что на ее фоне экономические неурядицы Еврозоны покажутся легким недоразумением.

Нельзя говорить, что все поголовно европейские мусульмане стараются насаждать свою религиозную культуру в обществе Европы. Именно от радикально настроенных мусульманских групп проблема и начинает перерастать в глобальную, когда виновным кажется не отдельно взятый человек (тот же Нурдин Амрани), а вся иммигрантская община. В этом случае уже никто и не вспоминает о том, что среди самих коренных европейцев всегда хватало неадекватных личностей, которые шли на массовые убийства под самыми разными лозунгами: то за целомудренность европейских женщин, то против политических реформ, то за расовую чистоту и борьбу с мировым сионизмом. Сегодня в Европе рождается (или уже родился) новый тренд: борьба иммигрантов за самоидентичность плюс борьба коренных европейцев с нежеланием многих иммигрантов ассимилироваться в еврокультуру. В любом случае жертвы и с той и с другой стороны в Льеже и Флоренции можно считать далеко не последними в Европе.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти