Доспехи короля-многоженца

Король Англии Генрих VIII (1497 – 1547 гг.) большинству людей известен главным образом тем, что был королем-многоженцем, ну и что он завел в Англии так называемую «англиканскую» церковь, причем не столько ради, собственно, веры, сколько ради того, чтобы иметь возможность жениться без помех. Однако куда важнее то, что он был ещё и умный государственный деятель, правление которого английские историки рассматривают как период, когда старое заменялось новым, и одновременно как эпоху заката и расцвета доспехов из цельнокованых пластин.

Рождение «гринвичского стиля»


Начать надо с того, что это Генрих VIII преобразовал английскую армию из традиционного средневекового войска, которое состояло из рыцарской конницы и некоторого количества пехотинцев и лучников, в армию «современную», спаянную дисциплиной, незнакомой феодальному воинству, и одерживающей над ним верх благодаря своему огнестрельному оружию и очень длинным копьям, позволявшим ее пехотинцам бороться с рыцарской конницей на равных. Правда, новое оружие в Англии пока что не производилось, а привозилось с материка. Однако король сохранил и «старый добрый английский лук», всячески поощрял занятия стрельбой из него и не разрешал своим стрелкам ставить мишени ближе, чем на расстояние в 220 ярдов (ок. 200 м).

Доспехи короля-многоженца

Знаменитый «рогатый шлем» Генриха VIII. Королевский Арсенал. Лидс.

Самого Генриха нельзя было назвать выдающимся полководцем, пусть даже он и участвовал в двух военных походах за пределами страны. Но зато в молодые годы он сражался на турнирах, любил заниматься борьбой и стрелял из лука, а когда состарился, пристрастился к соколиной охоте. Два раза, в 1524 и 1536 гг., участвуя в турнирах, он едва не лишился жизни – настолько турнирные забавы были опасны даже для королей.


Портрет Генриха VIII кисти Гольбейна.

Но он был еще и умен, и то, что Британия зависела от импорта оружия и доспехов с континента, считал недопустимым. Чтобы начать собственное производство, он пригласил в Англию мастеров из Италии, но почему-то в тот раз дело закончилось неудачей. Но король был настойчив и в 1515 г. он нашел мастеров-оружейников в Германии и во Фландрии, согласившихся переехать в Англию и работать у него в специально открытой для них мастерской в Гринвиче.

Вот так и получилось, что в Англии смешались сразу две школы: германо-фламандская, но также и итальянская, и вот так и родился знаменитый «гринвичский стиль».

Конечно, надо иметь в виду, что главным образом король старался для самого себя! Потому, что дешевые доспехи для своей пехоты он по-прежнему предпочитал заказывать за границей и, в частности, в Италии, где в конце 1512 г. он приобрел 2000 комплектов латных доспехов во Флоренции (ценой 16 шиллингов за доспех); а через год – купил еще и 5000 однотипных доспехов в Милане. Затем, в 1539 г., еще 1200 комплектов дешевых доспехов король заказал и в Колони, и еще 2700 в Антверпене. Причем современники отмечали, что тут Генрих явно решил сэкономить, так как Антверпен «славился» выработкой доспехов «низкого качества», которые использовались только лишь в пехоте. Но вот себя самого король не обидел! Только в Королевском Арсенале Лондонского Тауэра хранятся сразу четыре доспеха, принадлежавших Генриху VIII. Пятый доспех находится в Виндзорском замке, а еще двумя, которые, как считают специалисты, также принадлежат именно Генриху VIII, владеет Метрополитен-музей в Нью-Йорке.


Серебряные и гравированные доспехи Генриха VIII из Метрополитен-музея в Нью-Йорке. Высота 1850 мм. Вес 30.11 кг. Считается, что их привезли в Англию или фламандцы, или миланцы Филиппо де Грамнис и Джованни Анджело де Литтис. Доспехи ранее были позолоченными, но сейчас они полностью покрыты серебром, и гравировка сделана по серебру.

Король очень любил пешие поединки, поэтому первый доспех (около 1515 г.) был сделан для него именно для участия в них. Все детали его подогнаны одна к другой самым тщательным образом, так что доспех напоминает не столько латы, сколько настоящее произведение искусства. Украшает их гравировка, сюжетом которой стало состоявшаяся в 1509 г. бракосочетание Генриха VIII е Екатериной Арагонской. На кирасе спереди было помещено изображение Св. Георгия, а сзади Св. Варвары. Орнаментом являлись вьющиеся растения, среди которых были и розы Тюдоров, и также гранаты Арагона. На крыльях наколенников изображались связки стрел – то есть эмблема отца Екатерины, короля Фердинанда II Арагонского. Носки сабатонов были украшены символическими изображениями крепости Кастилии и другая эмблема рода Тюдоров – решетка замковых ворот на цепях. Вдоль нижней части «юбки» доспеха шла кайма из переплетенных инициалов «Н» и «К» - то есть «Генрих» и «Екатерина». Задняя часть наголенника несла изображение женской фигуры, которая появлялась из чашечки цветка; причем фигура слева имела на своем воротнике надпись «GLVCK». Доспехи подчеркивают высокий, даже для нашего времени, рост и прекрасную физическую форму молодого монарха.

В 1510 г. Генриху VIII император Максимилиан I подарил конский доспех – как память о войне с французами, и вот он-то особенно хорошо показывает, насколько совершенна была в то время подобная броня. Сделан он был фламандским мастером Мартином ван Рояном, а состоит он из таких деталей, как наглавник, нашейник, нагрудник, двух боковых пластин фланчардов и массивного выпуклого накрупника. Для украшения пластин использовались гравировка и чеканка, а также позолота. Металлические пластины поводьев были гравированы, а все остальные крупные металлические пластины, передние и задние луки седла украшали выпуклые изображения веток и плодов граната, и вдобавок еще и ветвистые кресты ордена Золотого Руна, обладателем которого Генрих VIII стал в 1505 г. Меньше всего была украшена нашейная пластина этого доспеха, однако и на ней была сделана гравированная кайма, на которой изображались гранаты. Есть мнение, что эта часть принадлежит другому доспеху и была выполнена фламандским мастером Полом ван Врелантом. Впрочем, позднее в Гринвиче оказались оба этих мастера. Так что Генрих, видимо, подбирал себе людей, известных ему по работе над заказами императора Максимилиана I.

Кто знает, может быть в этих посеребренных и покрытых прекрасной гравировкой доспехах 1515 г. больше работы итальянских, нежели фламандских мастеров, но вполне может быть, что их части были изготовлены во Фландрии, хотя можно сказать почти наверняка, что отделывали их уже непосредственно в Англии, где Генрих VIII в 1515 г. уже имел свою оружейную мастерскую.

В 1520 г. королю потребовались еще одни доспехи для пешего турнира, который должен был состояться на известном свой роскошью «Поле золотой парчи», и вот именно эти доспехи оказались настолько совершенными, что, имея вес 42,68 кг, в них не было ни одной части тела, не закрытой цельнокованой сталью. Но эти доспехи не были закончены, и до сегодняшних дней дошли именно вот в таком, незавершенном виде.


Рыцарский доспех Генриха VIII 1520 г. Рисунок современного художника.

Другой доспех Генриха VIII относится к тому же году. Называется он «стальная юбка», и ясно почему - ведь это главный его элемент. Очевидно и то, что доспех этот делали в большой спешке, из-за чего часть его деталей была позаимствована от какого-то другого доспеха, и только некоторые из них изготовлены заново.

Отличает его очень большой бацинет, изначально сделанный в Милане (поскольку на нем стоит штамп мастерской города Миссагли), но с измененным на нем забралом. Наручи взяли также от старых доспехов, причем они имели вид ряда узких и тонких пластин, закрывавших локтевые суставы изнутри, а вот снаружи их прикрывали пластины покрупнее.


Турнирный доспех «стальная юбка».

Поножи имели петли и специальные пазы под шпоры, требовавшихся всаднику, но вовсе не требовавшихся для пешего бойца. Только лишь наплечники из пластин, перекрывавших друг друга (что стало отличительной чертой оружейников из Гринвича) и еще стальная юбка (тонлет) были совершенно новыми. Гравировки на них до сих пор сохраняют следы золочения. В качестве украшений для него использовались фигуры Св. Георгия, Девы Марии и младенца, по краю шли розы Тюдоров, знак ордена Подвязки был выгравирован на вороте, а на левом наголеннике имелось гравированное изображение ордена Подвязки.


Знак Ордена Подвязки.

С одной стороны, получается, что доспехи резко специализировались, с другой – их поистине невероятная стоимость, равная иногда стоимости города (!) средних размеров, вызвала к жизни доспешные гарнитуры, в которых доспех можно было «модернизировать» путем добавления к нему разных деталей. И таким образом одни и те же латы можно было использовать и в качестве турнирных, и боевых одновременно.

Самый известный из гарнитуров, дошедших до наших дней, это комплект, сделанный для Генриха VIII его мастерами в Гринвиче в 1540 г. Это полные латы для джостры, на что указывает очень массивный левый наплечник, который составляет одно целое с баффом – то есть дополнительным бронелистом, который крепился на кирасу так, что закрывал подбородок, шею и еще часть груди. Если его использовали в пешм турнирном поединке, то к этим латам можно было пристегнуть удлиненные набедренники. Наплечники имели симметричную форму, а вот гульфик – предмет, который король очень любил и ценил, был цельнометаллическим. Комбинированием частей доспеха можно было получить несколько доспехов: турнирной; так называемый «дротиковый доспех» или «в три четверти», у которого набедренники закрывали ноги лишь до колен, и полудоспех пехотинца с кольчужными рукавами, латными перчатками, набедренники и опять же с цельнометаллическим гульфиком, но без копейного крюка на его кирасе. Шлем не имел забрала. Отсутствовала на нем и латная обувь.


Рыцарский гарнитур Генриха VIII. Современный рисунок.

Таким образом, всего с одним таким гарнитуром Генрих VIII, получалось, имел сразу несколько доспехов. Возможно, что такое решение было продиктовано экономическими соображениями, так как доспехи были очень уж дорогими. Но, возможно, что это была и некая «игра ума», и обладать такими доспехами было просто престижно. Ведь в 1544 г. ему потребовались еще два доспеха уже для булоньской кампании. Основой для их гравировки послужили эскизы художника Ганса Гольбейна. Но почему же тогда он не использовал свой доспешный гарнитур?

Уникальной принадлежностью доспеха 1545 г. стала особая набрюшная пластина, которую Генриху VIII предложил использовать французский король Франциск I в 1520 г. Она стала особенностью гринвичской школы, но применялась только на этих королевских доспехах и больше нигде. Это деталь из трех стальных пластин, соединенных между собой и заходящих одна на другую. Она закреплялась спереди на простеганном дублете с кольчужными рукавами и с короткими кольчужными рейтузами с гульфиком. У нагрудной кирасы в центре на груди было отверстие для Т-образного штифта, который скреплял эту пластину с кирасой. Такое приспособление помогало распределить вес кирасы по телу, кроме того, многослойная броня становилась ну просто абсолютно «пулемечекопьенепроницаемой».


Доспех Генриха VIII 1545 г.

Что же касается парадных доспехов, то мастера-оружейники, стараясь угодить своим заказчикам, на здравый смысл в это время внимания уже не обращали, что доказывает нам знаменитый «рогатый шлем» Генриха VIII, который все тот же император Максимилиан I подарил ему в 1514 г.


Строевые доспехи Вильяма Сомерсета, Третьего графа Вустерского, главного эксквайра Генриха VIII. Вес доспеха 53,12 кг. В этих доспехах граф Вустерский изображен на двух портретах, один из которых был написан не ранее 1570 г., когда его наградили орденом Подвязки, который на нем виден. Изготовлены в Гринвиче под руководством Джона Келте. В комплект входят детали доспеха для коня и седло с защитной облицовкой. Первоначально доспехи были фиолетового цвета с золочеными фестонами.

От самого доспеха только этот шлем и сохранился. У него откидывающееся вверх забрало, имеющее форму человеческого лица, очки без стекол (и понятно почему, зачем они нужны на доспехах?!) и зачем-то… прикрепленные к нему витые бараньи рога! Сделал его мастер Конрадом Зойзенхофером из Инсбрука в 1512 г., и вне всякого сомнения он представляет собой выдающееся произведение доспешного искусства начала ХVI в. Вот только сражаться в нем было, скорее всего, совсем неудобно.


Вот он – столь знаменитый «рогатый шлем»!

Понимали ли это оружейники? Не могли не понимать! Но, видимо, это был оригинальный сувенир и не более, чисто «королевский подарок» короля – королю, поэтому-то они его таким и сделали!

Ну а доспехи от этого шлема так и не найдены, и есть подозрение, что то, что от них осталось, продали на металлолом еще в 1649 г., в годы Гражданской войны в Англии. Шлем этой участи избежал лишь потому, что его хранили от них отдельно (у них, возможно, могли быть и другие шлемы). Уже в ХVII в. этот шлем был показан в Тауэре как деталь «доспехов Уилла Сомерса», который был у Генриха VIII придворным шутом. Кто был на самом деле его хозяином, долгое время было вообще неизвестно.


Шлем-маска 1515 г. Кольман Хельсшмидт. Вес 2146 г.

Правда, в последнее время опять у специалистов появились определенные сомнения в его подлинности. И вот вопрос: рога барана и очки были на нем с самого начала, или их добавили к нему потом? И самое главное - с чего бы это столь причудливый предмет Максимилиан I решил подарить Генриху VIII? Ответить на эти вопросы, скорее всего, так и не удастся, но… пусть это и единственная часть этих доспехов, но она поистине удивительна и потому… особенно прекрасна! С другой стороны, возможно, что такие вопросы неуместны вообще. Просто время между 1510 и 1540 гг. пришлось на пик популярности так называемых максимилиановских доспехов, а шлемы армэ у многих из них имели забрала в виде гротесковых человеческих лиц. Отсюда и желание мастеров-оружейников угодить своему венценосному заказчику по максимуму и сделать нечто совершенно оригинальное, что еще не встречалось, и, надо отметить, что в этом они своей цели добились!

Рис. А. Шепса
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти