Вице-адмирал Сенявин и солдат Ефимов: морское братство как главное оружие в бою

Вице-адмирал Сенявин и солдат Ефимов: морское братство как главное оружие в бою


В 1807 году русская эскадра вошла в Эгейское море. Все тамошние острова и все побережья материка в ту пору принадлежали Османской империи. Эгейское море, в сущности, являлось "турецким внутренним озером". Эскадра с небольшим десантом выглядела как маленький Давид, идущий биться с чудовищным Голиафом.
Турецкие адмиралы дважды выводили главные силы империи в море. И были обращены в бегство у пролива Дарданеллы, а затем разгромлены наголову между островом Лемнос и Свято-Афонской горой.

Давид сразил Голиафа!


Командовал соединением российского флота вице-адмирал Дмитрий Николаевич Сенявин.

Командный характер

Он был, несомненно, харизматичной личностью. С юности проявлял непокорный, независимый характер. Бешено конфликтовал со знаменитым флотоводцем Федором Федоровичем Ушаковым. И в то же время имел яркий талант командира. Тот же Ушаков дал ему лучшую рекомендацию: "...Он отличный офицер и во всех обстоятельствах может с честию быть моим преемником в предводительствовании флотом".

Историк Д.Н. Бантыш-Каменский писал о характере Сенявина, уже получившего известность: "Он... со строгостью по службе соединял справедливость; подчиненными был любим не как начальник, но как друг, как отец: они страшились более всех наказаний - утраты улыбки, которою он сопровождал все приказания свои и с которою принимал их донесения. Кроме того, он был исполнен преданности к престолу и дорожил всем отечественным". Чудесный человек, блистательный командир! Но для того, чтобы выковать подобный характер, Сенявин много ломал себя. В юные годы Дмитрий Николаевич вел себя как сущий буян. Родня смиряла его юную дурь побоями.

Вице-адмирал Сенявин и солдат Ефимов: морское братство как главное оружие в бою

Неизвестный автор. Портрет адмирала Дмитрия Сенявина. Фото: РИА Новости

С годами из драчливого гадкого утенка вырос прекрасный лебедь военно-морского искусства.

К началу кампании в Архипелаге Сенявин имел за плечами колоссальный боевой опыт. Он участвовал в двух эскадренных баталиях с турками - при Фидониси (1788) и Калиакрии (1791), захватил французскую крепость на острове Лефкас (1798), успешно командовал действиями русской эскадры против наполеоновской Франции в Адриатическом море (1806). Но помимо собственного тактического дарования Сенявин располагал еще одним сильным козырем, который помогал побеждать. Этот козырь - блистательное содружество офицеров его эскадры, отличных профессионалов, командиров, которые держались законов морского братства.

В их тесном дружеском кругу, по отзыву современника, "...Дмитрий Николаевич казался быть окруженным собственным семейством. Беседа его была разнообразна и для всех приятна, каждый в ней участвовал, ибо он разговорами своими обращался к каждому, так что казалось, забывая себя, помнил только других... Когда же разговор переходил к России, взор его оживлялся; все слушали со вниманием и, казалось, только в сем случае опасно было противоречить его мнению"1.

Подарок солдату Ефимову

Один из младших офицеров эскадры, Владимир Броневский, оставил воспоминания о своем вице-адмирале.

Однажды простой солдат Иван Ефимов получал от командующего неприятельскими силами французов Мармона 100 золотых наполеондоров как награду за то, что выкупил у турок за 13 червонцев французского офицера (тому собирались отрезать голову). Ефимов отсчитал свои 13 червонцев, прочее же забирать отказался. Тогда Сенявин заменил отвергнутые наполеондоры на российскую золотую монету, добавил своих и сказал: "Возьми, не французский генерал, а я тебе дарю; ты делаешь честь русскому имени", - а сверх того пожаловал солдату унтер-офицерский чин.

В другом случае Сенявин оплатил долг врачу, излечившему самого Броневского от тяжелой раны, которую тот получил при обороне от турок русской базы на острове Тенедос. Дав денег, Дмитрий Николаевич счел это недостаточным и подарил лекарю перстень с бриллиантом. Восхищенный доктор сейчас же попросился на российскую службу. Адмирал принял его. "Такими средствами, - пишет Броневский, - Дмитрий Николаевич приобрел любовь от своих подчиненных, и сия любовь, нелегко приобретаемая, вопреки превратности случаев, сохранит ему то уважение, которое заслужил он делами добрыми и заслугами знаменитыми. Внимание к подчиненным, всегда готовая от него помощь... никогда не истребятся из памяти всех, имевших честь и счастье служить под его начальством"2.

Подчиненные отвечали преданной службой и безусловным доверием к начальнику. Они выполняли даже те приказы Сенявина, которые полностью противоречили их боевому опыту. И это отношение к вице-адмиралу как к отцу и другу оказалось спасительным в кровавой битве у Афонской горы 19 июня 1807 года.

Одиннадцать надежд Сенявина

В тот день у Сенявина под командой находилось 10 линейных кораблей. Роль младшего флагмана исполнял контр-адмирал Алексей Самуилович Грейг. Список командиров кораблей состоял из капитан-лейтенанта Александра Малыгина и девяти капитанов 1-го и 2-го рангов. Это Дмитрий Лукин, Роман Шельтинг, Вильям Кровве, Петр Рожнов, Михаил Ртищев, Даниил Малеев, Федор Митьков, Иван и Михаил Быченские. Таковы 11 высших офицеров эскадры. На них Дмитрий Николаевич Сенявин должен был возлагать главную свою надежду.

И всем им - всем до единого - недоставало боевого опыта.

Никто из этих 11 персон не командовал линейным кораблем в эскадренном сражении. Да и никаким другим кораблем - тоже. Кровве и Грейг вообще ни в каких сражениях не участвовали. Михаил Быченский имел лишь негативный опыт - в Гогландской битве корабль, где он служил, оказался пленен шведами; это, конечно, лучше, чем совсем никакого опыта, но все же могло оставить скверный след на его боевой подготовке...

Что же касается остальных, то все они имели однотипный опыт участия в больших сражениях. Будучи молодыми лейтенантами, они сражались со шведами в морских битвах 1788-1790 гг. Но какие это были баталии? Медленно-величавые менуэты, неспешные движения эскадренных линий, стрельба, главным образом, со средних и больших дистанций. Сенявин должен был действовать в совершенно других условиях. Оборонительная тактика не могла привести его к успеху: турки бы просто ушли, избежав баталии. Следовательно, требовалось атаковать. Более того, гарантированную победу Дмитрий Николаевич мог обрести, лишь сблизившись на короткую дистанцию с неприятелем.

До 1807 года никто, кроме Сенявина, не вступал в бой с султанским флотом. Тактическим планам вице-адмирала могли даже помешать навыки офицеров-балтийцев: опыт сражений при Гогланде, Эланде, Ревеле, Красной горке и Выборге учил их совсем не тому, чего желал от подчиненных Дмитрий Николаевич. Но он верил в них. И они не подвели командира и друга.

Вице-адмирал Сенявин и солдат Ефимов: морское братство как главное оружие в бою

Кадр из фильма Фото: Родина


Главный козырь

Перед Афонской баталией эскадра получила приказ вице-адмирала Сенявина: "Покуда флагманы неприятельские не будут разбиты сильно, тогда ожидать должно всегда сражения весьма упорного. И так по сим обстоятельствам предполагаю я сделать атаку следующим порядком. По числу неприятельских флагманов, чтобы каждого атаковать двум нашим, назначаются корабли: "Рафаил" с "Сильным", "Мощный" с "Ярославлем", а "Селафаил" с "Уриилом"... Спускаться прописанным кораблям на флагманов неприятельских и атаковать их по назначению двум одного со всевозможною решительностию. Прошедшее сражение 10 маия (Битва при Дарданелльском проливе. - Д. В.) показало нам: чем ближе к неприятелю, тем от него менее вреда, следовательно, есть ли бы кому случилось и свалиться с неприятельским кораблем, то и тогда можно ожидать вящаго успеха. Впрочем, по множеству непредвидимых случаев невозможно на каждой сделать положительных наставлений; я не распространяю оных более, надеюсь, что Вы почтитесь выполнить долг Ваш славным образом..."3

Ставя перед своими офицерами задачи на бой, Сенявин вновь рискнул: он избрал тактический рисунок, предполагавший очень большую самостоятельность для младших флагманов и командиров кораблей. Командующий эскадрой отчетливо понимал, что не сможет жестко контролировать ход баталии от начала до конца: разработанный им план предполагал действия несколькими самостоятельными отрядами, притом часть их должна была вести бой в отдалении, а значит, отдать ей какой-либо приказ с помощью флажных сигналов представлялось затруднительным.

Столь же хорошо Сенявин понимал, в какое опасное положение ставит себя самого и флагманский корабль: ему предстояло сражаться на изрядном расстоянии от основных сил эскадры. Следовательно, Дмитрий Николаевич рассчитывал на то, что его распоряжения будут выполнены офицерами даже в тот момент, когда он не сможет контролировать их выполнение; его замысел на бой будет реализован, даже если он сам погибнет; его офицеры проявят достаточно инициативы и командирских навыков, если сражение пойдет "не по плану".

Рассчитывал не напрасно!

Сработал главный козырь Сенявина: офицерское братство, которое он создал вокруг себя, пошло за ним как за истинным вождем и вырвало победу у турок.

Примечания
1. Бантыш-Каменский Н. Словарь достопамятных людей русской земли. Т. 5. М., 1836. С. 200.
2. Броневский В.Б. Записки морского офицера. М., 2015. С. 487.
3. РГА ВМФ. Ф. 194. Оп. 1. N 104. Л. 61-61об.
Автор: Дмитрий Володихин
Первоисточник: http://rg.ru/2016/05/12/rodina-druzhba.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. Бюрократ 29 мая 2016 08:55
    Хочу продолжения!
    1. Aleksander 29 мая 2016 13:49
      Цитата: Бюрократ
      Хочу продолжения!


      Вот-вот! Статья интересная, но нужно продолжение!
      1. Монархист 29 мая 2016 15:33
        Действительно как то недосказано
      2. тлауикол 29 мая 2016 15:48
        а нужно ли ?

        война с турками и францией закончилась позорным Тильзитским миром, Россия присоеденилась к блокаде Англии. Эскадра Сенявина была блокирована британцами и сдалась без боя - вот и все продолжение..
  2. казак волгский 29 мая 2016 10:58
    Хорошая статья о Достойном Человеке! Спасибо!
  3. Верден 29 мая 2016 19:55
    Бешено конфликтовал со знаменитым флотоводцем Федором Федоровичем Ушаковым. И в то же время имел яркий талант командира. Тот же Ушаков дал ему лучшую рекомендацию: "...Он отличный офицер и во всех обстоятельствах может с честию быть моим преемником в предводительствовании флотом".
    То есть, один не страшился критиковать решения командира. а другой воспринимал эту критику адекватно. Если бы такие отношения между начальниками и подчинёнными встречались почаще! Сенявин, как впрочем и Ушаков, был безусловно талантливым флотоводцем. Не то что некоторые "дутые" адмиралы.
  4. Veteran 29 мая 2016 23:26
    Учитывая количественное преимущество турок, Сенявин разработал неординарный план сражения: атаковать в первую очередь два флагманских корабля противника – в центре его боевой линии и в авангарде, т.е. создать преимущество в силах на двух главных направлениях, и оставить без воздействия турецкий арьергард. Эскадру Сенявин разделил на 5 тактических групп по 2 корабля в каждой: 3 группы атакуют центр, в первую очередь корабль главного флагмана, 2 другие – авангард с его флагманом. Кроме того, разделение на группы в начале боя обеспечивало быстрое сближение с линией противника и занятие выгодных позиций для артиллерийского удара, рассредоточение турецкого огня и тем самым минимальные повреждения своих кораблей в процессе сближения. Командирам кораблей в ходе выполнения плана командующего предоставлялась инициатива действий в зависимости от складывающейся обстановки, т.е. право самостоятельно решать частные задачи с конечной целью осуществления основного замысла.
    По сигналу Сенявина 3 тактические группы сблизились с центром турецкой эскадры на короткую дистанцию из расчета поражения огнем одного турецкого корабля с двух российских, что создавало огневое преимущество и эффективность поражения. Для этого командирам кораблей потребовалось проявить высочайшее искусство маневрирования в плотном строю. Две другие тактические группы под командованием Сенявина атаковали головные корабли авангарда турецкого флота, охватив их полукругом («охват головы»), чем также создали огневое преимущество и стеснили маневр противнику. Видя отчаянное положение своего центра, турецкий арьергард попытался произвести атаку русских кораблей, но Сенявин внимательно следил за изменением оперативной обстановки, своевременно выдвинулся навстречу и контратакой отразил ее. Во 2-й половине дня турки начали беспорядочный отход. Сенявин организовал преследование противника и захватил флагманский ЛК. Всего противник потерял 3 ЛК, 4 Фр и 1 Крв. Русские потерь не имели.
    Обладая меньшими силами, Сенявин применил новые способы ведения боя: атака кильватерной колонны взаимодействующими тактическими группами кораблей; сосредоточение превосходящих сил для удара по флагманскому кораблю в центре с одновременным охватом авангарда; атака одного корабля противника двумя своими с одного борта с целью создания огневого преимущества; сковывание сил арьергарда. По оригинальности замысла, новизне и совершенству тактических приемов, примененных Сенявиным, надежности управления эскадрой, разделенной на тактические группы, Афонское сражение можно назвать вершиной тактического искусства парусного флота. В нем сконцентрированы и продуманы русским флагманом все основные тактические приемы ведения морского маневренного боя, особенностями которого явились действия эскадры самостоятельными отрядами кораблей в соответствии с общим планом-замыслом командующего эскадрой.
    В честь Д.Н. Сенявина впервые императорским указом в 1826 г. строящийся корабль был назван именем русского флотоводца, что положило начало традиции русского ВМФ называть военные корабли именами прославленных отечественных флотоводцев.
  5. Vladislav 73 30 мая 2016 06:53
    До 1807 года никто, кроме Сенявина, не вступал в бой с султанским флотом.
    Прошу прощения,а победы Орлова-Чесменского,Ушакова были над кем?Над папуасами? request
    1. Veteran 30 мая 2016 20:55
      Вы неправильно поняли. Автор имел в виду, что командиры кораблей эскадры Сенявина были балтийцами (эскадра из кораблей Балтфлота), до этого сражения они имели боевой опыт в сражениях на Балтике со шведами, а с турками сталкивались впервые.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня