Опыт первой атаки

Насаждение ценностей западной демократии взорвало Ближний Восток

Законодательное регулирование применения российских Вооруженных Сил в борьбе с терроризмом основано на опыте, полученном в 90-х годах прошлого столетия и начале нынешнего века в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе.


Сегодня уже ни у кого нет сомнения, что тогда Россия столкнулась не с группами идейных сепаратистов, а с хорошо организованным и щедро оплачиваемым из-за рубежа наступлением террористов на нашу страну. Вооруженные Силы, предназначенные для отражения внешней агрессии, были вынуждены вести боевые действия с бандформированиями на своей территории. При этом ряд государств фактически развязал против России информационную войну.

Ту, первую атаку терроризма мы отбили и сделали для себя несколько выводов. Во-первых, готовить Вооруженные Силы к такой борьбе необходимо заблаговременно. Во-вторых, терроризм надо бить упреждающе, на ранних стадиях формирования угрозы, не давать его идеологии проникать в умы, развиваться и захватывать новые территории. В-третьих, терроризм нельзя ликвидировать без применения военной силы, но только ею не победить. Для успешной борьбы необходимо объединение политических, финансовых, идеологических и информационных ресурсов государства.

К демократии под конвоем


Говоря о причинах возникновения международного терроризма, стоит выделить несколько аспектов. Несомненно, условия для его произрастания создают бедственное положение населения ряда государств, отсутствие возможностей для развития, перспектив достижения достойного уровня жизни. На это накладывается радикальная идеология, и в результате возникают организации типа запрещенных в России «Аль-Каиды», «Исламского государства». Другая причина роста террористической угрозы – вмешательство извне в дела суверенных государств. Попытки перенести ценности западной демократии в страны со своими духовными основами, культурными традициями, менталитетом приводят к обратному результату. Искусственное насаждение чуждых идеалов взорвало Северную Африку и Ближний Восток.

Последствия «арабской весны» легли на европейцев тяжким бременем миграционного хаоса. Ливия, где при помощи военной интервенции свергли президента Каддафи, фактически прекратила существование как централизованное государство, став базой для разрастания ИГ и других террористических формирований.

Оккупация Ирака, ликвидация очередного вождя и «демократизация» страны под дулами автоматов привели к тому, что большая часть разогнанных вооруженных сил и оставшаяся не у дел политическая элита сформировали костяк ИГ и установили свою власть на значительной территории страны.

Третья причина возникновения террористической опасности заключается в стремлении ряда стран использовать услуги радикальных организаций для достижения своих политических целей и сокрушения пусть не демократичных, но устойчивых государственных образований. В дальнейшем выйдя из тени покровителей, бандподполье начинает разрастаться, осваивать обширные территории и формировать экономическую базу, образовывать квазигосударственные структуры, что приводит к дестабилизации целых регионов и создает угрозу всему цивилизованному человечеству.

На законных основаниях

Сирия, где процесс дестабилизации государства и свержения законно избранного правительства протекал по отработанным методикам, – наглядный тому пример. Сначала были организованы протестные выступления при активной информационной поддержке извне. Затем начались вооруженные нападения на представителей органов власти и силовых структур, далее – массированное наступление террористических формирований, поддерживаемых закулисными игроками.

Опыт первой атакиК середине прошлого года обстановка стала критической. Открыто стоял вопрос о сохранении Сирии как суверенного государства. Смена власти в республике означала бы неминуемое раздробление страны по этноконфессиональному признаку. Развитие событий по ливийскому сценарию привело бы к тому, что недавно процветающая страна превратилась бы в источник террористической опасности для всего региона.

На Ближнем Востоке стала формироваться явная угроза национальной безопасности России. По нашим оценкам, на начало 2015 года в рядах ИГ и других террористических формирований находились до 4500 граждан РФ и государств СНГ. Нетрудно спрогнозировать, куда бы они отправились в случае падения режима Асада.

В сложившихся условиях президентом России в ответ на официальное обращение Дамаска было принято решение на применение Вооруженных Сил в антитеррористической операции на территории Сирийской Арабской Республики. Оно одобрено Советом Федерации.


Подчеркиваю: речь идет об участии наших войск именно в борьбе с терроризмом, а не о вмешательстве в дела другого государства или поддержке одного из конфессиональных течений. Наши подразделения находятся в Сирии на законных основаниях, по просьбе официального правительства, чего не скажешь о коалиции, возглавляемой США, которая де-юре нарушает все каноны международного права.

С 30 сентября 2015 года авиация ВКС России осуществляет воздушные удары по террористам. Цели выбираются на основании данных всех видов разведки, подтверждаются с помощью беспилотных летательных аппаратов и только после тщательной селекции принимаются к поражению. При этом мы сознательно не наносим удары даже по брошенным школам, больницам и мечетям, хотя знаем, что в некоторых из них террористы оборудовали свои объекты.

Помимо нанесения авиационных ударов Вооруженные Силы РФ решают в Сирии и другие задачи. Наши советники оказывают помощь командованию правительственной армии в планировании боевых операций против бандформирований, участвуют в обучении и подготовке резервных соединений и воинских частей.

Анкара идет не в ногу

При разработке операции ВКС России в Сирии особое внимание было уделено предотвращению конфликтных ситуаций в воздушном пространстве страны. Несмотря на замораживание военного сотрудничества между нами и Соединенными Штатами, взаимная заинтересованность позволила в минимальные сроки подготовить и подписать двусторонний меморандум о предотвращении инцидентов в небе над Сирией. В дальнейшем к соблюдению согласованных правил присоединились все участники возглавляемой США коалиции, были созданы необходимые каналы оперативного взаимодействия.

В Багдаде действует четырехсторонний (Ирак, Иран, Сирия и Россия) информационный центр по противодействию терроризму. Создан и успешно функционирует механизм взаимодействия оборонных ведомств России и Израиля в рамках совместной рабочей группы по предотвращению инцидентов на сирийском направлении.

С вступлением в силу российско-американского заявления от 27 февраля у Вооруженных Сил появился дополнительный круг задач, связанных с контролем прекращения боевых действий, гуманитарными операциями, разминированием освобожденных населенных пунктов и территорий. На аэродроме Хмеймим нами создан Центр по примирению враждующих сторон в Сирии. Он проводит активную работу по реализации достигнутых договоренностей в тесном взаимодействии с аналогичной американской структурой в Аммане и целевой группой в Женеве. Сегодня ключевая роль российских Вооруженных Сил в Сирии заключается в содействии примирению и запуску политического процесса в стране.

Вместе с тем одним из дестабилизирующих факторов, оказывающих существенное негативное влияние, остается подпитка Анкарой террористов оружием, боеприпасами и медикаментами. В лечебных учреждениях Турции осуществляется реабилитация раненых боевиков.

В заключение отмечу, что в своих действиях мы исходим из того, что судьбу страны, ее политическое устройство и кого выбирать в высшие органы власти будет решать только народ. Сирия должна и благодаря всеобщим усилиям может сохраниться как единое светское государство.
Автор:
Валерий Герасимов
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/30567
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти