Душа танка

Несочетаемые между собой слова? Надуманные? Жизнь доказала и продолжает доказывать, что это не так. Никаких натяжек, никакой мистики нет в утверждении, что в теле танка Т-34 была и есть по сей день некая субстанция, которую можно назвать душой. Думаю, каждое творение рук человеческих и в руках человека находящееся обладает ею, но тридцатьчетверка среди них - как более характерный пример. Почему? Это еще нужно будет доказать.

Душа танка


С середины семидесятых годов прошлого века определилось в моей жизни направление, связанное с историей танка Т-34, хотя единственной связью с ним было всего лишь близкое человеческое родство: я дочь одного из создателей этого танка, Николая Алексеевича Кучеренко, бессменного начальника конструкторского бюро № 520, где танк Т-34 вычерчивали и далее в цехах переводили в металл, чтобы испытать на полигонах.


В детстве бабушка, отправляя меня во двор играть со сверстниками, почему-то строго предупреждала не поддерживать никаких разговоров о танках. Я обещала, но выполнить ее наказа не могла: все окружавшие меня ребятишки только о танке и говорили, играли в танковые бои и рассказывали про своих пап, которые здесь же, на заводе, делают танки.

Меня интересовали не танки - стихи, я их сочиняла, еще не умея писать.

Потом была эвакуация из Харькова в Нижний Тагил, где впервые я увидела танк, вышедший из ворот Уралвагонзавода. И очень он мне, пятилетней, не понравился. Могла ли думать, что Т-34 станет не только отцовской, но и в немалой степени моей судьбой. Как отражение, как образ, который я буду любить и беречь.

Должна сказать, оглядываясь назад, что об этой засекреченной машине начали писать едва ли не в начале войны. Статьи и очерки, потом книги о сотворении брони, о том, как корабелы делают танки. Все эти произведения были, мягко говоря, странными. Выходило, что танк Т-34 возник на пустом месте, как чудо, что его создал один конструктор М.И. Кошкин, что до конца войны танк оставался непревзойденным. Все было так и не совсем так.

У Т-34 оказалась большая и сложная предыстория, а в ней трагичная судьба выдающегося инженера-конструктора Афанасия Осиповича Фирсова, подлинного учителя молодых конструкторов. В ней события 1937 года, когда в КБ столкнулись разные направления развития машины и вновь прибывший на завод главный конструктор Михаил Ильич Кошкин сделал из трех возможных единственно верный выбор: поставил на группу выращенных репрессированным Фирсовым конструкторов. За два года эта группа создала танк А-20, доработанный как танк А-32, чтобы стать танком А-34 (индекс А означает опытный образец). Вопрос, кого считать создателем танка Т-34, дожил в своей непрофессиональности до сего дня и будоражит многих.

Неоспоримый факт: М.И. Кошкин, о котором судачили, что он якобы был партработником и даже не умел читать чертежи, в действительности имел высшее инженерное образование. Два года до того, как стать главным конструктором на Харьковском заводе, где позднее был создан танк Т-34, работал в танковом КБ Ленинградского завода. В музейном комплексе «История танка Т-34» многие уникальные экспонаты свидетельствуют об этом. Немало выставлено чертежей, отображающих различные детали Т-34 и подписанных рукой Михаила Ильича. Именно он вместе с конструктором А.А. Морозовым представлял чертежи нового танка на заседаниях Комитета Обороны, отстаивал концепцию гусеничной машины, позднее представлял два опытных танка, пройдя вместе с ними путь от Харькова до Москвы, простудился, заболел и в сентябре 1940 года умер. В сущности, отдал жизнь за танк Т-34. В истории создания танка Т-34 Кошкину неоспоримо принадлежит первое место.

12 апреля 1942 года. Выходит в свет постановление Совета Министров СССР о присуждении Сталинских премий создателям разных видов оружия. Под № 10 числятся Морозов, Кошкин, Кучеренко, инженеры-конструкторы завода № 183, удостоенные премии «за разработку конструкции нового типа среднего танка».

Мой отец, отдавший жизнь танковой промышленности, всегда считал, что танк Т-34 был созданием коллективного ума и сердца. Он называл танк колобком, который «по сусеку метен», и просил журналистов, интервьюировавших его в послевоенные годы жизни на тему, кто создал танк Т-34, не забывать и создателей уникального дизеля: К.Ф. Челпана, П.П. Чупахина, И.Я. Трашутина, Я.Е. Вихмана, помнить артиллериста В.Г. Грабина и пушки его КБ на танках Т-34, вспоминать великого Е.О. Патона и его соединительные швы на танках Т-34.

А вот довольно подробный рассказ Александра Александровича Морозова о создателях тридцатьчетверки в КБ-520 с деталями, кто и что создавал в машине:

«Назовем имена конструкторов танка Т-34, отдавших все свои знания и технический опыт на его создание, на увеличение могущества Красной Армии. Основы конструкции танка Т-34 заложил и разработал бывший руководитель конструкторов завода покойный Михаил Ильич Кошкин. Он сумел дать конструкторам правильное направление в работе, организовал коллектив молодых конструкторов. Инженер Михаил Ильич Кошкин постоянно учил конструкторов не бояться трудностей, которых бывает всегда немало при решении сложных конструкторских и производственных задач. Этому замечательному конструктору мы в первую очередь обязаны появлением такого совершенно нового типа танка, каким является Т-34. В борьбе за создание Т-34 ближайшими помощниками М. И. Кошкина были конструкторы Н.А. Кучеренко и M.И. Таршинов, которые вложили инициативу и много творческих сил в развитие идей, заложенных в Т-34. Обладая большим практическим опытом конструирования и изготовления танков, товарищи Кучеренко и Таршинов широко использовали его при проектировании формы корпуса Т-34, ставшей классической.

Одним из основных узлов любого танка является башня. Заботу о совершенствовании этого основного узла в танке Т-34 постоянно несли А.А. Малоштанов и М.А. Набутовский. Их заслуга состоит в том, что они, создавая башни, сказали новое слово в танковой технике.

Механизмы трансмиссии и ходовой части Т-34 представляли дальнейшее развитие этих узлов в танке БТ. Конструкторы Я.И. Баран и В.Г. Матюхина осуществили это развитие и затем постоянно улучшали и совершенствовали механизмы и ходовую часть. Вместе с технологами завода совершенствовали и улучшали танк Т-34 конструкторы П.П. Васильев, Б.А. Черняк, А.Я. Митник, В.Я. Курасов, А.С. Бондаренко, В.К. Байдаков, А.И. Шпайхлер, Г.П. Фоменко, М.Б. Шварбург.

Есть еще и такое дополнение саги о создателях: на пяти заводах страны, в Сталинграде, Свердловске, Челябинске, Омске, на «Красном Сормове», по чертежам Уралвагонзавода создавался танк Т-34. Однако каждый завод имел свое конструкторское бюро. И при всем том, что была необходимость соблюдать основные стандарты, в разных КБ возникали дополнения, становившиеся позднее необходимыми для всех заводов. И когда в Дни Победы я вижу в Москве праздничные щиты с портретом М.И. Кошкина, то радуюсь - не забыли, но огорчаюсь, что рядом с ним изображена последняя модель танка Т-34-85 образца 1944 года, к которой Михаил Ильич уже не мог иметь отношения. Следует точнее отображать.

Многие воспоминания танкистов о тридцатьчетверке так или иначе передают ощущение ими души танка. В музейном комплексе «История танка Т-34» есть экспозиция «Три танкиста». Три разных судьбы, не связанных ничем, кроме тридцатьчетверки.

Дмитрий Кабанов пошел на войну совсем юным. Он ничего в жизни не видел, кроме этого танка. Еще не целовал девушку. Не слушал соловьев с любимой вместе. И вот как ощущал он свою «железную подругу», вот как говорил о ней в треугольниках, отправляемых с фронта матери и сестре:

«По музыке и книгам соскучился очень. Музыку слушаю иногда вечерами с «Таней» по радио, но тут возможности ограничены, и это удовольствие надо экономить».

«Татьяна моя - особа довольно вредная, не в пример моей старой привязанности - «Аргентине», но я ей не даю спуску и на ее капризы обращаю мало внимания».

«Коломбина» наша в бой готова. Стоит новенькая, почищенная, недавно испеченная». Из писем видно, на каких разных машинах воюют танкисты.

Представлен в экспозиционной группе музея «Три танкиста», и замечательный советский поэт Сергей Орлов. Мне досталось счастье дружить с ним. История его участия в войне легендарна. Ушел на фронт добровольцем. Дважды горел в танке. Как-то сказал мне, к слову: «Вообще-то не дважды, а трижды, но тот первый огонь я не считаю, мы быстро справились с ним. И не поднимали шума». В 1943 году его ослепило световым шоком, он, потеряв зрение, сумел через люк танка вытащить раненого радиста. Полгода не видел света. Перенес восемь операций. Говорили, что он воевал на тяжелом танке КВ. Я спросила:

- А тридцатьчетверку ты не водил?
Он буднично ответил:
- У нас в полку были разные танки: и КВ, и ИС, и тридцатьчетверки. Я, как командир танкового полка, водил их все.
- Какой был лучше всех?
Он засмеялся, поняв подоплеку вопроса:
- Передай отцу, что мне нравилась тридцатьчетверка. Она была, как женщина, порой непредсказуема.
- Он отлично умел поэтизировать свои ощущения.
Третий в экспозиции «Три танкиста» Леонид Николаевич Карцев. Он воевал на тридцатьчетверке, а после войны поступил в академию бронетанковых и механизированных войск и стал со временем главным конструктором на Уралвагонзаводе, где в войну делали танк Т-34.
Леонид Николаевич, славу Богу, жив, по возможности бывает в музейном комплексе «История танка Т-34». Однажды, стоя перед Т-34-76, он мечтательно сказал:
- Какое у этой машины идеально красивое днище.
Я нагнулась. Долго смотрела на то, чем он восторгался. Ровное поле металла между двумя движителями. И ничего более. Карцев ответил на мое недоумение:
- Вся красота в гениальной простоте.
Однажды легендарная вдова маршала бронетанковых войск Михаила Ефимовича Катукова, Екатерина Сергеевна, вспомнила фразу мужа, которую я записала слово в слово:
«Движение колонны танков Т-34 всегда вызывает во мне душевное волнение».
Опять слово, связанное с, казалось бы, несоединимыми понятиями: душа и танк.

Вот почему в музейном комплексе «История танка Т-34» на первом этаже центральное место занимает стенд по имени «Душа танка». Он представляет собой двенадцать скомпонованных изображений групп людей, непосредственно разрабатывавших узлы машины. Мы называем их двенадцатью апостолами тридцатьчетверки. Рядом с этим стендом другой: «Сердце танка». И тут же само сердце - знаменитый дизельный двигатель, имена и фотографии его создателей.

Много лет назад, в 1976 году, когда возникла идея создания этого музея, трудно было себе представить его будущее, но не покидало меня предчувствие, что необходимость в нем есть. Поддержал нас великий музейщик, Семен Степанович Гейченко, после войны поднявший из пепла пушкинское Михайловское. Сам он на войне потерял руку, не был танкистом, но знал цену танковому бою. Подружившись с ним, я показала ему материалы, которые накапливались у меня после того, как «Книга об отце» была опубликована в журнале «Огонек» и вышла отдельным изданием: многочисленные документы и фотографии, предметы военного быта, письма с фронта... Гейченко внимательно и долго изучал то, что я положила перед ним. Молчал. Потом сказал:

- Это богатство. Собирай музей. Для небольшой экспозиции материал уже есть. Т-34 - символ века, танк сумеет постоять за себя и в мирное время.

Правоту Гейченко ощущаю ежедневно. Особенно, когда подхожу к танковому парку и вижу на броне Т-55 ползают, прыгают ребятишки разных возрастов. Это специально подготовленный для них танк с лесенкой, чтобы могли потрогать его.
В танковом парке нашего музейного комплекса собраны только советские танки, имеющие отношение к Т-34. Перед зданием музея - танк Т-34-76. Машина 1942 года, прошедшая войну. Она видна всем, едущим по Дмитровскому шоссе. Перед входом в музей расположились другие экспонаты: СУ-100, сделанная на базе танка Т-34, а рядом с нею Т-34-85, модернизация танка Т-34-76. Эту машину, появившуюся на полях войны в 1944 году за ее блистательные особенности стали называть легендарной.

Далее в ряду танков перед входом в музей стоят Т-54 Б, Т-55 А, Т-64 АК, Т-72 А, Т-80 Б. Это дети и внуки тридцатьчетверки. История их взаимоотношений сложна и многопланова. Сейчас в музее готовится специальная экскурсия по танковому парку, которая расскажет о послевоенной жизни потомков знаменитой «матушки».

Многое пережито за почти десять лет с тех пор, как музей «выплеснулся за калитку», и при всех организационных сложностях тут много прекрасного. Прежде всего люди.

Галина Фроловна Чикова, директор музея, с первого дня рядом со мной. Талант организатора, умение работать с людьми. Она и стратег, и тактик музейного дела.

Игорь Геннадьевич Желтов, полковник запаса, профессионал своего дела, прошедший путь от заместителя командира танковой роты по технической части до старшего преподавателя Военного университета.

Ольга Абрамовна Ковришкина - наша главная хозяйка, ведущая все внутримузейное дело.

Владимир Викторович Горбунов - руководитель пресс-службы - связущее звено между музеем и СМИ.

В музее работает много молодежи. Люди старшего и молодого поколений отлично уживаются друг с другом, их роднит и объединяет гордость за Великую Победу, их сплотила история легендарного танка ХХ века.
Автор: Лариса ВАСИЛЬЕВА
Первоисточник: http://www.redstar.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.redstar.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. urich 15 июля 2012 17:28
    статья написана в 2010 году. Фильм "Белый тигр" вышел в 2012 году. Но он на эту же тему. Автор Лариса Васильева не знакома с Кареном Шахназаровым? Душа у танка есть! Вот фильм у Шахназарова слабый, статья у автора уж больно фильм напоминает...
  2. копарь 6 декабря 2012 15:46
    Не надо считать фильм Шахназарова слабым.Он больше на мистику упирал, а не на танковые сражения.У каждого человека свое видение.И каждое мнение достойно того чтоб его выслушали.
  3. Noldor77777 3 июля 2013 19:46
    Цитата: копарь
    Не надо считать фильм Шахназарова слабым.Он больше на мистику упирал, а не на танковые сражения.У каждого человека свое видение.И каждое мнение достойно того чтоб его выслушали.

    Не каждое... ой не каждое...
    Noldor77777

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня