Поисковики России. Взгляд со стороны, но стоя рядом



В наше время каждый человек волен выбирать то, как ему проводить свободное время. И наша реальность создает для этого множество вариаций, от пузогрейства на теплом морском берегу, как импортном, так и отечественном, до самых экстремальных вещей типа походов в горы или еще чего-нибудь. Вариантов море.


Наш сегодняшний рассказ о людях, которые проводят свое личное время не совсем, казалось бы и обычно. Речь идет об участниках поисковых отрядов.

В свое время в адрес поисковиков высказывалось много нелестного. Причем, мешая в одну кучу и нормальных поисковиков и "черных копателей", выдвигались обвинения в добыче и сбыте оружия, наград и иных обнаруженных ценностей.

Соглашусь, что раньше такое имело место быть. Особенно тогда, когда пролежавшее в земле еще имело рабочее состояние и товарный вид.

Однако, чем дальше шли годы, тем лежащее в земле становилось все менее и менее ценным. Время не щадит ничего и никого. И сегодня работа поисковых отрядов вызывает если не легкую зависть, то, по крайней мере, уважение. Должна вызывать. Но тут уж у каждого свой взгляд на эти вещи.

Мы в своих изысканиях плотно пообщались с представителями сразу трех таких отрядов. "Дон" из Воронежской области, "Архангел Гавриил" из Ульяновской и "Каскад" из Московской. Так уж вышло, причем вышло совершенно случайно. Мы не планировали этих встреч, поисковики тем более. Но раз уж товарищи корреспонденты свалились на голову, то... не прогонять же?

В принципе, факты будут на фото и видео, а в начале повествования я хотел бы просто поделиться своими наблюдениями. Давно читающие нас знают за мной такую слабость.

Итак, поисковики.

Первое впечатление — основное большинство "на своей волне". Не то чтобы не идут на контакт, но и разговорить сложно. Создается этакий имидж нелюдимых организмов, которые "не здесь". Сложно сказать, чем это вызвано, но действительно, говорят очень и очень неохотно. Мы наблюдали и пытались разговорить и подмосковных, и ульяновских, и воронежских. Результаты были ошеломительные. То есть, почти нулевые. Если командиры отрядов еще более-менее были расположены к общению, то вот рядовой состав... увы.

Честно говоря, это вызвало некоторую оторопь. Мы ж как бы не враги, приехавшие специально чтобы чем-то заклеймить или в чем-то обвинить. Нарыть какой-то компромат и тому подобное. Но со временем, а именно, на второй день, много стало проясняться.

Речь, естественно, идет не о "черных копателях", ибо эта категория интересует только полицию. Речь идет об абсолютно официальных, зарегистрированных должным образом и имеющих все возможные разрешения и согласования.

Поисковики, эти вот не особенно разговорчивые ребята, приехавшие в какой-нибудь район в свои законные выходные или отпуска — это даже не шило. Это вполне себе крепкий штык возле общеизвестного места чиновника. Особенно в том случае, если кого-то найдут. Потому что это влечет за собой кучу головной боли для руководства.

И дай бог, если руководство городка или района из правильных и соображающих людей. Кстати, таких много, к нашему всеобщему счастью. Но весьма часто бывает и обратное. Ведь правильный поисковик, который кого-то находит, он не просит. Он требует то, что положено найденному по закону. То есть, место для захоронения, гроб, соблюдение всех положенных почестей. Короче, сплошной геморрой для руководителя и нагрузка на бюджет. Который, как обычно, трещит по швам в наши не самые легкие времена.


Тем не менее, в основном большинстве случаев удается соблюсти какой-то приемлемый баланс. Так мне на второй день по секрету сказали рядовые бойцы отрядов. С одной стороны, дело нужное и полезное, с другой стороны — бюджет и, есть такое, нежелание отдельно взятых руководителей лишний раз себя пошевелить. Об одном образцовом и достойном всяческого уважения руководителе я уже написал несколько слов, дойдет, поверьте, и до тех, кто не желает себя утруждать лишний раз. Уважаемые читатели, кто давно уделяет внимание моим материалам, в курсе, что я слов на ветер не бросаю. Если будет такая необходимость — мало не покажется.

Поэтому некоторая отчужденность поисковиков мне теперь понятна. Люди делают свое дело, делают его как надо, и (видимо это особенность психологии) особого признания и наград за это не ждут.

А действительно, какие награды могут быть от тех, чьи имена получается установить в лучшем случае, одного из пятидесяти или ста? Хотя будучи свидетелем того, как прощался сын со своим отцом, которого нашли через 75 лет... Это много стоит, поверьте.

Странные? Согласен. Взять отпуск, проехать зачастую не одну сотню километров, и не на берег красивой речки, где шашлычок, рыбалка и все такое. А в степь. И где не удочка и шампуры со шкворчащим мясцом, а лопата, лопатка, совок и мешок для находок. И голодные насекомые, радостные донельзя от того, что живые люди пожаловали. Парадокс...

Но система работает. Сперва люди работают с документами. Ищут упоминания, выезжают на места, разговаривают с местными жителями. Причем, понимаете, что год от года свидетелей становится все меньше.

Потом едут разведчики. Ищут уже на местности. Щупами, роют шурфы. Если нашли — вот тогда в бой идут уже основные силы.


Достают, собирают, изучают на предмет наличия медальонов или вообще любых документов.


Дальше все просто. Транспортировка.


Здесь, в этих мешках, останки 397 человек.


Укладка в гробы. В среднем в один гроб входят останки 5-6 человек.






Кстати, многие из поисковиков "грешат" и реконструкцией. Что, как видите, весьма и весьма кстати.




Собственно, все. Батюшка отпел всех, местные жители попрощались, по горсти земли бросили, поклонились.

Можно начинать новый этап.

Ну, еще и местные музеи не в обиде. Обычно все, что находится в земле и более-менее пригодно к обозрению, уходит в маленькие музейчики при школах.







Мне командир воронежского отряда "Дон" Михаил Середин сказал, что его голубая мечта, чтобы в каждой школе области был свой маленький уголок памяти. Или комната славы. Или музей. Неважно. Но чтобы с малых лет наши дети могли смотреть, видеть и понимать, чем им нужно гордиться и почему.

Идея просто великолепная. Но ее еще рыть и рыть.

Все, что можно было снять, уместилось в небольшой такой ролик. Но с нашей точки зрения, неплохо иллюстрирующий работу поисковиков.



А вообще поисковики — напрочь наши люди. Да, своеобразные. Да, не любители съемок и интервью. Ну некогда им ерундой заниматься, когда еще столько дел надо организовать и провернуть, а конец отпуска все ближе и ближе. Так что без претензий от слова "совсем".

Но результаты их работы вызывают не просто уважение. Это Дело с самой большой буквы. Правильное, нужное, благородное. Даже один найденный и должным образом похороненный наш солдат — уже достижение. А тут сотни...

Так что мы коллегиально приняли такое решение, что будем больше уделять внимания работе поисковых отрядов на всей территории, до которой сможем дотянуться. Понятно, что писать красивые отчеты и делать фото и видео у поисковиков просто руки не доходят. Думаю, наша помощь в этом вопросе будет не лишней.

Да и как люди армейские, лопат мы тоже сроду не боялись. Хотя нас пригласили на подъем самолета из болота, там лопаты не нужны.

В любом случае — продолжения последуют. А российским поисковикам — честь и слава!
Автор:
Роман Скоморохов, Роман Кривов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти