Модернизированные «Иглы» в военно-политических «лабиринтах» Передней Азии

Модернизированные «Иглы» в военно-политических «лабиринтах» Передней Азии

Тактический ударный истребитель F-15E «Strike Eagle» и широкий список его версий продолжат эксплуатироваться и в XXI веке в ВВС действующих обладателей этих машин. Работая плечом к плечу с авиацией 5-го поколения, эти самолёты полностью компенсируют множество серьёзных недостатков закупаемых малозаметных истребителей F-35A. Обладая высокой тяговооружённостью (около 1,0), форсажной тягой на мидель порядка 2484 кгс/кв. м и относительно невысокой нагрузкой на крыло (475 кг/кв.м), F-15E может похвастаться высокой угловой скоростью разворота по тангажу, сравнимой с версиями F-15C, отличными разгонными качествами и скоростью разворота по крену на уровне F-16C. Максимальная скорость с ракетным вооружением класса «воздух-воздух» на подвесках составляет около 2300 км/ч, что значительно больше, чем у «Миражей», «Рафалей» и «Грипена». Сконструированный на базе двухместного F-15D планер имеет более высокий эксплуатационный ресурс, порядка 16000 часов, что стало возможным благодаря пятнадцатикратному уменьшению титановых элементов конструкции в сравнении с исходными планерами F-15B/D, а также отмене идеи крепления большинства деталей с помощью 10 тыс. заклёпок. Именно это и позволило семейству сохранить боеспособность в новом веке. Стоящий на вооружении ВВС США авиапарк «Страйк Иглов» также проходит поэтапную модернизацию бортового радиоэлектронного оборудования. В частности, на американские машины устанавливается современнейшая мощная БРЛС с АФАР AN/APG-82(V)1 компании «Райтеон», которая заменяет быстро устаревающую AN/APG-70. Новый бортовой РЛК основан на базе антенной решётки РЛС AN/APG-63(V)3, предназначенной для установки на истребители на F-15C, но на основе более производительной БЦВМ радиолокатора AN/APG-79 многоцелевого истребителя F/A-18E/F «Super Hornet», благодаря чему новый радар получил от 2-х ранних модификаций лучшие характеристики. РЛС AN/APG-82(V)1 способна обнаруживать цель типа «Еврофайтер» на дальности 145 км, одновременно сопровождать «на проходе» 28 и «захватывать» 8 целей. Возможности воздушного боя этой РЛС находятся на уровне AN/APG-81 истребителя F-35A


Программы разработки перспективных авиационных комплексов 5-го поколения реализуются сегодня почти в каждом более-менее развитом государстве Европы, Азии и Северной Америки. Но, несмотря на волну прогрессивных технологических решений XXI века, подтверждающихся внушительным портфелем заказов на такие машины как F-35A, ниша модернизированных многоцелевых истребителей поколения «4» и «4++» по-прежнему твёрдо закреплена на международном рынке вооружений, поскольку по многим характеристикам эти самолёты ещё не одно десятилетие будут на голову опережать большинство экспортных версий истребителей 5-го поколения. Примеры такого превосходства наблюдались и в учебных боях между F-35A с «Тайфунами», F-16C и F-15Е, где маневренные и скоростные качества последних на уровень выше, чем у разрекламированного «Лайтнинга».

Особого внимания здесь заслуживают многочисленные модификации F-15C «Eagle» и F-15E «Strike Eagle», которые, не глядя на повышенную аварийность в Воздушных силах самообороны Японии, продолжат работать плечом к плечу с авиацией следующего поколения в ВВС многих стран проамериканского «лагеря». Так, в израильских ВВС многоцелевые истребители поколения «4+» F-15I «Raam» (модификация F-15E) приравниваются к «стратегическому активу» ВС в целом. Особенностью 25 двухместных машин является большой радиус действия (около 1300 км) при полёте по смешанному профилю, и порядка 1600 км в высотном режиме с единоразовым снижением для выполнения быстрого «прорыва» ПВО противника с нанесением точечного ракетно-бомбового удара по стратегически важным объектам противника. До недавнего времени это позволяло ВВС Израиля почти беспрепятственно проникать в воздушное пространство Ирана и вести дальний воздушный бой с устаревшим авиапарком его ВВС, а также атаковать стратегически важные объекты, связанные с ядерными исследованиями и военной промышленностью (речь о предприятиях, которые не прикрываются достаточным количеством ЗРСК «Тор-М1»). Кроме того, при одноразовой дозаправке в воздухе и использовании авиабаз Саудовской Аравии «Раамы» могли выходить на Иран практически с любого ВН (как западного — со стороны Ирака и Персидского залива, так и южного — с направления Аравийского моря), что автоматически «предъявляло» иранской ПВО требования, к которым не была готова ни её авиационная часть, ни наземная. Модернизированные «Хоки» и С-200В «много погоды» против F-15I, естественно, не сделали бы.


Модернизированные «Иглы» в военно-политических «лабиринтах» Передней Азии

На вооружении Воздушных сил самообороны Японии находится 201 истребитель для завоевания превосходства в воздухе F-15J/DJ. Одноместные и двухместные машины (модификации американских F-15C/D ), в количестве 223 ед., были построены мощностями «Mitsubishi Heavy Industries» по лицензии корпорации «Boeing» начиная с 1981 года. За 35 лет эксплуатации, в результате различных инцидентов на земле и в воздухе, японский авиапарк «Иглов» лишился 12 истребителей, что вне военной обстановки является очень высокой аварийностью, но для Японии эти самолёты 4-го поколения остаются сегодня основной компонентой ПВО. Важнейшим элементом ВВС Страны восходящего солнца являются 4 самолёта-заправщика KC-767J, 4 самолёта ДРЛОиУ E-767s и 13 E-2C «Hawkeye». Совместно с этими самолётами F-15J могут решать задачи «воздух-воздух» (патрулирование, перехват и т.д.) почти на всей протяжённости китайских морских рубежей вплоть до Юго-Восточной Азии. Стратегические возможности F-15J получили новый смысл после одобрения правительством Синдзо Абэ резолюции относительно разрешения применения Сил самообороны Японии на территории других стран в случае, если государства-союзники подвергнутся нападению (как известно, — причин в «Большой игре» для применения этой резолюции может быть масса). Некоторые F-15J были модернизированы установкой оптико-электронного прицельного комплекса IRST, который придал им новые возможности по ведению ближнего воздушного боя, а также позволил в пассивном режиме вести скрытное наблюдение за воздушным противником


Интересный факт, подтверждающий большие региональные амбиции Израиля по применению F-15I, произошёл 24 декабря 2012 года, во время так называемого «Рейда на Хартум». Тогда Хель Хаавир привлекли к точечному удару по суданскому оборонному предприятию «Ярмук» 2 звена F-15I «Raam» (ударное звено с УАБ на борту и звено завоевания превосходства в воздухе для защиты от возможных ответных действий суданских «Фалкрумов»), воздушный танкер KC-707 и самолёт радиоэлектронного противодействия Gulfstream G550 «Нахшон-Эйтам». Общая дальность полёта с возвратом составила около 4000 км, из которых 2500 км самолёты находились над Красным морем. Ввиду слабой ПВО Судана, столичный оружейный завод был безнаказанно уничтожен, что привело потере ХАМАСом приличных арсеналов вооружения. «Рейд на Хартум» можно классифицировать как боевую подготовку «дальнего актива» ВВС Израиля к действиям в стратегической глубине иранского воздушного пространства, но радоваться Тель-Авиву оставалось не долго.

После снятия эмбарго на поставку в Иран российских ЗРК С-300, баланс сил в Передней Азии резко изменился не в пользу Израиля. На вооружение ВВС и ПВО ИРИ будут поставлены 4 дивизиона ЗРК С-300ПМУ-2 «Фаворит», которые по основным боевым качествам стоят почти на уровне с комплексом С-400 «Триумф». Развёрнутые «по цепочке» вдоль западной границы и побережья Персидского залива 3 «Фаворита» способны перекрыть воздушное направление протяжённостью 1200 км (от Бендер-Аббаса до Керманшаха), четвёртый, размещённый северней Тегерана, «закроет» небо над столицей и центральными промышленными агломерациями Ирана. Сплошная сеть ПВО в западной и центральной частях государства обеспечит частичную защиту не только от боевой авиации и баллистических ракет средней дальности Израиля и «аравийской коалиции», но и от возможной угрозы с турецкого направления, где ВВС США закрепились не хуже, чем в Республике Корея. Несмотря на то, что всего 4-х дивизионов С-300ПМУ-2 не хватит, чтобы на 100% контролировать все «непросматриваемые» зоны в сложном горном рельефе Ирана, амбиции Израиля в СМИ стали более взвешенны и наполнены здравой долей аналитики о последствиях проведения авиационной операции против ИРИ.

«Зашевелились» в Тель-Авиве действительно не на шутку. Многие специалисты срочно принялись искать концепцию «взлома» «Трёхсотых» с помощью малозаметных истребителей F-35A, и даже умудрились найти «пути» за пару дней исканий. Командование ВВС нашло более умное решение, заключающееся в глубокой модернизации «Раамов» и закупке глубоко усовершенствованных F-15SE «Silent Eagle» со сниженной радиолокационной сигнатурой и новыми возможностями бортовой РЛС с АФАР AN/APG-63(V)3. Способности ведения перехвата у «Сайлент Игла» значительно выше благодаря максимальной скорости 2,3М, а лучшая, чем у F-35A, маневренность обязана трапециевидному крылу большой площади и лучшей тяговооружённости при нормальной взлётной массе. «Умеренные» стелс возможности F-15SE позволяют истребителю подходить на более близкие расстояния к радиолокационным средствам ПВО Ирана, но ограничения по-прежнему в силе, потому что благодаря китайским специалистам и имеющимся на вооружении российским и китайским РЛС и ЗРК неохватываемые «Трёхсотками» участки иранского неба находятся под наблюдением иранских версий известных ЗРК.

Самыми интересными иранскими модификациями можно считать ЗРК «Mersad» (на рус. «Засада»), являющийся модернизированной версией американского «Hawk», малоизвестную версию ЗРК «Бук» под названием «Ra`ad» с пусковыми установками на колёсном шасси и иранской копией ЗУР 9М38 — «Taer», а также версию С-300ПТ, получившую название «Бавар-373». Все комплексы снабдили перспективными интерфейсами и ПО на китайской цифровой элементной базе, в ПБУ автоматизированные рабочие места расчёта оснащены ЖК МФИ.

В составе зенитно-ракетного комплекса «Mersad» имеется не только новая 2,7-маховая ЗУР «Shalamcheh», но и специализированная низковысотная МРЛС для перехвата крылатых ракет в сложном рельефе местности. «Засады» отлично дополнят небольшое количество дивизионов С-300ПМУ-2 в горной местности Исламской Республики Иран.

НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ГЛАВНОГО СПОНСОРА ИГИЛ: «ИГЛЫ» КАК КЛЮЧ К РЕГИОНАЛЬНОЙ САМОДОСТАТОЧНОСТИ КАТАРА

Но израильские и аравийские F-15I и F-15S уже скоро не будут являться единственными «Иглами» в Передней Азии. По последней информации, предоставленной информационным агентством Reuters, на встрече Б. Обамы с лидерами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, которая состоялась 21 апреля в Эр-Рияде, обсуждался вопрос утверждения 4-миллиардного контракта на поставку Катару 36 тактических истребителей F-15 корпорации «Boeing». Наиболее вероятно, что речь идёт о модификациях F-15E, либо F-15SE. Также ждёт своего выполнения контракт на приобретение 24 многоцелевых истребителей «Rafale» для ВВС Катара. Но для чего небольшой монархии Аравийского полуострова 60 истребителей поколения «4++» с радиусом действия более полутора тысяч километров, когда рядом мощнейшие ВВС флагманов «аравийской коалиции» — Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов? Ответа существует два.

В первую очередь, это обновление устаревшего авиапарка Катара, который продолжительное время основывался лишь на 12 многоцелевых истребителях 4-го поколения «Mirage 2000-5 EDA/DDA». Машины имели ограниченный список решаемых боевых задач, которые в основном сводились на ПВО ближних рубежей монархии от истребителей-бомбардировщиков ВВС Ирана и нанесении ракетно-бомбовых ударов по территории Ливии в составе ОВВС коалиции во время операции «Одиссея. Рассвет». Катар выступал эдаким прозападным прихвостнем, поведение которого зависит исключительно от решений, принятых в Вашингтоне. Но после того, как ИГ подняло голову во всей Средней Азии и, в частности, в Сирии и Ираке, необходимость в расширении спектра «силовых инструментов» для Катара стала очень острой, поскольку это государство — прямой спонсор крупнейшей и богатейшей террористической организации в истории. На 12 «Миражах» далеко не уедешь, а корректировать военную ситуацию в свою пользу, поддерживая ИГ в Сирии, да ещё и не прося поддержки саудитов, турков и американцев, необходимо почти ежедневно. Из этого плавно вытекает вторая причина столь обширных военных закупок.

Желание к самостоятельным действиям в Сирии, да и во всём регионе заставило командование ВВС Катара действовать ещё весной 2014 года. Первым делом был оформлен контракт с концерном «Airbus» на закупку двух конвертируемых транспортно-заправочных самолётов (ТЗС) A330 MRTT («Multi Role Tanker/Transport») для увеличения рубежей досягаемости существующей и будущей тактической авиации. Два воздушных судна способны перебрасывать в Сирию до 90 тонн военного груза за вылет, при этом могут быть полностью заправлены (с ПТБ) 2 звена «Рафалей» и 2 звена «Страйк/Сайлент Иглов» (в общей сложности 16 истребителей), выполняющие ту или иную воздушную операцию на Ближнем Востоке. Судя по всему, F-15 будут чаще выполнять ударные функции, а «Рафали» — задачи по прикрытию первых от истребительной авиации ВВС Сирии или наших ВКС. Об этом говорят и другие подпункты контракта на «Рафали», где речь идёт о ракетном вооружении. В них предусмотрена закупка ракет класса «воздух-воздух» средней дальности MICA и дальнобойных MBDA «Meteor». Последние так или иначе представляют серьёзную угрозу для всех типов истребителей: оснащённые ПВРД «Метеоры» имеют высокие скоростные показатели на конечном участке полёта, а АРГСН от ЗУР «Aster-30» способствует улучшенному «захвату» целей со сниженной ЭПР, к которым относятся истребители переходного поколения «4++». Совершая противоракетный манёвр от «Метеора», надеяться остаётся только на РЭБ, дипольные отражатели и простую удачу. Это наиболее реальная тактика действий катарской тактической авиации.

Но и «Рафали» и «Сайлент Иглы» взаимозаменяемы в задачах завоевания господства в воздухе. И, в случаях преследования высокоскоростного воздушного противника, F-15SE за счёт на 600 км/ч более высокой максимальной скорости будет более целесообразен, чем «Рафаль», но только c ракетами AIM-120C-8. Полагаю, конечно, что вряд ли у «верхушки» в Дохе хватит ума вступить в воздушный бой с нашими Су-35С или Су-30СМ, оснащёнными «Хибинами» и ракетами РВВ-СД, но чего только не случается в хаосе современных военных конфликтов.

Очень интересным фактом является тип закупаемых Катаром версий «Rafale». Всего 6 одноместных машин, остальные 18 — двухместные (по аналогии с египетскими «Rafale-DM»). Катар «нацелился» далеко, ведь все мы знаем, что двухместные истребители более живучие и способные и в ведении воздушного боя с несколькими целями, и в задачах «воздух-земля»: второй пилот может дублировать первого, выполнять роль оператора систем, либо лётчика, что поочерёдно разгружает экипаж самолёта; яркие тому примеры — Су-30СМ и МиГ-35С. Запросы Катара на стратегическое влияние в регионе действительно поддерживаются прямо пропорционально жизнеспособности ИГ, и подготовка контрактов по F-15 и «Рафалям» — это только полдела.

Всё тот же «рафалевский» контракт включает поставку крупной партии авиационных крылатых ракет большой дальности SCALP и модульных управляемых боеприпасов AASM 125. КРВБ SCALP имеют дальность от 250 до 1000+ км; благодаря малой радиолокационной заметности и тяжёлой тандемной проникающей БЧ массой 450 кг BROACH, ракета способна преодолевать мощную ПВО и поражать укрепрайоны и подземную инфраструктуру в оперативной глубине территории противника. ВВС Катара смогут использовать данную ракету по некоторым береговым объектам Ирана и по сирийским правительственным войскам на юге и в центре страны, где ещё не действуют средства ПВО Воздушно-космических сил РФ. Модульные УАБ AASM 125 отличаются минимальным круговым вероятным отклонением (КВО) от цели в пределах 1 метра, достигнутого установкой полуактивной лазерной ГСН. Эти боеприпасы также могут применяться против сирийской армии с южных направлений, где господствует многоцелевая авиация западной коалиции.

Зная о том, что Иран принимает активное участие в борьбе с ИГ, отправляя в САР подразделения Корпуса стражей исламской революции, ВС Катара уже успели позаботиться о построении противокорабельной обороны от ВМС Ирана в Персидском заливе на случай вероятной вспышки конфликта между ИРИ и «аравийской коалицией». Катар станет ближайшей первой целью, по которой ВС Ирана нанесут удар. На выставке военной техники DIMDEX-2016, которая проходила в Дохе 30 марта, Минобороны Катара заключило очередной контракт с европейским консорциумом MBDA на приобретение БПКРК, оснащённого французскими противокорабельными ракетами «Exocet» MM-40 Block 3 и итальянскими «Marte-ER». Дополнительное количество MM-40 Block 3 было закуплено для перевооружения 4-х ракетных катеров класса «Барзан» и 3-х класса «Damsah». Данные модификации ПКР «Экзосет» способны поражать не только морские цели, но и береговые объекты противника; а фрегаты и корветы, имеющиеся на вооружении иранских ВМС, обладают сегодня очень слабой ПВО. Ничего более серьёзного, чем корабельный ЗРК самообороны «Sea Cat» в иранском флоте нет, поэтому и зашиты от новых «Экзосетов» на морском ТВД у Ирана нет. Зато имеются модернизированные китайские ПКР типа С-802, называемые в Иране «Noor» и «Gader» с дальностью до 220 км, чего хватит для полного уничтожения катарского флота в случае упреждающего удара.

Модернизированные «Иглы» в военно-политических «лабиринтах» Передней Азии

Противокорабельная ракета «Exocet» MM-40 Block 3 способна на конечном участке полёта снижаться до 2 метров, что делает её трудно досягаемой целью не только для надводных кораблей с устаревшими ЗРК самообороны, но и для современнейших фрегатов, эсминцев и крейсеров с БИУС «Иджис» на борту, дециметровый диапазон работы которой создаёт проблемы с перехватом целей на сверхмалых высотах. Известно, что кроме Катара береговой противокорабельный комплекс на базе ПКР MM-40 Block 3 закупили и ВМС Казахстана для обороны на Каспии


На территории Катара расположена крупная американская авиабаза Эль-Удейд, куда накануне перебросили стратегический бомбардировщик B-52H с авиабазы Барксдейл (штат Луизиана), и Доха полностью уверена в американской поддержке на случай региональной войны. Но это не спасёт монархию от сотен иранских оперативно-тактических баллистических ракет «Шихаб-1/2» и БРСД «Шихаб-3», которых хватит, чтобы «стереть в порошок» все известные подземные пункты боевого управления и пусковые установки БРСД DF-3 Королевских Саудовских стратегических ракетных сил, а также превратить все катарские военные объекты в руины. Здесь ни «Пэтриоты», защищающие Эль-Удейд на суше, ни прикрывающие с моря «Иджисы» ничего не поделают: количество ракет неподъёмное.

Но этот сценарий большой войны зависит от множества военно-политических факторов и предпосылок, которые на сегодняшний день однозначно не созданы, и не факт, что скорое стечение обстоятельств покажет нам принципиально другую картину устройства этого огромного региона Азии. По этой причине, резкое усиление ВВС Катара «Рафалями» и новейшими версиями «Иглов» выводит Доху на новый уровень влияния на Ближнем Востоке в «локальной игре». А благодаря транспортно-заправончым А330 MRTT, появиться боевая авиация монархии сможет в небе практически любой новой «жертвы» западного режима в Северной Африке и Передней Азии, с которой, при посредничестве ИГИЛ и других террористических организаций, род эмиров Аль-Тани усмотрит достойную шейхов выгоду.
Автор: Евгений Даманцев


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня