Дот №401: «мина» Киевского укрепрайона

На основании приказа № 90 Реввоенсовета СССР от 19 марта 1928 года по программе фортификационной подготовки государственных границ к войне, в 1928 году началось строительство первых 13 укрепленных районов (УРов), среди которых был и Киевский укрепленный район (КиУР). Работы по проектированию оборонительных рубежей на подступах к Киеву начались в том же году, а с 1929 по 1932 годы на подступах к столице Украинской ССР было построено около 246 (в соответствии с отчетом 1937 года) различных долговременных укреплений, большую часть которых составляли пулеметные доты с количеством амбразур от одной до четырех.

Основная масса возведенных в этот период долговременных оборонительных сооружений относилась к типу «Б» (по классификации 1931 года), и только несколько сооружений относилось к типу «М1». При этом существенных отличий пулеметных дотов типа «Б» от пулеметных дотов типа «М1» было не так и много. Доты первого типа чаще всего были двухэтажными, а доты «М1» — только одноэтажными. При этом в дотах типа «Б» наличие вспомогательных помещений доходило до 9 плюс помещение для отдыха гарнизона, тогда как в дотах типа «М1» их было всего 1-3. Толщина напольных стен этих дотов составляла 150-155 см, тыльной — 80-85 см, что обеспечивало их гарнизонам защиту от попадания 152-мм снарядов и, возможно, единичных попаданий 203-мм снарядов. Основным вооружением данных дотов были 3-4 станковых пулемета.


Согласно классификации, принятой в 1931 году, все двухэтажные огневые точки, оснащенные противохимическим убежищем, получали обозначение «Б», а одноэтажные без противохимического убежища — индекс «М». Данная система была утверждена Комиссией Реввоенсовета СССР по тактико-инженерным решениям УР летом 1931 года (не ранее 29 июня). Тогда же была введена классификация для обозначения стойкости сооружений. При этом использовался подстрочный цифровой индекс у буквы «М», однако использовать его при составлении документов было неудобно, поэтому широкое распространение получили более простые варианты написания слитно «М1» или через дефис «М-1». Всего было введено три категории стойкости (дистанция стрельбы 6 км): М1 (напольная стена — 150 см, одно попадание 203-мм гаубицы и 152-мм пушки), М2 (напольная стена — 135 см, одно попадание 152-мм гаубицы и 152-мм пушки) и М3 (напольная стена — 90 см, одно попадание 122-мм гаубицы и 76-мм пушки). Подавляющее большинство дотов типа «Б» имели категорию стойкости «М1».



После 1931 года в полосе КиУР проходила переориентация в сторону возведения преимущественно дотов типа «М1» и «М2», дополнением к ним служили огневые точки, получившие обозначение «МС», строительство которых было осуществлено в 1932 году. В том же году были возведены последние батальонные районы укрепленного района, расположенные в Конча-Заспе (батрайон №14) и в районе Белогородки (батрайон №20). Одноамбразурные доты «МС» были выполнены в категории стойкости «М3», они вооружались одним станковым пулеметом и имели всего одно помещение для гарнизона (непосредственно боевой каземат).

Помимо огневых точек, в КиУР строились объекты, предназначенные для укрытия личного состава и техники, которые обозначались «убежищами». Для наблюдения за полем боя строились НП — наблюдательные пункты, командиры участков руководили боем из КП — командных пунктов или КНП — командно-наблюдательных пунктов. А для артиллерийских корректировщиков возводились АНП — артиллерийские наблюдательные пункты.

В 1930-1931 годах были проведены опыты по обстрелу долговременных сооружений из орудий разного калибра в различных тактических условиях. Они продемонстрировали, что принятые толщины стен и покрытий обеспечивают дотам защиту соответствующего типа. Проведенные опыты продемонстрировали очень низкую вероятность попадания тяжелых снарядов непосредственно в огневые точки малой кубатуры («М2» и «М3»). Так, две батареи 203-мм гаубиц, ведя огонь с расстояния 3,5 километра и выпустив 90 снарядов, не добились ни одного прямого попадания в огневую точку типа «М2». И это при том, что огонь велся с корректировкой, наблюдатель находился в 800 метрах от защитного сооружения, а рассеивание снарядов было нормальным.



В августе 1937 года, когда была проведена проверка боеготовности КиУРа, в укрепрайоне было построено 246 сооружений. На их постройку было потрачено 35 769 кубических метров железобетона. Вместе со строительством хозяйственных и вспомогательных построек на работы в КиУР было потрачено 13 117 000 рублей, очень внушительная на тот момент времени сумма.

При этом стоит отметить, что артиллерийские сооружения были представлены в КиУРе весьма слабо, в его составе имелось всего 3 артиллерийских полукапонира, правда, стационарных артиллерийских позиций типа «Таут» было подготовлено значительно больше. Два артиллерийских полукапонира были построены по одному проекту, а один строился по индивидуальному. В последнем случае долговременное сооружение имело два этажа, а также дополнительный пулеметный каземат, огонь из которого был направлен в противоположную от орудий сторону (в итоге данное сооружение представляло собой, по сути, артиллерийско-пулеметный полукапонир). Все артиллерийские сооружения Киевского УР были вооружены 76,2-мм пушками образца 1900 года на капонирном лафете Дурляхера.

При этом самыми интересными, дорогостоящими и загадочными сооружениями КиУРа были так называемые «мины», наибольшее количество легенд укрепрайона связано сегодня именно с ними. Одновременно с этим сооружения типа «мина» были и самыми трудоемкими в постройке. Каждое такое сооружение представляло собой целый комплекс, состоявший из оголовков (от одного до нескольких), которые были соединены между собой сетью подземных коммуникаций. Стоит отметить, что в документации 1920-х начала 1930-х годов как одиночные огневые точки с подземными коммуникациями, так и целые комплексы с общей подземной частью именовались «сооружениями минного типа» или просто «минами». Данное названием неразрывно связано с методом проходки потерн, который в военно-инженерном деле традиционно назывался «минным». В конце 1930-х годов их также именовали «огневыми группами».

Двухамбразурный оголовок дота №401


Использование подземелий, с одной стороны, позволяло свести к минимуму размеры самих боевых сооружений, которые, по сути, представляли собой лишь боевые казематы, так как все вспомогательное оборудование и запасы располагались под землей. Развитая сеть подземных сооружений позволяла существенно увеличить запасы продуктов питания и боеприпасов, что обеспечивало несравнимую по отношению к обычным дотам возможность ведения автономного боя. С другой стороны, обширная сеть подземелий позволяла обеспечить несравнимый с обыкновенными дотами уровень безопасности и комфорта для гарнизона «мины».

Всего в составе КиУРа было четыре подобных сооружения, при этом три из них были огневыми, а четвертое объединяло в единый комплекс дот типа «М1» и АНП типа «Б». До наших дней сохранился дот №401, который расположен в районе Белогородки. В его случае имело место переоборудование возведенного еще в 1929 году пулеметного двухэтажного полукапонира типа «Б» в «мину» с помощью дооборудования его системой потерн с одноамбразурными казематами. Перестройка была произведена в 1931 году. Для связи с потернами на нижнем этаже полукапонира был выполнен проем и оборудована шахта со скоб-трапом.

Дот №401 являлся самой большой «миной» в составе всего КиУР. Данный фортификационный объект сохранился до наших дней, его и сегодня можно увидеть возле села Белогородка в Киево-Святошинском районе Киевской области. В 2006 году здесь снимался украинский фильм ужасов «Штольня», который сделал объект еще более популярным и раскрученным. Данная «мина» объединяет три оголовка: один двухамбразурный дот и два одноамбразурных каземата. Оголовок представляет собой практически отдельный дот, главным отличием которого является наличие шахты или прохода, которые соединяют его с общей системой ходов «мины». Одноамбразурные оголовки дота №401 были врезаны в крутой склон берега реки Ирпень, а двухамбразурный расположен на высоте, этот дот имел два этажа, по этой причине «мина» и считается сегодня трехуровневой. На первом уровне сооружения находится система ходов, или на языке военных инженеров потерн. Общая протяженность потерн и карманов данной «мины» составляет примерно 501 метр, что больше, чем Дальние или Ближние пещеры Киево-Печерской Лавры. Благодаря развитой сети потерн в данном доте мог укрыться не только его гарнизон, но и дополнительные силы защитников, которые могли использоваться для контратак против наступающих или обходящих дот солдат противника.



«Мина» возле Белогородки была заложена на глубине 9 метров, такая глубина обеспечивала надежную защиту от снарядов и бомб. Толщина железобетонных стен двухамбразурного оголовка составляла 150 см, толщина перекрытий — 120 см. Это обеспечило бы гарнизону защиту даже при попадании одного 152-мм снаряда или 50-100-килограмовой авиационной бомбы. При этом вероятность поражения дота авиабомбой была еще меньше, чем прямое попадание тяжелого снаряда, так как сбросить бомбу точно на небольшой, хорошо замаскированный под холм оголовок с самолета, несущегося на очень большой скорости, представлялось очень сложной задачей. Доты маскировались металлическими сетями с дерном, по периметру и на их крышах сооружался небольшой бруствер, который удерживал слой земли с травой. В полях доты старались маскировать под хозяйственные и жилые постройки. При этом для гражданских лиц районы размещения фортификационных сооружений были запретной зоной, они были обнесены колючей проволокой и патрулировались конными нарядами.

В «мине», или доте №401, имелось три выхода: два горизонтальных из потерн и один из двухамбразурного оголовка. В этот оголовок из «мины» вела вертикальная шахта со скоб-трапом. Стоит отметить, что все доты с потернами имели два выхода: основной и запасной. При этом основной выход был защищен металлической решеткой и амбразурой, за которой мог расположиться боец с ручным пулеметом, в то время как запасной выход закрывался только металлической решеткой. Помимо этого, из потерн дота №401 наверх вела шахта, над которой должен был быть сооружен замаскированный наблюдательный пункт (НП), с которого командир гарнизона мог бы следить за окружающей местностью. Известно, что железобетонный НП над шахтой построен не был, хотя и был предусмотрен проверяющей объект комиссией, а вот сказать строился ли над ней в годы войны древесно-земляной НП, сегодня уже не представляется возможным.

Основной выход дота №401

Запасной выход дота №401


Подготовка КиУРа и участие дота в боях

Восстановление боеготовности КиУРа началось уже 24 июня 1941 года, когда М. П. Кирпонос командующий Юго-Западным фронтом дал директиву о формировании частей укрепрайона, восстановлении вооружения и оборудования дотов, а также строительстве полевых укреплений. На следующий же день были составлены мероприятия по постройке дополнительных оборонительных сооружений. Для проведения необходимых оборонительных работ было мобилизовано население столицы Украины, при этом численность мобилизованных граждан постоянно увеличивалась: 30 июня 1941 года на строительстве оборонительных рубежей под Киевом было занято 50 тысяч жителей, 2 июля 1941 года — уже 160 тысяч человек, а в последние дни — до 200 тысяч киевлян. Гражданским населением Киева был осуществлен огромный объем работ по восстановлению дотов и постройке полевых укреплений.

Так как при строительстве Киевского укрепрайона не было предусмотрено никаких противотанковых заграждений, то для устранения этого недостатка было отрыто 15 километров эскарпов, 30 километров противотанковых рвов, установлены сотни металлических ежей. Помимо этого, были построены десятки километров проволочных заграждений, 16 километров из них были электризуемыми. Применялись в больших количествах и минные поля, в которых было установлено порядка 100 тысяч мин. Также населением города было отрыто огромное число траншей, окопов, ходов сообщения, сооружено множество артиллерийских и пулеметных позиций. Для усиления линии обороны КиУРа было построено примерно 750 дзотов.

Один из одноамбразурных оголовков, выходящих на пойму реки Ирпень


Также в целях усиления первой линии обороны укрепрайона использовалось естественное препятствие в виде реки Ирпень. Именно на берегу этой реки располагался дот №401. В устье реки Ирпень была построена дамба, в результате чего уровень воды в реке поднялся на 2 метра. Это привело к затоплению поймы реки, ее ширина достигла 700-1000 метров, а глубина по руслу — практически 4 метров. Одновременно с этим велись работы по созданию вокруг Киева второй и третей линий обороны, а сам город готовился к уличным боям. В столице Украинской ССР шло формирование отрядов народного ополчения, к 8 июля 1941 года их численность перевалила уже за 29 тысяч человек. На всех оборонительных работах под городом, помимо местного населения, были задействованы существенные силы инженерных войск, к примеру, на устройстве заграждений работало 5 саперных и инженерных батальонов РККА, а также две электророты. 8 июля 1941 года работы по оборудованию и обустройству первой полосы обороны были полностью закончены.

Об участии в боях непосредственно дота №401 известно крайне мало. С уверенностью можно говорить лишь о том, что первые немецкие солдаты появились на берегу реки Ирпень 11 июля 1941 года — это были представители частей 1-й танковой группы генерала Эвальда фон Клейста. Его моторизованные и танковые подразделения представляли собой «наконечник» клина немецкой группы армий «Юг», который был нацелен на Киев. В тылу танковой группы Клейста еще шли бои, а ее передовые части предпринимали попытку форсировать Ирпень в районе шоссе Житомир-Киев. И пойму реки Ирпень, и саму реку немцы пытались преодолеть в том месте, где шоссе упиралось в нее.

Вид из бойницы, выходящей на реку Ирпень


Мосты через реку были взорваны при подходе к ним немецких частей. В течение нескольких дней они пытались прорваться в районе моста на трассе Житомир-Киев, но были остановлены плотным огнем дотов, артиллерии и войск полевого заполнения укрепрайона. Именно в этих боях и принимал участие дот №401, так называемая «мина». Судя по сохранившимся следам попадания снарядов, данное укрепление подвергалось обстрелу немецкой артиллерией, однако серьезных повреждений доту это не нанесло. При этом основные бои в полосе Киевского укрепрайона развернулись не здесь, а на южном его фасе, где с 31 июля 1941 года немцы предпринимали масштабные попытки прорыва КиУРа, имея перед собой целью прорваться в Киев и к его мостам через Днепр.

Гарнизоны дотов Киевского укрепленного района оставили их 18-19 сентября 1941 года. Согласно приказу занимавшие их пулеметные батальоны отводились за Днепр. К этому моменту котел окружения войск Юго-Западного фронта под Киевом уже захлопнулся. При ведении боев за город часть дотов была уничтожена, еще часть была подорвана при отходе частями РККА, но дот №401 был оставлен неповрежденным. Позднее уже в 1942 году дот снова уцелел, хотя немцы провели тогда широкомасштабную акцию по уничтожению сохранившихся сооружений советских укрепленных районов, опасаясь их использования партизанами. Таким образом, данная «мина» пережила войну, бои на подступах к Киеву и бои при его освобождении в ноябре 1943 года советскими войсками, сохранившись до наших дней и притягивая к себе внимание всех любителей истории, став настоящим объектом паломничества. Правда, широкая известность и удобное расположение сыграли с дотом довольно злую шутку. Этот заброшенный образец советской предвоенной фортификации сегодня, к сожалению, наполняется мусором, который приносят с собой его частые гости.

Потерна и разветвления "мины"


Источники информации:
Кузяк А. Г., Каминский В. В. Железобетонные сооружения укреплённых районов СССР на территории Украины. 1928-1936 гг. Крепость Россия. Вып. 2. Владивосток, 2005.
http://www.kaponir.ru/4ur/05/kiur/kiur/kiur.php
http://liniastalina.narod.ru/kiev/hist1.htm
http://warspot.ru/1545-pamyatnik-stalinskoy-fortifikatsii
Материалы из открытых источников
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти