Битва при Седане

Битва при Седане

Французский маршал Мак-Магон, идя на выручку армии Базена, осажденной в Меце, 30 августа 1870 г. потерпел поражение при Бомоне и 1 сентября был разбит при Седане. Французская армия укрылась в крепости Седан. Однако после интенсивного артиллерийского обстрела французы вывесили белый флаг. 120-тыс. французская армия была разбита и сложила оружие. В плен попали командующий армией Мак-Магон и сам император Франции Наполеон III. Пленение Наполеона III стало концом Второй империи во Франции и началом установления республики. В Седане, а затем в Меце, Франция потеряла почти всю регулярную армию. Поспешно формируемые французские войска больше напоминали ополчение, чем регулярную армию. Таким образом, победа при Седане открыла прусским войскам дорогу на Париж. Франция фактически проиграла войну.

Битва при Бомоне

23 августа 1870 г. Шалонская армия Мак-Магона двинулась на помощь армии Базена в Меце. Мак-Магон был против этого плана, так как оставшимся французским войскам, с военной точки зрения, лучше было идти к Парижу. Французские войска могли опереться на укрепления и ресурсы французской столицы, и при необходимости, отступить, продолжая войну. Армия Мак-Магона имела низкую боеспособность и не могла на равных биться с пруссаками. Однако французское правительство настояло на этом решении, политические соображения возобладали над военными. И попытки Мак-Магона саботировать движение на восток, отделавшись небольшими стычками с врагом, не привели к успеху.


Прусское командование, заинтересованное в том, чтобы Мак-Магон как можно дальше продвинулся на восток и тем самым увеличил для себя опасность быть отрезанным от Парижа и загнанным между германской армией и бельгийской границей, преднамеренно сообщало в печати, будто значительные германские силы «решительно двинулись на Париж». В действительности прусское командование, используя военные преимущества, которые ему давали в руки сами французы, продолжало направлять основную массу германских войск к северо-востоку. Действуя значительно быстрее, чем Мак-Магон, медлительность которого объяснялась плохим снабжением его армии, что вынуждало французские войска отклоняться в сторону от магистральной линии движения в поисках продовольствия и других припасов, а также личными сомнениями маршала, германцы вскоре продвинулись к реке Маас (Мёз) и захватили переправы через неё.

30 августа 1870 г. пруссаки атаковали армию Мак-Магона близ Бомона. Германский удар пришёлся по 5-му французскому корпусу де Файи (Фальи). Французские войска достигли окрестностей Бомона только в 4 часа утра и были крайне утомлены прежними боями и маршами по ночам. Поэтому генерал Файи решил утром дать людям пообедать, отдохнуть и только после этого выступить. Хотя близость противника была известна, но особых мер предосторожности французы не предприняли. В результате в 1 час 30 мин. около пополудни, когда офицеры и солдаты еще обедали, посреди этой беззаботной толпы стали ложиться прусские гранаты. Атака стала неожиданной для французов.

4-й германский корпус выступил ранним утром и после короткого привала в 10 час. продолжал свой марш. В полдень 8-я германская дивизия вышла из леса, и обнаружила с высоты в 800 шагах перед собой французский лагерь. Генерал Шелер решил использовать удачный момент, полную внезапность, тем более что присутствие германских войск не могло быть долго скрыто от неприятеля. Он приказал своей артиллерии открыть огонь.

Однако французы, надо отдать им должное, храбро встретили врага. Французские солдаты немедленно стали в ружье и перешли в наступление густыми стрелковыми цепями, которые своими дальнобойными ружьями Шаспо наносили большие потери, особенно стоявшим впереди прусским батареям. Французская артиллерия открыла ответный огонь. Авангарду 8-й германской дивизии пришлось тяжело. Но вскоре подошли основные силы дивизии, а затем появилась справа и 7-я дивизия. Французы произвели против неё тоже сильную атаку, дело дошло штыкового боя. Постепенно преимущество перешло пруссакам. Германцы ворвались в лагерь перед Бомоном, в сам город, и, наконец, в находящийся севернее его второй лагерь. Было захвачено 7 французских орудий, часть обоза. Появились пленные французские солдаты.

Около 2 час. дня наступил перерыв в бою пехоты, но продолжалась артиллерийская дуэль. Четырнадцать батарей 4-го корпуса с кряжа высот севернее Бомона продолжали бой против французской артиллерии. Вскоре они были усилены: справа саксонской, слева баварской артиллерией. В результате сильная германская артиллерия сначала подавила огонь французских митральез, а затем и орудий.

На левом фланге 4-го прусского корпуса наступал на Тибодин 2-й баварский корпус. Баварцы были совершенно неожиданно атакованы с запада сильным французским отрядом. Германский корпус столкнулся с французской дивизией Консейль-Дюмениля 7-го корпуса, которая, исполняя ошибочный приказ, двигалась в неправильном направлении на Музон. Сами французы были удивлены встречей с противником. Французы и баварцы схлестнулись в бою, но силы были неравны и вскоре на помощь баварцам подоспели другие германские войска. Французская дивизия, атакованная с фронта и фланга, потеряла надежду пробиться и в 4 час. поспешно отступила в северном направлении.

Под прикрытием арьергарда генерал Файи старался организовать оборону у Музона. Для его поддержки генерал Лебрен приказал одной пехотной и одной кавалерийской бригадам 12-го корпуса с тремя батареями вернуться на левый берег Мааса. Против новой позиции французов около 5 час. выступила 8-я прусская дивизия. Пруссаки двигались через лес Живодо. Однако на выходе из леса перемешавшиеся прусские батальоны были встречены сильным огнем. Повторные попытки прусских стрелков прорваться не удались. Саксонский корпус пытался наступать по долине Мааса, но многочисленные французские батареи с неприступной позиции на другом берегу реки простреливали всю низменность. В результате саксонцы также пошли через лес Живодо. Германские войска совершили ряд успешных атак, захватили несколько французских батарей. Французский 5-й кирасирский полк, пытаясь атаковать врага, был буквально расстрелян. Его расстроенные остатки вплавь форсировали Маас.

Маршал Мак-Магон понял, что дело проиграно и теперь необходимо более или менее упорядоченно очистить левый берег Мааса и потому отозвал обратно за реку высланные с правого берега подкрепления. Перед Музоном еще стояли значительные массы французских войск, и против них был направлен огонь постепенно подходивших батарей 4-го корпуса. Две баварские батареи обстреливали мост, лежавший ниже по реке у Виллера, мешая его использованию. Затем после упорного боя за отдельные дома было взято предместье и здесь захвачен мост через Маас. Лишившись возможности к отступлению, французы упорно отбивались, но их теснили к реке. В столь же отчаянном положении очутились французские солдаты, оборонявшиеся ещё перед лесом Живодо: они были атакованы 7-й дивизией и 12-м корпусом и после упорного боя рассеяны. К вечеру сопротивление французских войск на левом берегу Мааса было сломлено. Многие из оставшихся там французских солдат попали в плен, другие разбежались и старались спрятаться или пытались спастись вплавь.

Таким образом, французская армия потерпела очередное поражение, хотя и прусские войска понесли чувствительные потери. 5-й французский корпус был разбит. Германская Маасская армия потеряла 3,5 тыс. человек, в основном из состава 4-го корпуса, который и вёл бой в этот день. Французы определили свои потери в 1 800 человек, но в течение дня и на следующее утро они потеряли пленными около 3 тыс. человек. Трофеями германской армии стало 51 орудие, большое количество различного имущества.

Это поражение усилило разложение французских войск. Войска были до крайности утомлены напряженными действиями днем и ночью, под постоянным дождем и при недостатке продовольствия и других припасов. Бесцельные, видимо, передвижения взад и вперед подорвали доверие к командованию, а ряд неудачных боев поколебал веру в свои силы. Тысячи беглецов, требовавших хлеба, протискивались по забитым дорогам вперед, надеясь найти кров и хлеб в Седане.

Навстречу Седану

В то время как 4-й германский корпус вёл бой с французами, остальные войска были тесно сосредоточены между Маасом и р. Бар. Так, против французской армии было сконцентрировано 7 корпусов. Главный штаб дал новые указания войскам: два корпуса Маасской армии 31 августа должны были перейти на правый берег реки, чтобы помешать возможному дальнейшему движению французских войск через Монмеди на Мец. Кроме этих корпусов еще два корпуса блокадной армии располагались уже на этом направлении наготове у Этена и Бриэ. 3-я армия должна была 31 августа продолжать движение в северном направлении. В результате армия Альберта Саксонского, двигаясь по правому берегу, закрыла восточные выходы, армия кронпринца Прусского, двигаясь по левому берегу,— западные. При существовавшей военно-политической обстановке предусматривалась возможность перехода французской Шалонской армии на нейтральную территорию, то есть в Бельгию. Поэтому бельгийскому правительству было направлено требование принять в этом случае меры для разоружения французских войск, германским же войскам указывалось немедленно перейти границу Бельгии, если противник не сложит там оружия.

Германское командование ожидало движения французов к Мезьеру. Маасской армии было указано атаковать противника на занимаемой им позиции, чтобы сковать его боем. 3-я армия должна была, оставив только один корпус на левом берегу Мааса, остальными силами наступать на правом берегу.

Маршал Мак-Магон отдал приказ о сосредоточении армии к Седану. Здесь французские войска оказались зажатыми в узком пространстве между правым берегом реки Маас и бельгийской границей. Быстрое, энергичное отступление французской армии по единственной оставшейся дороге Седан — Мезьер с движением войск в обход теснины Сен-Манж, начатое в ночь на 1 сентября, ещё могло бы спасти армию, по крайне мере её боеспособную часть. Требование французского общественного мнения — спасти армию Базена, можно было бы попытаться удовлетворить докладом о сражении у Бомона, указав на численное превосходство противника, а также на пассивность Рейнской армии, что свело на нет героические усилия Шалонской армии выручить Базена. Однако битва у Бомона не была использована для выхода из политического тупика. Французский император Наполеон III не решился взять на себя ответственность за отвод войск. Он был озабочен только тем, чтобы скрыть от общественности поражение ещё одного французского корпуса, и телеграфировал об этом сражении как о незначительной стычке. Маршал Мак-Магон также не взял на себя такую ответственность. Он не хотел давать сражение у Седана, там он планировал дать короткий отдых войск, пополнить запасы продовольствия, а затем отходить к Мезьеру. В результате маленькая крепость стала центром большого сосредоточения войск.

Таким образом, маршал Мак-Магон не сделал попытку отступления. Это объясняется как внутренним состоянием деморализованных войск, так и политическими причинами. Французская армия в этот день, видимо, не была способна совершить упорядоченное походное движение вблизи противника, она могла лишь драться там, где стояла. Отход на Кариньян блокировала Маасская армия. Путь на Мезьер перекрыла германская 3-я армия. Еще можно было уйти в Бельгию, но там армия Мак-Магона, скорее всего, была бы разоружена бельгийскими войсками, так как Бельгия сохраняла нейтралитет, и немцы угрожали бельгийскому правительству вооруженным вмешательством, если они пустят французов и не разоружат их. Германское командование ожидало, что Мак-Магон обязательно будет отходить на Мезьер. Поэтому был разработан план, по которому Маасская армия должна была связать французские войска боем, переправившись с левого берега Мааса у Ремийи и атаковав Базейль. Тем временем 3-я армия должна была наступать по правому берегу с обходом левого фланга французов силами 11-го и 5-го корпусов.

Седанское сражение

Расположение французских войск у Седана с тылу было прикрыто крепостью. Маас и долины ручьев Живон и Флуань представляли серьезные препятствия. Важным пунктом являлась при этом гора Кальвер близ Илли, которая была усилена лежавшим позади лесом Гарен. Через Илли проходила дорога, по которой можно было, в крайнем случае, отступить на нейтральную территорию. Селение Базейль было сильным опорным пунктом французского фронта и образовало выступ. 120-тысячной армии Мак-Магона с 419 орудиями противостояла 220-тысячная прусская армия при 813 орудиях под командованием Мольтке.

Чтобы задержать противника, ранним утром 1 сентября 1870 г. 1-я бригада баварского корпуса генерала Танца перешла по понтонным мостам через Маас и начала наступление на Базейль. Германцы ворвались в селение, но улицы были перекрыты баррикадами, а из домов вели плотный огонь. Здесь оборону держали французские морпехи. Начался упорный бой. Французы ожесточенно сопротивлялись, и штурмом приходилось брать каждый дом. Обе стороны стали бросать в бой свежие подкрепления. Так, французы ввели в сражение бригады 12-го, 1-го и 5-го корпусов. Местные жители активно поддерживали французских солдат.

Писатель Эмиль Золя, создавший по свежим следам событий роман «Разгром», так описывал происходящее: «Базейль превращался в сплошной костёр. Из высоких окон церкви вырывались снопы пламени… От брошенных охапок пылающей соломы, от потоков керосина распространялись пожары: началась война дикарей, разъярённых долгой борьбой, мстящих за товарищей, за груды убитых, по которым они шагали. Банды немцев орали в дыму, среди искр, среди оглушительного гула, в котором смешались все звуки — стоны умирающих, выстрелы, треск обрушивающихся домов… Во всех углах убивали, разрушали ещё и ещё: это бушевал выпущенный на свободу зверь, исполненный дикой злобы, слепого гнева, буйного бешенства; человек пожирал человека».

В результате кровопролитный бой с переменным успехом продолжался несколько часов. Особенно за расположенную перед выходом виллу Бермана, откуда обстреливалась продольно главная дорога. Сильная германская артиллерия с левого края долины Мааса не могла поддержать свои войска, так как в селении, уже частично горевшем, войска были перемешаны, часто меняли позиции. Только около 8 часов, когда подошла 8-я прусская дивизия, и Танн бросил в бой последние свои бригады, наметился перелом. Германцы взяли штурмом окруженный каменной стеной парк замка Монвилер и захватили вход в виллу Бермана. После этого, в 9 час. реку перешла артиллерия и 8-я прусская дивизия вступила в сражение.

Одновременно с атакой Базейля правое крыло баварцев вступило в бой к северу от Базейля у Ля-Монсель. В этом направлении уже в 5 час. утра командир 12-го корпуса направил из Дузи семь батальонов в виде авангарда. Они выбили французов из Монселя, продвинулись до Плати-нери и тамошнего моста и захватили, несмотря на сильный неприятельский огонь, плацдарм на ручье Живон.

Тем временем кризис во французском командовании продолжался. Маршал Мак-Магон уже в б час. утра у Монселя был ранен осколком гранаты. Он передал командование армией генералу Огюст-Александру Дюкро. Новый командующий, под угрозой окружения армии, отдал приказы о том, чтобы войска сосредоточились у Илли и затем немедленно начали отступление на Мезьер. Он послал дивизию Лартига для обеспечения перехода у Деньи. Остальные войска 12-го корпуса должны были продолжать битву, чтобы выиграть время для отступления других частей. Движение войск уже началось, когда этот приказ был отменен. Предъявив секретное распоряжение военного министра о вступлении в командование армией в случае убыли маршала Мак-Магона, генерал Эммануэль-Феликс де Вимпфен, который возглавил 5-й корпус вместо генерала Файи, потребовал передачи полномочий ему. Дюкро подчинился без возражений (возможно, что он был даже рад освободиться от тяжелой ответственности) и отходившие дивизии второй линии получили приказ вернуться.

Вимпфен считал, что отступление на Мезьер — это верная гибель, так как войска кронпринца прусского протянулись до Доншери, поэтому приказал двигаться на Кариньян по направлению к Мецу. Он планировал вначале оттеснить силами 1-го и 12-го корпусов баварцев у Базейля, а затем разгромить правое крыло германцев. Таким образом, Вимпфен надеялся прорваться к армии Базена.

В результате в районе Монселя разгорелся упорный бой. Сначала французские дивизии оттеснили далеко выдвинутые вперед слабые баварские и саксонские авангарды. Сражение было ожесточенным и дело доходило до штыковых атак. Тем временем германцы образовали сильную артиллерийскую линию. Но французы в долине Живон получили подкрепление и густые стрелковые цепи французов вынудили около 9 час. германские батареи к отступлению. Германцы быстро оправились, сформировали новую артиллерийскую линию, которая отогнала французов обратно в долину, а затем заняла прежнюю позицию. Тем временем к Ля-Монсель прибыла 4-я баварская бригада, подходила также 46-я саксонская бригада, это остановило французское наступление. С приходом частей 24-й дивизии германцы снова пошли в наступление. Французы были отброшены на Деньи с потерей нескольких орудий. При поддержке баварцев, наступавших по долине на север, французские войска ещё больше оттеснили, несмотря на их упорное сопротивление. Около 10 часов к верхнему течению р. Живон прибыл прусский гвардейский корпус. В это же время, в 10 час., подошел к Базейлю 4-й германский корпус: 7-я дивизия — к Ламекуру и 8-я дивизия — к Ремильи. В результате атаки французов у Базейля и Деньи были отражены.

Тем временем кольцо окружения вокруг французской армии сжималось. Переправившись ночью у Доншери через Маас, 5-й и 11-й корпуса 3-й прусской армии с вюртембергской дивизией перекрыли путь отступления к Мезьеру, обошли левый фланг французской армии, заняв при этом деревни Флуэн, Сен-Манж и Фленье и выйдя в окрестности Седана. Батареи прусских корпусов заняли высоты к юго-востоку от Сен-Манж. Прикрытые сначала только кавалерией и немногочисленной пехотой, эти батареи представляли заманчивую цель атаки для французской кавалерийской дивизии генерала Маргерита. Генерал Галифе с тремя полками африканских егерей и двумя эскадронами улан, построенными в три линии, начал атаку. Не добившись серьёзного успеха и попав под сильный ружейно-артиллерийский огонь, французская конница понесла большие потери и повернула назад, укрывшись в лесу Гарен.

Таким образом, в 10 часов, когда наступление французских войск у Базейля и Деньи окончательно заглохло, и батареи 11-го и 5-го германских корпусов заняли позиции на высотах к юго-востоку от Сен-Манж, кольцо вокруг Седана было почти сомкнуто. На левом берегу Мааса было достаточно одного баварского корпуса вместе с артиллерийским резервом, чтобы помешать всякому прорыву французской в эту сторону; на правом же берегу Мааса расположились пять корпусов в полной готовности к наступлению.

Баварцы и саксонцы, поддержанные авангардом 4-го корпуса, двинулись вперед из горящего Базейля и от Ля-Монселя. Стоявшие к востоку от Балана отряды 12-го французского корпуса, несмотря на ожесточенное сопротивление, были оттеснены назад к Фон-де-Живон. Приведя себя в порядок, 5-я баварская бригада снова перешла в наступление в районе селения Балан. В самом селении германцы встретили лишь слабое сопротивление, но парк замка, расположенного у выхода из селения, смогли взять лишь после яростного штурма. Оттуда вскоре после полудня передовой батальон дошёл до самых валов Седанской крепости, завязав перестрелку с гарнизоном. Получив подкрепление, французы вскоре после 1 час. дня начали сильную контратаку, подготовленную огнем орудий и митральез. 5-я баварская бригада была оттеснена на некоторое расстояние, но затем, получив помощь 6-й бригады, после часового боя вернула всю потерянную позицию.

Саксонский корпус наступал в долине к северу по направлению к Живон. Туда и в Гоб уже прорвались и передовые отряды гвардейского корпуса. В полдень гусары установили непосредственную связь с левым крылом 3-й армии. Прусская артиллерия активно громила французские позиции, успешно вела контрбатарейную борьбу. Французские батареи не могли соперничать с германскими. Французы несколько раз контратаковали, но без особого успеха. Гаренский лес, в котором сосредоточились основные силы французской армии, подвергся обстрелу. Французы пытались также прорваться по направлению на Флуань. Но и там кольцо окружения было усилено и ворвавшихся в селение французов вскоре выбили.

Французская армия попала по перекрестный огонь 26 батарей Маасской армии с огнем гвардейских батарей, на восточном склоне долины Живон. Действие огня прусской артиллерии было подавляющее. Многие французские батареи были уничтожены, а зарядные ящики взорваны, некоторые батареи захвачены быстро продвигающимися прусскими войсками. Таким образом, к 12 часам французская армия находилась уже в полном окружении. Батареи прусских корпусов громили французские войска.

Битва при Седане


Завершение битвы. Итоги

Генерал Вимпфен сначала счел движение прусских войск с севера лишь за демонстрацию, но в полдень на месте убедился в серьезности ситуации. Французский генерал приказал обеим дивизиям, находившимся во второй линии за фронтом 1-го корпуса по р. Живон, двинуться к высоте у Илли на подкрепление генерала Дуэ. Вернувшись затем к 12-му корпусу, он застал его в полном беспорядке в отступлении к Седану и потребовал от генерала Дуэ направить подкрепления по направлению на Базейль. Все эти перекрещивающиеся марши происходили в пространстве к югу от леса Гарен, который уже полностью простреливался прусской артиллерией. Отходившая кавалерия увеличивала беспорядок, и многие батальоны, утратив порядок, бежали под защиту леса. Хотя генерал Дуэ, поддержанный частями 5-го корпуса, отбил гору Кальвер, но в 2 часа должен был её оставить. В результате Гаренский лес попал под обстрел 60 орудий гвардейского корпуса.

В это же время была разгромлена французская дивизия, которая удерживала очень сильную позицию на высотах к северу от Казаль. Только когда германцы сконцентрировали у Флуань достаточные силы из состава 5-го и 11-го корпусов, они смогли прорваться французскую оборону. Битва была упорная, довольно долго кровопролитный бой шел с переменным успехом. Однако, теснимая с двух сторон, осыпаемая гранатами, французская дивизия была, наконец, сломлена, так как резервы 7-го французского корпуса уже были отправлены на другие участки поля сражения.

Только французская кавалерия попыталась поддержать свою пехоту. Генерал Маргерит с начал атаку с пятью легкими и двумя уланскими полками. Когда в самом начале боя он упал тяжело раненый, командование принял генерал Галифе. Наступление французской конницы проходило преимущественно по неудобной местности, а перед самой атакой под сильным фланговым огнем прусских батарей сомкнутость кавалерии была разрушена. С разреженными рядами, но с полной решительностью французские эскадроны порознь атакуют 43-ю пехотную бригаду и подходящие к ней от Фленье подкрепления. Передовая линия прусской бригады была во многих местах прорвана. Французские кирасиры внезапно появились из Голье, и прошлись по тылу противника, но в долине Мааса столкнулись с прусскими гусарами. Другие французские части прорываются через пехоту до ущелья Сент-Альбер, где были встречены выходящими оттуда германскими батальонами, или вторглись во Флуань и стали жертвами 5-го егерского батальона.

Мольтке так описывал завершающую стадию атаку французской кавалерии: «Атака французов, повторяется в различных направлениях, в течение получаса продолжается ожесточенная свалка, но со все меньшим успехом. Уверенный огонь пехоты с коротких расстояний покрывает все поле ранеными и убитыми всадниками. Многие падают в каменоломни или срываются с обрывистых скатов, немногим удалось переплыть Маас, и едва ли половина храбрецов возвращается под защиту леса». Таким образом, и отчаянная храбрость французских всадников не могла изменить судьбу сражения.

Около 3 час. французские войска отступили к своему последнему убежищу, лесу Гарен. До 500 орудий с обоих берегов Мааса громили отступавших. Французский командующий Вимпфен ещё пытался переломить ход битвы и вернулся к своему первоначальному плану: опрокинуть истощенных боем баварцев и с 1-м, 5-м и 12-м корпусами прорваться на Кариньян, тогда как 7-й корпус должен был прикрыть это наступление с тыла. Но нужные приказы или не дошли до корпусов, или были получены слишком поздно, когда уже стали невыполнимыми. Только часть войск перешла в последнее наступление. Дивизии Гозе и Граншана перешли в наступление от Живон через высоту к востоку от неё. Под удар попала 23-я саксонская дивизия, находившаяся на марше вверх по долине по левому берегу р. Живон, и совершенно неожиданно была атакована сомкнутыми французскими батальонами и батареями. Однако при поддержке левого крыла гвардейского корпуса и артиллерийского огня с восточного склона долины саксонцам удалось отразить отчаянную французскую атаку. Энергия французов была исчерпана, они сдавались в плен сотнями.

После этого германцы атаковали Гаренский лес, где в хаосе бродили французские отряды от всех корпусов и родов войск. Единого сопротивления французы уже не оказывали. Отдельные отряды французов яростно отбивались, другие же сдавались в плен тысячами. К 5 часам пруссаки взяли Гаренский лес. В это же время французские войска в беспорядке хлынули в Седан. Внутри крепости и непосредственно вокруг неё собирались все более густые беспорядочные толпы войск, и в этот хаос били гранаты сотен германских орудий с обоих берегов Мааса. Всего в Седане собралось около 80 тыс. французских солдат.

Стоит отметить, что французский император капитулировал ещё раньше армии. До завершения боя в лесу Гарен Наполеон III приказал поднять над ратушей белый флаг и отправил почтительную записку Вильгельму. Император Наполеон отказался последовать за генералом Вимпфеном при его последней попытке прорыва и потребовал вступить в переговоры с противником. Наполеон передавал свою шпагу прусскому королю, и прислал уполномоченного офицера для переговоров с генералом Мольтке о капитуляции французской армии. Это печальное поручение выпало на долю генерала Вимпфена, который не был повинен в Седанской катастрофе, французскую армию привели на убой совсем другие люди.

Переговоры происходили в ночь на 2 сентября в Доншери. Ввиду очевидной невозможности дальнейшего сопротивления, генерал Вимпфен подписал капитуляцию утром 2 сентября. Французская армия была разоружена и пленена, но допускалось освобождение офицеров под честное слово. Два германских корпуса охраняли пленных и конвоировали их при отводе в тыл. Конвоирование происходило отрядами в 2 тыс. чел. по двум дорогам в Этен и через Клермон в Понт-а-Мусон, где пленные были, приняты Мецской блокадной армией и отправлены дальше в различные места Германии.

Сражение при Седане стало решающим в ходе франко-прусской войны. Потери французов в нем составили 3 тысячи человек убитыми, 14 тысяч ранеными, 21 тысячу пленными; еще 63 тысячи человек сдались в Седане, а 3 тысячи были разоружены в Бельгии. Среди пленных было всё командование французской армии, и император Наполеон III. Военными трофеями пруссаков стали: 3 знамени, 419 полевых и 139 крепостных орудий, 66 тыс. винтовок, более 1 тыс. повозок и 6 тыс. годных еще лошадей. Пруссаки потеряли около 9 тыс. человек: более 3 тыс. человек убитыми и пропавшими без вести, около 6 тыс. ранеными.

Разгром армии Мак-Магона окончательно открыл пруссакам дорогу на Париж. Франция потеряла практически все регулярные войска, новые соединения более походили на ополчение, и шансов на победу в войне не осталось. Пленение императора Наполеона III стало концом Второй империи во Франции и началом установления Третьей республики.

Битва при Седане

Наполеон III и Отто фон Бисмарк после разгрома французов в Седане

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 8
  1. bbss 12 мая 2016 10:49
    Из описания следует, что была большая битва, а потери в итоге не очень большие. Наверное горохом стреляли.
    1. Костоправ 12 мая 2016 13:30
      стреляли много, а вот попадали куда?
    2. Лесной 12 мая 2016 14:28
      Так это не вооружение мировых войн, когда один пулемётчик стрелял эффективнее роты старых однозарядок, да и орудия набрали в точности и могуществе снаряда.
    3. Riv 12 мая 2016 15:39
      По тем временам потери с обоих сторон считались значительными. Другая война, другие масштабы.

      Здесь любопытно другое. Солдаты практически никогда не старались зарыться в землю. Даже мысли не возникало вырыть себе укрытие, а потом связать стрелковые ячейки окопами. Если у пруссаков это оправдано тем, что они наступали, то французы вполне могли превратить опушку Горенского леса в неприступный укрепрайон и сопротивляться достаточно долго. Запас снарядов у прусской артиллерии не безграничен. Рано, или поздно пруссаки должны были пойти в атаку, а французские винтовки были гораздо лучше прусских.

      Вместо этого французы вновь и вновь пытались контратаковать с известным результатом.
      Riv
  2. Робертъ Невский 12 мая 2016 17:10
    «Мы же ведь тогда не струсили при Седане?»
    Наполеон ІІІ
  3. Dal arya 12 мая 2016 23:26
    Я надеюсь продолжение будет.Жаль что видео по этой войне не много.
  4. Роман 11 13 мая 2016 09:50
    Французский генералитет правильно поступал изначально, но политики гнали армию в котел ...... из-за них всегда проблемы.
  5. JääKorppi 16 мая 2016 11:38
    3000 убитых и 80 000 пленных!! Вояки!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня