Россия и Израиль: стратегическое партнёрство неизбежно

Многим читателям подобный заголовок покажется провокационным. И действительно, не странно ли писать о стратегическом партнерстве столь разных по размеру, ресурсам, методам управления и менталитету населения государств? Да к тому же имеющим в новейшей истории долгие годы противостояния, в том числе даже почти прямого военного.

А как быть с извечным, казалось бы, российским антисемитизмом? И с менее распространенным, быть может, но имеющим место русофобством на еврейских сайтах?


Тем не менее, заголовок данной статьи — не провокация, а результат спокойного взвешенного анализа.

Технология предлагаемого анализа предельно проста.

Изучаем аргументы, не оглядываясь на сложившиеся исторические стереотипы, а используя лишь сухие факты, без эмоциональной окраски и предубеждения.

Лишь такой подход позволяет добиваться корректных результатов: я долго работал в экспериментальной физике, и по себе знаю, как может мешать исследованию любое, сложившееся до эксперимента, суждение. Ведь так соблазнительно подогнать результат к имеющейся теории!

Рассмотрим сначала аргументы, которые противоречат высказанному предположению. Тем более, они просто кричат о себе.

1. «Русские и евреи: 200 лет взаимных претензий».

На самом деле это полная ерунда, устойчивый миф. Никогда евреи и русские не выступали друг против друга именно как народы. Ни разу!

Во время подлых погромов одни русские убивали евреев, другие — спасали. На каждого черносотенца находился свой Короленко и Чехов. Даже не так: добрых и порядочных людей в России всегда было много больше, чем подлых и жестоких. По крайней мере, по отношению к евреям. Если бы это было по-другому, то евреев в России просто бы не осталось, как исчезли они, например, в Испании и Португалии. Или, не к ночи будь сказано, в гитлеровской Германии.

И ещё: евреев вообще не осталось бы в Европе, если бы не Красная армия. Не хочу умалять серьезнейшую роль союзников, без их помощи было бы намного тяжелее, но тотальную войну в конечном итоге выиграла пехота. И это была советская пехота.

Якобы злобный русский антисемитизм на самом деле гораздо более внешний, чем внутренний. Скорее, след от какой-то жизненной неудовлетворенности, чем обдуманный взвешенный (то есть ИДЕЙНЫЙ) подход, как это было, например, в Германии.

Недаром у каждого русского антисемита есть личные друзья-евреи.

Я уж не говорю о трагикомичных случаях, когда «профессиональные» антисемиты вдруг с ужасом узнавали о своих еврейских корнях — уж слишком все смешалось в доме Облонских.

То же касается и «стандартных» претензий русских к евреям. Да, последних хватало в ВЧК и в большевистском правительстве (до войны, по крайней мере), по разным, в общем-то, понятным, причинам. Но лютовали они не потому что были евреями, и вовсе не только по отношению к русским. По отношению к евреям — не меньше, если не больше. Потому что это была вовсе не русско-еврейская «разборка», как некоторые пытаются сегодня изобразить. Революция, сломавшая хребет старой России, не пришла ниоткуда, и не ушла в никуда. Братья стреляли в братьев не по национальному признаку, а за ИДЕЮ. А, как известно, именно за нее всегда проливается максимально большое количество невинной крови. Может, поэтому я всегда сильно опасаюсь особо идейных.

Теперь о евреях-русофобах. Здесь, в общем-то, та же картина. Сидят безвылазно на русскоязычных сайтах и льют помои на свою бывшую родину и сограждан. Любой практикующий психолог скажет, почему. Потому, что, как ни странно, Россия и русские занимают в их сердце слишком много места, чтобы их можно было просто забыть. И если бы позади было только плохое, то забыть было бы гораздо легче.

Так что же, антисемитизм — голимая выдумка?

Нет, конечно. Лично я, например, сталкивался с ним многократно, иногда исключительно обидно и гадко.

Но как мне из-за этого стать русофобом, если вся моя долгая жизнь, весьма в основном приятная и интересная, связана с Россией, русским языком и культурой, русскими людьми наконец?

Критиковать Россию, ее власть, ее законы, ее дороги и ее дураков — тут мне есть где разгуляться. Но ненавидеть — это уж извините. Это все равно что ненавидеть самого себя.

2. Скажи мне, кто твой друг.

Второй аргумент о невозможности стратегического партнерства России и Израиля — это тесные отношения последнего с США. Типа «друг моего врага».

Впрочем, и это соображение при ближайшем рассмотрении не выдерживает серьезной критики.

Разумеется, тесную связь США и Израиля глупо отрицать. Но не менее глупо считать Израиль послушным проводником американских интересов. Эта страна с рождения живет в таком буйном окружении, что зачастую американские интересы становятся реально опасными для Израиля. И тогда действия стран принципиально расходятся. Взаимная нелюбовь Обамы и Нетаньяху давно стала притчей во языцех.

Кстати, США отнюдь не всегда выступали на стороне Израиля. В первой войне, когда решался вопрос самого существования Израиля, поддержка от СССР была куда более значимой.

Конечно, в последующие десятилетия СССР занял открыто проарабскую позицию, трогательно, хотя и безответно, полюбив своих новых союзников. Однако ясно, что выступал СССР не столько против Израиля, сколько опять-таки против США.

Исчез двухполярный мир — исчез и антагонизм между Россией и Израилем.

На это можно возразить, что сейчас опять растет конфронтация между теперь уже Россией и США. Растет-то она растет, но, уверен, никогда не достигнет прежнего накала. Почему? Потому что нет ИДЕЙНЫХ разногласий. Каждая страна радеет о своих интересах, не пытаясь уничтожить другую. Не более того.

Другими словами, это уже не идеологическая вражда, а экономическая. В бизнесе же военные методы решения проблем невыгодны для всех.

Оппоненты могут мне возразить, напомнив теперь уже про союз России с Ираном, который не раз обещал стереть с лица земли Израиль.

Это на самом деле серьезная проблема. Однако, на мой взгляд, она тоже не ставит крест на стратегическом партнерстве России и Израиля. И вот почему.

Во-первых, Иран и Россия — союзники ситуационные. Типа «против кого дружим». На самом деле между ними достаточно зон острейших противоречий. Один вопрос дележа Каспия чего стоит. Плюс конкуренция в углеводородной сфере.

То же касается и пресловутой «Хизбаллы». Россию вполне устраивает, что ее бойцы «мочат в сортире» алькаидовцев и игиловцев. Но вряд ли в России планируются более тесные отношения с птенцами Насраллы. Они ведь убивали не только израильтян, но и российских дипломатов.

Во-вторых, по моему глубокому убеждению, Иран тоже не настолько ужасный враг Израиля, как это могло бы быть еще десять лет назад. Да, у него большая армия. Да, он спонсор вышеупомянутой «Хизбаллы». Да, Израиль вынужден держать Иран на прицеле. Но вот насчет потенциально кровавой иранской религиозной ИДЕИ у меня уже большие сомнения. Иран уже не тот, что при Хомейни. Все цивилизовалось, устаканилось, обюрократилось. Я не верю, что Иран реально попытается стирать кого-то с географической карты, понимая, что в ответ мгновенно сотрут его самого. Он уже не настолько «идеен» для этого. Хотя обучать диверсантов и подсовывать «Хизбалле» все более современное вооружение он вряд ли прекратит. И, соответственно, вряд ли прекратят израильтяне уничтожать насраллят и их оружие, если те переходят хорошо известные обеим сторонам «красные линии». По крайней мере, в ближайшее время.

Впрочем, и здесь возможны подвижки: Ливан — это не только «Хизбалла». А Иран и Израиль даже не граничат между собой.

Ну, а теперь можно перейти от аргументов «против», к аргументам «за».

3. Части единого народа.

Первый пункт очевиден. Израиль — единственная страна в мире, кроме России, где владение русским языком реально позволит коммуницировать с местными на всей территории. Конечно, это не означает, что все израильтяне владеют русским. Но в любом месте — в кафешке, фирме, научном или официальном учреждении — мгновенно найдут добровольного интерпретера. Экс-министр иностранных дел Израиля Либерман, приезжая в Россию, не нуждался в переводчике.

И, кстати, дело не только в общем языке, хотя он тоже немало значит. Менталитет чуть ли не четверти (!) израильтян очень близок к менталитету среднего россиянина. Потому что это части одного и того же социума.

И вот это уже серьезно. Сходство реакций видно на огромном количестве примеров. Взять хотя бы реакцию на внешние угрозы. Россияне готовы сидеть без штанов, но строить ракеты и не дать покуситься на свой суверенитет. Израильтяне готовы биться с кем угодно, хоть один против ста, но не отдать свою землю многочисленным желающим. Служат и парни, и девчонки. Конкурс в десантуру — как в престижный вуз.

Столь же схожа реакция на критику своей родины. Сам грызу как угодно: правительство, начальников, любые недостатки. Но очень ревнивое отношение к критике «не своими».

И так — во многом, если не во всем.

4. Террористы и санкции.

Угрозы у наших двух стран тоже общие. Это терроризм. Но если у России наибольшее опасение по данному поводу вызывают несколько приграничных регионов, то крошечный Израиль окружен «доброжелателями» целиком. Внутри тоже хватает желающих попить еврейской крови.

Разумеется, с угрозой терроризма сталкивались и другие страны, в том числе США, Англия, Франция, Испания. Однако лишь Россия и Израиль вынуждены вести войну с исламским терроризмом практически непрерывно. Причем время от времени боестолкновения с радикалами переходят здесь из состояния «антигерильи» в полноценные войсковые операции.

И лишь Россия с Израилем несут в этой бесконечной войне постоянные значительные потери. Заметим, не только военные, не только среди мирного населения, не только финансовые.

И, как ни странно, именно эти две страны, несущие на себе основную тяжесть борьбы с терроризмом, познали на себе максимально недоброжелательное отношение «всего прогрессивного человечества».

Последний пример с Ближнего Востока — недавний случай в Иерусалиме. Три неприятных человека приехали поохотиться на евреев. Упакованные, как у них положено: автомат «Карл Густав», взрывчатка и, конечно, ножи. Назревал мегатеракт. К счастью (и одновременно к беде) две девчонки из МАГАВа (пограничная стража) остановили подонков. Одна ценой своей юной (девятнадцатилетней) жизни. Вторая — ценой серьезного ранения. Подбежавшие полицейские профессионально отправили террористов к гуриям.

И что же по этому поводу пишет «прогрессивная пресса»? Заголовок в английской «Би-би-си», почти дословно: «Израильские полицейские расстреляли трех палестинцев». И если бы только в «ВВС»! Министр обороны Швеции просто в ярости от… бессудного постоянного уничтожения террористов на израильских улицах! То есть террорист стреляет в женщин и детей, режет их ножом, а полицейский или вооруженный израильтянин в это же самое время должен пригласить к нему адвоката.

Есть в английском языке выраженьице — «полезные идиоты». Так вот, в последнее время мне иногда кажется, что на Западе их прямо пачками рожают. В данном случае полезны идиоты террористам.

Теперь вернемся к России. Она, оказывается, тоже все делает неправильно. В Сирии бомбит не только игиловцев и «Ан-Нусру», но и прочих, типа «умеренных». А чем они друг от друга отличаются, полезные идиоты знают? Несложно ведь при наличии Интернета найти деяния и тех, и других. Чуть не в прямом эфире. Одни и те же действия в одном и том же звуковом обрамлении.

Израиль, разумеется, оказывается в том же ряду, что и Россия. Когда после нескольких лет непрерывных ракетных обстрелов израильских городов он все-таки раздолбал Газу (невероятно, кстати, по военным меркам аккуратно), то его осудили все. И не только морально. Лепший друг Израиля, США, так вообще запретил оперативно восполнять израсходованный запас бомб.

Это — во время войны!

Итак, Россия и Израиль ведут себя, с точки зрения «прогрессивного человечества», абсолютно неправильно. Значит, их нужно наказать. И вот уже «цивилизованная Европа» клеймит позором военщину Израиля (Брежнев, проснись!), призывая к его бойкоту, и вводит санкции против России. А менее цивилизованная Турция шлет бандюганов в Газу на борту «Мармары» и сбивает российский Су-24, бомбивший очередных шахидов.

…Тут мне могут сказать: «Мужик, притормози!»

И в самом деле, санкции против России и бойкот (плюс маркировка товаров, произведенных за зеленой чертой) Израиля введены вроде как не за противодействие террористам, а за территориальные захваты. А территориальные захваты — это нехорошо.

Ладно, давайте вкратце рассмотрим вопрос захватов.

Всё время, что живет Израиль, он отбивается от превосходящих сил противника. При этом противник не скрывает, что, если все же случится у него победа, то всех евреев он вырежет. А невырезанных утопит в Средиземном море. Вот в этих войнах Израиль и прихватил себе кое-какие земли. С кем замирился — отдал обратно. Например, Синай — Египту.

Иерусалим, еврейскую многотысячелетнюю столицу, не отдаст точно. Голанские высоты — неизвестно. Я бы, например, не отдал — уж слишком долго, десятки лет, с них постоянно обстреливали израильскую территорию. Стреляли даже по отдельным тракторам в кибуцах. Теперь вот, в течение уже сорока лет не стреляют.

И все-таки — захваты присутствуют.

А Россия так вообще прихватила целый полуостров.

Нарушила договор? Да, конечно. Глупо было бы отрицать.

Но и договор подписывался не в условиях, когда братская Украина могла вот-вот стать членом противостоящего военного блока.

И еще один момент есть важный, лично мною непрофессионально исследованный. Я, абсолютно неофициальное лицо, опросил более сорока жителей Крыма в случайной выборке на предмет того, хотят они быть в России или на Украине. Результат: сорок с лишним против нуля.

Почему? Мотивация разная, но ответ один.

Допускаю, что мой опрос не полностью корректен. Ну, так проведите свой. Общий вектор точно не изменится. Уж слишком много наворотила Украина глупостей с Крымом и его жителями, да простят меня украинские друзья за этот пассаж (понимаю, насколько болезненна эта тема для них).

И все же, несмотря на мнение подавляющего большинства крымчан, не слишком ли опасно разрушать устоявшиеся представления о незыблемости послевоенных границ в Европе? Да вот только разрушены были эти представления вовсе не Россией. Когда у Сербии отобрали Косово — волеизъявлением «понаехавшего» албанского населения и натовскими бомбами — вот тогда и взорвали к черту незыблемость европейских границ.

Впрочем, разговор не об этом. А о родстве России и Израиля как в вопросах борьбы с терроризмом (жестко!), так и в вопросах санкций.

5. Смысл — он или здравый, или не смысл.

Есть и еще одно родство. Я бы назвал его наличием здравого смысла, основанного на историческом опыте, в том числе крайне печальном. Мы уже обсуждали частично этот момент на примере терроризма.

Можно ИДЕЙНО орать, что нельзя бомбить город, из которого по тебе постоянно стреляют ракетами. Мол, там же не только террористы. Да и ракеты не очень мощные. Да и в людей попадают не всякий раз.

Но здравый смысл не позволяет нормальному человеку рисковать жизнью своих детей, если он в состоянии прекратить этот риск. И Газу, пусть максимально аккуратно, но приводят в чувство, на время прекращая обстрелы.

Аналогично поступают в России, пусть и не с такой хирургической точностью.

Маленький Израиль освобождается от заполонивших его африканских мигрантов (вздувших невероятную ранее для этих мест преступность и просто висевших на шее государства) — и опять весь «цивилизованный мир» против. То есть против здравого смысла. Ну не может одна страна прокормить континент. И не убивают же их, а вынуждают вернуться на родину. Что здесь «нездравого»?

Нынешний мигрантский кризис в Европе — это и есть ИДЕЙНОЕ неприятие здравого смысла, которое никогда не бывает безнаказанным. Я уже писал, что больше всего боюсь идейных руководителей. Им по фигу, что показывает эксперимент, и что говорит здравый смысл. Потому что ИДЕЯ превыше всего.

А расплачиваться, как всегда, приходится простому налогоплательщику. И ладно, если бы только деньгами. В Кельне у дам требовали уже не только денег. А пройдет совсем немного времени, и расплачиваться придется кровью.

6. Огромная и маленький.

В общем, аргументов в пользу стратегического партнерства Израиля и России можно приводить массу. Остановлюсь еще на одном.

Россия — огромная страна. В ней все гигантское: запасы нефти и газа, расстояния, возможности и потребности всех уровней.

Израиль — крошечная страна. В нем все маленькое. Правда, газ все-таки появился. Наперекор анекдоту, утверждавшему, что Моисей так долго водил народ по пустыне потому, что никак не мог найти на Ближнем Востоке места, свободного от углеводородов.

Зато в Израиле суперпередовая наука. Это не значит, что в России она хуже. Но именно в Израиле придуманы, например, флэшка и капельное орошение. Кстати, выходцами из России.

Все эти тысячи новейших технологий могут принести триллионы в любой валюте, будь они реплицированы в гигантской России. Одно дело — снимать суперурожай с тысячи гектаров, другое — с миллиона. Одно дело — произвести тысячу комплектов медицинского оборудования, другое — миллион. Да еще разговаривая с коллегой на одном языке, во всех смыслах этого выражения.

Ну, а теперь подведу коротко итоги.

Да, идея стратегического партнерства России и Израиля сегодня звучит, мягко говоря, нетрадиционно. Однако при более пристальном рассмотрении я не вижу ПРИНЦИПИАЛЬНЫХ причин, которые этому бы мешали. Технических, экономических, ментальных и политических — миллион. А принципиальных не вижу ни одной.
Автор:
Иосиф Гольман
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

284 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти