22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


По прибытии на место расквартирования при разборе учения было сказано, что полк в составе других частей и подразделений обеспечивал безопасность работы Тегеранской конференции. В случае непредвиденных обстоятельств он должен был быть готов с помощью оружия обеспечить безопасность участников форума. Конференция проходила с 28 ноября по 1 декабря 1943 года.

В ноябре 2016 года исполнится 73 года со дня проведения Тегеранской конференции. Впервые лидеры СССР, Америки и Англии встретились в Тегеране для практического решения весьма важных проблем того времени и, прежде всего, вопроса, связанного с открытием второго фронта. Рузвельт и Черчилль с началом нападения гитлеровской Германии на Советский Союз заявили о решении оказать помощь Красной армии поставкой по ленд-лизу военной техники, продовольствия и обмундирования. Путей поставок было три: северные конвои из Англии в наши северные порты, порты Дальнего востока — центр и через Иран. Одновременно союзники обещали в 1942 году открыть второй фронт. Однако прошёл 1942 год, заканчивался 1943, а обещанного второго фронта открыто не было. Это беспокоило руководство нашей страны.


По дипломатическим каналам начались переговоры о необходимости встречи Сталина, Рузвельта и Черчилля. Была проведена сложнейшая работа дипломатов. В процессе обсуждения, отстаивания своих интересов и позиций по предложению Сталина было принято решение о проведении конференции в городе Тегеране. Хотя Черчилль и Рузвельт предлагали Каир, Багдад, Басру. Но Сталин настаивал на Тегеране, объясняя это необходимостью быть ближе к ставке и возможностью оперативного руководства боевыми действиями Красной Армии на всех фронтах.

В самом Тегеране и его ближайших окрестностях регулярных войск антигитлеровской коалиции не было.

О самой конференции гитлеровская разведка была информирована. Гитлер приказал любым способом и методом пленить или уничтожить всех глав государств антигитлеровской коалиции.

Советский разведчик Николай Кузнецов, работающий в немецком тылу под прикрытием, первым отослал шифровку в Москву, в которой рассказал о готовящемся покушении на членов «тройки». Именно Николаю Кузнецову нужно быть благодарными за этот его ещё один подвиг.

Сообщение Кузнецова было доведено до сведения руководителя советской резидентуры в Тегеране Ивана Агаянца.

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


Организатором и руководителем операции под кодовым названием «Длинный прыжок» был назначен известный организатор диверсий и похищений высокопоставленных лиц Отто Скорцени. Из архива СС: «Отто Скорцени — начальник секретной службы СС в шестом отделе Главного управления имперской безопасности. Прозвище «Человек со шрамом».

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


В Иран были десантированы несколько немецких диверсионных групп. Скорцени рассчитывал проникнуть вовнутрь советского посольства вместе с группой диверсантов. Отто решил собрать самых лучших. Надо сказать, что немцы были большими специалистами по созданию мобильных диверсионных команд, способных выполнять самые разные акции.

Чтобы понять обстановку в этой восточной стране, нужно на миг представить себе чудовищную смесь нищеты и богатства. С начала Второй мировой войны в Тегеран хлынул поток беженцев из Европы. Многие состоятельные европейцы смогли перевести свои капиталы на Ближний Восток, что позволяло им даже в самые скудные годы вести привычный образ жизни. Тегеранский рынок поражал богатством, разнообразием товаров и контрастом. Роскошные лимузины на улицах были привычным явлением, дорогие рестораны соседствовали с нищими кварталами. В такой пёстрой толпе легко было затеряться, чем активно пользовались сотрудники абвера. В иранской столице шла нескончаемая война разведок. В Иране очень серьёзно работала и советская разведка. Через Иран доставлялись ленд-лизовские материалы и продовольствие, техника, снаряжение. Ещё в 1939 году советская служба разведки активизировала свою деятельность в этой стране: война с гитлеровским подпольем шла самая жестокая. О масштабах этого противостояния свидетельствовали картины того времени: нередко по ночам в иранской столице звучали выстрелы. Сотрудники советской агентуры, опознав вражеского агента, расстреливали его на месте. В Тегеране проживало примерно около 20 000 немецких беженцев и, конечно, эта среда позволяла внедрять агентов. Ведь в Иране были представительства посольств всех крупнейших держав, через которые можно было зондировать почву, вербовать сотрудников посольств, чтобы добыть нужные документы.

Службы советских разведок и контрразведок эффективно организовали работу, направленную на обеспечение полной безопасности участников конференции.

К поимке матёрого немецкого разведчика причастен и наш земляк, ростовчанин, сотрудник внешней разведки Геворк Вартанян.

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


Он Герой Советского Союза, почётный житель города Ростова-на-Дону. В его честь в 2012 году на Ворошиловском проспекте была заложена звезда. На протяжении многих лет он неоднократно бывал в Ростове и встречался с Александром Захаровичем. Удивительно, как переплелись судьбы двух ростовчан: о своём совместном участии в операции «Тегеран-43» они узнали только спустя многие годы.

Так вот, Геворк Вартанян принёс руководителю советской резидентуры Агаянцу интересную и неожиданную информацию: несколько дней назад Геворк узнал в могильщике своего старого знакомого — штурмбанфюрера СС Франца Майера. Дело в том, что Майер прибыл в Тегеран в октябре 1940 года, имеет характерную примету — на левой руке нет безымянного пальца. Он был организатором крупных диверсий на Трансиранской магистрали, а также убийств советских агентов в иранских правительственных кругах. Майер был экстраординарным разведчиком, фанатиком национал-социализма, он делал всё, чтобы фашизм побеждал на каждом шагу. Появление такого разведчика в момент подготовки встречи в Тегеране было очень тревожным звонком. Его узнал Геворк Вартанян, работающий под оперативным псевдонимом «Амир». Он был сыном профессионального разведчика Андрея Вартаняна, находящегося в Иране долгое время с особым заданием.

Майер был обезврежен.

Также были выявлены места высадки диверсантов-парашютистов, маршруты передвижений и места их сосредоточения. Только в Тегеране было арестовано более 500 человек.

Некоторые из них были перевербованы и работали под прикрытием уже в интересах советской стороны.

Гитлер, узнав о полном провале операции «Длинный прыжок», отменил её продолжение.

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


Конференция проходила на территории советского посольства в сложных условиях. «После долгих дебатов проблема «Оверлорда» оказалась в тупике. Тогда Сталин поднялся с кресла и, обратившись к Ворошилову и Молотову, с раздражением сказал: «У нас слишком много дел дома, чтобы здесь тратить время. Ничего путного, как я вижу, не получается». Наступил критический момент. Черчилль понял это и, опасаясь, что конференция может быть сорвана, пошёл на компромисс». Об этом пишет историк Олег Рахманин.

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


Сталин поздно вечером 1 декабря улетел в Москву. Примечательно, что Сталин первый раз в своей жизни летел на конференцию, так и обратно в Москву. Хотя многие военные историки говорят о том, что вождь ехал на поезде. Однако Александр Захарович рассказал именно о перелёте генералиссимуса.

Второй фронт был открыт 6 июня 1944 года.

Военный загс

По итогам обеспечения безопасности участников Тегеранской конференции многие советские военнослужащие были награждены медалями и орденами. Александр Захарович получил отпуск домой. Он приехал в Ростов, пришёл к своей невесте Лии и сделал ей предложение. Она дала своё согласие, и 8 июня 1944 года они сыграли скромную свадьбу. Их брак был зарегистрирован в загсе Орджоникидзевского района города Ростова-на-Дону.

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


«Это громко было сказано — загс. Он находился в полуразрушенном здании, где была цела только одна комната и где сидела одна работница», — вспоминает Александр Захарович.

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


Время отпуска пролетело мгновенно. Но эти мгновения навсегда врезались в память фронтовика. Особенно его поразила весть о концентрационном лагере, созданном на месте бывшего артиллерийского училища, где он учился до войны. «Там был созданы чудовищные условия существования, немцы сделали всё, чтобы как можно больше уничтожить людей», — говорит он.

Он снова вернулся в Иран. Там его и застало известие об окончании войны. Это была великая радость. Радость со слезами на глазах. Сколько людей погибло! В первые недели войны погиб Яков Аграновский, который когда-то познакомил Александра Захаровича с его будущей женой Лией. Погибли в боях почти все одноклассники Александра Захаровича, его друзья по артиллерийскому училищу, те, с кем он начинал службу в Молдавии. Погибли его дедушка и бабушка в городе Георгиевске.

Их подразделение в составе других частей находилось в северном Иране ещё несколько месяцев. Советское руководство опасалось возможной агрессии со стороны Турции, которая неоднократно устраивала провокации в районе северного Ирана, но к активной агрессии приступить так и не решилась.

Летом 1946 года 313-й горнострелковый полк вернулся на Родину, в Махачкалу, и вскоре был расформирован. Однако в Иране остались советские военные советники и сводное воинское подразделение.

Александр Захарович получил новое назначение — прибыть в Порт Ильич командиром отдельного тяжёлого артиллерийского дивизиона. А к концу года он был переведён в Ленкорань, потом — в Степанакерт. «Туда, где сейчас снова идёт война, боевые действия», — говорит Александр Захарович. — «И меня это очень сильно беспокоит».

В 1950 году он вернулся в Ростов и возглавил в своём родном училище (РАУ) курсы подготовки младших лейтенантов.

В 1951 году он — преподаватель стрельбы артиллерии.

В 1951-1972 годах он продолжал работать в своём родном училище. Названия последнего стали менять: это были войсковая часть №86608, РВРУ, РВКИУ, РВВУ, РВВКУ, РВВКИУ, РВВКИУРВ, РВИРВ, Ракетный институт РВ стратегического назначения, Ростовский филиал Ракетной академии имени Петра Великого. Менялись и его звания: старший офицер строевого отдела, слушатель высших инженерно-технических курсов, начальник режима училища, начальник штаба дивизиона учебно-боевого обеспечения, командир дивизиона учебно-боевого обеспечения, начальник технической войной базы.

В 1966 году ему было присвоено звание подполковника, а в 1970 году — полковника. А в 1972 году Александр Захарович Карпенко был уволен в запас.

Он отдал армии 33 года, 3 месяца и 1 день.

Но лежать на диване и смотреть телевизор Александр Захарович не захотел. Он стал работать директором Дома спорта «Динамо». Спортивных секций было тогда много, и все они были бесплатные. Любой мальчишка мог прийти и заняться спортом. Единственно требование от тренеров — отсутствие двоек в дневнике.

Как многолетний член клуба «Патриот», полковник Александр Захарович Карпенко регулярно встречался с учащимися школ №25, №27 имени Суворова, №82 имени 25-й Чапаевской дивизии и курсантами-ракетчиками.

22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2


Сегодня ему 95 лет. Он всё равно находит в себе силы, чтобы перейти через дорогу к знакомой школе №25 и выступить на 9 Мая перед школьниками. А ещё удивительное — он пишет стихи. Он до сих пор остаётся, таким образом, в строю, в поэтическом строю.

Я прошу его подарить стихи для публикации. Подрагивающей рукой он переписывает для меня на обычном листочке в клеточку замечательные строки. Вот они:

О войне и Победе надо говорить правду!
Кто-то, где-то о прошлом неправду сказал,
Кто-то, где-то неправде неправду добавил,
И летит над страною брехня,
И историей выдумка правит.
Мало тех, кто войну пережил,
Ещё меньше солдат и солдаток осталось.
Кто же этот, кто их оскорбил?
И над памятью их надругался?
Толстосумы, ворюги, жульё,
Что в двадцатом, тридцатом деды создавали
В один миг превратили в бабло
И в далёкие страны удрали.
И скулят над историей там
В одном хоре, кто здесь задержался.
Покарает их кара небес,
От ответа уйти не удастся.
Ты, солдат сделал всё, что под силу.
Мёрз в окопах, в атаку ходил.
И в далёком теперь сорок пятом
Вечной славы в веках заслужил.
Память павших для нас всех священна,
Кто погиб — хотели все жить,
Но случилося так, как случилось.
Подвиг их нет права забыть.
Тяжело нам Победа досталась,
Против танков с гранатой ходить,
И в едином сплочённом порыве
Братством крепким врага победить.
Кто-то миг не дожил до Победы,
Кто-то день лишь один воевал,
Кто-то маршем на площади Красной чеканил брусчатку,
Он Победу в Москве отмечал.
Я теперь, не ссылаясь на старость,
Дал бы в морду, которая врёт.
И до этого мало осталось.
Мы не быдло, мы — русский народ!
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. казак волгский 18 мая 2016 07:29
    Спасибо- очень хороший цикл. Читаю с удовольствием!Сколько еще темных пятен в нашей истории........
  2. avt 18 мая 2016 09:48
    Хотя многие военные историки говорят о том, что вождь ехал на поезде. Однако Александр Захарович рассказал именно о перелёте генералиссимуса.
    ,,Многие историки " говорят правду -он действительно ехал из Москвы на поезде ровно до того места , где типа рельсы не кончились и горы начались и поездом было ну ни как , а по серпантину и долго и опаснее. Так что через горы перелетел естественно на самолёте и действительно раз в жизни.Причём не смотря на создание спец эскадрильи с салонами обитыми шёлком , летел на ленд лизовском Дугласе со штатным экипажем - даже Голованова рвавшегося за штурвал не пустил , говорят хитро прищурившись сказал -,,Палковныки лэтают чаще чем гэнэралы."
    avt
  3. EvgNik 18 мая 2016 14:46
    Правильно казак сказал, очень хороший цикл и правильные стихи.
  4. gladcu2 18 мая 2016 16:02
    Читал столько про этот Тегерн 43, что понял, что ничего толком о нем не знаю. Информация из года в год противоречивая. То были там немецкие диверсанты, то вообще никто никуда никого не отправлял. То опять были, то опровержение.

    В общем каждому по своему мнению.
  5. СуперЧерный 18 мая 2016 23:15
    Интересная статья. +
  6. Иван Тартугай 19 мая 2016 05:35
    Цитата из статьи:
    Сталин поздно вечером 1 декабря улетел в Москву. Примечательно, что Сталин первый раз в своей жизни летел на конференцию, так и обратно в Москву. Хотя многие военные историки говорят о том, что вождь ехал на поезде. Однако Александр Захарович рассказал именно о перелёте генералиссимуса.

    Уверен ли, автор статьи, что Сталин ИВ, именно перелетел из Тегерана в Москву?
    Ведь кроме многих военных историков, также и участники конференции, например ВМ Бережков, СМ Штеменко в своих воспоминаниях пишут, что они от Баку до Москвы вместе со Сталиным ИВ проехали поездом и своими глазами видели его именно в поезде.
    Если у автора статьи есть более достоверная информация, то может он с нами поделится ей.
  7. Иван Тартугай 19 мая 2016 05:43
    Жаль, что автор в статье «22 июня 1941 года и «Тегеран-43». Часть 2» не показал работу-службу самого Александра Захаровича в Тегеране, в 43-ем году. Служба офицера за рубежом во время войны, пусть даже не высокого в то время звания и должности, не таких как например у Штеменко СМ или руководителя советской резидентуры в Тегеране Ивана Агаянца, но тоже весьма не простая. Тем более у ветерана, на фотографии показаны такие высокие награды, два ордена Ленина и орден Красного Знамени.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня