Обучение штыковому бою у К.Т. Булочко

Константин Трофимович Булочко является одним из основоположников и центральных фигур советского рукопашного боя. Вот его официальные регалии: заслуженный тренер СССР, многократный чемпион СССР, кандидат педагогических наук, профессор ГДОИФК им. П. Ф. Лесгафта, основоположник ленинградской школы фехтования. Заслуженный мастер спорта, судья Всесоюзной категории. Мы побеседовали с одним из учеников К. Булочко Андреем Савичем, попытавшись больше раскрыть методику обучения мастера и его личность.

1. Представьтесь, пожалуйста.


- Я фехтовальщик. Вид оружия – шпага. Начал, правда, с современного пятиборья, когда оно еще было хорошим спортом, а не адаптированным под ТВ шоу с массой условностей. Мастер спорта по пятиборью, мастер спорта по фехтованию. Выполнил в 1974 и в 1979 соответственно. Старшим тренером по пятиборью был человек-легенда – Александр Алексеевич Тарасов, олимпийский чемпион 1956 года (Мельбурн). Фехтование у нас вел Леонид Львович Флорин. Рапирист, к тому же левша… А вот правильно понимать, что такое фехтование, и с чем его кушают, меня научил Константин Юрьевич Ажицкий. Это уже было во времена моего студенчества в Лесгафта. Давно. Что касается К.Т. Булочко – он был заведующим кафедрой и вел нас все 4 года обучения. Курс сабли, потом (по своему усмотрению, ибо в учебной программе это не предусмотрено) – штык. Ну, и масса методических занятий по поводу тренерских тонкостей. Ну, и сейчас потихоньку по ветеранам «подфехтовываю».

2. Обучал ли Булочко вас своему направлению рукопашного боя? Хотя бы в какой-то мере. Если да, опишите, пожалуйста, как проходило обучение.

- Нет, рукопашному бою он никого из нас не обучал. По вполне понятным причинам. Это были те времена, когда каждый, занимающийся боксом, дзюдо или самбо, давал «подписку о неприменении», нарушение которой стоило очень недешево. Были прецеденты с вполне реальными сроками. Но это уже другая история.

Из всего, что Булочко знал и умел вне фехтования на сабле и рапире, он на нашей группе почему-то решил оттянуться по полной, и в течение семестра нас гонял на предмет штыкового боя. С эластичным штыком, понятное дело. В группе был один ужасный сноб, чемпион Ленинграда по сабле Захар Иоффе, которого это страшно раздражало. Правда, после того, как Константин Трофимович ему наглядно показал, что у него в его тогда 67 лет скорость удара раза в два повыше будет, предпочитал помалкивать. Обучение, соответственно, проходило в защитной экипировке (маска, перчатки, нагрудник), но уколы были вполне реальные. А эластичный штык при всей его эластичности пожестче рапиры будет. Да и удар прикладом Трофимыч рекомендовал доводить хоть и не до увечья, но так, чтобы удар это почувствовал и ты, и противник. То есть работа в контакт, который я назвал бы промежуточным между легким и средним. Да, и из предохранительных средств - раковина, разумеется, поскольку ответные удары прикладом в область паха тоже в рационе были.

А мне на практике пришлось потом в армии столкнуться вот с чем. Во время прохождения КМБ у нас был сержант, закончивший учебку войсковой разведки. Тоже проводил занятия по штыковому бою. Смешно. Их научили трем приемам: «длинным коли», «коротким коли», «прикладом бей». Усе. Аллес капут. О таких вещах, как встречный укол с уклонением или оппозицией, или о защите отбивом/подстановкой/уступанием он не имел ни малейшего представления. Был сильно удивлен, когда я его уронил несколько раз.

Я видел авторский экземпляр «Курса подготовки разведчика» у Булочко дома, когда поступал на работу преподавателем кафедры и приезжал к нему на собеседование. Он тогда на Кузнецовской улице жил, рядом с Московским парком Победы, и предпочитал проводить собеседования в, так сказать, неофициальной обстановке. Почему-то только мне помнится, что эта книга была датирована 1943 годом, и что называлась она «Наставлением по рукопашному бою для войсковой разведки». Хотя я могу и ошибаться – было-то не вчера, и не позавчера даже. Трофимыч тогда этой книгой откровенно хвастался, и сказал, что вообще-то этот экземпляр – единственный из сохранившихся и вообще полный раритет. Меня поразило насколько там детально было все проработано: и тебе приемы ведения боя на бруствере, и в траншее, и в блиндаже, и в кустарнике, и в лесу… Автомат, саперная лопатка, нож. Потом я видел учебник по рукопашному бою для военного института физкультуры, 1973 года издания, что ли, – бледность несравнимая.

3. Очень интересно. То есть, это не та книга по комплексной подготовке разведчика, которая есть в Сети? А именно и только по рукопашному бою? Кстати, хочу отметить, что штыковой бой является частью рукопашного боя в полной мере.

- Конечно, является. Разновидностью. А вот насчет книги – да, мне вспоминается нечто другое. Но точно я не могу быть уверенным – напомню, все же прошло худо-бедно почти 40 лет.

4. Чем вы занимались помимо фехтования (штыкового боя)? Из единоборств, боевых искусств и т.д. Что на вас повлияло больше всего?

- Немного карате, немного тайцзицюань. Но это так, хлипкого здоровья поддержки для. По принципу «…мы все учились понемногу, чему-нибудь, и как-нибудь». Что больше повлияло? Наверное, все же тайцзи. Но не в смысле боевого применения, а в смысле восстановления здоровья. Оказалось замечательной штукой и в 1986 году, когда восстанавливался после серьезной травмы, полученной на съемках (я в свое время покаскадерствовал несколько лет, как раз до той самой травмы), и когда вылезал из инсульта 3,5 года назад. Персонал больницы очень удивлялся, когда я начал «24 формы» вспоминать на 2-й день после перевода из реанимации в палату. Очень поспособствовало, хочу заметить.

5. Складывается впечатление, что секция К.Т. Булочко была своего рода кузницей кадров для съемок фильмов на ленинградской киностудии. Один В.Я. Балон чего стоит (де Жюссак в Трех мушкетерах и Жак в Гардемаринах). В каких фильмах вы принимали участие?

- Ну, скажем так, кузницей каскадеров я бы ее поостерегся называть. В каскадеры больше шли борцы: самбисты, дзюдоисты. Тот же родоначальник ленфильмовского каскадерства Массарский – самбист. Гимнасты и десятиборцы, если требовалась работа на высоте и падения с оной. Автотрюки, конные трюки – отдельная песня. Но, вот, кстати, насчет того же Балона: все бы и прекрасно, и фактура отличная, но в его киношном фехтовании сразу видна спортивная рапирная школа. Кстати, помните фехтовальную сцену в фильме «Сказ про то, как Петр арапа женил»? Там в этой сцене добрая половина сборной СССР в качестве статистов резвилась. А самому Высоцкому фехтование ставил Юрий Чиж, был такой очень сильный рапирист. Кстати, сам я каскадерствовал тогда под руководством Николая Ващилина, заведующего кафедрой физвоспитания питерского театрального института. Тоже дзюдоист. Что касается самого Булочко – все же фехтование в фильмах является сценическим, а там совсем другие законы. И рукопашный бой тоже. От реальности все это существенно дальше, чем декабристы от народа. Зритель должен видеть паузы в бою, иначе происходящее на экране он просто не воспримет (кстати, по этой же причине на соревнованиях по фехтованию так мало посторонних – слишком быстро для нетренированного глаза). А в реальном бою какие могут быть театральные паузы? Можно, конечно, попробовать, но ведь с архангелами пойдешь здороваться тут же. Поэтому Трофимыч сценическое фехтование не то, чтобы недолюбливал, но… Хотя рассказывал о своем участии в постановке массовых фехтовальных сцен в дай Бог памяти, «Богдане Хмельницком». Говорил, что туда нагнали кучу профессиональных саблистов, и когда он на репетиции увидел чисто спортивное фехтование украинских казаков – стойки, передвижения, флеш-атаки, то долго смеялся, а потом начал все переделывать. На экране такое спортивное фехтование, действительно, выглядело бы нелепо.

Я успел сняться в трех, что ли фильмах. Телефильм «Тарантул» («Лентелефильм») – там рукопашка. Но такая, не слишком. И в оч-чень холодную воду пришлось прыгать. «Петр Великий». Это было серьезно. Американцы, шесть серий, режиссер М. Чомски, куча звезд. Мы работали на Полтавской битве. Вот там порезвились с групповым штыковым боем всласть. Кстати, кое-какие штыковые приемы помогал ставить. Наши руководители в штыке были не очень. Ну, а закончил я все на казахском фильме «Тройной прыжок «Пантеры». Исходно драка с участием главного героя происходила на пешеходном мосту через железную дорогу, и меня с него выбрасывали. Настолько неудачно получилось (нога проскользнула не вовремя), что в Питер я приехал в состоянии, годном лишь для разборки на запчасти. И эпизод к тому же, полностью переснимать пришлось. Год восстанавливался, одних переломов то ли четыре, то ли пять было. Не считая закрытой ЧМТ и еще пары прелестей с осложнениями. Ну, а потом пошла уже совсем другая история. Как-то так.

6. Кстати, проводились ли групповые бои на штыках?

- Зал у нас был довольно небольшой, поэтому таких групповых боев не было. Групповые упражнения по отработке техники в парах только. Со сменой партнеров, естественно. Они что в спортивном фехтовании, что в штыке практически одинаковы.

Обучение штыковому бою у К.Т. Булочко


7. Какие снаряды и тренажеры использовались при обучении штыковому бою? Такие же, как в его книгах? См. фото

- Да ну, откуда в Лесгафта такие тренажеры? Я учился в 1971-76, а последнее официальное первенство СССР проводилось в 1956 году, что ли… Нет, использовались только обычные фехтовальные чучела.



8. Рассказывал ли К.Т. что-нибудь интересное о войне, о рукопашных схватках? Наверняка его ученики делились с ним впечатлениями после войны. По крайней мере, точно известно, что собиралась информация.

- О войне – нет, и о рукопашных боях тоже. Как-то больше все про фехтование. Единственное – был у него любимый рассказ, как он ездил штрафной батальон усмирять. Я его сейчас дословно не вспомню, конечно, но суть там в том, что где-то в окрестностях Москвы в формирующемся штрафбате начались беспорядки, и его туда послали наводить порядок. На него накатил по приезде какой-то блатной амбал из «основных», которого Булочко, не вдаваясь в долгие дискуссии, уложил с одного удара. Выглядел он при этом раза в два меньше этого бугра. После чего беспорядки как-то быстро сошли на нет, а его всерьез зауважали. По его собственному выражению (это финальная фраза): «Уезжал – отцом называли!»

9. Каким был К.Т.? Опишите его, его характер, его педагогические методики.

- Он был Аристократом. Именно с большой буквы. И не в смысле внешних манер, хотя со всеми студентами он разговаривал строго на «вы», а в смысле высочайшей ответственности за все, что он делал. Голоса он не повышал практически никогда, любил пошутить. На первых же занятиях по специализации он четко сформулировал: «Вы поступили сюда не учиться фехтованию. Для этого у вас тренеры есть, да и умеете вы уже многое. Вы пришли сюда, чтобы НАУЧИТЬСЯ УЧИТЬ фехтованию. А это – искусство куда как более сложное». Терпение у него, с одной стороны было воистину титаническое. С другой – ряд вещей он не переносил на дух, и умел сделать так, чтобы о рецидивах и мысли не возникало. Простой пример: Булочко на дух не терпел, когда для рукопожатия подавали руку вялой «лодочкой». Сам он всегда подавал открытую ладонь, и рукопожатие у него было отнюдь не слабеньким. Кстати, при всем общении на «вы» он всегда здоровался со студентами за руку. А уже упоминавшийся Захар Иоффе как раз имел именно ту самую ненавидимую Булочко манеру. Как-то в коридоре Булочко встречает Иоффе, тот подает руку «лодочкой», Булочко недоуменно смотрит на него: «Иоффе, вы уже не фехтовальщик, что ли? Фехтовальщик обязан подавать руку вот так!» Истошный вопль Иоффе был слышен на следующем этаже.

Булочко с первых же занятий вколотил в башку еще одну важную вещь – если вы получили красивый укол от противника, от которого у вас даже не было шансов защититься, снимите маску и поблагодарите его душевно: лучше, чем такой противник, вас ни один тренер не научит.

Он гонял нас до седьмого пота и остановки дыхания над техникой и манерой действий тренера в индивидуальном уроке, который, как известно, является в фехтовании основной формой обучения. Причем все ошибки замечал, по-моему, даже находясь к тебе спиной. И все на его занятиях очень органично наслаивалось друг на друга: «О, вот тут у вас ошибочка… давайте еще раз. Отлично. А вот теперь смотрите – оружие лучше по отношению к ученику держать градусов на пять ниже. Прекрасно. А теперь…» И так 90 минут без перерыва. Бывало, выползали. Круче, чем на самых интенсивных собственных тренировках. Но зато влезало все аж в подкорку. Недаром еще в 1950-х годах многие именитые зарубежные фехтовальщики считали за честь получить урок у Трофимыча.

10. Сколько примерно техдействий в штыковом бою? Как учили держать ружье? Как весло байдарки, или по-другому?

- Ну, точно сказать сложно. Все еще зависит и от собственных интуитивных импровизаций. Мне как-то попадался дореволюционный учебник по штыковому бою – там, как мне помнится, этих технических действий десятка три-четыре было точно, если не больше. Как весло? Да нет. Весло же обычно держат двумя руками сверху, если не ошибаюсь… Винтовку – одна рука примерно на середине цевья снизу, вторая – между казенником и прикладом – сверху.

11. Согласны ли вы с утверждением, что бой без оружия происходит от боя с оружием? Грубо говоря, прямой удар от укола. Или удар "ребром кулака" от удара булавой/топором? И относится ли к направлению РБ Булочко? Т.е., разработал ли он свое направление рукопашного боя на основе фехтования по вашему мнению?

- Вполне согласен. Строго говоря, первым холодным оружием была элементарная дубина, или палка. Все удары типа свинга, крюка, или удар «молотом» – они все идут от ударов, которые лучше отнести к разряду рубящих. То же самое и с защитами. Простая параллель: возьмем каратэ. Блок «гедан-барай» - по траектории типичная 2-я защита в фехтовании. Агэ-укэ – 5-я сабельная защита. Удэ-укэ и учи-укэ – 3-я сабельная защита. И так далее, параллелей множество. Да, я полагаю, что фехтовальная школа сильно способствовала тому направлению РБ, которое разрабатывал Булочко. Причем, скорее, фехтование именно сабельное, не рапирное и не шпажное, хотя в последних двух видах параллелей со штыком более чем достаточно. Однако есть существенный нюанс: фехтование, которым занимался Булочко, все-таки было спортивным. То есть, действия удара/укола выполняются ТОЛЬКО одной вооруженной рукой (о передвижениях сейчас не говорим). В рукопашном бою участвует все – обе руки, обе ноги, и даже зубы, которыми можно укусить. Поэтому я поостерегся бы говорить, что Булочко разрабатывал свою систему подготовки по РБ только на основе фехтования. Оно способствовало – да, несомненно. Но вряд ли было основой основ.

***

Список основных публикаций К.Т. Булочко:
Диссертация (на соискание степени кандидата педагогических наук):
• Физическая подготовка разведчика [текст] : Дис. … канд. пед. наук (по физической культуре) / ГДОИФК им. П. Ф. Лесгафта. — Л, 1945. — 327 с.
Труды
• «Подготовка бойца к рукопашному бою» / Булочко К. Т. // Теория и практика физ. культуры. — 1940. — Т. VI. — N 8. — С. 27-30.
• «Рукопашный бой и фехтование» / Булочко К. Т., Лукичев М. В. — М.; Л.: ФиС, 1940. — 186 с.: ил.
• «Фехтование и рукопашный бой в детской спортивной школе» / Булочко К. Т. // Теория и практика физ. культуры. — 1940. — Т. VI. — N 2-3. — С. 34-41.
• «Сборник конспектов занятий по подготовке к рукопашному бою» / Сост. лейтен. К. Т. Булочко. — Кронштадт: Б. И., б. г. — 20 с.
• «Фехтование и рукопашный бой» : [Учебн. для ин-тов физической культуры] / [Под ред. К. Т. Булочко и др.]. — М.; Л.: ФиС, 1940. — 354 с.: ил.
• «Рукопашный бой и фехтование» / Булочко К. Т., Лукичев М. В. — М.; Л.: ФиС, 1940. — 186 с.: ил.
• «Обучение рукопашному бою» /К. Т. Булочко М.: Физкультура и спорт, 1942 (изд. 2-е), 86 стр.
• «Физическая подготовка разведчика». /К. Т. Булочко Военное издательство НКО. Москва (1945)
• «Обучение юношей рукопашному бою» /К. Т. Булочко пособие для преподавателей — М.: ФиС, 1945. — 79 с.: ил.
• «Советы тренеру по методике волевой подготовки фехтовальщика» / Булочко К. Т. // Теория и практика физ. культуры. — 1964. — N 11. — С. 70-72.
• «Фехтование» : Учебник для ин-тов физ.культуры / Под ред. К. Т. Булочко. — М. : Физкультура и спорт, 1967. — 431с. : ил.
• «Средства и методы проведения упражнений для развития физических качеств и двигательных умений» : Метод. указания студентам специализации / Булочко К. Т., Булочко Д. К.; ГДОИФК. — Л.: Б. И., 1979. — 85 с.
• «Преграды старению» / Булочко Константин Трофимович, Булочко Людмила Константиновна. — Минск : Полымя, 1987. — 60, [3] с. — (За здоровьем и долголетием). — Библиогр.: с. 62.
Автор:
Михаил Диденко
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти