Битва при Лоди

Только после Лоди у меня появилась мысль, что я мог бы сделаться, пожалуй,
решающим лицом на нашей политической арене. Первая искра честолюбия появилась тогда.
Наполеон


220 лет назад, 10 мая 1796 года, между французской армией генерала Наполеона Бонапарта и австрийской армией фельдмаршала Болье и произошло сражение при Лоди. Битва закончилось победой войск Наполеона, лично руководившегося битвой и приближавшегося к передовой на расстояние ружейного выстрела, тем самым сильно рисковав собой. Эта битва считается военными исследователями одной из самых блестящих за все время Итальянской кампании. Армия Наполеона 15 мая 1796 г. вошла в Милан. Французы завоевали Ломбардию, а вскоре и всю Северную Италию.


Предыстория

После Французской революции соседние государства образовали антифранцузскую коалицию (она стала первой). Первоначально революционная французская армия, в условиях проблемы командных кадров и расстроенного хозяйства страны, оборонялась. Но военные реформы и высокий боевой дух серьёзно укрепили французскую армию, и она перешла в контрнаступление. Союзники же действовали не согласованно, каждый тянул одеяло на себя. Это позволило Франции сделать ряд территориальных приобретений. Антифранцузская коалиция была ослаблена выходом из войны части государств. Французская армия стала проводить стратегические наступательные операции.

В ходе кампании 1796 г. Директория планировала наступательную кампанию против австрийской армии, главным театром предстоящих сражений считалась Западная и Юго-Западная Германия, через которую французские войска должны были пытаться вторгнуться в исконно австрийские владения. В этом походе Директория предполагала использовать лучшие войска и самых выдающихся полководцев. Французские войска должны были нанести поражение австрийцам в Южной Германии и проложить дорогу на Вену. На Итальянском театре, где французам противостояли австро-сардинские войска, французская армия должны была вести вспомогательные действия, отвлекая врага.

Однако Итальянскую армию возглавил молодой, талантливый и энергичный генерал Наполеон Бонапарт. Благодаря его воле и энергии слабая Итальянская армия стала превращаться в мощную силу и добилась блестящих результатов. Быстрым наступлением Наполеону удалось разобщить войска под началом сардинского генерала Колли и австрийского фельдмаршала Больё. Австрийские и сардинские (пьемонтские) войска потерпели ряд серьёзных поражений — битвы при Монтенотте, Миллезимо, Дего, Чева и Мондови. Сардинская армия потерпела полное поражение, а австрийцы не смогли помочь Пьемонту. Сардинский король, испуганный успехами французов и возможностью революции, заключил с ними 28 апреля перемирие. Французы стали хозяевами всего Пьемонта и всей территории Генуи. 15 мая в Париже был подписан мир. Пьемонт обязывался не пропускать через свою территорию ничьих войск, кроме французских, не заключать ни с кем союзы. Сардиния-Пьемонт уступала Франции графство Ниццу и всю Савойю. Сардиния также становилась тыловой базой французской армии, обещав поставлять французской армии все необходимые ей припасы. Так в кратчайший срок молодой французский полководец достиг крупного стратегического успеха, выполнив задачу по разрыву австро-сардинского союза и обеспечив себе коммуникации с Францией.

Таким образом, основная задача первого этапа кампании была выполнена. Французские войска успешно вторглись в Италию. Пьемонт был выведен из войны, Австрия потеряла союзника. Быстрота операций позволила Наполеону перехватить стратегическую инициативу и навязать врагам свою волю. Будучи слабее союзников по численности армии, французский главнокомандующий действовал сосредоточенными силами против разбросанных на большом фронте войск противника и в каждом решающем сражении с ним имел перевес в силах. Французская армия, после нескольких успехов, стала армией победительницей, уверенной в таланте своего вождя и своих силах. Французские войска ограбили богатые итальянские области и этим решили проблему снабжения (война сама себя кормит).

Перед сражением

Обеспечив себе тыл со стороны Пьемонта, Наполеон продолжил наступление. Теперь у него остался один враг, но враг сильный — австрийская армия. Австрийцы по-прежнему имели превосходство над французами в численности, артиллерии, материальном снабжении. Поэтому французский полководец действовал в соответствии со своим основным принципом: «Численную слабость возмещать быстротой движений».

В начале мая 1796 г. французские войска заняли крепости Кони, Тортона и Чева. Массена двинулся со своей дивизией на Алессандрию и захватил здесь много складов, принадлежавших австрийской армии. Тортона также была сильной крепостью, где было много орудий и различных припасов. Потрясенные быстрой действия противника, австрийские войска отступили за реку По, чтобы прикрыть Милан. Больё рассчитывал защищать переправу через По напротив Валенцы и, если она будет форсирована, то оборонять переправу через Сезию и через Тичино. Австрийская армия была усилена резервной дивизией из десяти батальонов. Австрийское командование предполагало, что французы произведут переправу через По в Валенце. Однако французы предприняли у Валенсы только демонстративные действия.

Из района Алессандрия, Тортона, Вогера, Валенца, французский главнокомандующий решил переправиться на левый берег реки По и выйти на коммуникации противника, главные силы которого располагались для обороны на линии Ломелло—Павия. Этот маневр давал возможность быстро покончить с армией Больё, который мог в случае затягивания кампании, усилить свое войско силами итальянских герцогств, склонных в страхе перед вторжением французской армии и революцией выступить против Франции. Поэтому своими действиями Наполеон одновременно оказывал давление на герцогства Парма и Модена, принуждая их сохранять нейтралитет или перейти на сторону Франции.

Из гренадеров, собранных со всей армии в числе 3500 человек, было сформировано десять батальонов. С этими отборными войсками, кавалерией и 24 пушками Наполеон направился форсированным маршем к Пьяченце, чтобы быстро захватить переправу через По. Остальные французские дивизии должны были оставить свои позиции и поспешно двинуться к Пьяченце вслед за авангардом.

7 мая через По переправилась на паромах кавалерия и гренадеры Ланна. Два эскадрона австрийских гусар не могли помешать переправе. В ночь с 7-го на 8-е прибыла вся французская армия. 9 мая была закончена наводка моста и началась переправа основных сил. Так по наведенному у Пьяченцы понтонному мосту перешли французские войска. Австрийцы запоздало перекрыть переправу у Пьяченцы с помощью дивизии Липтая, силою в восемь батальонов и восемь эскадронов, которая выйдя из Павии, прибыла ночью в Фомбио, находящееся в одном лье от Пьяченцы. 8 мая французы атаковали Фомбио и разбили австрийцев. Австрийская дивизия, которая обороняла селение, была опрокинута, потеряла свои пушки, 2000 человек пленными и три знамени. Остатки австрийских войск бросились в крепость Пиццигетоне и переправились через р. Адду.

Появление французской армии в непосредственной близости заставило герцога Пармы заключить мирное соглашение с французами. Герцог Пармский не имел никакого политического значения: захватывать его владения не было никакой выгоды. Поэтому Наполеон оставил его управлять герцогством. Верный своему принципу, что «война должна кормить себя сама», Наполеон наложил на герцогства огромные контрибуции деньгами, продовольствием и лошадьми, а также обязанность содержать военные дороги и госпитали. Только Парма вынуждена была выплатить два миллиона франков золотом. Что интересно, Наполеон наложил контрибуцию предметами искусства для Парижского музея — это был первый пример этого рода, встречаемый в новой истории. Парма отдала 20 картин по выбору французских комиссаров. Среди них находился знаменитый «Св. Иероним». Герцог Пармский предлагал 2 миллиона, чтобы сохранить у себя эту картину, и уполномоченные армии очень склонялись к такой замене. Но главнокомандующий сказал, что от двух миллионов, которые ему дадут, не останется вскоре ничего, тогда как подобный шедевр украсит Париж на многие столетия и вызовет появление других шедевров.

Таким образом, австрийская армия под командованием фельдмаршала Больё, отступала на восток вдоль реки По с северной стороны. Их преследовала французская армия под командованием Наполеона с южной стороны, часть которой в ходе преследования переправилась на северный берег.

Битва при Лоди


Сражение

Введенный поначалу в заблуждение демонстративными действиями французов у Валенцы, австрийский главнокомандующий, наконец, понял маневр противника. Опасаясь за свои сообщения, Больё частично перебросил свои войска в Бельгиозо и Фомбио, но под давлением французских войск отошел к Лоди. Оставив Павию и Милан на произвол судьбы, австрийцы переправились на левый берег реки Адда. Для прикрытия отхода Больё оставил 16-тысячный отряд во главе с генералом Себотендорфом. Таким образом, австрийский арьергард занимал позицию в Лоди на правом берегу реки, прикрыв дорогу на Кремону.

10 мая Наполеон с авангардом сбил передовой отряд противника у Лоди и с ходу взял город. Город имел крепостные стены и австрийцы пытались запереть ворота, но французские солдаты проникли в Лоди вперемежку с беглецами. Французы быстро вытеснили австрийцев на левый берег Адды. Однако переправиться вслед за ними не смогли, так как австрийская артиллерия на другом берегу буквально сметала картечью все на мосту и вокруг него. Сил авангарда было не достаточно для атаки моста, и они стали ждать подкрепление.

С прибытием подкреплений — войск Массена — Наполеон решил повторить атаку. По его собственным воспоминаниям, он хотел «в тот же день перейти реку Адда по мосту под огнем неприятеля и изумить его такой смелой операцией». До начала атаки французы устроили позиции для артиллерии у моста, на городском валу и по краю правого берега, чтобы обстреливать австрийские войска оборонявшие мост и не допустить разрушения переправы. В результате линия австрийской пехоты, несколько отдалилась от реки, чтобы воспользоваться складками местности и частично защититься от ядер французских батарей.

С целью отвлечь противника около 17 часов Наполеон приказал генералу Бомону переправиться с кавалерией через Адду в 2 километрах вверх по течению через броды и произвести демонстративную атаку на правом фланге австрийцев. Позади городского вала на берегу Адды французский главнокомандующий укрыл колонну гренадер (3 тыс. бойцов). После того, как австрийские солдаты отошли от берега, спасаясь от действий артиллерии противника, французские гренадеры находился ближе к вражеским пушкам, чем линия австрийской пехоты. В 18 часов колонна французов была готова к атаке.

Как только Наполеон заметил, что огонь австрийцев ослабел, а авангард кавалерии появился на левом берегу, он приказал атаковать. Французский генерал рискнул своей жизнью и сам повел солдат в штыковую атаку. Когда французские солдаты достигли середины моста, по ним был дан залп картечи с противоположной стороны, что привело к появлению затора из убитых и раненых. В этот критический момент вперёд бросились офицеры Андре Массена, Луи-Александр Бертье, Жан Ланн, Жан-Батист Сервони и Клод Дальмань. Порядок был восстановлен, беглым шагом французская колонна перешла через мост. Французские гренадеры молниеносно захватили пушки и обрушились на австрийскую линию. Австрийский арьергард, потеряв орудия, атакованный французской пехотой и окружаемый кавалерией, был разбит, деморализован и в беспорядке бежал в Кремону. Французская легкая кавалерия вошла в Кремону после быстрой атаки и преследовала австрийский арьергард до Олио. Австрийцы оставили на месте около 2000-3000 убитых и раненых, до 2500 пленными и 15 пушек. Потери французов составили 200 человек. Это была красивая победа.

В этом сражении Наполеон окончательно завоевал сердца своих солдат, показав личную храбрость и мужество. Его стали называть «Маленький капрал». Но главное значение Лоди было не в этом. Клаузевиц писал: «…штурм моста у Лоди представляет предприятие, которое, с одной стороны, настолько отступает от обычных приемов, с другой — является настолько немотивированным, что невольно возникает вопрос, можно ли найти ему оправдание или же это невозможно». В самом деле, мост длиной в триста шагов обороняли семь тысяч солдат и 14 орудий. Оправдан ли был риск? Возможно, нужно было найти менее защищенную переправу. Однако Наполеон доказал победой оправданность своих действий. Смелость города берет. Как отмечал тот же Клаузевиц: «Предприятие отважного Бонапарта увенчалось полным успехом… Бесспорно, никакой боевой подвиг не вызвал такого изумления во всей Европе, как эта переправа через Адду… Итак, когда говорят, что штурм у Лоди стратегически не мотивирован, так как Бонапарт мог получить этот мост на другое утро даром, то имеют в виду только пространственные отношения стратегии. А разве моральные результаты, на которые мы указали, не принадлежат стратегии?» Клаузевиц был прав. 11 мая Бонапарт писал Карно: «Битва при Лоди, мой дорогой Директор, отдала Республике всю Ломбардию… В Ваших расчетах Вы можете исходить из того, как если бы я был в Милане».

Битва при Лоди


Итоги

Сравнительно небольшая победа имела стратегические последствия. Австрийский эрцгерцог Фердинанд со своей свитой бежал из столицы Ломбардии. 15 мая французская армия триумфально вступила в Милан. Столица Ломбардии встретила своих завоевателей цветами и овациями. Миланцы видели в них воинов революции, освободителей итальянского народа. В «Пармской обители» Стендаля так описывается этот эпизод Итальянской кампании: «Вместе с оборванными бедняками-французами в Ломбардию хлынула такая могучая волна счастья и радости, что только священники да кое-кто из дворян заметили тяжесть шестимиллионной контрибуции, за которой последовали и другие денежные взыскания. Ведь эти французские солдаты с утра до вечера смеялись и пели, все были моложе 25 лет, а их главнокомандующему недавно исполнилось 27, и он считался в армии самым старым человеком». Французская армия тогда несла надежды на лучшее будущее. Итальянцы видели в корсиканцам Наполеоне и Саличетти (комиссар армии) своих.

В приказе по армии командующий писал: «Солдаты, с вершин Апеннин вы обрушились как поток, сокрушая и опрокидывая все, что пыталось вам противостоять. Пьемонт, освобожденный от австрийской тирании, отдался естественным чувствам мира и дружбы с Францией. Милан ваш, и республиканский флаг развевается над всей Ломбардией. Герцоги пармский и моденский обязаны своим политическим существованием только вашему великодушию. Армия, тщеславно угрожавшая вам, не находит больше барьера, за которым она могла бы укрыться от вашей храбрости. По, Тичино, Адда не задержали вас ни на один день. Эти хваленые оплоты Италии оказались недостаточно сильными; вы их так же быстро преодолели, как и Апеннины. … Да, солдаты, вы много сделали... Но значит ли это, что больше уже нечего делать?.. Не скажут ли о нас, что мы, сумели победить, но не сумели воспользоваться победой? Не упрекнет ли нас потомство, что в Ломбардии мы нашли Капую? Но я уже вижу, как вы хватаетесь за оружие. Отдых трусов вас тяготит. Дни, потерянные для славы, потеряны и для вашего счастья. Итак, двинемся вперед, нам еще предстоят форсированные марши, остаются враги, которых надо победить, лавры, которыми нам надо покрыть себя, оскорбления, за которые надо отомстить. … Пусть трепещут те, кто занес над Францией кинжалы гражданской войны; час отмщения настал. Но пусть народы будут спокойны. Мы — друзья всех народов, и в особенности потомков Брута и Сципионов и великих людей, которых мы принимаем за образец. Восстановить Капитолий, водрузить там с почетом статуи героев, сделавших его знаменитым, пробудить римский народ, усыпленный несколькими веками рабства, — таковы будут плоды наших побед. Они создадут эпоху в истории. Вам будет принадлежать бессмертная слава за то, что вы изменили лик самой прекрасной части Европы. Французский народ, свободный, уважаемый всем светом, даст Европе славный мир, который возместит ему жертвы, приносимые в течение шести лет. Вы вернетесь тогда к своим очагам, и ваши сограждане будут говорить, указывая на вас: «Он был в Итальянской армии!»

Господство австрийцев, феодальные склоки великих герцогств и небольших королевств опротивели народу. По всей Италии прокатилась волна революционного антифеодального движения. Эта поддержка простого населения во многом способствовала потрясшим Европу успехам молодого французского генерала. Однако сам Наполеон не спешил с революционными изменениями. В будущем он предпочтёт опираться на уже существующие и устоявшиеся режимы. Правда, первоначально молодой генерал поддерживал прогрессивные устремления итальянцев. В Ломбардии Наполеон в полном согласии с комиссаром Саличетти поддерживал итальянские революционные силы. В Милане был создан клуб «Друзей свободы и равенства», выбран новый муниципальный совет, стала выходить газета «Giornale dei patrioti d'ltalia», редактируемая Маттео Галди. Ее главным лозунгом стало объединение Италии.

С другой стороны, Наполеон укрепил материальную базу французской армии. Был пополнен артиллерийский парк. Пьемонт и Парма дали многое французской армии, но еще больше ресурсов было захвачено в Ломбардии. Это позволило выплатить жалованье солдатам, удовлетворить все нужды и сделать снабжение армии более регулярным. Победители не забыли наложить на Милан дань в 20 миллионов лир. Однако Наполеон и комиссар Саличетти старались, чтобы тяжесть обложения ложилась прежде всего на плечи имущих и феодальных кругов Ломбардии. Их действия в Ломбардии имели вполне определенное политическое содержание. В войне против феодальной Австрии они стремились использовать боевой лозунг: «Война народов против тиранов». Но в тех местностях, где население оказывало сопротивление реквизициям, эти выступления жестоко подавлялись, а города и поселки отдавались на разграбление солдатам. Французское командование практически не препятствовало грабежу, давая солдатам почувствовать вкус победы. Но в целом итальянцы ещё видели во французах освободителей от австрийского гнета, появилась надежда на лучший порядок.

После Милана 17 мая капитулировал герцог Модена. Город Модена имел крепкую оборону, хороший арсенал и 4000 солдат. Но герцогство не оказало сопротивления. С ним поступил, как с герцогством Пармским. Модена уплачивала 10 миллионов, поставляла лошадей, различного рода припасы и определенное число шедевров искусства.

Французские войска заняли Ломбардию по линии реки Адда. Часть французской армии двинулась в Тоскану, хотя герцог Тосканский был нейтрален в происходившей франко-австрийской войне, и 29 июня заняла Ливорно, ликвидировав там базу британского флота. Герцог Тосканский должен был внести 2 миллиона лир, отдать тысячу восемьсот лошадей, две тысячи быков, десять тысяч квинталов зерна, пять тысяч квинталов овса и т. д. Это было лишь начало. В январе 1797 года Тоскана по дополнительному соглашению, предусматривающему эвакуацию французских войск из Ливорно, обязалась уплатить еще миллион экю. Кроме того, потери побежденных не ограничивались только установленными платежами. При выходе из Ливорно французы вывезли двадцать шесть пушек, порох, снаряды и большую часть драгоценностей. Правительство Тосканы благоразумно закрыло на это глаза.

Обеспечив свой тыл устройством магазинов по левому берегу реки По, Наполеон 30 мая перешел через Минчио, отбросил австрийские войска и после серии блестящих маневров заставил Больё уйти в Тироль. 4 июня французы осадили Мантую. Таким образом, вся Северная Италия была в руках Наполеона. Потеря Ломбардии была сильным ударом для Австрии. Ломбардия имела особые привилегии. Австрийский император назначал сюда в качестве генерал-губернатора принца крови и высшее управление вверял своему первому министру.

Теперь имя Наполеона обрело вес. Его имя повторяли не только простые солдаты и итальянцы, но в него поверили генералы. Сам Наполеон уверовал в свою счастливую звезду: «Именно вечером у Лоди я уверовал в себя как в необыкновенного человека и проникся честолюбием для свершения великих дел, которые до тех пор рисовались мне фантазией». Поэтому уже во время ссылки на острове Святой Елены бывший император чаще всего любил вспоминать Италию.

Битва при Лоди

Карта Итальянской кампании. 1796 г.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. Yarik 17 мая 2016 14:42
    Итак, когда говорят, что штурм у Лоди стратегически не мотивирован, так как Бонапарт мог получить этот мост на другое утро даром, то имеют в виду только пространственные отношения стратегии. А разве моральные результаты, на которые мы указали, не принадлежат стратегии?

    Лучше и не выразишь мысль.Статье"+" ,браво,Александр.
  2. Котяра Жирный 17 мая 2016 15:58
    Виден почерк Суворова! Под Туртукаем Александр Васильевич применил очень похожую тактику.
  3. Morrrow 17 мая 2016 17:10
    Эта битва круче Канн, т.к. там одна сторона была намного сильнее другой, здесь же два равных соперника, даже австрийцы посильнее будут. В Каннах был закос именно под тактику- В битве при Лоди был стратегический замысел, смелость (дерзость), и тактическое мастерство. После Лоди, австрйицы, наконец, поняли с кем имеют дело - лучшие части с германского фронта стали перебрасываться в Италию, Бонапарт объявлялся врагом Империи номер 1. Стали копировать его тактику, нанимали даже наемных убийц для его убийства.
  4. ALEA IACTA EST 17 мая 2016 17:12
    Блестящая операция. good
  5. Morrrow 17 мая 2016 17:46
    Стоит отметить, что поздний Наполеон разучился так умело пользоваться мостами и водными преградами. На Березине и в Лейпциге мосты снесли раньше чем надо. Или это больше зависит от младших офицеров...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня