Размышления у затонувшего УТС



Торчит из воды у причала надстройка. Под водой скрыт корпус. Место занимает. А ведь когда-то это была хорошая учебно-тренировочная станция, изготовленная на базе подводной лодки проекта 613. Лет тридцать еще служила бы. Только вот, наверное, устав терпеть невнимание к спасательной подготовке со стороны подводников, она обиделась, загрустила и легла на донный грунт. Судя по величине наростов на корпусе, по линии действующей ватерлинии, легла лет шесть-семь назад. А ведь металл крепкий! Ее бы успокоить, поднять, отремонтировать да в дело пустить! Ведь подводников готовить нужно. А поднять и отремонтировать — это в любом случае дешевле, чем строить заново. Тем более что и поднять-то сложности не представляет. И силы, и средства для этого есть — надо лишь заняться. Отрабатывали бы на ней подводники весь комплекс своей спасательной подготовки. Ведь здесь все для этого предусмотрено: водолазные спуски в ССП и СВУ, тренировки по выходу через торпедный аппарат, через спасательный люк, свободное всплытие, выход по буйрепу, посадка с воды в снаряжении в спасательный плот... Ведь после тренировок на УТС у подводника вера в свои силы укрепляется! Рвение к службе возрастает!


Но, думается, одной веры в себя для успешной службы по утверждению и охране интересов государственных подводнику маловато будет! Ему еще вера в вышестоящее командование, вера в мощь России нужна! Вера в то, что в тот тяжелый час, когда ему самому, самостоятельно, из его, по тем либо иным причинам покореженной, потерявшей способность всплывать и неподвижно лежащей на донном грунте подводной лодки, уже не выбраться, ему придут на помощь! Обязательно придут и спасут!

Урок «Курска» — жестокий урок! Но урок затем и дается, чтобы изучить материал, понять и сделать выводы. Видится, что где-то там, на самом верху выводы были сделаны. И выводы правильные! На спасательные соединения флота начала поступать новая поисково-спасательная техника. С целью хоть как-нибудь заместить бездумно уничтоженные глубоководные водолазные комплексы для флота были закуплены комплекты канадских нормобарических (жестких) водолазных скафандров с рабочей глубиной в 365 метров, телеуправляемые подводные аппараты различных модификаций, новое поколение водолазного снаряжения. По сути, к настоящему времени произошло полное обновление рейдового спасательного флота.

Удивительным диссонансом на этом фоне выглядело сопровождаемое непрерывным скандалом строительство нового спасательного судна подводных лодок проекта 21300. Сейчас оно вошло в состав ВМФ под именем «Игорь Белоусов». Вошло, вызвав у специалистов смешанные чувства. С одной стороны — радость! Радость от того, что первый российский спасатель подводных лодок с глубоководным водолазным комплексом насыщенных погружений на борту — свершившийся факт! Однако сразу после радости пришла печаль. Печаль и стойкое желание проверить проектанта на профессиональную пригодность!

Поражает, что спасательное судно, оснащенное системой динамического позиционирования и глубоководным водолазным комплексом, несет на своем борту автономный спасательный аппарат вместо спасательного колокола! Почему? Ведь тем самым значительно снижаются спасательные возможности, а водоизмещение и стоимость увеличиваются! Ведь каждый, кто имел хоть когда-нибудь дело с автономными спасательными аппаратами, прекрасно знает, что совместная одновременная работа водолазов и обитаемого подводного аппарате на корпусе ПЛ запрещена! Мало того, невозможна! Запрещена и здравым смыслом, и руководящими документами! Ведь при работе обитаемого подводного аппарата судно-носитель не должно стоять над объектом работ, дабы не создавать угрозы столкновения при возможном аварийном всплытии аппарата. При работе водолазов, напротив, судно постоянно удерживается в точке непосредственно над объектом, дабы водолазный колокол был как можно ближе к месту работ. В свою очередь, спасательный колокол, двигаясь по направляющему тросу в режиме лифта, не представляет угрозы для водолазов и позволяет, а в некоторых случаях и дополняет, совместную работу. Таким образом, проектант заведомо замедлил и усложнил проведение работ по поддержанию жизнедеятельности и выводу личного состава из отсеков ЗПЛ.

Одна из особенностей водолазных спусков методом насыщенных погружений — длительная декомпрессия при выводе водолаза на поверхность. В случае пожара либо иной катастрофы на борту судна водолазы переводятся из водолазного комплекса в состыкованную с ним барокамеру, находящуюся на борту специального спасательного катера — гипербота, и проходят декомпрессию уже на плаву, оставив аварийное судно. На спасательном судне проекта 21300 гипербот не предусмотрен.

Может быть, я чего-то недопонимаю, однако представляется, что хоть гипербот и не предусмотрен, зато заблаговременно предусмотрена катастрофа судна! Ведь в трюме, под кормовой оконечностью надстройки, расположено хранилище кислорода, состоящее из примерно 20 баллонов-хранителей объемом по 400 литров при давлении 400 кг/см2! Требования пожаровзрывобезопасности предусматривают хранение кислорода в отдельно стоящем хорошо проветриваемом помещении! Ведь утечка кислорода из арматуры магистрали, либо непосредственно из заделки горловины баллона рано или поздно все равно будет! Утечка — это рост концентрации кислорода в помещении. А дальше достаточно искры на пакетном выключателе! Искра, а спасателя нет! Можно было бы понять проектанта, если бы этот кислород больше негде было бы разместить! На рострах, обдуваемое всеми ветрами, лежит такое же количество, таких же баллонов-хранителей, но с инертными газами! Это что, такой завуалированный призыв к Лаврентию Павловичу Берии восстать из могилы? Кому-то очень хочется видеть затонувшую подводную лодку с гибнущими подводниками и над ней — пылающее, словно факел, спасательное судно?! Из форумов в Интернете видно: действительно, есть те, которым этого хочется!

В данном случае более всего удивляет позиция прессы. Эта, мягко говоря, сказочная и незвано появляющаяся на массе страниц Интернета эпопея «Курск-2000», подвигла меня, пенсионера, скрипя суставами, пойти на судно и самому во всем разобраться. Получается, больше некому! Выяснил: почему-то пресса критикует то, что на спасательном судне действительно рабочее, — водолазный комплекс! А вот перечисленные мной ляпсусы в упор не видит! Так это что — заказ? Заказ на недопущение развития глубоководного водолазного дела в ВМФ и в России? Но, самое грустное, что этих ляпсусов не видит военная приемка, не видит заказчик от ВМФ!

Вот такие мысли приходят в голову, когда я гляжу на затопленную УТС.
Автор:
В.П. Трушко
Использованы фотографии:
из личного архива автора
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

79 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти