Советские САУ против немецких танков. Часть 2-я



К началу 1943 года на советско-германском фронте сложилась тревожная для нашего командования обстановка. Согласно отчетам, поступающим из танковых частей РККА, противник начал массово использовать танки и САУ, которые по характеристикам вооружения и защищённости стали превосходить наши наиболее массовые средние танки Т-34. В первую очередь это относилось к модернизированным немецким средним танкам Pz.KpfW.IV Ausf.F2 и САУ StuG III Ausf. F. Лобовая броня толщиной 80 мм, длинноствольные 75-мм орудия в сочетании с прекрасной оптикой и хорошо обученными экипажами позволяли немецким танкистам в равных условиях чаще выходить победителями в танковых дуэлях. Кроме того, противотанковая артиллерия противника стала всё больше насыщаться орудиями 7,5 cm Pak. 40. Всё это привело к тому, что советские Т-34 и КВ перестали доминировать на поле боя. Ситуация стала ещё более тревожной, после того как стало известно о создании в Германии новых тяжелых танков.


После разгрома немцев под Сталинградом и перехода советских войск в наступление, потерю качественного превосходства в бронетехнике СССР удавалось во многом компенсировать за счёт всё нарастающего производства танков и роста оперативного мастерства советского командования, повышения квалификации и навыков личного состава. В конце 1942 - начале 1943 года советские танкисты уже не несли таких катастрофичных потерь как в начальный период войны. Как жаловались немецкие генералы: «мы научили на свою голову русских воевать».

После захвата стратегической инициативы в условиях наступательных боевых действий бронетанковым частям РККА требовались качественно новые образцы техники. С учётом имеющегося опыта эксплуатации СУ-76М и СУ-122 разрабатывались штурмовые самоходные артустановки, вооруженные крупнокалиберными гаубицами, предназначенные для уничтожения фортификационных сооружений при прорыве обороны противника, и противотанковые самоходки с орудиями, созданными на базе зенитных и морских пушек.

Во время планировавшихся наступательных операций 1943 года ожидалось, что советским войскам придется взламывать долговременную глубокоэшелонированную оборону с бетонированными ДОТами. Красной армии была необходима тяжелая САУ с вооружением, аналогичным КВ-2. Однако к тому моменту производство 152-мм гаубиц М-10 было прекращено, а сами КВ-2, зарекомендовавшие себя не слишком хорошо, были все потеряны в боях. К конструкторам пришло понимание, что с точки зрения получения оптимальных массогабаритных характеристик, размещение на боевой машине крупнокалиберного орудия в бронированной рубке является наиболее предпочтительным, чем в башне. Отказ от вращающейся башни позволял увеличить обитаемые объёмы, сэкономить массу и удешевить машину.

В феврале 1943 года на ЧКЗ начался серийный выпуск СУ-152. Как следует из обозначения, самоходка была вооружена 152-мм МЛ-20С – танковой модификацией весьма удачной 152-мм гаубицы-пушки обр. 1937 г. (МЛ-20). Это орудие находилось в нише между длинноствольными пушками особой мощности и классическими полевыми гаубицами с коротким стволом, сильно выигрывая у первых по массе и в дальности стрельбы у вторых. Орудие СУ-152 имело сектор горизонтального обстрела 12° и углы возвышения −5 - +18°. Скорострельность на практике не превышала 1-2 выстр/мин. В боекомплект входило 20 выстрелов раздельно-гильзового заряжания. Теоретически в САУ могли использоваться все типы снарядов орудия МЛ-20, но в основном это были осколочно-фугасные снаряды. Дальность ведения огня прямой наводкой достигала 3,8 км, максимальная дальность стрельбы с закрытых позиций— 6,2 км. Но стрельба с закрытых позиций, по ряду причин, о которых будет сказано ниже, самоходчиками практиковалась очень редко.

Советские САУ против немецких танков. Часть 2-я

СУ-152


Базой для САУ послужил тяжелый танк КВ-1С, при этом по защищённости СУ-152 была практически аналогична танку. Толщина лобовой брони рубки составляла – 75 мм, лоб корпуса – 60 мм, борт корпуса и рубки – 60 мм. Боевая масса машины - 45,5 т, экипаж – 5 человек, в том числе два заряжающих. Введение двух заряжающих было связано с тем, что вес осколочно-фугасного снаряда превышал 40 кг.

Серийный выпуск САУ СУ-152 продолжался до декабря 1943 года и завершился одновременно с прекращением производства танка КВ-1С. Количество построенных СУ-152 в разных источниках указывается по-разному, но чаще всего фигурирует цифра 670 экземпляров.

Наиболее активно самоходки использовались на фронте в период со второй половины 1943 года по середину 1944 года. После прекращения выпуска КВ-1С САУ СУ-152 в войсках заменили установки на базе тяжелого танка ИС. По сравнению с танками самоходки СУ-152 несли меньшие потери от огня противотанковой артиллерии и танков противника, и поэтому немало тяжелых САУ было списано ввиду выработки ресурса. Но часть машин, прошедших восстановительный ремонт, участвовала в боевых действиях до капитуляции Германии.

Первые СУ-152 поступили в войска в мае 1943 года. В сражении под Курском приняли участие два тяжелых самоходно-артиллерийских полка по 12 САУ в каждом. Вопреки широко распространенным мифам, ввиду малочисленности особого влияния на ход боевых действий они там не оказали. Во время сражения на Курской дуге самоходки, как правило, использовались для стрельбы с закрытых огневых позиций, и, двигаясь позади танков, оказывали им огневую поддержку. В связи с тем, что прямых столкновений с немецкими танками было немного, то и потери СУ-152 были минимальными. Впрочем, имелись и случаи ведения огня по танкам противника прямой наводкой.

Вот что говорится в боевой сводке за 8 июля 1943 года 1529-го ТСАП, входившего в состав 7-й гвардейской армии Воронежского фронта:
«В течение суток полк вел огонь: 8.07.1943 г. в 16.00 по батарее штурмовых орудий на южной окраине свх. «Поляна». Подбито и сожжено 7 самоходных орудий и разбито 2 ДЗОТа, расход 12 ОФ гранат. В 17.00 по танкам противника (до 10 шт.), вышедшим на грейдерную дорогу 2 км юго-западнее свх. «Батрацкая Дача». Прямой наводкой СУ-152 3-й батареи 2 танка были зажжены и 2 подбиты, один из них Т-6. Расход 15 ОФ гранат. В 18.00 3-ю батарею посетил командующий 7-й гв. армии генерал-лейтенант Шумилов и вынес благодарность расчетам за отличную стрельбу по танкам. В 19.00 была обстреляна колонна автомашин и повозок с пехотой на дороге южнее свх. «Поляна», разбито 2 автомашины, 6 повозок с пехотой. До роты пехоты рассеяно и частично уничтожено. Расход 6 ОФ гранат».


Исходя из приведённой боевой сводки, можно сделать два вывода. Во-первых, следует отметить хорошую результативность стрельбы и малый расход снарядов: так, в первом боевом эпизоде 12 осколочно-фугасными гранатами было поражено 9 целей. Во-вторых, исходя из других боевых эпизодов, можно предположить, что противник, попав под обстрел мощных орудий, ретировался быстрей, чем экипажи САУ успевали его полностью уничтожить. В противном случае расход снарядов мог быть существенно выше. Что впрочем, не умаляет боевой ценности тяжелых самоходок.




В отчётах по результатам боевых действий среди бронетехники, уничтоженной экипажами СУ-152, неоднократно фигурируют тяжелые танки «Тигр» и ПТ САУ «Фердинанд». Справедливости ради стоит сказать, что стрельба даже 152-мм осколочно-фугасным снарядом по немецким танкам давала очень хороший результат, и для вывода бронетехники противника из строя не всегда требовалось прямое попадание. В результате близкого разрыва повреждалась ходовая часть, выбивались приборы наблюдения и вооружение, заклинивалась башня. Среди наших солдат самоходки СУ-152 заслужили гордое имя – «Зверобой». Другой вопрос насколько оно действительно было заслужено. Конечно, броня ни одного немецкого танка не могла выдержать попадания бронебойного снаряда, выпущенного из 152-мм пушки-гаубицы. Но, с учетом того, что дальность прямого выстрела МЛ-20 составляла около 800 метров, а скорострельность в лучшем случае не превышала 2 выстр/мин, успешно действовать СУ-152 против средних и тяжелых танков, вооруженных длинноствольными орудиями с высокой скорострельностью, могли только из засады.

Количество уничтоженных «Тигров», «Пантер» и «Фердинадов» в сводках боевых действий и в мемуарной литературе многократно превышает число этих машин, построенных на заводах в Германии. «Тиграми», как правило, называли экранированные «четвёрки», а «Фердинандами» все немецкие САУ.

После захвата в начале 1943 года под Ленинградом немецкого танка Pz.Kpfw. VI «Tiger» в СССР начали спешно создавать танки и САУ, вооруженные орудиями, способными бороться с тяжелыми танками противника. Испытания на полигоне показали, что с бронёй «Тигра» на средних дистанциях способно справиться 85-мм зенитное орудие. Конструктором Ф.Ф. Петровым было создано танковое 85-мм орудие Д-5 с баллистическими данными зенитки. Вариантом Д-5С вооружалась ПТ САУ СУ-85. Углы возвышения орудия от −5° до +25°, сектор горизонтального обстрела составлял ±10°. Дальность стрельбы прямой наводкой - 3,8 км, максимальная дальность стрельбы— 12,7 км. Благодаря применению выстрелов унитарного заряжания скорострельность составляла 5-6 выстр./мин. В боекомплекте СУ-85 находилось 48 снарядов.


СУ-85


Машина создавалась на базе СУ-122, основные отличия в основном заключались в вооружении. Производство СУ-85 началось в июле 1943 года, и в боях на Курской дуге самоходка участия принять не успела. Благодаря использованию хорошо отработанного в производстве корпуса СУ-122 удалось быстро наладить массовое производство противотанковых самоходок СУ-85. По защищённости СУ-85, так же как и СУ-122 находилась на уровне среднего танка Т-34, толщина брони ПТ САУ не превышала 45 мм, что для второй половины 1943 года было уже явно недостаточно.

САУ СУ-85 поступали в отдельные самоходно-артиллерийских полки (САП). В полку имелось четыре батареи по четыре установки в каждой. САП применялись в составе истребительных противотанковых артиллерийских бригад как подвижный резерв или придавались стрелковым частям для усиления их противотанковых возможностей, где зачастую пехотными командирами использовались как линейные танки.

По сравнению с 85-мм зенитным орудием 52-К номенклатура боеприпасов в боекомплекте САУ была гораздо выше. Осколочные гранаты О-365 массой 9,54 кг после установки взрывателя на фугасное действие могли с успехом использоваться против укреплений противника. Бронебойно-трассирующий снаряд с баллистическим наконечником 53-БР-365 массой 9,2 кг, с начальной скоростью 792 м/с на дальности 500 метров по нормали пробивал 105 мм броню. Это позволяло уверенно поражать наиболее распространенные средние немецкие танки Pz.IV поздних модификаций на всех реальных дистанциях боя. Если не учитывать советские тяжелые танки КВ-85 и ИС-1, которых было построено немного, до появления танков Т-34-85 только САУ СУ-85 могли эффективно бороться со средними танками противника на дистанциях более километра.

Однако уже первые месяцы боевого применения СУ-85 продемонстрировали, что мощности 85-мм орудия не всегда достаточно для эффективного противодействия тяжёлым танкам противника «Пантера» и «Тигр», которые, обладая эффективными прицельными системами и преимуществом в защищённости, навязывали бой с дальних дистанций. Для борьбы с тяжелыми танками хорошо подходил подкалиберный снаряд БР-365П, на расстоянии 500 м по нормали он пробивал броню толщиной 140 мм. Но подкалиберные снаряды были эффективны на относительно небольших дистанциях, с увеличением дальности их характеристики бронепробиваемости резко падали.

Несмотря на отдельные недостатки СУ-85 в действующей армии любили, и данная самоходка оказалась очень востребована. Существенным плюсом САУ по сравнению с появившимся позже танком Т-34-85, вооруженным орудием того же калибра, были лучшие условия работы наводчика и заряжающего в более просторной по сравнению с танковой башней боевой рубке. Это снижало утомляемость экипажа и увеличивало практическую скорострельность и точность огня.

В отличие от СУ-122 и СУ-152 противотанковые СУ-85, как правило, действовали в одних боевых порядках совместно с танками, потому и потери у них были очень значительными. С июля 1943 по ноябрь 1944 года военная приёмка приняла у промышленности 2652 боевые машины, с успехом использовавшиеся вплоть до конца войны.

В 1968 году по повести писателя В.А. Курочкина «На войне как на войне» о командире и экипаже СУ-85 был снят замечательный одноименный фильм. Ввиду того, что все СУ-85 к тому моменту были списаны, в её роли выступила СУ-100, которых тогда в Советской армии было ещё много.

6 ноября 1943 года постановлением Государственного комитета обороны на вооружение была принята тяжелая штурмовая САУ ИСУ-152, созданная на базе тяжелого танка «Иосиф Сталин». В производстве ИСУ-152 заменила СУ-152 на базе танка КВ. Вооружение самоходки осталось прежним -152,4-мм гаубица-пушка МЛ-20С обр. 1937/43 гг. Орудие наводилось в вертикальной плоскости в пределах от −3 до +20°, сектор горизонтальной наводки - 10°. Дальность прямого выстрела по цели высотой 2,5 м — 800 м, дальность ведения огня прямой наводкой— 3800 м. Реальная скорострельность 1-2 выстр/мин. Боекомплект составлял 21 выстрел раздельно-гильзового заряжания. Количество членов экипажа осталось таким же, как и в СУ-152 – 5 человек.


ИСУ-152


По сравнению с предшественницей СУ-152 новая САУ была защищена гораздо лучше. Наиболее массовая во второй половине войны немецкая 75-мм противотанковая пушка Pak 40 и орудия средних танков Pz. IV на дистанциях свыше 800 м не могли пробить бронебойным снарядом лобовую 90 мм броню, имевшую наклон 30°. Условия обитаемости боевого отделения ИСУ-152 стали лучше, несколько облегчилась работа экипажа. После выявления и ликвидации «детских болезней» самоходка демонстрировала неприхотливость в обслуживании и достаточно высокий уровень технической надёжности, превосходя в этом отношении СУ-152. ИСУ-152 была достаточно ремонтопригодной, зачастую получившие боевые повреждения самоходки через несколько дней после ремонта в полевых мастерских возвращались в строй.

Подвижность ИСУ-152 на местности была одинаковой с танком ИС-2. В справочной литературе указывается, что самоходка на шоссе могла передвигаться со скоростью 40 км/ч, притом, что максимальная скорость тяжелого танка ИС-2, весящего те же 46 тонн, всего 37 км/ч. В реальности же, тяжелые танки и САУ передвигались по дорогам с твёрдым покрытием на скорости не более 25 км/ч, а по пересечённой местности 5-7 км/ч.

Основным назначением ИСУ-152 на фронте была огневая поддержка наступающих танковых и пехотных подразделений.152,4-мм осколочно-фугасный снаряд ОФ-540 массой 43,56 кг, содержащий около 6 кг тротила с установкой взрывателя на осколочное действие, был очень эффективен против неукрытой пехоты, с установкой взрывателя на фугасное действие против ДОТов, ДЗОТов, блиндажей, бронеколпаков и капитальных кирпичных строений. Одного попадания снаряда, выпущенного из орудия МЛ-20С, в трёх-четырёх этажный городской дом средних размеров зачастую было достаточно для уничтожения всего живого, находящегося внутри. ИСУ-152 оказались особенно востребованы при штурме превращенных в укрепрайоны городских кварталов Берлина и Кёнигсберга.

Тяжелая САУ ИСУ-152 унаследовала от своей предшественницы прозвище «Зверобой». Но на этом поприще тяжелая штурмовая самоходка существенно уступала специализированным ПТ САУ, вооруженным орудиями с высокой баллистикой и боевой скорострельностью 6-8 выстр/мин. Как уже говорилось, дальность прямого выстрела орудия ИСУ-152 не превышала 800 метров, а скорострельность составляла всего 1-2 выстр/мин. На дальности 1500 метров бронебойный снаряд 75-мм орудия KwK 42 немецкого танка «Пантера» с длиной ствола в 70 калибров пробивал лобовую броню советской самоходки. При том, что немецкие танкисты на 1-2 советских 152-мм снаряда могли ответить шестью прицельными выстрелами, вступать в прямые схватки с тяжелыми танками противника на средних и больших дистанция было, мягко говоря, не разумно. К концу войны советские танкисты и самоходчики научились грамотно выбирать позиции для противотанковых засад, действуя наверняка. Тщательная маскировка и быстрая смена огневых позиций помогали добиться успеха. В наступлении невысокая скорострельность 152-мм орудий обычно компенсировалась слаженными действиями группы из 4-5 САУ. В этом случае при лобовом столкновении у немногочисленных к тому моменту немецких танков шансов практически не было. Согласно архивным данным, с ноября 1943 по май 1945 года было построено 1885 самоходок, производство ИСУ-152 завершилось в 1946 году.

В 1944 году производство ИСУ-152 в значительной мере сдерживалось дефицитом орудий МЛ-20С. В апреле 1944 года началась серийная сборка САУ ИСУ-122, которые вооружались 122-мм пушкой А-19С с длиной ствола 48 калибров. Эти орудия в избытке имелись на складах артвооружения. Изначально орудие А-19С имело затвор поршневого типа, что существенно ограничивало скорострельность (1,5—2,5 выстрела в минуту). В боекомплекте самоходки имелось 30 выстрелов раздельно-гильзового заряжания. Как правило, это были 25 осколочно-фугасных и 5 бронебойных снарядов. Такое соотношение боеприпасов отражало то, по каким целям самоходчикам чаще приходилось вести огонь.


ИСУ-122


Осенью 1944 года в серию была запущена САУ ИСУ-122С с 122-мм самоходным вариантом пушки Д-25С, оснащенной полуавтоматическим клиновым затвором. Скорострельность Д-25С достигала 4 выстр/мин. По этому показателю самоходка благодаря лучшим условиям работы заряжающих и более просторной компоновке боевого отделения превосходила тяжелый танк ИС-2, который вооружался практически аналогичным орудием Д-25Т. Визуально ИСУ-122 от ИСУ-152 отличалась более длинным и тонким стволом орудия.

ИСУ-122С оказалась даже более универсальной и востребованной машиной по сравнению с ИСУ-152. Хорошая скорострельность, высокая дальность прямого выстрела и большое могущество действия снаряда делало её одинаково эффективной как в качестве средства артиллерийской поддержки, так и в роли высокоэффективной ПТ САУ. На фронте наблюдалось своеобразное «разделение труда» между ИСУ-152 и ИСУ-122. Самоходки с 152-мм орудием использовались как штурмовые, действуя в городах и на стеснённых дорогах. ИСУ-122 с его более длинным орудием маневрировать на улицах было затруднительно. Они чаще применялись при прорыве укреплённых позиций на открытой местности и для стрельбы с закрытых позиций в случае отсутствия буксируемой артиллерии при быстрых прорывах, когда буксируемые орудия не успевали продвигаться за танковыми и механизированными частями РККА. В этой роли особенно ценной оказывалась большая дальность стрельбы, превышающая 14 км.


ИСУ-122С


Характеристики орудия ИСУ-122С позволяли бороться с тяжелыми танками противника на всех доступных дистанциях боя. 25-кг бронебойный снаряд БР-471, покидавший ствол орудия Д-25С с начальной скоростью 800 м/с, пробивал броню любого немецкого образца бронетехники, за исключением ПТ САУ «Фердинанд». Впрочем, бесследно для немецкой самоходки удар по лобовой броне не проходил. С внутренней поверхности брони происходили сколы, от мощного сотрясения выходили из строя механизмы и агрегаты. Хорошим поражающим эффектом по бронецелям обладали и осколочно-фугасные стальные гранаты ОФ-471 и ОФ-471Н при установке взрывателя на фугасное действие. Кинетического удара и последующего взрыва 3,6—3,8 кг тротила, как правило, хватало для вывода тяжелого танка противника из строя даже без пробития брони.



ИСУ-122 всех модификаций активно применялись на завершающем этапе войны в качестве мощной ПТ и штурмовой САУ, сыграв большую роль в разгроме Германии и её сателлитов. В общей сложности советская промышленность поставила в войска 1735 самоходок этого типа.

Рассказывая о советских самоходных установках с орудиями калибров 122-152-мм, можно отметить, что они, несмотря на имеющуюся возможность, достаточно редко вели огонь с закрытых позиций. Главным образом это было связано с необученностью экипажей САУ к ведению эффективного огня с закрытых позиций, недостаточным количеством подготовленных корректировщиков, не обеспеченностью связью и топопривязкой. Немаловажным обстоятельством был расход снарядов. Советское командование считало, что проще и выгодней выполнить боевую задачу стрельбой прямой наводкой, выпустив несколько 152-мм снарядов, пусть и с риском потери машины и экипажа, чем тратить сотни снарядов с неочевидным результатом. Все эти факторы стали причиной того, что в годы войны все наши тяжелые артиллерийские самоходные установки создавались для ведения огня прямой наводкой, то есть были штурмовыми.

Недостаточная защищённость и не всегда удовлетворяющая военных мощность вооружения ПТ САУ СУ-85 послужили причиной создания самоходки с 100-мм орудием унитарного заряжания. Самоходная установка, получившая обозначение СУ-100, была создана конструкторами Уралмашзавода в 1944 году.

Результаты обстрела на полигоне трофейных германских танков продемонстрировали невысокую эффективность 85-мм снарядов против установленной под рациональными углами наклона немецкой брони высокой твёрдости. Испытания показали, что для уверенного поражения тяжелых немецких танков и САУ требовалось орудие калибром не менее 100-мм. В связи с этим было решено создавать танковое орудие, использующее унитарные выстрелы 100-мм морской универсальной пушки с высокой баллистикой Б-34. Одновременно на шасси среднего танка Т-34 был спроектирован новый корпус САУ. Толщина верхней, наиболее уязвимой с точки зрения вероятности попадания снарядов, части лобовой брони составила 75 мм, угол наклона лобового листа составил 50°, что по баллистической стойкости превосходило 100 мм броневой лист, установленный вертикально. Существенно увеличившаяся по сравнению с СУ-85 защищённость позволяла уверенно противостоять попаданиям снарядов из 75-мм противотанковых и орудий средних танков Pz. IV. К тому же СУ-100 обладала низким силуэтом, что существенно снижало вероятность попадания в неё и облегчало маскировку при нахождении в укрытии. Благодаря достаточно отработанной базе танка Т-34 самоходки после начала поставок в войска почти не имели нареканий по уровню надёжности, их ремонт и восстановление в условиях прифронтовых танкоремонтных мастерских не вызывали трудностей.

По опыту боевых действий и, учитывая многочисленные пожелания советских танкистов и самоходчиков, на СУ-100 была внедрена командирская башенка, аналогичная применявшейся на Т-34-85. Обзор из башенки обеспечивался перископическим смотровым прибором МК-4. По периметру командирской башенки имелось пять смотровых щелей с быстросменными защитными триплексными стеклоблоками. Наличие достаточно хорошего обзора поля боя у командира САУ позволяло своевременно обнаруживать цели и управлять действиями наводчика и механика-водителя.


СУ-100


При проектировании СУ-100 изначально определённое внимание было уделено эргономике и условиям обитаемости в боевом отделении новой самоходки, что было нехарактерно для отечественного танкостроения в годы войны. Хотя конечно, того уровня комфорта, свойственного для бронетехники союзников и, отчасти, немцев, достичь для четырёх членов экипажа не удалось, и обстановка внутри самоходки была спартанской. Советские самоходчики СУ-100 очень любили и перевод на другую технику воспринимали как наказание.

Боевая масса СУ-100 за счёт отказа от башни, даже при лучшей защищённости и орудии большего калибра была примерно на полтонны меньше, чем у танка Т-34-85, что благотворно сказалось на подвижности и проходимости. Впрочем, мехводам самоходок приходилось быть очень аккуратными при движении по сильно пересечённой местности, дабы не «зачерпнуть» относительно низко расположенной длинноствольной пушкой землю. Также по этой причине было сложно маневрировать на узких улочках европейских городов.

При подготовке к началу серийного производства СУ-100 выяснилось, что поставке самоходных установок в войска препятствует недостаточное количество имеющихся 100-мм орудий. Кроме того, предприятия наркомата боеприпасов не сумели своевременно наладить выпуск 100-мм бронебойных снарядов. В сложившейся ситуации в качестве временной меры было решено устанавливать на новые самоходки 85-мм орудия Д-5С. САУ с 85-мм пушкой в новом корпусе получила обозначение СУ-85М. В 1944 году построено 315 таких установок.

САУ СУ-100 вооружалась 100-мм пушкой Д-10С обр. 1944 г. с длиной ствола 56 калибров. В вертикальной плоскости орудие наводилось в пределах от −3 до +20°, а в горизонтальной 16°. Пушка Д-10С, проявившая себя как исключительно мощная и эффективная, могла бороться со всеми образцами тяжелой бронетехники противника. В послевоенное время танковыми вариантами орудия Д-10Т вооружались танки Т-54 и Т-55, до сих пор эксплуатирующиеся во многих странах.

Дальность прямого выстрела бронебойным снарядом 53-БР-412 по цели высотой 2 метра составляла 1040 метров. На дальности 1000 метров этот снаряд, весивший 15,88 кг, пробивал по нормали 135 мм броню. Осколочно-фугасный снаряд ОФ-412 массой 15,60 кг содержал 1,5 кг тротила, что делало его эффективным средством разрушения полевых укреплений и уничтожения живой силы противника. В боекомплекте СУ-100 имелось 33 выстрела унитарного заряжания. Обычно соотношение осколочно-фугасных и бронебойных снарядов составляло 3:1. Боевая скорострельность при слаженной работе наводчика и заряжающего достигала 5-6 выстр/мин.

С сентября 1944 по май 1945 года в войска было передано около 1500 СУ-100. Противник очень быстро оценил защищённость и огневую мощь новой советской САУ, и немецкие танки стали избегать лобового столкновения с ними. Приземистые и подвижные САУ со 100-мм орудиями ввиду более высокой скорострельности и большой дальности прямого выстрела являлись даже более опасным противником, чем тяжелые танки ИС-2 и самоходки со 122 и 152-мм пушками. Ближайшим немецким аналогом СУ-100 по боевым характеристикам можно считать ПТ САУ «Ягдпантера», но их в годы войны было построено в три раза меньше.



Наиболее заметную роль СУ-100 сыграли во время Балатонской операции, они очень результативно использовались 6-16 марта 1945 года при отражении контратак 6-й танковой армии СС. В боях принимали участие самоходки 207-й, 208-й и 209-й самоходно-артиллерийских бригад, а также несколько отдельных САП. В ходе операции СУ-100 показали себя высокоэффективным средством в борьбе с германской тяжёлой бронетехникой.

Именно СУ-100 стали настоящими «Зверобоями», хотя почему-то в мемуарной, «околодокументальной» и художественной литературе эти лавры отданы тяжелым СУ-152 и ИСУ-152, намного реже вступавшими в огневые дуэли с немецкими танками. С учётом послевоенного производства количество построенных СУ-100 превысило 3000 единиц. В 50-70-е годы эти самоходки неоднократно проходили модернизацию, и в нашей стране состояли на вооружении до начала 90-х годов.

По материалам:
http://ww2history.ru/soviet_sau.html
М.Н. Свирин. Артиллерийское вооружение советских танков 1940—1945. — М.: Экспринт, 1999
Автор:
Сергей Линник
Статьи из этой серии:
Советские САУ против немецких танков. Часть 1-я
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

165 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти