Как Пакистан попал в клуб ядерных держав

Сегодня Пакистан входит в неформальный клуб ядерных держав — стран, обладающих собственным ядерным оружием. В настоящее время ядерным оружием обладают следующие страны: США (далее год первых испытаний — 1945), Россия (1949), Великобритания (1952), Франция (1960), КНР (1964), Индия (1974), Пакистан (1998) и КНДР (2005). Также к странам, обладающим ядерным оружием, относят Израиль, но Тель-Авив не хочет официально подтверждать этот свой статус.

Среди этих стран особняком стоит Пакистан, который по праву считается самым необычным и неочевидным членом ядерного клуба. С другой стороны, у Исламской Республики Пакистан, которая была образована лишь в 1947 году в результате раздела территории Британской Индии, по сути, не было другого выбора и пути для развития после того, как ядерным оружием обзавелась Индия.


Пакистан в настоящее время является шестой по численности страной мира (население около 200 миллионов человек) и второй по численности с мусульманским населением (после Индонезии). Это единственное в мире исламское государство, которое смогло создать собственное ядерное оружие. При этом Пакистан и Индия не подписывали ни договора о нераспространении ядерного оружия, ни договора о всеобъемлющем запрете проведения ядерных испытаний, что не способствует установлению стабильности в этом регионе планеты.

Противостояние между двумя странами-соседями сегодня известно как Индо-пакистанский конфликт, он продолжается с момента обретения этими странами независимости в 1947 году. Только в XX веке этот конфликт вместил три крупных индо-пакистанских войны (1947-1949, 1965 и 1971 гг.) и череду вооруженных конфликтов меньшей интенсивности. Эти вооруженные конфликты и сохраняющиеся территориальные претензии друг к другу делают две страны заинтересованными в разработке и наращивании средств взаимного «сдерживания и устрашения». Одним из таких средств сдерживания и стало ядерное оружие.



Согласно стратегическим замыслам правящих пакистанских кругов, ядерная программа этой страны преследует основной целью нейтрализацию военно-политической угрозы со стороны своего главного исторического противника — Индии, располагающей гораздо более многочисленными вооружениями и силами обычного назначения, а также оружием массового поражения. Кроме того, наличие у Исламабада собственного ядерного арсенала объективно повышает и международный статус государства, особенно в среде «братских» исламских стран. При этом пакистанское руководство неизменно подчеркивает тот факт, что ядерная доктрина Пакистана носит исключительно «оборонительный» характер с самого своего зарождения.

Что подтолкнуло Пакистан к военной ядерной программе

Пакистан, как, впрочем, и Индия, приступил к развитию собственной ядерной программы с ее гражданской составляющей, начало работ в этом направлении относят к середине 1950-х годов, когда в Пакистане была создана Комиссия по атомной энергетике. Уже в 1965 году на территории страны начал работать небольшой исследовательский реактор, топливо для которого было поставлено из США, работы проходили под контролем МАГАТЭ. В 1972 году в Карачи был произведен пуск первой в стране АЭС «Канупп» с одним реактором мощностью 125 МВт, данный реактор строила Канада. Первоначально данная АЭС работала на топливе, которое поставлялось из Канады и США, но затем станция перешла на топливо исключительно пакистанского производства. Уже в начале ХХI века при помощи КНР в Пакистане вступила в строй еще одна АЭС «Часнупп», расположенная в Чашме. На этой АЭС был установлен реактор мощностью 300 МВт, сегодня на обе эти станции распространяются гарантии МАГАТЭ.

Помимо энергетических, в Пакистане было построено и несколько исследовательских реакторов. Осуществлялась добыча урановой руды и выпускался урановый концентрат (на это производство гарантии со стороны МАГАТЭ не распространялись). Помимо этого, в стране были созданы установки для производства тяжелой воды, которые применяются с реакторами на природном уране, нарабатывающими повышенное количество плутония (также вне гарантий МАГАТЭ). В ходе развития собственной гражданской ядерной программы в Пакистане удалось создать необходимую научно-техническую базу и условия для перехода к военной ядерной программе.

Этому переходу содействовали индо-пакистанские войны. Во время второй индо-пакистанской войны 1965 года Зульфикар Али Бхутто, занимавший на тот момент времени пост министра иностранных дел Пакистана, сделал буквально следующее заявление: «Если Индия создаст собственную атомную бомбу, значит, и нам придется создать свою, даже если ради этого нам придется сидеть на хлебе и воде или вовсе умирать от голода. Атомная бомба есть у христиан, у иудеев, а теперь еще и у индуистов. Почему бы и мусульманам не обзавестись своей?»

Индийские офицеры возле подбитого пакистанского Type 59, Третья индо-пакистанская война


Процесс разработки собственной ядерной программы Пакистаном ускорило также тяжелое поражение в третьей индо-пакистанской войне в декабре 1971 года. Причиной этого вооруженного конфликта стало вмешательство Индии в гражданскую войну, которая шла тогда в Восточном Пакистане. В результате боевых действий пакистанская армия потерпела серьезное поражение, а Восточный Пакистан (Бангладеш) обрел независимость, став самостоятельным государством, чего изначально добивалась Индия, стремившаяся ослабить своего противника.

Поражение 1971 года, которое было усугублено испытанием Индией собственного ядерного устройства в 1974 году, дало зеленый свет пакистанской военной ядерной программе. Во-первых, в этих условиях руководители Пакистана посчитали, что только ядерная программа поможет сократить возросший дисбаланс сил с Индией по обычным вооружениям. Во-вторых, официальный Дели последовательно отвергал все инициативы Пакистана, которые были направлены на предотвращение в регионе ядерной гонки вооружений, в том числе предложение по созданию в Южной Азии зоны, свободной от ядерного оружия, осуществления двусторонних инспекций всех ядерных объектов двух государств на взаимной основе и принятии полномасштабных гарантий МАГАТЭ над всеми ядерными объектами Индии и Пакистана. На тот момент Пакистан был готов одновременно с Индией подписать Договор о нераспространении ядерного оружия в роли неядерного государства и предлагал подписать двусторонний договор о запрещении проведения испытаний ядерного оружия. Эти вопросы Исламабад готов был обсуждать на совместных переговорах, а также с привлечением США, СССР и КНР.

Выступая с этими предложениями, Пакистан преследовал не только пропагандистские и политические цели, он пытался удержать соседнюю страну от превращения в ядерную державу. В пакистанском руководстве отлично понимали, что в противном случае им придется пойти вслед за Индией по этому достаточно сложному, а главное дорогостоящему пути. В экономическом плане Пакистан всегда уступал Индии, а заявление Зульфикара Али Бхутто о диете из хлеба и воды не было таким уж голословным. В то же время готов ли был Пакистан действительно смириться с превосходством Индии в силах общего назначения, реально применяемых для достижения политических и военных целей, как наглядно показала война 1971 года, остается открытым вопросом. Возможно, Пакистан и Индия все равно продолжали бы свои военные ядерные программы, но уже с гораздо большей скрытностью и секретностью.

В-третьих, наряду с традиционным в пакистанской политике «индийским фактором» важной дополнительной причиной, толкавшей страну на создание военной ядерной программы, было укрепление позиций Пакистана в мусульманском мире. Став в нем первым обладателем собственного ядерного оружия, Пакистан рассчитывал получить от исламских стран необходимую экономическую и политическую поддержку. Тезис о создании «исламской бомбы», которая принадлежала бы всей мировой общине мусульман, достаточно активно использовался Исламабадом в пропагандистских целях, а также как способ привлечения в страну финансовых средств от мусульманского мира как на частном, так и на государственном уровнях. К тому же за создание собственного ядерного арсенала на тот момент выступало подавляющее большинство жителей Пакистана, которые связывали с атомным оружием укрепление обороноспособности страны, укрепление национальной независимости и усиление позиций в противостоянии с Индией.

Доктор Абдула Кадир Хан


В итоге, когда Пакистан окончательно встал на путь создания ядерного оружия он, как и Индия, начал прикрывать свои действия критикой Договора о нераспространении ядерного оружия. Исламабад следовал буквально в «ядерной колее» за своим соседом, стараясь повторять все действия и реакции Индии на внешние раздражители.

Военная ядерная программа Пакистана

Основной прорыв в ядерной программе Пакистана произошел в 1975 году и связан с появление на родине доктора Абдулы Кадир Хана. Этот физик-ядерщик несколько лет проработал в странах Западной Европы и в 1974 году вернулся назад на родину, прихватив с собой секретную техдокументацию по технологии обогащения урана. Основой любой военной ядерной программы является выпуск специальных ядерных материалов, которые нужны для создания оружия — обогащенный уран или плутоний. Основная часть ядерной программы Исламской Республики Пакистан была на тот момент времени сосредоточена на строительстве завода по обогащению урана, который использовал технологию и проект центрифуг, незаконно присвоенных Абдулой Кадир Ханом у Европейского консорциума URENCO, в который входили Германия, Великобритания и Нидерланды, производящего газовые центрифуги.

На первоначальном этапе работ Абдуле Кадир Хану удалось убедить пакистанское правительство в необходимости развития уранового направления военной ядерной программы, которое требовало меньшего финансирования и наличия более простого в техническом плане оборудования. Для того чтобы создать «урановый» заряд не нужно строить реактор по производству оружейного плутония и завод по его последующей переработке, достаточно обладать технологией обогащения урана в центрифугах. Так в 1976 году в Пакистане были основаны Технические научно-исследовательские лаборатории в городе Кахута, известные сегодня как НИЛ Хана.

На первом этапе вся работа велась под эгидой Комиссии по атомной энергетике, в рамках которой осуществлял свою деятельность Комплекс предприятий национальной обороны (КПНО). Но позднее Хан и его сотрудники были выделены в самостоятельную организацию, главной задачей которой стала реализация программы по обогащению урана. Комплекс ядерных предприятий, расположенный в Кахуте неподалеку от Исламабада был построен в довольно короткие сроки. К 1987 году здесь удалось наработать достаточный объем оружейного урана для создания первого ядерного заряда и проведения его испытаний. После первых успехов в обоих центрах — КПНО и Кахуте приступили к работам по созданию средств доставки ядерных зарядов. В КПНО велись работы над твердотопливными ракетами, в НИЛ Хана в Кахуте — над жидкостными. Создание ракет средней дальности («Шахин» и «Гхори» разных модификаций), способных доставлять ядерные заряды на расстояние от нескольких сотен километров до 1,5 тысяч километров, можно отнести к успеху пакистанских инженеров и ученых. Но этого успеха не удалось бы добиться без существенной помощи со стороны КНР и КНДР.

Центрифуги по обогащению урана в Иране


Другим ощутимым толчком в развитии пакистанской ядерной программы стало подписание в 1986 году пакистано-китайского соглашения в области проведения ядерных исследований. В рамках реализации данного соглашения Пекином была передана технология производства ядерного заряда мощностью 25 кТ. Проект переданного устройства представлял собой прототип первых неуправляемых советских и американских ядерных зарядов, весом примерно одна тонна. Помимо этой помощи Китайская национальная ядерная корпорация направила в НИЛ Хана китайских специалистов с целью налаживания газовых центрифуг. А уже в 1996 году из Китая в Пакистан были отправлены 5 тысяч кольцевых магнитов для монтажа более современных установок по обогащению урана. Такая существенная техническая помощь со стороны Китая объясняется тем, что он рассматривал Пакистан в качестве естественного противовеса набирающей мощь Индии.

Интенсивное сотрудничество с Китаем в сфере ядерных исследований подтолкнуло пакистанское правительство к развитию параллельной программы по разработке заряда на основе оружейного плутония, которая была закрыта еще в 1976 году. В середине 90-х годов прошлого века при помощи специалистов из Китая в Пакистане был построен и вышел на полную мощность первый в стране реактор на «тяжелой воде» на АЭС в Кхушаб. Данный факт, наряду с получением технологии переработки плутония, которую удалось получить от Франции еще в 1974-76 годах, позволил Исламабаду производить оружейный плутоний, необходимый для создания наиболее современных, компактных ядерных зарядов.

Интенсивность научных работ по разработке первой «исламской бомбы» характеризовалась тем, что уже к концу XX века у Исламабада было до 10 ядерных зарядов на основе урана и от 2 до 5 на основе оружейного плутония. Итогом интенсивной работы на протяжении трех десятилетий стали испытания ядерного оружия на полигоне Чагаи в провинции Белуджистан на границе с Афганистаном, которые прошли 28 и 30 мая 1998 года и были ответом на ядерные испытания Индии, проведенные в начале мая того же года.

Всего за два дня на полигоне Чагаи было проведено 6 подземных ядерных взрывов: 28 мая был подорван урановый заряд мощностью 25-30 кТ, а также плутониевый заряд мощностью 12 кТ и три урановых заряда мощность менее 1 кТ; 30 мая был подорван плутониевый заряд мощностью 12 кТ, еще одно ядерное устройство такого же типа было решено не испытывать, либо по какой-то причине оно не взорвалось. Так в мае 1998 года Пакистан официально вошел в число участников клуба ядерных держав.



Источники информации:
http://www.pircenter.org/sections/view/section_id/52
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1264416540
http://www.iimes.ru/rus/stat/2004/14-09-04.htm
http://gatchino.com/knogg/2_07.htm
Материалы из открытых источников
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти