1914. Бой у Ярославиц



(Статья опубликована в немецкой версии хорватского военно-исторического журнала «Husar“ N2-2016)
1914. Бой у Ярославиц



В начале Первой мировой войны все страны рассчитывали на быструю победу и применяли для этого различные подходы.


У историков нет единого мнения о роли кавалерии в Первой мировой войне, особенно на Западном фронте. Напротив, на бескрайних просторах Восточной Европы, где не имелось густой сети хороших дорог, кавалерия играла важную роль даже во Второй мировой. Этот снимок, сделанный в 1914-15 годах, прекрасный пример: австро-венгерские кавалеристы в южнорусских степях, превращающихся в период весенней распутицы в море грязи. 30 лет спустя оно стало непроходимым даже для немецких танковых дивизий.

Австро-венгерская агрессия против Сербии началось 12 августа 1914 форсированием рек Сава и Дрина. Руководство империи надеялось разгромить маленькое балканское государство в течение нескольких недель, чтобы потом обратить все силы против могущественного противника - Российской Империи. Германия вынашивала аналогичные планы: сначала разгром Франции на западе, затем наступление всех сил на востоке. Франция, державшая большую часть сил на границе с Германией, была застигнута врасплох наступлением немцев через Бельгию и Люксембург («План Шлиффена»). Это привело Великобританию, являвшуюся гарантом нейтралитета Бельгии, в лагерь Франции и России. Российские планы предусматривали решительное наступление против Германии в Восточной Пруссии и против Австро-Венгрии в Галиции. Россия хотела как можно быстрее разгромить обоих противников, так как не была готова к затяжной войне.

В Галиции располагались три австро-венгерских корпуса: I - в Западной Галиции, X - в центральной и XI - в Восточной Галиции и Буковине. Уже 31 июля они были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Также была начата переброска дополнительных войск по железной дороге. Так как поезда не могли развивать скорость выше 15 км/ч., переброска затянулась.

6 августа Австро-Венгрия объявила войну России, и 15-го началось выдвижение крупных кавалерийских соединений в целях «стратегической разведки». Высшее командование (АОК- Armeeoberkommando) не ожидало контрнаступления русских до 26 августа из-за длительного срока мобилизации. Это было в принципе верно, но русские начали наступление, не дожидаясь завершения мобилизации. Уже 18 августа они пересекли границу Галиции. За этим последовали несколько встречных боёв на территории между Вислой и Днестром. Этот период войны, продлившийся до 21 сентября, назван «Галицийской битвой». Характерным для того времени стала «казакобоязнь», порождённая истинными или вымышленными сообщениями о нападении казаков на деревни, небольшие отряды и высокопоставленных командиров. Соединения российской 3 Армии пересекли границу 19 августа с целью занятия Кракова. В авангарде их колонн, наступающих по линии Львов-Тарнополь, обороняемой XI Корпусом австро-венгерской армии, двигались 9-я и 10-я кавалерийские дивизии с задачей разведки и прикрытия основных сил. Здесь, вблизи селения Ярославице, 21 августа и произошло столкновение 10-й дивизии с 4-й австро-венгерской кавалерийской дивизией, ставшее первым крупным сражением на этом участке фронта и последним кавалерийским сражением в истории.

Австро-венгерская кавалерия.



Улан 12-го уланского полка.
К 1914 году уланы сохранили свой традиционный головной убор «чапка», но расстались с пиками, в отличие от русских. Отличительный полковой цвет имели лишь головные уборы. В бою у Ярославиц принимали участие 1-й («желтый») и 13-й («синий») полки.

Перед началом Первой мировой кавалерия была важной составной частью всех армий мира и пользовалась почётом в обществе. Австро-Венгрия не была исключением. Никогда её кавалерия не была столь многочисленна, не обладала такими хорошими лошадьми и красивой формой, как в период, предшествовавший войне. Кавалерия была элитой, но также и самой дорогой частью k.u.k- армии. Вооруженные силы Двуединой монархии состояли практически из трёх различных армий: Общеимперской армии (k.u.k. Gemeinsame Armee), Ландвера (k.k-Landwehr) и венгерского Гонведшега (Ландвера) (m.k. Honvedseg). Общеимперская армия подчинялась Имперскому военному министерству, а оба Ландвера - собственным министерствам. За оборону Двуединой монархии отвечал Имперский генеральный штаб, но каждая из трёх армий имела собственную инспекцию, главную квартиру, бюджет, командные кадры, организацию и систему рекрутирования.

Общеимперская армия включала 49 пехотных и 8 кавалерийских дивизий, австрийский Ландвер - 35 пехотных, 2 горно-пехотных, 3 тирольских стрелковых и 6 уланских полков и 2 конных стрелковых дивизиона (батальона). Гонвед имел 32 пехотных и 10 гусарских полков. Они делились на 18 корпусов, составлявших шесть армий. В мирное время во всех трёх армиях служили 450 тыс. человек, в случае мобилизации их численность увеличивалась до 3 350 000. Перед войной в составе Общеимперской армии имелось 15 драгунских, 16 гусарских и 10 уланских полков. В австрийском ландвере было 6 уланских полков и 2 конных стрелковых дивизиона (батальона), укомплектованных выходцами из Далмации и Тироля. Венгерский Гонвед имел 10 гусарских полков. Всего насчитывалось 50 кавалерийских полков примерно с пятьюдесятью тысячами военнослужащих.


Скачущие рысью австро-венгерские всадники. Судя по обрезанным конским хвостам и голым деревьям, дело происходит весной. Двигаясь таким аллюром, кавалерия могла преодолевать большие расстояния. Как минимум в десять раз больше, чем пехота, становясь иногда единственным мобильным резервом.


Кавалерия традиционно делилась на драгун, улан и гусар, хотя единственным различием между ними была форма. Вооружение же и тактика были идентичны. Уланы отказались от своих пик ещё в начале 20-го века и были, как и драгуны, и гусары, вооружены карабинами, пистолетами, саблями или палашами. Каждый кавалерийский полк состоял из штаба, двух дивизионов (полуполков), аналогичных батальонам в пехоте, включавших по три эскадрона (аналог пехотной роты), из пулеметной и сапёрной рот и телеграфной команды. По штатам мирного времени эскадрон состоял из 5 офицеров и 166 унтер-офицеров и солдат. Только 156 из них были бойцами, остальные же - нестроевые (обоз и прочие службы). В состав каждого эскадрона входили запасные - офицер, 18 унтер-офицеров и солдат и 5 лошадей. Пулемётная рота делилась на два взвода и имела восемь пулемётов «Шварцлозе» (8-mm-Schwarzlose-MG05). В отличие от живописных мундиров кавалеристов пулемётчики носили простую серо-голубую форму.

По штатам военного времени каждый кавалерийский полк состоял из 41 офицера, 1093 унтер-офицеров и солдат и имел 1105 лошадей. Два полка образовывали бригаду, а две бригады - кавалерийскую дивизию. Кавалерийская дивизия включала также дивизион конной артиллерии, состоящий из трех батарей по четыре 75-миллиметровых пушек образца 1905 года в каждой.

Для службы в кавалерии отбирались лошади возрастом от четырёх до семи лет и ростом в холке от 158 до 165 сантиметров, а в конной артиллерии – от 150 до 160 см. Срок их службы составлял 8 лет в кавалерии и 10 в артиллерии.

Состав 4-й кавалерийской дивизии под командованием генерал-майора Эдмунда Риттера фон Заремба, участвовавшей в бою у Ярославиц, был таков:
-18-я бригада (командир - генерал Ойген Риттер фон Руис де Роксас - 9-й драгунский полк «Эрцгерцог Альбрехт» и 13-й уланский полк «Бём-Эрмолли»;
-21-я бригада (командир - полковник граф Отто Уйн- 15-й драгунский полк «Эрцгерцог Йозеф» и 1-й уланский полк «Риттер фон Брудерманн»;
-дивизион конной артиллерии - три батареи (всего 12 орудий).
Задачей дивизии изначально была защита границы, а затем - прикрытие выдвижения 3-й Армии под командованием генерала кавалерии Брудерманна и разведка.

Российская кавалерия


Этот аутентичный рисунок говорит сам за себя - казаки были прирождёнными всадниками, и такие трюки не являлись для них чем-то особенным. Они умели всё это ещё до призыва на воинскую службу.

Российская Империя, огромная держава со 170 миллионами населения, обладала самыми многочисленными вооруженными силами в мире, но они были плохо вооружены и обучены. Уже в мирное время численность армии составляла 1,43 миллиона человек, а после мобилизации должна была увеличиться до 5,5 миллионов. Страна делилась на 208 округов, в каждом из которых формировался пехотный полк.


Вручение боевого знамени русским гусарам. Обращает на себя внимание то, что первые шеренги вооружены пиками.

К 1914 году имелось 236 полков, делившихся на Гвардейский, Гренадёрский и 37 армейских корпусов. Также кавалерия России была самой многочисленной из кавалерий всех воюющих стран. Кавалерия была четырёх видов: гвардейская, линейная, казачья и иррегулярная. В состав Гвардии входили 12 кавалерийских полков в двух отдельных дивизиях. В линейную - 20 драгунских, 16 уланских и 17 гусарских полков. Донское казачье войско выставляло 54 полка, Кубанское - 33, Оренбургское - 16. Иррегулярная конница состояла из выходцев с Кавказа и Туркмении. Всего российская кавалерия включала 24 кавалерийские дивизии и 11 отдельных казачьих бригад. Каждая дивизия делилась на две бригады: первая включала драгунский и уланский полки, вторая - гусарский и казачий. В состав дивизий также входили батареи конной артиллерии с шестью 76,2-мм орудиями образца 1902 года каждая. Кавалерийский полк включал 6 эскадронов (всего 850 кавалеристов), пулемётную роту с 8-ю пулемётами и сапёрную роту. В отличие от австро-венгерских, у русских улан, составлявших первые шеренги эскадронов, сохранялись пики.


Рядовой 10-го Новгородского драгунского полка.
Полки русской кавалерии отличались друг от друга опознавательным цветом узких лампасов и номером полка на погонах. Существовало лишь пять отличительных полковых цветов: красный, синий, желтый, зелёный и розовый.

Солдат на иллюстрации одет в защитного цвета рубаху-гимнастёрку образца 1907 года и фуражку обр. 1914. Вооружен трёхлинейной драгунской винтовкой образца 1891 года (на 8 см. короче пехотной) и шашкой обр. 1887 с закреплённым на ней штыком.



Русская драгунская шашка образца 1887 года со штыком.

Под Ярославицей сражалась 10-я кавалерийская дивизия под командованием генерала графа Фёдора Артуровича Келлера. Состав её был таков:
-1-я бригада - 10-й Новгородский драгунский и 10-й Одесский уланский полки;
-2-я бригада - 10-й Ингерманландский гусарский и 10-й Оренбургский казачий полки;
-3-й Донской казачий артиллерийский дивизион, состоящий из трёх батарей (всего 18 орудий).

Сражение




20 августа, около 21.00, капрал Хабермюллер доставил в штаб 4-й кавалерийской дивизии, находившейся в местечке Суховола, сообщение о том, что русская 9-я кавалерийская дивизия, усиленная пехотой и артиллерией, миновала городок Залоще и двумя колоннами движется в направлении населённого пункта Олейов. Последний находился примерно в 40 километрах от штаба 4-й кав. дивизии. Ближайшие австро-венгерские силы были распылены на большой территории: 11-я пехотная дивизия находилась в расположенном в 70 километрах к югу Бржезане, а 8-я кав. дивизия в Тарнополе, примерно на таком же расстоянии к юго-востоку. Русские прошли на стыке между тремя австро-венгерскими дивизиями, и стало ясно, что они попытаются перерезать железнодорожное сообщение у Зборова. Чтобы их окружить, все три австро-венгерские дивизии должны были действовать совместно.


Оружейный мастер 2-го класса австро-венгерской конной артиллерии в парадной форме. Вооружен пистолетом Штайер обр. 1912 г. и саблей обр. 1869.

21 августа, в 3 часа утра, 4-я кав. дивизия была поднята по тревоге и получила приказ на выступление. Два батальона 35-го ландверного полка, подчинённые дивизии, должны были занять позицию на высоте 388 южнее Лопушан и прикрывать кавалерию с этого направления. Пехота выступила около полуночи, а три часа спустя за ней последовала конница. На рассвете 4-я кав. дивизия двигалась походной колонной к югу от Нушче. Её целью было занять высоту 418 к северо-востоку от Волчковцев. В авангарде двигался 15-й драгунский полк со вторым эскадроном во главе. Отставая примерно на двадцать минут, за основными силами 15-го драгунского следовал 3-й эскадрон 13-го уланского, за ним - пулемётная рота 1-го уланского и 1-я и 3-я батареи 11-го конно-артиллерийского дивизиона. За ними двигались основные силы дивизии: штаб, обоз и санитарные службы, 13-й и 1-й уланские и четыре эскадрона 9-го драгунского. Два батальона 35-го ландверного пехотного полка продвигались в направлении высоты 396 для прикрытия левого фланга. Русских вблизи не было, и примерно в 6.30 измотанные пехотинцы вошли в Лопушаны. Местные жители сообщили командиру полка подполковнику Райхельту, что в предыдущий день видели казачьи разъезды. Райхельт повёл своих людей к высоте Жамны (высота 416), где была удобная позиция для прикрытия фланга дивизии. Олейов с этой высоты не просматривался, Ярославице находился примерно в 3000 шагов к юго-востоку, а Волчковицы - на западе, в низине реки Стрипы.


Австро-венгерская 8-сантиметровая скорострельная полевая пушка "Шкода" обр. 1905.
Калибр орудия: 76,5 мм.
Боевая масса: 1020 кг.
Масса снаряда: 6,6 кг.
Дальность стрельбы: 7000 м.
Скорострельность: 12 выстрелов в минуту.
Три батареи по четыре орудия каждая и отряд из четырёх снарядных повозок составляли конно-артиллерийский дивизион кав.дивизии. Всего, по состоянию на 1914 год было 11 конно-артиллерийских дивизионов - по числу кавалерийских дивизий.


Одновременно с прибытием пехоты на высоту 396, около 5.00, 4-я кав. дивизия достигла высоты 418 юго-восточнее Хукаловиц, где и остановилась. Высота обеспечивала хороший обзор, но русских видно не было. Высланные разъезды также вернулись ни с чем. Для пущей безопасности одна рота была выслана на высоту Жамны с приказом занять её к 5.45. Около 6.00 стала слышна канонада. Генерал Заремба решил, что 8-я кав. дивизия вступила в бой с русскими и, не дожидаясь результатов разведки, в 6.30 приказал дивизии выступать на юг, к Ярославице. Он был уверен, что вскоре с этого направления прибудет 11-я пехотная дивизия. Два полка, 9-й драгунский и 13-й уланский, в боевом порядке двигались впереди, 15-й драгунский - уступом влево, а 1-й уланский - вправо. Артиллерия и обоз двигались в центре. 1-й эскадрон 9-го драгунского должен был вместе с 35-м пехотным полком занять высоту Жамны. Однако то, что приняли за канонаду, было звуками взрывов, которыми Оренбургские казаки уничтожили железную дорогу.

В 7.30 авангард достиг высоты 401 юго-восточнее Кабаровце, где и остановился. Никаких признаков приближения 11-й пехотной всё ещё не было. Тем временем в штаб генерала Зарембы вернулся на взмыленных конях разъезд обер-лейтенанта графа Рессенгауэра, высланный ещё утром к Олейову, с сообщением о крупных силах русской конницы северо-восточнее Олейова. Вскоре прибыл лейтенант Гёрош из 9-го драгунского с известием о многочисленной русской коннице с артиллерией на высоте Беримовка (высота 427). Положение генерала Зарембы стало затруднительным: с одной стороны - русская конница с артиллерией на высотах, с другой - местечко Зборов, где сходятся три речушки. Последнее сообщение, доставленное лейтенантом графом Сиззо-Норрисом о том, что русские устанавливают восемнадцать орудий, вынудило Зарембу к немедленным действиям. Он приказал дивизии отступить к высоте 418 северо-восточнее Ярославице - лучшей позиции для отражения противника. Полки разворачивались последовательно и скакали с максимальной скоростью к Ярославице. Две конные батареи заняли позицию в 500 шагах юго-восточнее Ярославице, чтобы прикрывать отход.


Русские 76,2-мм орудия образца 1902 года.
Боевая масса: 1040 кг.
Масса снаряда: 6,5 кг.
Дальность стрельбы: 8000 м.
Скорострельность: 12 выстрелов в минуту.
Батареи имели по 6 орудий. Две-три батареи составляли дивизион. Каждая кав.дивизия имела по одному арт.дивизиону. На фотографии показано расположение орудий на позиции, типичное для всех воюющих сторон. Артиллеристы стоят на колене под прикрытием щитов, сзади видны упряжки.


Около 9.15 русская артиллерия дала четыре пристрелочных выстрела и накрыла санитарную колонну и пулемётную роту, которые обратились в бегство. Телеги беженцев из Ярославице и обрушившиеся деревянные мосты затруднили организованный отход австро-венгерских сил. Огонь восьми австро-венгерских орудий (против восемнадцати русских) заставил их на время замолчать, что позволило драгунам и уланам галопом отступить через деревню к высоте 411. Часть русских орудий перенесла огонь на австро-венгерские батареи, а часть - на Ярославице, где занялись пожары. Австро-венгерская артиллерия вынуждена была отступить, потеряв часть личного состава, повозок с боеприпасами и лошадей. Один из командиров, майор Лауэр-Шмиттенфельз, был тяжело ранен. На высоте 411 они остановились и дали несколько залпов по русской артиллерии. Их дальнейший отход к высоте 418 сопровождался огнём русских с Маковой Горы (высота 401), однако он был малоэффективен.

Когда над 1-м уланским стали рваться первые русские снаряды, другими орудиями с занятой к этому времени высоты 396 был открыт огонь по позициям пехоты и 1-го эскадрона 9-го драгунского на высоте Жамны. Когда драгуны и пехотинцы увидели, что 4-я кав. дивизия отступает, то тоже начали отход. К 9.00 вся дивизия собралась к востоку от Волчковиц, на берегу реки, не просматриваемом русскими, и вновь построилась. Лишь чудом потери оказались меньше ожидаемых: около 20 человек и 50 лошадей.

Атака 13-го уланского полка.



Генерал Заремба приказал расположиться за высотами 418 и 419. Он предполагал, что ему противостоят целых две кавалерийские дивизии и хотел выстроить надёжную оборонительную позицию. Он продолжал надеяться на подход 11-й пехотной и 8-й кавалерийской дивизий. Пулемётная рота 15-го драгунского была отправлена на высоту 419 с целью прикрытия фланга. В пятистах метрах, в тылу, под прикрытием высот, он расположил в две линии один за другим 1-й уланский (командир - полковник Вейс-Шлейссенбург) и 9-й драгунский (полковник Копечек) полки. Непосредственно за высотой 419 заняли позицию 13-й уланский (полковник граф Спаноччи) и 15-й драгунский. Пулемётные роты и артиллерия расположились непосредственно на высотах. Заремба также послал курьера в 35-й пехотный полк, только что переправившийся через реку, с приказом занять Волчковицы и прикрывать фланг дивизии. Курьеру удалось найти лишь две роты 2-го батальона, которые успели своевременно занять позицию и воспрепятствовать переправе одной сотни Оренбургских казаков.

Первыми позицию заняли 1-й уланский и 9-й драгунский. За ними следовал 15-й драгунский, движущийся к высотам по дороге вдоль реки. Полковник граф Спаноччи вел свой 13-й уланский обходным путём через высоту 418. За ними должны были последовать две батареи, но по непонятной причине они застряли на берегу Стрыпы. Возможно, их задержало появление Оренбургских казаков. В авангарде 13-го уланского скакал первый дивизион из трёх эскадронов, половины 3-го эскадрона и пулемётной роты. На расстоянии в несколько сот метров за ними скакал второй дивизион под командованием майора Видаля, состоящий из 1-го и второй половины 3-го эскадронов. Один эскадрон остался прикрывать 3-ю батарею.


Казак 8-го Донского казачьего полка с орденом Святого Георгия.
Благодаря своим пикам русские кавалеристы имели преимущество над австро-венгерскими. Большим недостатком казаков была их ненадёжность. Столкнувшись со стойким противником, они обращались в бегство при первых признаках неудачи.

В тот момент, когда 1-й дивизион скрылся за высотой 418, а 15-й драгунский еще лишь приближался к ней, справа от Липника, на расстоянии около 1000 метров от 2-го дивизиона 13-го уланского, показалась колонна русских войск. Это была 10-я кавалерийская дивизия. В авангарде скакали два эскадрона Новгородских драгун, за ними три эскадрона Одесских улан, а в арьергарде - конно-саперная и пулемётная роты. Видаль немедленно принял решение со своими полутора эскадронами задержать русских до тех пор, пока основные силы дивизии не займут свои позиции. Он рысью пошел на русских.

Уланы, как на параде, развернулись из колонны в линию и по сигналу трубы ринулись в атаку. Русские были ошеломлены, но быстро пришли в себя. Из колонны их эскадроны, влево по ходу движения, развернулись в линию, и пошли во встречную атаку. В стремительном встречном столкновении русские, всадники первых шеренг которых были вооружены пиками, имели преимущество, и множество австрийцев были выбиты из сёдел. В числе первых потерь были командиры эскадронов Кицински (ранен) и Михель, а также около дюжины улан. В последующей за этим свалке, когда противники буквально соприкасались стременами, сабли улан были эффективнее, и всё больше русских стали вылетать из сёдел. Всеобщий хаос, пыль, пистолетные выстрелы, вопли людей и ржание лошадей продолжались несколько минут, после чего уланы под давлением превосходящего противника вынуждены были отойти. Большая часть сумела отступить навстречу 15-му драгунскому, который как раз приближался к месту боя. Небольшая же группа во главе с майором Видалем, которой последней удалось оторваться от противника, отходила тем же путём, каким и пришла, но по дороге была перехвачена казаками и после короткой схватки взята в плен. Русские драгуны попытались преследовать отступавших улан, но были отбиты огнём пулемётов 15-го драгунского с высоты 419. Таким образом, бой окончился вничью.

Атака улан Видаля не входила в планы Зарембы, надеявшегося занять позиции до подхода русских. Вместо этого он был вынужден отправить 15-й драгунский на выручку уланам.

Атака 15-го драгунского.



Солдат австро-венгерского 15-го драгунского полка.
Полковой цвет - белый.
К началу войны австро-венгерская кавалерия, как и французская, оставалась верна традициям. Эти традиции, как и элитарный статус конницы, не давали приспособиться к реалиям ХХ-го века, подобно русским, немцам, итальянцам.
Кавалерия оставалась верна своим красно-синим мундирам, в то время как пехота и артиллерия переоделись в соответствии с требованиями времени. Отличительный полковой цвет имели воротники и манжеты мундиров. В бою у Ярославиц принимали участие 15-й "белый" и 9-й "зелёный" драгунские полки.
Всадник на иллюстрации вооружен карабином Моннлихера М1895 и саблей обр. 1865. Его инкрустированный шлем обр. 1905 года ведёт историю ещё с наполеоновских времён. Каждый второй всадник в походе вёз бочонок с водой для лошадей, а каждый седьмой- лопату.




«Белые» драгуны полковника Уйна поднялись на возвышенность, имея 1-й, 4-й и 6-й эскадроны в первой линии, прикрытые с флангов 2-м и 5-м. Уйн решил принять такое построение, так как не знал численности противника и в случае его превосходства хотел иметь защиту с флангов. Когда он увидел, что с правого крыла ему угрожают два русских эскадрона, он приказал 2-му эскадрону майора Мальбурга атаковать их, а сам устремился в атаку с оставшимися четырьмя. К атаке присоединились уланы 13-го полка, которые сумели прийти в себя и построиться в боевой порядок. Генерал Заремба и оба командира бригад, фон Руиз и Уйн, с офицерами штаба скакали во главе полка. Русские снова были на короткое время ошеломлены, но быстро перестроились и перешли в контратаку, и всё повторилось вновь. Русские пики выбили первых австрийцев из сёдел, затем те ворвались в ряды бойцов в хаки, круглых фуражках и с пиками и стали рубить их саблями.


Русский 7,62-мм револьвер системы Нагана образца 1895 года.


Пистолет Штайер М1912.
Его 9-мм пули были тяжелей, и обладали большей пробивной способностью, чем более распространённый "парабеллум".
Масса: 1,03 кг.
Начальная скорость пули: 340 м/с.
Длина: 233 мм.
Ёмкость магазина: 8 патронов.


Существуют некоторые письменные воспоминания о бое, где рассказывается о численном перевесе русских, ожесточённой сече и клубах пыли. Один из русских офицеров держал поводья в зубах и стрелял с обеих рук из револьверов. Вахмистр Полачек вырвал у другого русского офицера пистолет и застрелил девять русских всадников. У одного из офицеров, предположительно, обер-лейтенанта графа Рессегауера, сломалась сабля, и он продолжал биться с пистолетом, пока под ним не убили лошадь. Даже после этого он продолжал стрелять с земли, был ранен пикой, но сумел вырваться пешим. Драгун Кнолль был награждён за то, что сумел спасти своего раненого командира, полковника Уйна, от группы русских. И таких сцен в течение боя было множество.

Сеча продолжалась около 20-и минут, когда трубачи дали сигнал к отходу. Практически одновременно с этим стали рваться снаряды русской артиллерии, стрелявшей, не считаясь со своими. Шрапнель убивала как русских, так и австрийцев. Драгуны отступали тем же путём, что и пришли - через деревню Волчковице. Русские не преследовали их и в свою очередь отошли к Липнику. Некоторые русские стреляли вдогон, забравшись на деревья, другие - спешившись и залегши на поле среди раненых и убитых.


Казак 10-го Оренбургского казачьего полка.
Казаки были полурегулярной конницей. За свою двадцатилетнюю службу казаки получали в качестве вознаграждения земельные наделы.
Казак на иллюстрации, как и все русские кавалеристы, вооружен винтовкой и шашкой. Через плечо надет кожаный патронташ на 30 патронов. Также у него имеется плётка (казаки не пользовались шпорами).
Отличительным цветом оренбургских и терских казаков был голубой. Это видно по лампасам и номеру на погонах. Цветом донских казаков был красный, уральских - пурпурный, астраханских - желтый и т.д.


Пока ещё шло сражение, три сотни Оренбургских казаков внезапно напали на третью батарею капитана Тауфара, которая «по ноздри» завязла на болотистом берегу Стрыпы. Расчёты быстро выпрягли лошадей и сумели спастись, бросив орудия и повозки. Заметив это, 1-я батарея капитана фон Степски развернула орудия и открыла огонь по казакам, но и сама не смогла уйти из моря грязи. Отступление 15-го драгунского и появление русских драгун, в дополнение к казакам, заставило артиллеристов 1-й батареи бросить орудия и отступить.

9-й драгунский и 1-й уланский участия в бою не принимали, так как стояли в глубине и вовремя не сориентировались в обстановке. Приказов они также не получили, так как командир дивизии, оба командира бригад и штабы сами ринулись в атаку. Генерал Келлер со своими бойцами также покинул поле боя, но, узнав о захвате орудий, вернулся для сбора трофеев. Затем вернулся в Липик. Австро-венгерские конники остановились и заняли позицию за Волчковицами.


Унтер-офицер 9-го драгунского полка "Эрцгерцог Альберт"
Вооружен он пистолетом Штайер М1911. Пистолеты Штайера были отличным оружием. Они имели почти вдвое большую дальность стрельбы, большую ёмкость магазина и более мощный патрон. Благодаря им австро-венгерские конники имели преимущество над русскими, вооруженными револьверами Нагана.

Эпилог


До конца дня 11-я пехотная и 8-я кавалерийская дивизии так и не появились. Потери 4-й дивизии были велики. 15-й драгунский потерял около 150 человек и ещё больше лошадей. 13-й уланский майора Видаля, заявив о 34 убитых и раненых 113 человек, попали в плен. Общие австро-венгерские потери, вместе с пехотой, составили 350 человек. Потери русских тоже исчислялись сотнями. Благодаря лучшей разведке им удалось застать Зарембу врасплох. Он до конца сражения не имел представления о силах противника. Русские в течение всего боя владели инициативой и постоянно решительно атаковали. Трехкратный перевес русской артиллерии заставлял предположить, что в деле участвует также 9-я кав.дивизия. С другой стороны, Заремба располагал 64-мя пулемётами, но они применялись очень ограниченно. Пулемёты в австро-венгерской армии в 1914 году были ещё новинкой, и опыта их применения не хватало. Конница не была здесь исключением.
Многие историки считают бой у Ярославиц последим случаем использования конницы в стиле Наполеоновских войн. Она не принесла никаких результатов, кроме славы для участников с обеих сторон. Сам генерал Келлер восхищался отвагой австро-венгерских всадников, всего с полутора эскадронами атаковавших целую дивизию. Он думал, что столкнулся с целой 4-й дивизией и поэтому оставил поле боя.

Литература



Примечание переводчика


Заинтересовавшимся темой советую прочитать очерк А. Сливинского - участника боя, офицера штаба 10-й дивизии. (http://www.grwar.ru/library/Slivinsky/SH_00.html)
Если сравнивать эти описания, то создаётся впечатление, что речь идёт о разных событиях. Судя по ним, каждая сторона посчитала себя застигнутой врасплох и говорит о том, что не имела представления о противостоящих силах. Если Сливинский пишет, что они подверглись нападению готового к бою противника, атаковавшего развёрнутым строем шириной 6-8 эскадронов, за которым следовали ещё два эшелона конницы, то автор вышеприведенной статьи утверждает, что атака полутора эскадронов 13-го уланского была спонтанной попыткой задержать противника и выиграть время, дав своей дивизии возможность построиться. Столь же вынужденным и спонтанным было решение Зарембы бросить в бой 15-й драгунский на выручку уланам. К тому же хорватский автор вообще не упоминает столь выигрышный для австрийцев эпизод, когда они (по Сливинскому) прорвали русский фронт и вышли в тыл боевого порядка. И лишь решение генерала Келлера бросить в бой единственный резерв - офицеров штаба, ординарцев и казачий взвод охраны - спасло дивизию от разгрома.
Первоисточник:
Журнал «Husar“ N2-2016
Перевод:
Slug_BDMP
Использованы фотографии:
Журнал «Husar“
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти