Локальная мораль в глобальном мире



Вот вертится какая-то мысль иногда в голове, крутится, и никак её не ухватишь. Но прочитал пост Анатолия Шария по поводу терактов в Брюсселе, и мозаика сложилась. Автор отнюдь не оригинально призывает не радоваться чужому горю и указывает, что все мы в одной лодке. Прежде всего хочу согласиться с тем, что радоваться чьей-то насильственной смерти неуместно, не по-христиански это. Вообще, если вас привлекают и вызывают положительные эмоции фотографии обезображенных взрывом тел, скорее всего у вас наличествуют определённые отклонения в психике. Радоваться чьей-то смерти очень даже неестественно для нормального человека с нормальной психикой.


Однако вот насчёт того, что мы все в одной лодке… Тут как раз всё не так просто и не так однозначно. Прежде всего, задам вопрос в лоб: «Считают ли сами европейцы, что мы с ними в одной лодке?» Я понимаю, вопрос весьма жёсткий и некорректный. И тем не менее. А то вот принято часто (в России) озвучивать эту тему: дескать, все мы в одной лодке, и не надо её раскачивать. Звучит интересно, только вот что думают по этому поводу сами европейцы? Судя по решительному введению секторальных санкций против российской экономики и полной поддержке геноцида русских на Донбассе, ответ очевиден. Если кто-то с этим не согласен, то своё возмущение надо адресовать тем самым «однолодочно-однополым» европейцам.

Вот такую позицию они заняли. И нас в свою лодку пускать они не собираются, скорее, у нашей стремятся дно продырявить багром. А пропагандисты продолжают заливаться: «Мы в одной лодке». Что-то не похоже, что в одной. Если мы в «одной лодке», зачем у этой лодки дырявить дно? Как-то не стыкуется… Таки да, надо вот прежде чем кого-то куда-то звать, разобраться сколько у нас лодок. А то конфуз может выйти. Я всё-таки придерживаюсь версии, что у нас с европейцами минимум две лодки (немцы с греками тоже очевидно на разных посудинах, но для простоты картины две). Цинично, конечно, но попытайтесь оспорить. Две разные лодки.

Кстати, хорошая аналогия с лодками. Украинцев развели тоже на этом «едином судне». Дескать: «Давайте к нам на борт, будут вам макароны по-флотски», а потом пустили утлый плот Украины на дно. Так что я не призываю радоваться тому, что на соседской лодке бушует цинга и малярия, просто хочу отметить тот факт, что это не наша лодка, а европейская. Не надо никого ненавидеть и радоваться его проблемам, просто надо здраво и трезво оценивать ситуацию. И всё. Я ни в коем случае не утверждаю, что я живу на другой планете, просто в другой лодке.

Теперь далее. Насчёт радоваться/не радоваться, радоваться, конечно, нехорошо, но вот указать на то, что сами европейцы выбрали и поддержали именно таких политиков, которые беспрестанно организуют абсолютно непонятные авантюры, необходимо. Была ли хоть какая-то серьёзная угроза Европе и её благополучным жителям со стороны полковника Каддафи? Как раз нет. Он даже избирательную кампанию Саркози профинансировал и активно покупал в Европе недвижимость и деньги ливийские в европейские банки складывал. Вполне себе безобидный персонаж. Да, экзотический и необычный, да, «бессменный диктатор». Ну и что? Европе ли привыкать к экзотическим вождям туземных народов? Французам, итальянцам?

Он себя не мог защитить, и его уничтожили, а его страну разграбили. Вот и всё. И вот мне опять-таки интересно: ливийцы и европейцы в одной лодке или в разных? Вот беспокоит меня тема «нашей общей пироги», давно беспокоит, ещё со времён «последнего генсека». Не даёт никак уснуть, понять хочется количество плавсредств, которыми мы располагаем. Я, знаете ли, не люблю расизма: в Ливии в ходе «покращений» творились и творятся куда более страшные вещи. Но кого волнует судьба каких-то там североафриканцев? Дело тут даже не в том, что европейские политики произвели в Ливии операцию по «смене режима»; дело в том, что это не вызвало массового протеста европейских избирателей.

Тот факт, что их страны в 21-м веке нападают на Ливию, никого в Европе не шокировал. Народ, в общем и целом, остался к этому факту равнодушен. А ведь Каддафи не угрожал Европе, не готовился к нападению на неё. Но европейцы тем не менее поддержали эту самую «колониальную войну». И в ходе бомбовых ударов гибли мирные граждане Ливии, но Европа оставалась безразличной. Мораль не действовала никак. Страдания ливийцев касались только их самих. Никакого обсуждения, никакого протеста. Полное равнодушие.

Вскоре после «сноса режима» начался поток беженцев в Италию. Что, в принципе, вполне естественно: государственные и общественные структуры Ливии были полностью разрушены. И у итальянцев начались большие проблемы. Для нас это только строчки новостей и телесюжеты, а для итальянцев жизнь ощутимо начала меняться, причём не в лучшую сторону. Но когда «сносили» режим Каддафи, никто из них не протестовал. Хотя Италия — вполне себе демократия. Не надо юродствовать и ехидствовать по данному поводу: мнение итальянцев вполне играет роль для итальянских политиков, а мнение французов для французских. Это факт, медицинский факт.

Так что итальянцы и французы могли остановить бомбёжки Ливии. Вполне себе. Примерно, как массовые протесты в России (допустим) сделали бы операцию ВКС в Сирии проблематичной. Демократия, она такая демократия. Но французы промолчали, и итальянцы промолчали. Тем самым они поддержали войну против Каддафи и массовое избиение ливийцев. Про Каддафи можно говорить всё что угодно, но он не был «марионеткой Кремля или Пекина», он не разрабатывал ЯО или даже химическое. Он никак не угрожал Европе. Но его страну уничтожили, и никаких угрызений совести у европейцев не возникло. Их это не касается.

Каддафи ни на кого не нападал и нападать не собирался. Каддафи поддерживал с европейскими политиками самый тесный контакт. Но это его не спасло. Вот когда говорят, что наши ракеты и танки кому-то угрожают и у кого-то вызывают чувство страха, у меня сразу возникает вопрос про Каддафи. Почему этот, вполне себе травоядный политик, стал врагом «Свободного мира»? Почему так? И если, допустим, Россия разоружится, как многие её призывают сделать, не постигнет ли её участь Ливии?

Когда поток беженцев хлынул на итальянский остров Лампедуза, это стало проблемой прежде всего жителей острова Лампедуза. Как-то так. Хотя вряд ли кто-то бросится утверждать, что именно «лампедузяне» были главными застрельщиками нападения на Триполи. Никто из тех, кто радовался свержению ливийского диктатора, не желал видеть у себя ливийских беженцев. Вы знаете, такое впечатление, что эти люди действительно «живут на другой планете». Сначала их авиация бомбит мирные города в соседней стране, а потом они возмущаются наплывом беженцев.

Странные они, эти европейцы, непонятные. Зачем им была нужна война в Ливии? Что лично им это давало, какие проблемы решало? И мораль у них какая-то хитрая: они массово поддержали Майдан в Киеве, они что-то там говорят о правах украинцев на свободу и европейский выбор. Ну, в принципе, можно было бы поверить в какой-то «розовый идеализм». Дескать, наивные европейцы хотят продвижения демократии. Если бы не «революция» в Ливии, где интересы ливийского народа просто втоптали в грязь. И тут население Европы смолчало, и европейские «бунтари» и «интеллектуалы» смолчали.

А ведь дело происходит отнюдь не в 19-м мохнатом веке, у каждого активного гражданина под рукой Интернет. Информация более чем доступна, причём в режиме реального времени. Но никого в Европе данная ситуация не обеспокоила. Да, есть официоз, пропаганда и «линия партии». Всё так. Но складывается впечатление, что рядовому французу/итальянцу было наплевать на то, что его государство совершает военные преступления. Бомбят-то не его! А вот потом, когда через итальянский сапог беженцы ломанулись во Францию, ситуация резко поменялась (это было буквально недавно, но многие уже забыли), так вот, французы уже тогда (в 2011!) перекрывали границу.

Уже тогда, почти пять лет назад, встал вопрос по Шенгену. Ещё в мохнатом 2011 году! Вы не поверите, но так оно и было, прошло почти пять лет с того «счастливого момента», когда поток африканских беженцев захлестнул Италию, поставив под угрозу Шенгенские соглашения. Тогда беженцев было на порядок меньше, но единая Европа уже тогда затрещала по швам. Вот происходят новые события, старое забывается… Кто сейчас помнит Лампедузу? Я, допустим, помню, а кто-то ещё помнит? Например, Ангела Меркель? Сомневаюсь. А ведь выводы можно было делать уже тогда: революция в соседнем государстве, военная интервенция «европейских демократов», разгром государства, поток беженцев. Профит (шутка).

Но, как мне кажется, даже самый тупой европеец смог бы построить в голове подобную схему. И возопить, выйдя на центральную площадь: «Никогда больше!». Допустим, у вас есть очень необычное хобби: в пятницу вечером вы вливаете в себя дорогой крепкий алкоголь. А в субботу вам сложно встать с кровати, вас тошнит, и вы загибаетесь. Что же делать? Как помочь вашему горю? Не знаю, что и сказать. Погано устроена жизнь в этом подлунном мире. И вот сейчас европейцев мучит жестокое «похмелье». Им погано, совсем погано, «террорюги» шастают по Франции и Бенилюксу… И не боятся ни чёрта ни Олланда.

И людей взрывают, и страшно, и плохо, и голова кругом идёт. Но эти самые французы с самого начала весьма активно поддерживали «вооружённую оппозицию» в Сирии. Каддафи валили долго, но всё же свалили. С Асадом получилось ещё веселее: война уже идёт много лет. И всё это время европейские политики поддерживают террористов. А европейские избиратели не обращают на это внимания. Во Франции есть демократия, и возмутись французы, политикам бы не поздоровилось. Но французам плевать. Гибнут сирийцы и пусть гибнут.

Я, простите, не злорадствую, я недоумеваю: французы реально рассчитывали, что их это не коснётся? Похоже, что доля истины в утверждении «Украина — це Еуропа» всё же есть. Европейцы делают невероятные глупости и сами же страдают от их последствий. А ведь их предупреждали, им говорили, что сотни молодых мусульман из Франции и других стран ЕС едут воевать в Сирию на стороне террористов. Французских политиков это не заинтересовало, их избирателей тоже. Теперь у них трагедии. Случилось непоправимое. Погибли люди. Не первый, кстати, раз случилось это непоправимое.

Разница во времени между «показательными» терактами в Париже и такими же «показательными» терактами в Брюсселе очень невелика. В принципе, можно говорить про серию терактов, тем более что один фигурант фигурирует и по парижскому делу, и по брюссельскому. Теперь вопрос, а разве этим самым мирным французам и бельгийцам не хочется жить в мире и безопасности? Разве им нравится, когда их взрывают? Если нет, то почему они вовремя не остановили это безобразие в Ливии и Сирии? Массовые, многомиллионные протесты могли бы всё изменить.

Ответ достаточно прост: им было наплевать и на бомбёжки Белграда, и на бомбёжки Багдада, и на бомбёжки Триполи. Моральный аспект этих действий их не волновал никак. Вот понимаете, сложно с такими людьми строить долгосрочные, дружеские отношения. Согласитесь, если гуманоид обеспокоен только целостностью собственной шкурки, то другом он вам станет вряд ли. Ни президент Франции, ни президент Италии, ни премьер Британии не являются абсолютными диктаторами. Они не могут так вот, за здорово живёшь, поднять в воздух боевую авиацию и обрушить тысячи бомб на не понравившегося им иностранного политика.

Нужна политическая поддержка. Там даже если новую дорогу или новый авианосец строишь — нужна политическая поддержка. Иначе никак. Даже если деньги нужны на социальную программу, то просто так вам их никто не даст. Замучитесь согласовывать в парламентских комиссиях. Сложно всё, долго и муторно. А тут деньги нашлись на войну, причём никто особо не возражал. Причём война не в целях защиты, а в целях нападения на кого-то там. Всё одно никто не возражал. Ну ведь так просто было всё это остановить: массовые протесты против войны и бездумного расходования громадных денег непонятно на что.

Политики могли тоже подсуетиться и сделать запрос: «А сколько фунтов/евро мы угробим на свержение престарелого диктатора?» Нет, сработало всё как часы, никто не встрял с протестом. А ведь это не все проблемы объединённой Европы: скоро должна рвануть украинская «демографическая бомба». Нет, дело не в том, что украинцев станет очень много, дело в том, что их уже слишком много для их исчезающей экономики. А они хотят кушать и хорошо помнят, что их активно звали в демократическую Европу. Вот поставьте себя на место рядового украинца из какой-то там Жмеринки или Житомира: бардак, нищета, безработица, влада в Киеве что-то мутит непонятное… Надоело! А тут под боком — чистая, культурная, цивилизованная Европа, где его так ждут… И если они там в Киеве не готовы «идти в Европу», то я готов, скажет он, пакуя носильные вещи. Тем более европейские политики так звали украинцев в гости.

Или, по крайней мере, заявляли, что ждут. По сути, Европа сама себе «привезла» и грядущую проблему украинских беженцев. А их (украинцев) много, внешне они мало отличаются от европейцев, и через моря им плыть не нужно. И экономика там продолжает падать, а государство разваливаться. До определённого момента ситуацию под контролем удержат, а потом? Я понимаю, что европейцы всё это озвучивали в целях пропаганды и не собирались к себе пускать жителей Украины ни в коем случае. Но видишь, как оно всё обернулось. А ведь два года назад Украина была достаточно стабильной страной без миллионов потенциальных беженцев. И войны там никакой не было.

И, что самое смешное, европейский избиратель мог бы не поддержать Майдан и госпереворот в Киеве. И европейским политикам было бы крайне сложно продвигать свою линию в бывшей УССР. Европейский же избиратель, в общем и целом, «спецоперацию» в Киеве поддержал, и обстрелы Донбасса тоже поддержал (не его же дом обстреливают!), а теперь постепенно растут издержки данного решения: политические и экономические. Растёт напряженность в Европе, падает экономика, потерян российский рынок. И ради чего? Подленькое желание навредить русским «за просто так» обернулось для европейцев серьезными нарастающими проблемами. Но в тот момент, когда решение принималось, об этом никто не желал думать. А мораль? А она распространяется только на своих и то с оговорками.

То есть мораль у них, безусловно, есть, но она своя, «локальная» (как система ПВО) и распространяется, допустим, на свой город, свою страну… Поэтому та самая мораль общим, объединяющим фактором служить не может никак: она у каждого своя и для своих. Обстрелы Донецка украинской артиллерией никаких протестов в Европе не вызвали, в то время как мы прекрасно понимаем, что попытка силовыми методами решать политические вопросы в Западной Европе была бы встречена бурей возмущения. И вот он, референдум в Голландии, и он значит так много и так много решает… А почему собственно мнение жителей Донбасса значило и значит гораздо меньше? Почему их никто не пытался агитировать? Почему там политические процессы сразу скатились к уровню танков и гаубиц?

Согласен, западные европейцы очень много и очень кроваво воевали, в том числе и в гражданских войнах. И они таки пришли к выводу, что важные политические вопросы надо решать путём переговоров и компромиссов. Замечательный вывод, но почему он не распространяется на восток Украины? Почему он не распространяется на Сирию? Допустим, режим Асада был бы свергнут, как это и планировалось, и даже допустим, при этом возникло бы что-то типа «коалиционного правительства» (что представляется совсем невероятным). Но допустим, ладно. Что бы при этом случилось с населением и с экономикой? Сколько бы человек погибло и стало беженцами? Сколько десятилетий сирийская экономика восстанавливалась бы даже после быстрого свержения Асада (за год, допустим)?

При этом нелишне задать вопрос: как сильно и долго при этом бы страдали сирийцы? Но в Европе это было людям мало интересно. Есть диктатор Асад, и его надо свергнуть, чего бы это ни стоило сирийцам. Вот что мне нравится — это готовность среднего европейца принимать ключевые решения за другие народы. Но в таком случае надо быть готовым нести ответственность за такие вот «смелые решения». Но понятно, что к этому европейцы не готовы. Так что я не знаю, как реагировать на взрывы в европейских городах: с одной стороны, мы с европейцами даже внешне похожи, и мораль у нас вроде христианская, с другой стороны — мы так далеки друг от друга…

Вот часто спрашивают: найдём ли мы общий язык с инопланетянами с далёких звёзд? Господи, какие такие инопланетяне? Мы со своими соседями по Европе категорически не можем договориться даже по вопросу борьбы с террористами. Для них есть террористы хорошие, плохие и «переходные»… И что характерно: все три списка засекречены…

Локальная мораль в глобальном мире
Автор:
Олег Егоров
Использованы фотографии:
http://www.fonstola.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти